Рыбкина Наталья - И прольется свет 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Джойс Бренда

Семейство Деланза - 3. Чудо


 

Тут выложена бесплатная электронная книга Семейство Деланза - 3. Чудо автора, которого зовут Джойс Бренда. В электроннной библиотеке forumsiti.ru можно скачать бесплатно книгу Семейство Деланза - 3. Чудо в форматах RTF, TXT или читать онлайн книгу Джойс Бренда - Семейство Деланза - 3. Чудо без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Семейство Деланза - 3. Чудо = 56.4 KB

Джойс Бренда - Семейство Деланза - 3. Чудо => скачать бесплатно электронную книгу



Семейство Деланза – 3
OCR angelbooks
Оригинал: Brenda Joyce, “Miracle”
Перевод: Н. И. Кролик
Бренда Джойс
Чудо
Глава 1
Ньюпорт, 1902 год
Был канун Рождества, но Лиза никогда еще за свою короткую жизнь не чувствовала себя такой испуганной и несчастной. Она пряталась от своего жениха, маркиза Коннот, от которого убежала два месяца назад в день помолвки. Лиза была в отчаянии. Сколько еще она сможет прятаться от него? Два месяца она сидит в этом доме. Одна. Замерзшая, голодная — и такая несчастная.
Лиза дрожала. На ней было только летнее платье, в котором она убежала с бала, да мохеровый шарф. А на улице завывала вьюга, небо было мрачным и угрюмым, таким же, как и огромный летний дом ее родителей. Но девушка не осмеливалась разжигать камин: боялась, что дым заметят местные жители, и Джулиан Сен-Клер узнает, где прячется его невеста.
Как она ненавидела его! Но слез больше не было. В день помолвки она так сильно плакала, что, наверное, выплакала все слезы. Предательство Джулиана стало смертельным ударом для ее юного сердца. Какой наивной она была, думая, что такой человек, как он, собирался жениться на ней по любви, а не по расчету. Он интересовался ею лишь потому, что она была богатой наследницей. Не она была ему нужна — ему нужны были только ее деньги. Ставень начал отчаянно хлопать по стене дома. Лиза свернулась калачиком на полу в углу спальни. Ставни в этой комнате были открыты, как и голубые портьеры, чтобы тусклый зимний свет проникал в комнату. Хотя в доме был газовый свет, Лиза не осмеливалась зажечь его и пользовалась только свечами. Но свечи уже все сгорели. У нее почти кончилась еда. Вчера она начала последний кусок мыла. Господи, что ей делать?
Лиза выглянула из окна: шел снег. Даже через закрытое окно из двойного стекла Лиза слышала шум прибоя. Дома, наверное, готовятся к празднику. Все собрались в гостиной. Слуги наряжают елку, а отец, как всегда, командует. Сюзанна, мачеха Лизы, сидит в кресле и посмеивается. А вокруг елки бегает маленькая дочка Софи и заливается счастливым смехом: скоро Рождество — она получит много подарков.
Сердце Лизы защемило. Она безумно скучала по отцу, мачехе и сводной сестре Софи. Неужели она потеряла их навсегда? От отчаяния у Лизы закружилась голова. Или она была в полуобморочном состоянии от голода и бессонницы? Лиза часто просыпалась в слезах. Во сне ее преследовали чудовища и дикие звери. Она убегала от них и не могла убежать. Несколько раз ей снился один и тот же кошмар: лохматое, свирепое существо гналось за ней. Лиза металась по какому-то старому замку. Но существо загоняло ее в угол и набрасывалось на нее. И Лиза видела его лицо. Красивое, холодно-аристократическое. Это было лицо Джулиана Сен-Клера.
Лиза прислушалась к стуку ставен и шуму прибоя. Его лицо обмануло ее. Лицо и поцелуи. Как глупа она была! Какие ужасные вещи она подслушала на своей помолвке! Сен-Клер был обнищавший нелюдимый человек и не любил женщин. Он хотел жениться на Лизе только потому, что она была богатой наследницей. И даже не отрицал этого, когда Лиза бросила обвинение ему в лицо.
Лизу била дрожь. Холод не только пронизывал ее до костей, он сжимал свои ледяные пальцы вокруг ее сердца. По словам Софи, Сен-Клер с каждым днем все больше злился и не собирался прекращать поиски. Он даже нанял детективов.
Неужели он никогда не устанет от этой игры? Лиза молила Бога, чтобы он сдался, нашел другую американскую наследницу и вернулся в Ирландию, в свой дом.
Ставень захлопал громче и быстрее. Софи знает, где она. Если бы Сен-Клер уехал, Софи немедленно сообщила бы ей об этом, и тогда Лиза вернулась бы домой.
Тук-тук-тук. Лиза насторожилась. Что-то было не так. Тук-тук-тук.
Лиза выпрямилась. Ставень все еще стучал на ветру, но что-то стучало и внизу. Лиза вскочила на ноги. Неужели кто-то стучит в парадную дверь?
Нет, конечно, нет! Но она сбросила шарф и побежала в холл. Перегнувшись через перила, она заглянула вниз. Ошибки быть не могло: кто-то стучал в дверь.
Тук-тук. А затем звякнул медный засов. Лиза похолодела. Это Сен-Клер! Он нашел ее! Зазвенело окно возле входной двери. Осколки стекла посыпались на пол. Лиза хотела закричать, но голоса не было. Ужас сковал ее. Тяжелая палка упала в холл, и в проеме окна появился Сен-Клер. Лиза не могла двинуться с места. Его серые глаза сверкали гневом.
— Открой дверь! — приказал маркиз.
Лиза повернулась и побежала вниз по лестнице.
— Лиза! — закричал он.
Что теперь делать? Куда бежать? Только не в спальню — там тупик, ловушка. Дальше… К черной лестнице. Лиза скатилась вниз. Джулиан непременно найдет ее, если она попытается спрятаться в доме. Лиза уже слышала его шаги. Он бежал по парадной лестнице наверх. Надо спрятаться! Но куда? Лиза распахнула дверь черного хода. Ледяной ветер подхватил ее, метель закружила. Спотыкаясь, Лиза бежала вниз по каменным ступеням, ведущим к лужайкам и теннисным кортам позади дома, и, когда достигла пляжа, услышала, как он звал ее. Лиза оглянулась: Сен-Клер уже выскочил из дома. Но тут она поскользнулась и упала. Попытавшись подняться, она наступила на подол юбки. Опять упала. Вскочила. Чья-то рука схватила ее за плечо. Лиза рванулась, но ее держали крепко. Этот негодяй Джулиан все-таки догнал ее! Не колеблясь, Лиза вонзила зубы в эту руку. Но укусить по-настоящему ей не удалось — Сен-Клер был в пальто. Он подхватил девушку на руки, перебросил через плечо и быстро пошел к дому. Лиза висела вверх тормашками, но не сдавалась. — Нет! — орала она, колотя по его спине кулаками; ее щека терлась о шерстяное пальто. Она колотила отчаянно и рыдала. Сен-Клер вошел в дом, ногой захлопнул дверь. Прошагав широкими шагами гостиную, он внес Лизу в темную спальню и положил на диван.
Теперь они посмотрели в глаза друг другу. Холодная ярость, горевшая в его глазах, немного угасла. Он внимательно оглядывал ее с головы до ног. Лиза дрожала от страха и от холода.
— Боже милосердный! — пробормотал он, увидев, что она в легком платье. Снял пальто и набросил его на Лизу. Девушка хотела швырнуть пальто на пол, но оно было таким теплым, а Лиза так замерзла. Она укуталась поплотнее. Ее зубы стучали еще сильнее, чем раньше, и дрожь не ослабевала. Сен-Клер зажег лампу, подошел к камину, стал на колени и начал разводить огонь. Через несколько минут заплясали язычки пламени, и скоро огонь заполыхал с полной силой. Лиза лежала на диване, невидящими глазами глядя перед собой. Она была ошеломлена. Не могла поверить, что ее поймали. Джулиан встал, повернулся и направился к ней. Лиза невольно прижалась к спинке дивана. Сен-Клер остановился около нее.
— Ты вся посинела от холода, — сказал он. — Тебе не приходило в голову, что ты можешь схватить воспаление легких и умереть? В такую погоду в летнем платье!
— И тебе придется искать другую наследницу, не правда ли? — выпалила Лиза.
Выражение его лица сделалось более жестким.
— Да, придется.
— Я ненавижу тебя!
— Ты это и не скрываешь.
Вдруг он нагнулся и поднял ее на руки. Лиза вскрикнула.
— Я не собираюсь причинять тебе зла, — проговорил он, подходя с ней к камину. — Тебе, возможно, придет в голову мысль покончить с собой, но я этого не хочу.
По его лицу пробежала странная тень. Лиза вся напряглась, со всей остротой сознавая, что прижимается к его широкой, сильной груди. Его мужской запах опьянил ее. Она презирала его и не собиралась выходить за него замуж, но он был потрясающе привлекательный мужчина, и она не могла забыть, как он целовал ее. У Лизы было много поклонников до Сен-Клера, хотя ей исполнилось всего восемнадцать лет. Молодые люди увивались вокруг нее, стараясь привлечь ее внимание. Но только один молодой человек осмелился поцеловать ее до Сен-Клера, приятель, который признался, что безумно влюблен в нее. Его поцелуй был целомудренным и совершенно не запомнился ей. А поцелуи Джулиана опалили не только ее душу, но и тело. И они вовсе не были целомудренными.
Он пристально смотрел на нее. Девушка молилась о том, чтобы выражение ее лица не выдало ее мыслей. Покраснев, она облизала губы и хрипло сказала:
— Отпусти меня.
Жилка запульсировала у него на виске, он опустил глаза и положил Лизу на коврик перед камином. Девушка почувствовала огромное облегчение, высвободившись из его рук. Она решила, что никогда больше не позволит ему целовать ее и, уж конечно, не выйдет за него замуж, даже если отец будет настаивать. Но она остро ощущала его присутствие и так же остро чувствовала напряженность между ними. Ей никогда в жизни не было так холодно, даже огонь не согревал ее. Этот злодей был рядом. Ясно, что на Лизу ему наплевать, и пришел он сюда только потому, что ему нужно ее состояние.
— Можешь не обращать на меня внимания, если не хочешь, — сказал он. — Я пробуду здесь до утра и пошлю водителя за горячей едой и одеждой для тебя. Лиза села. На мгновение у нее закружилась голова, но она не обратила на это внимания.
— Зачем же до утра? Уезжай сегодня. А я как-нибудь сама справлюсь.
Его глаза потемнели.
— Лиза, ты возвратишься со мной.
— Тогда вам придется применить силу, сэр.
— Вот упрямая девчонка! — произнес он холодно. — Лиза, прошу тебя, прекрати ребячиться.
— О, значит, теперь я просто ребенок? — Лиза чувствовала себя глубоко обиженной. — Ты обращался со мной не как с ребенком, Сен-Клер, когда ухаживал за мной и целовал меня.
Он молчал. Лиза пожалела, что заговорила об этом.
— Уходи и оставь меня в покое, — сказала она, уставясь в пол.
— Я не могу оставить тебя.
Она резко подняла голову.
— Я не выйду за тебя замуж. Даже если бы ты был королем, я бы не вышла за тебя.
Он скрестил руки на груди и усмехнулся:
— Ага, теперь мы переходим к сути дела.
— Да, к сути. Суть в том, что ты холодный, равнодушный человек. Ты обманщик,
Сен-Клер. — Голос Лизы дрожал, слезы навернулись на глаза.
Его лицо оставалось непроницаемым.
— Давай покончим с этим раз и навсегда, Лиза. Я прошу у тебя прощения за то, что с самого начала не сказал тебе правду. Возможно, если бы я был честен и объяснил, почему хочу жениться на тебе, мы бы сейчас не оказались в тупике.
Лиза вся кипела от негодования. Да как он смеет! Она вскочила. Но комната поплыла у нее перед глазами, колени подогнулись. Сен-Клер подхватил ее.
— Ты больна.
— Нет, здорова, просто голодна, — сказала она, когда головокружение немного прошло. И поняв вдруг, что Джулиан обнимает ее, тут же вырвалась. — Не трогай меня! — крикнула она.
Тень пробежала по его лицу, но он отпустил ее.
— Ты больна, — повторил он, пристально всматриваясь в ее лицо.
— Я здорова, устала, вот и все. Я не принимаю твоих извинений, Сен-Клер!
— Ты хочешь бороться со мной и дальше?
— Да, но не так, как ты думаешь! Ты ничего не видишь дальше собственного носа! Ты злой человек, жестокий, у тебя нет сердца — и ты играл с моим.
К ее ужасу, слезы внезапно брызнули у нее из глаз. Он молчал.
— Ты так молода, — наконец выдавил он. — Я прошу прощения за то, что причинил тебе боль, Лиза. Я не хотел этого делать, я думал…
— Что?! Что ты думал?! Что женишься на ничего не подозревающей богатой наследнице, получишь ее денежки — и все будет прекрасно? Он поморщился.
— Я устал от твоих обвинений. Выходить замуж ради титула для наследниц — обычное дело, так же как для аристократа вроде меня обычное дело — жениться на богатых невестах. Ты ведешь себя так, словно это преступление, равносильное убийству. Мы не первые, кто ищет таких согласий, Лиза.
— Нет! — Лиза рыдала.
— Наш брак может быть удачным, если мы достигнем взаимопонимания — ты и я.
— Нет! Нет! Если я выйду замуж, то выйду по любви! Ясно тебе?!
Что-то промелькнуло в его глазах.
— Боюсь, это невозможно.
Лизе не понравился его тон.
— Я попрошу отца расторгнуть помолвку. Мой отец любит меня, он не будет настаивать. Так что ищи себе какую-нибудь другую… невесту.
— Поздно, — спокойно сказал Джулиан.
— Как это поздно?
— Лиза, на прошлой неделе нас поженили по доверенности.
Лиза не могла пошевелиться. Она, наверное, ослышалась?
Он горько усмехнулся:
— Мы уже муж и жена.
Глава 2
Отчаяние и горечь нахлынули на Лизу. Ее убили. Нет, похоронили заживо. Ее жизнь кончена. А ведь ей только восемнадцать — она еще так молода! Ни слова не проронила Лиза после этого страшного известия.
Джулиан почти проклинал себя за то, что сделал, но у него не было выбора. Он был всего лишь человек и не мог изменить Божью волю.
Слуга привез еду. Сели за стол — длинный, овальный стол, за которым без труда могли бы разместиться человек сто. Лиза демонстративно села на другом конце стола. На Джулиана она даже не взглянула.
Голод взял свое, и она с жадностью уплетала жареного цыпленка с картофелем. Джулиан видел, как сильно она похудела за последние два месяца, под глазами у нее появились темные круги. Когда он поднял ее на руки, она показалась ему легкой как пушинка. Он жалел эту бедную девочку, такую слабую и такую сильную. Чувство вины переполняло его, когда он думал обо всем происшедшем. Ему надо было выбрать другую невесту. Лиза была такой юной, такой впечатлительной и, если говорить честно, слишком хорошенькой. Она возненавидит его замок Кастл-Клер, когда он привезет ее туда.
Он постарался отбросить мрачные мысли. Не думать. Только ни о чем не думать. Иначе память перенесет его назад. В то время и в то место, куда он не осмеливался возвращаться. Никогда.
Лиза закончила есть, подняла голову и с ненавистью посмотрела на Джулиана. Губы ее дрогнули. Она бросила салфетку и вопреки этикету встала из-за стола.
— Я иду к себе, — произнесла она холодно.
Сен-Клер встал, поклонился.
— Спокойной ночи, мадам, — сказал он.
Она отпихнула стул, стараясь производить как можно больше шума, и с высоко поднятой головой вышла из комнаты. Но в глазах ее были боль и обида.
В столовой появился О'Хара, маленький и кругленький человечек, годящийся по возрасту в отцы Джулиану. Он был его единственным слугой — и дворецким, и камердинером, и лакеем, и кучером…
— Бедняжка изголодалась, милорд, — с укоризной сказал О'Хара.
Джулиан смерил его холодным взглядом:
— Я прекрасно осведомлен о состоянии ее милости.
Не спрашивая, О'Хара наполнил бокал Джулиана.
— Это нехорошо, милорд. Она так несчастна и…
— О'Хара, — перебил Джулиан, — ты заходишь слишком далеко.
О'Хара не обратил внимания на предупреждение.
— Может быть, вам надо немного поухаживать за девушкой?
Джулиан вскочил, бросил на слугу сердитый взгляд и вышел из столовой, взяв с собой вино. В библиотеке он выглянул в окно. Началась метель, небо было темным, ветер завывал. И на душе у Джулиана было пасмурно. Его жена находилась наверху, оскорбленная и несчастная. И все из-за него. С тех пор, как он встретил ее, у него не было ни минуты покоя. Джулиан поставил бокал на стол. Перед его глазами встала картина: Лиза, свернувшаяся на кровати; ее по-детски припухшие губы соблазнительно приоткрыты, маленький носик вздернут; она спит. Темные волосы разметались по подушке…
Джулиан проглотил слюну и отвернулся от окна. Внезапно он почувствовал шевеление своей плоти. Он не имел права на такие мысли. Но, черт возьми, возбуждение длилось так долго…
Лиза проснулась от собственного крика. Лучи утреннего солнца лились в спальню, и огонь полыхал в камине. Но Лиза была не одна. Джулиан Сен-Клер, чудовище из ее снов, стоял возле ее постели и смотрел на нее. И лицо его было красивым. Лиза сразу все вспомнила. Ужас и отчаяние снова захлестнули ее. Она резко села на постели и тут поняла, что на ней ничего нет.
Девушка лихорадочно натянула одеяло до подбородка. Ее лицо горело: Джулиан видел ее обнаженную грудь.
— Что ты делаешь в моей комнате? — воскликнула она.
На его щеках тоже выступила краска.
— Я стучал несколько раз, но ты не проснулась. Я пришел погреться, — сказал он.
— Согрелся? Иди теперь отсюда.
В глазах Джулиана вспыхнул гнев.
— Умерьте свой тон, мадам.
— Моя грубость под стать вашей. Ни один джентльмен не позволит себе вторгаться в спальню леди!
— Почему ты не наденешь что-нибудь теплое? — спросил он. — Хочешь погубить свое здоровье?
— А тебе-то что? — пожала плечами Лиза. И получила в ответ сердитый взгляд.
Он подошел к двери, оглянулся:
— Нас занесло.
— Что-что?
— Снег шел всю ночь. Дороги замело. Боюсь, нам придется пробыть здесь несколько дней. Тебе и мне.
Когда он ушел, Лиза уткнулась лицом в подушку.
— Нет, — прошептала она с отчаянием, — о нет!
Она была так несчастна!
Лиза решила запереться в своей спальне. Не хочет она видеть Джулиана. Конечно, придется встречаться с ним за едой, но это она как-нибудь переживет. Глупо голодать, когда в доме есть продукты, тем более после двух месяцев поста. Она спустилась к завтраку без четверти десять. Джулиан читал вчерашнюю газету, которую привез из Нью-Йорка. Когда она вошла в комнату в бледно-розовом платье, он поднялся. Лиза не могла не признать, что его манеры безупречны. И хотя на нем были старые сапоги для верховой езды, потертые бриджи и поношенный камзол, он выглядел элегантно. Лиза делала вид, что не замечает его. Девушка снова села на другом конце стола. Но она чувствовала, что Сен-Клер смотрит на нее. «Он ошибся», — подумала Лиза с внезапной надеждой. Их не могли поженить по доверенности. Мысль об этом была для нее непереносима.
О'Хара вошел в комнату. Он принес омлет и поджаренный хлеб.
— Доброе утро, милорд, миледи. — Он говорил с сильным ирландским акцентом. — Счастливого Рождества.
Лиза похолодела: она забыла, какой сегодня день! Девушка взглянула на Джулиана и тут же опустила голову, пробормотав:
— Счастливого Рождества.
Может, для кого-то этот особый день, день любви и веселья, и был счастливым. Но не для нее. Для Лизы он стал днем горя и отчаяния. Она жаждала быть дома со своей семьей. Как ей нужны были отец, мачеха и сестра! Лизе больше ничего не хотелось, ни есть, ни пить. Хотелось только остаться одной и не видеть этой противной красивой физиономии.
— Извините меня, я… — пробормотала она, вставая из-за стола. Повернулась и выбежала из комнаты.
— Подожди, Лиза! — крикнул Джулиан.
Она бросилась к лестнице:
— Ну что тебе от меня надо?! Оставь меня в покое!
— Лиза, нам надо поговорить.
— Нет! — закричала она и изо всех сил затрясла головой.
Он сжал ее локоть.
— Пойдем со мной. — Он говорил спокойно, но твердо. Это был приказ.
Лиза поняла, что у нее нет выбора, и покорно пошла с Джулианом в библиотеку. Дверь он не закрыл. Отпустил Лизу и отвернулся к окну. Снег на улице падал пушистыми хлопьями.
Лиза стояла, опустив голову. Это было самое худшее Рождество, которое она только могла себе представить. Ее сердце было разбито. Ее душа погребена под развалинами счастья. Ее жизнь кончена…
Джулиан медленно повернулся к ней:
— Я хочу тебе все объяснить.
Лиза молчала.
— Я женился не по своей воле, Лиза. Честно говоря, если бы у меня был выбор, я бы никогда не женился во второй раз.
Лиза глотала слезы.
— Ты снимаешь груз с моего сердца, Сен-Клер.
— Пожалуйста, помолчи минуту, Лиза.
Она вздохнула. Ничего не оставалось делать, как выслушивать глупые объяснения. Как будто они могли изменить ее судьбу. Он кашлянул.
— Обстоятельства заставили меня жениться.
— На наследнице вроде меня!
— Да. — Он посмотрел ей прямо в глаза.
Ей показалось, что он действительно сожалеет.
— Это едва ли оправдывает тебя, Сен-Клер, — возразила она. — Другая женщина, может быть, была бы счастлива, но не я.
— Мой брат очень болен.
«Это что-то новенькое».
— Мой младший брат, мой единственный брат Роберт… — Джулиан закрыл глаза рукой. — Наши родители умерли… Давно… Он единственный родной человек для меня… У меня больше никого нет… И я…
Лиза видела, что боль Джулиана была неподдельной. «Бедный, он тоже несчастен».
— У него чахотка и…
Лиза вздрогнула. Чахотка… Это ужасно. Дни его брата сочтены.
— Мне его жаль.
— Жаль?
— Конечно.
Он снова кашлянул. Кончик, его носа покраснел.
— Он на водах в Швейцарии и должен оставаться там до конца… до конца жизни. Лечение очень дорогое.
— Я понимаю, — кивнула Лиза, начиная действительно понимать.
Джулиан внезапно отвернулся к окну.
— Я не могу оплачивать счета. Но ирландский климат не подходит ему. Роберт, конечно, предпочитает Лондон, но там климат не лучше. Он должен оставаться в Швейцарии, а у меня нет средств.
— Поэтому ты приехал в Америку, чтобы жениться на богатой невесте?
— Да, у меня не было выбора. Вопрос стоит о здоровье, даже о жизни брата.
Его здоровье, его жизнь! Лиза не хотела разделять боль Джулиана, но не могла не почувствовать ее. Она глубоко вздохнула. Надо скорее уходить отсюда, а то она уже начинает жалеть его.
— Я понимаю тебя, Сен-Клер. Твой брат… Но это ничего не меняет. Я все равно не хочу быть твоей женой.
— Слишком поздно, Лиза, — резко сказал Джулиан. — Дело сделано — мы женаты.
Мгновение — и Лиза увидела огонь в его серых глазах. Ее сердце заколотилось. Что означает его взгляд? Она не первый раз видела этот огонь. И нужно ли ей отгадывать его затаенные чувства? Лиза не хочет и не будет это делать.
Она сжала кулаки:
— Возьми мои деньги, вернись в Ирландию и оплати счета брата. Но оставь меня здесь.
Джулиан смотрел на нее пустым взглядом. Однако Лиза чувствовала поднимающуюся в нем новую волну гнева. Она не стала дожидаться его ответа и выбежала из комнаты.
Лиза влетела в свою спальню и бросилась ничком на кровать. Внизу находился мужчина, которого она презирала, ее муж, совершенно незнакомый ей человек, причинивший ей боль из-за того, что его брат умирал. Лиза говорила себе, что это не ее дело, что она не должна испытывать к нему сочувствия. Ей все равно… должно быть все равно.
И уж он, конечно, согласится на ее предложение. Конечно, он оставит ее в Нью-Йорке с семьей и возьмет ее деньги. В конце концов, ведь он не хотел снова жениться. Как обидно для нее было это слышать! Но от Сен-Клера можно ожидать чего угодно. Что, если он решит отвезти ее в Ирландию в свое фамильное поместье? Что ей тогда делать? Снова прятаться? Лиза была измучена двухмесячным затворничеством. Она знала: ее силы и мужество на исходе. Она не могла снова убежать. А значит, ей надо смириться со своей судьбой.
И если судьбе угодно, чтобы она отправилась с Джулианом в Ирландию…
Образ Сен-Клера встал перед ее мысленным взором. Когда он впервые пришел к ним в дом, она была очарована его красотой, его осанкой и аристократическими манерами. Как она была тогда наивна! Забыть, что не все то золото, что блестит! Он не был рыцарем в железных доспехах, о котором она мечтала с самого детства. Почему внешность так обманчива? И гадкая душонка не искажает лицо?
В дверь постучали. Лиза вздрогнула. Он. Девушка села на кровати, но не произнесла ни слова. Может быть, он подумает, что она уснула.
— Лиза, это Джулиан. Мы должны еще кое-что обсудить.
Ее сердце бешено стучало.
— Нам больше нечего обсуждать! — крикнула она в закрытую дверь. — Уходи, Сен-Клер!
Он открыл дверь и вошел. Лиза пожалела, что не заперла ее. Он окинул ее изучающим взглядом. Ее юбки задрались. Лизе неприятно было, что Джулиан смотрит на ее ноги. Она встала, поправила юбки.
С наигранной улыбкой Джулиан сказал:
— Мы должны покончить с этим раз и навсегда. Не надейся, что сможешь избегать меня.
Лиза закричала:
— Я постараюсь избегать тебя, Сен-Клер, до своего смертного часа!
Он посмотрел ей в глаза, затем — на губы, на грудь, и снова его взгляд скользнул по юбкам.
— Твоя внешность обманчива, Лиза, — сказал он. — Ты на самом деле гораздо жестче и упрямее, чем кажешься. А кажешься ты хрупкой и слабой. Никогда не предполагал, что ты способна убежать и прятаться целых два месяца. Твоя решительность и мужество поразительны.
— Это комплимент? — спросила Лиза.
— Нет, не комплимент. Ты сильная, но я не думаю, что ты такая упрямая, какой стараешься казаться. По-моему, ты переигрываешь. Ты совсем не такая.
— Ну да, конечно, кому, как не тебе, знать, какая я! — фыркнула Лиза, но ей было не по себе. Этот человек оказался слишком проницательным. Она не знала, что с ней происходит. Раньше она никогда себя так не вела. Ее характер был ровным и мягким. Лиза не считала себя сильной — не то, что Софи. За эти два месяца она открыла в себе много нового. Мужество. Отвагу. Но теперь уже не оставалось сил бороться.
Лиза подошла к красному бархатному креслу и опустилась в него. Девушка сжала кулаки, чтобы скрыть, что у нее дрожат руки. Сен-Клер не должен догадаться, что творится у нее в душе. Что ему еще надо от нее? И почему он старается под любым предлогом зайти к ней в спальню? Он повернулся и медленно закрыл дверь, что еще больше напугало ее. Затем наклонился к ней и посмотрел ей в глаза. Лиза вскочила.
— Что тебе надо?! — в ужасе закричала она.
Он прищурился:
— Что с тобой? Ты боишься? Успокойся, я не причиню тебе зла.
Она вздернула подбородок:
— А я и не боюсь.
— Ты дрожишь.
— Мне холодно, — солгала она.
Он улыбнулся.
«Красавец! Все тридцать два зуба на месте».
— Я только хочу обсудить с тобой наше будущее.
Лиза вспыхнула:
— У нас нет будущего.
— Ты опять ведешь себя как ребенок. Мы женаты, и этого нельзя изменить. Однако мне кажется, что тебе будет приятно узнать, что я уеду в Европу, как только мы вернемся в Нью-Йорк.
Лиза похолодела. Ей хотелось, чтобы он уехал. Но так скоро? Она была потрясена.
— Ну что, тебе жалко, что я уезжаю? — насмешливо спросил он.
— Наоборот, я рада! — Но голос ее дрогнул, на глаза навернулись слезы. И тут ее посетило новое подозрение: — Погоди, ты хочешь взять меня с собой?
Он покачал головой.
— Нет, я не сказал, что мы оба уезжаем. Я еду один. У меня есть важные дела. Я пришлю за тобой весной.
Лиза долго молчала. Уезжает. Надежды нет. А ей какое дело? Она так и думала с самого начала. Оставит ее в Нью-Йорке. Возьмет ее деньги. Что теперь? Радоваться. Счастливую улыбку на лицо! Но получилась гримаса.
Ясно, что он сказал ей правду: если бы у него был выбор, он бы не женился снова. Ясно, что он ее совсем не любил. Это не должно причинять ей боль — ее сердце уже разбито. Тогда почему она чувствует себя такой несчастной?
Он тоже смотрел на нее с удивлением:
— Ты ведь этого хотела, не так ли? Чтобы я взял твои деньги и оставил тебя?
— Да, — неуверенно произнесла Лиза.
Я обязательно пришлю за тобой весной. Лиза медленно покачала головой:
— Но я не поеду.
— Поедешь. — Его голос был тихим, но слова звучали как предупреждение. — Не вздумай опять бросать мне вызов, не заставляй возвращаться в Америку за тобой.
Лиза постаралась представить себе следующие шесть месяцев. Она — здесь. Джулиан — там. И океан между ними. Почему ей так грустно?
— Я не служанка, Сен-Клер. И буду поступать, как хочу. Не утруждайся посылать за мной.
— Тогда я приеду сам.
— Зачем? — спросила Лиза. — Я ведь тебе не нужна — тогда зачем? — Она уловила тоску в своем голосе.
Джулиан повернулся к двери, но замешкался. Ее слова повисли в воздухе: «Я тебе не нужна».
— Я пришлю за вами, мадам, потому что вы моя жена. На горе и на радость.
— О Боже, — прошептала Лиза, — за что?
Он открыл дверь, остановился на пороге.
— Надеюсь, через шесть месяцев ты повзрослеешь и поймешь, что твой жребий мог быть намного хуже.
Лиза не могла не сказать последнего слова:
— Счастливого Рождества, Сен-Клер.
Он вспыхнул и вышел.
«Даже не оглянулся».
Глава 3
Кастл-Клер, остров Клер, 1903 год
Остров Клер образовывал бухту между бурным Атлантическим океаном и диким западным берегом Ирландии. Его западная сторона была непроходима. Голые скалы подставляли свои тела яростному ветру и бушующему океану. Зато восточная сторона была зеленой и плодородной. На холмах паслись овцы. В низинах журчали ручьи. Извилистые тропинки рассекали склоны.
Построенный в тринадцатом веке первым графом Коннот, замок потом часто достраивался. Белые каменные стены окружали многочисленные, беспорядочно выстроенные сооружения, а над ними возвышались крепостные башни замка.
Джулиан не был дома почти полгода. Но его мало успокоил вид древних стен и башен. Он объездил всю Европу в поисках недостижимого забвения. Джулиан мрачно смотрел перед собой, пока карета катила по грязной дороге к замку. Если его братец в Кастл-Клере, а Джулиан не сомневался, что он там, раз его нигде не было, он свернет ему шею.
Карета въехала через железные ворота, поржавевшие от времени. О'Хара резко натянул поводья. Карета дернулась, колеса завизжали, и Джулиан слетел с сиденья. Он со вздохом распахнул дверцу, петли жалобно скрипнули. Его карета была старая, такая же старая, как и кучер. Он бы купил новый экипаж, но не хотел выбрасывать семейную реликвию.
— Извините, милорд, — прохрипел О'Хара, переводя дух.
Джулиан нетерпеливо посмотрел на него и не стал дожидаться, чтобы тот слез с козел и подал ему руку. Выйдя из кареты, он прошел по дорожке, покрытой грязью и гравием, распахнул тяжелую парадную дверь. Он оказался в огромном холле. Эта часть замка тринадцатого века, выстроенная из холодного камня, была без окон, а потому темной. На стенах висели мечи, булавы, арбалеты, щиты. Древнее оружие навевало мысли о средневековье.
Джулиан огляделся. Старинный стол был покрыт, казалось, вековой пылью. В огромном камине не горел приветливый огонь. Каменные полы, были голыми и ледяными. Настоящий дом для привидений. Джулиан чувствовал, как холод проникает в него. Он не любил это мрачное помещение.
— Роберт! — крикнул он.
Ответило ему только собственное эхо. И неудивительно. Дом был таким большим, а людей здесь находилось мало. Сен-Клер давным-давно сократил свой штат прислуги до незаменимого О'Хары, двух служанок и повара. Слугам плохо удавалось поддерживать в порядке огромный замок, поэтому по углам свисала паутина, на мебели лежал толстый слой пыли. Он думал о своей жене: ей вряд ли понравится его древнее поместье после современной роскоши Нью-Йорка.
Джулиан прошел через темный коридор. Тринадцатый век закончился. Крыло, где жила его семья, было построено в шестнадцатом веке. Полы там были паркетными, окна широкими. Стены украшали многочисленные картины, включая творения Боттичелли, Веласкеса и Курбе. Джулиан никогда не расставался с произведениями искусства, которые его предки собирали и которыми восхищались на протяжении многих столетий.
У дверей в комнату своего брата он остановился и услышал женский смех. Глаза Джулиана расширились от удивления, и он толкнул дверь.
Роберт сидел на кровати, на которой были видны следы недавних любовных утех. Он был только в тонких шерстяных штанах и одной рукой обнимал какую-то девушку. Девушка была тоже полуодета. Она взвизгнула и прикрыла руками свою обнаженную грудь. Роберт, увидев Джулиана, смертельно побледнел. Он вскочил с постели, а его любовница убежала.
— Джулиан, ты вернулся! — воскликнул он.
— Почему ты здесь? — строго спросил старший брат. — Ты должен быть на водах.
Роберт провел рукой по своим густым каштановым волосам.
— Джулиан, как ты можешь винить меня за то, что я хотел поразвлечься! Прежде чем будет слишком поздно…
Джулиана словно ударили ножом в сердце.
— Я не виню тебя, но нужно умерить свой пыл, Роберт. — Он уже заметил на маленьком столике пустую бутылку из-под вина. — Черт возьми, врачи сказали тебе пить меньше и не перенапрягаться!
Роберт слабо улыбнулся.
— Немного упражнений в постели, брат, вряд ли можно назвать перенапряжением.
Вдруг черты его лица исказились. Джулиан похолодел, когда брат закашлялся, и с мрачным видом ждал окончания приступа. Он налил стакан воды и протянул брату.
Они были очень разными людьми. Роберт — безрассудный Дон-Жуан — оставлял за собой шлейф разбитых сердец от острова Клер до Дублина, а затем и до Лондона. Джулиан же сторонился женщин. Роберт был на семь лет моложе и серьезно болен.
Сен-Клер, прищурившись, смотрел на младшего брата. Хотя щеки Роберта окрасил нездоровый румянец, он не похудел. В последний раз, когда Джулиан видел брата, у того были темные круги под глазами, кожа — болезненно-бледной. Сейчас он выглядел лучше.
— Ты выглядишь очень хорошо.
Роберт улыбнулся:
— Я провел отличную неделю, Джулиан. Думаю, что врачи ошибаются — мне кажется, климат здесь не так уж вреден для меня, как они говорят.
— Я хочу, чтобы ты вернулся на воды, — сказал Джулиан. — Никаких «если» и «но».
Но Роберт запротестовал:
— Джулиан, я знаю, ты желаешь мне добра, но я не хочу провести остаток своих дней на этих чертовых водах.
Джулиан хмыкнул:
— Ты явно не находишься у врат смерти. Не говори так.
— Я хочу получить удовольствие от последних лет жизни, — упрямо повторил Роберт. Затем подошел к брату и обнял его. — Я чувствую себя гораздо лучше с тех пор, как вернулся домой. Мое душевное состояние так же важно для меня, как и физическое здоровье.
Но Джулиан был непреклонен:
— Говорят, ты пробыл на водах всего месяц. Как только я уехал в Америку, ты сбежал.
Роберт пожал плечами.
— Ты уехал — и мне там стало скучно. Ты вернулся один?
— Да, но не бойся. Я исполнил свой долг и нашел богатую жену. Просто оставил ее до весны в Нью-Йорке.
— Ты женился! — Лицо Роберта просветлело. — Джулиан, это прекрасно! Расскажи мне о ней.
— Нечего рассказывать.
Джулиан старался не вспоминать Лизу. Но Роберт был настойчив. Он обнял Джулиана. Радостная улыбка светилась на его лице.
— Она хорошенькая?
— Да.
Роберт ждал и, когда продолжения не последовало, слегка потряс Джулиана:
— Как ее зовут?
— Ну, скажи, она светленькая или брюнетка? Полная или стройная.
Джулиан чувствовал, как в висках стучит кровь.
— Ее зовут Лиза. Она — единственная дочь Бенджамина Ралстона, и у нее достаточно денег, чтобы оплатить твое лечение и поддержать наше имение.
Роберт испытующе смотрел на него:
— Почему ты не пошлешь за ней сейчас?
Джулиан освободился из его объятий и подошел к окну. Тут же понял свою ошибку. Из комнаты Роберта открывался превосходный вид на озеро. Он сразу же отвернулся.
— Я не хочу посылать за ней.
Роберт пристально смотрел на брата. Молчание затягивалось, и Роберт понял, что его слова неискренни.
— Ты хочешь, чтобы она была здесь, Джулиан?
— Неправда.
— Но ведь прошло десять лет! — вскричал Роберт.
Лицо Джулиана потемнело.
— Не напоминай мне об этом! — взорвался он.
Глаза Роберта расширились, и он сделал шаг назад, словно боялся, что Джулиан его ударит.
— Джулиан! — воскликнул он.
Джулиан понял, что ярость может полностью поглотить его, и он перестанет понимать, что делает. Сен-Клер боялся своих чувств, но был человеком железной воли. Он заставил себя успокоиться. Но это далось ему нелегко. Краска медленно сходила с его лица, он прерывисто дышал.
Роберт наблюдал за ним со слезами на глазах.
— Забудь, — прошептал он, наконец, — забудь. — Они умерли.
Джулиан повернулся и вышел из комнаты. Слеза покатилась по щеке Роберта.
— Господи, я хочу вернуть брата к жизни — сказал он вслух.
Это была молитва.
Лондон
Лиза чувствовала себя так, словно она неотвратимо плыла к своей судьбе. Она стояла у перил парохода, глядя невидящим взором куда-то вдаль. В детстве она много раз ездила за границу с родителями. Когда-то ей нравился вид купола собора Святого Павла, возвышающегося над городом. Теперь она даже не заметила его. Лиза вцепилась в перила обеими руками, ее бледно-голубой зонтик лежал забытым у ног. О Боже, через несколько минут она увидит Сен-Клера! Она закрыла глаза. Последние шесть месяцев она старалась обмануть себя и весь мир, притворяясь, что все еще Лиза Ралстон, а не жена Сен-Клера. Но это оказалось невозможным. На каждом светском рауте ее представляли как леди Сен-Клер, маркизу Коннот, супругу Джулиана Сен-Клера. На каждом приеме дамы подбегали к ней, охая и ахая над ее удачным браком с маркизом голубых кровей и — о! — такого благородного происхождения. Дамы считали, что ей ужасно повезло. Она вышла замуж не только за титул, но также и за на редкость красивого мужчину.
Она не хотела уезжать, когда Сен-Клер прислал за ней. Но ее отец был тверд. Он предал ее с замужеством по доверенности, а теперь предал снова, настаивая на том, чтобы она соединилась с мужем. Как она ненавидела Сен-Клера! И все же он всегда был в ее мыслях. Не проходило и часа, чтобы Лиза не вспомнила что-нибудь из их обмена колкостями. Он преследовал ее во сне. Лиза часто переносилась в то время, когда он ухаживал за ней, и она по глупости влюбилась в него. Она просыпалась в удивительно радостном настроении, пока реальность не наваливалась на нее. И тогда ее снова захлестывало отчаяние.
Лиза открыла глаза. Вот вдоль берега плывут лодки. Красивые дамы под зонтиками сидят в них. А на веслах джентльмены в котелках, но почему-то без пиджаков. Лондонский Тауэр… Два лебедя плавают у причала, и стража в красной униформе несет караул у ворот крепости. Сегодня Тауэр напоминал Лизе тюрьму. И ее тоже везли в тюрьму. А она-то надеялась, что отец защитит ее.
Через несколько минут пароход причалит к берегу. Сен-Клер будет ждать ее. Сначала Лиза хотела сбежать с корабля. Однако если ей не удалось спрятаться от Джулиана в Нью-Йорке, то вряд ли удалось бы сейчас. Он снова нашел бы ее. Его воля намного сильнее, чем ее. Она так сильно вцепилась в перила, что заболели руки. Пыхтящий буксир отвел пароход в доки. Пока бросали якоря, укрепляли якорные цепи и спускали сходни, Лиза разглядывала толпу встречающих, но Джулиана среди них не было. Пассажиры начали сходить на берег. Лиза ехала со своей горничной, хорошенькой пухленькой блондинкой. Бетси трещала, не переставая всю дорогу, но теперь молчала и большими голубыми глазами взирала на открывающийся ей Лондон. «Наконец-то она замолчала», — подумала Лиза. В сопровождении служанки она сошла на берег.
На причале было столпотворение. Пассажиров обнимали и приветствовали родственники и друзья. Женщины плакали, дети скакали, мужчины улыбались. Лиза заметила двух людей, которые страстно сжимали друг друга в объятиях. Она узнала в мужчине пассажира с их парохода и внезапно почувствовала острую зависть. Если бы только… Но она отбросила эти мысли.
— Лиза?
Голос был незнакомым. Лиза обернулась и увидела высокого красивого юношу.
— Леди Сен-Клер? — спросил он. Юноша смотрел на нее так, что она показалась себе взмокшей, растрепанной и неловкой.
— Я — Лиза Ралстон Сен-Клер.
Он приветливо улыбнулся:
— А я — брат вашего мужа. — Юноша крепко пожал ее руку, и ей показалось, что он хочет обнять ее. — Меня зовут Роберт Сен-Клер. Очень рад, наконец, познакомиться с вами.
Лиза выдавила из себя подобие улыбки. Значит, это брат Джулиана, больной чахоткой. Она ожидала увидеть бледного инвалида, а не худощавого цветущего красавца.
Роберт не дал ей собраться с мыслями.
— Боже, какая вы красивая! Джулиан ни слова не сказал об этом.
Лиза покраснела. Ее сердце бешено колотилось. Конечно, для ее мужа красивой она не была. Возможно, он описывал ее как ведьму.
Роберт взял ее под руку.
— Но вы ведь знаете моего брата, — добавил он.
Лиза не смогла сдержаться.
— Нет, я не знаю вашего брата, совершенно не знаю, — резко ответила она.
Роберт пристально смотрел на нее. Лиза опять покраснела и отвернулась. Спокойно! Леди никогда не выдают своих истинных чувств. А она настоящая леди.
— Возможно, со временем вы лучше поймете Джулиана, — проговорил Роберт.
Лиза огляделась.
— Его здесь нет. — Она старалась скрыть свое разочарование. Он даже не приехал встретить ее после их шестимесячной разлуки.
— Джулиан поехал проверить, все ли приготовлено в отеле. Он будет здесь с минуты на минуту.
Лиза не стала говорить, что проверить отель мог Роберт, а Джулиан — встретить ее. Видно, не очень-то он хотел ее видеть.
Но Джулиан внезапно возник перед ней. Лиза оцепенела при виде его. Она забыла, как он красив, как аристократичен и как элегантен, как непостижимо мужественен. Ее сердце готово было выскочить из груди, когда они смотрели друг другу в глаза. Он тоже казался пораженным, но первым отвел глаза.
Только тогда Лиза заметила, что он с женщиной. Высокая, стройная блондинка, ненамного старше ее самой, она была столь же аристократична, как и Джулиан. На самом деле она могла быть его сестрой. Может быть, у Джулиана была сестра?
Сен-Клер взял руку Лизы и склонился над ней, избегая смотреть ей в глаза.
— Надеюсь, что твое путешествие было не слишком утомительным, — произнес он официальным тоном. А затем взглянул ей в лицо.
Лиза не успела отвернуться, на мгновение ей показалось, что она тонет в океане печали. От него исходил тот же магнетизм, который покорил ее, когда они впервые встретились. Что-то шевельнулось в ее душе. Нет, никакой жалости, никакой нежности. Она не позволит себе вновь поддаться его чарам. Она вырвала руку. Его ладонь была твердая и теплая. Это тепло передавалось даже через перчатки.
— Путешествие было прекрасным.
— Отлично. — Его взгляд пробежал по ее короткому, облегающему жакету и длинной узкой юбке из бледно-голубого муслина, сшитой по последней моде.
Он повернулся к блондинке.
— Разреши представить тебе мою соседку, леди Эдит Таррингтон, — сказал Джулиан. — Эдит тоже остановилась в «Карлтоне». Когда она узнала о том, что я встречаю тебя на причале, то выразила желание присоединиться ко мне. Эдит, это моя… жена леди Сен-Клер.
Эдит Таррингтон улыбнулась Лизе.
— Очень рада познакомиться с вами, — сказала она. — Все соседи ахнули, когда Джулиан вернулся домой и объявил, что женился. Мы все с нетерпением ждали вашего приезда, леди Сен-Клер.
Лиза натянуто улыбнулась. Она не знала, что и думать. Кто эта соседка Джулиана? Она слишком красива. Может быть… Лиза взглянула на Джулиана. Он опустил глаза.
— Нас ждет экипаж. Мы переночуем в Лондоне, затем сядем на пароход до Кастл-Клера.
Лиза молчала. Она переводила взгляд с мужа на Эдит Таррингтон и обратно. Наверняка Джулиан не представлял бы ее женщине, которая много значила для него. Конечно, нет.
— Отлично!
Они посмотрели друг на друга. Роберт кашлянул, улыбнулся и хлопнул Джулиана по плечу:
— В «Карлтон», друзья мои. Твоя очаровательная жена устала и хочет отдохнуть в комфорте. — Он повернулся к Эдит: — Ты, конечно, присоединишься к нам, Эдит, если ты не занята?
Выражение ее лица было холодным.
— Как мило с твоей стороны, Роберт, пригласить меня. Да, я свободна сегодня вечером и с удовольствием присоединюсь.
Лиза почувствовала страх, но сказала себе, что это глупо.
Эдит дотронулась до руки Джулиана.
— Если ты не возражаешь, Джулиан. — Ее голос был тихим, интимным.
— Конечно, нет, — ответил он. Затем отступил в сторону, пропуская Лизу вперед. — После вас, леди, — произнес он официальным тоном.
И когда Лиза с Эдит Таррингтон пошли впереди в сторону экипажа, она почувствовала его взгляд. Ей стало жарко.
Глава 4
Ужин был в восемь. Сен-Клер снял комнаты в отеле, находившемся недалеко от Палм-Корта. Прекрасный дворик с пальмами почти в точности воспроизводил знаменитый интерьер парижского отеля «Ритц»; видно было, что архитекторы сделали все возможное, чтобы перенести Францию во всей своей красоте в Лондон.
Лиза нервничала. Она никого не хотела видеть, особенно Эдит Таррингтон. И, конечно же, Лиза наткнулась на нее в коридоре. Та как раз выходила из своего номера. Обе дамы остановились, в нерешительности глядя друг на друга. Лиза натянуто улыбнулась:
— Как замечательно вы выглядите, леди Таррингтон!
Это не было преувеличением. Эдит была одной из тех редких женщин, которые выглядят превосходно в бледно-розовом, и ее вечернее платье обнажало намного больше, чем скрывало.
Эдит тоже улыбнулась:
— Благодарю вас. У вас великолепное платье. Я уверена, что оно произведет большое впечатление на Джулиана.
Лиза долго выбирала вечерний туалет. Она не хотела наряжаться для мужа, но… Надо же выглядеть красивой. И она выбрала серебристое шифоновое платье с глубоким, слишком глубоким декольте.
Лиза пробормотала:
— Уверяю вас, Джулиан даже не заметит этого платья.
И сразу пожалела о своих словах. Эдит вздрогнула. Лиза почувствовала, что краснеет, но не могла ничего придумать, чтобы сгладить неловкость. К счастью, Эдит приняла свой обычный светский вид и сделала знак Лизе следовать за ней. Лиза была рада возможности прекратить разговор. Подошли к лестнице, которая вела на Палм-Корт, и Лиза побежала вниз. Эдит поймала ее за руку.
— Осторожно… — начала она, затем посмотрела туда же, куда смотрела Лиза, — на площадке внизу стояли два джентльмена. Они ждали своих дам. Джулиан и Роберт великолепно смотрелись в смокингах. Роберт что-то говорил, в то время как Джулиан беспокойно смотрел по сторонам. Теперь они оба замерли, глядя на женщин.
Лиза видела Джулиана в такой одежде и раньше, но теперь… Ее сердце замерло, во рту пересохло. В черном смокинге и белоснежной рубашке Джулиан Сен-Клер был неотразим. Лиза отчаянно желала, чтобы он был безобразным стариком. Она не могла больше обманывать себя. Да, она презирала его, но каждый раз, когда смотрела на него, ее сердце замирало. Она помнила все его поцелуи, все его ласки. О Боже! Как она могла зайти в такой тупик?! Быть замужем за человеком, которого она ненавидела, за таким красавцем, который ее совсем не любил…
Потом Лиза подумала о блондинке рядом с собой и украдкой бросила на нее взгляд. Эдит казалась так же завороженной Джулианом, как и Лиза, и сердце девушки упало. Неужели ее подозрения верны?
Но Джулиан смотрел на Лизу — она была в этом уверена. И когда их взгляды встретились, у нее больше не осталось сомнений. Колени у Лизы подогнулись, она схватилась за перила, чтобы не упасть. Казалось, его взгляд лишал ее способности двигаться.
Молчание нарушил Роберт:
— Леди, вы радуете взгляд уставших глаз. Как вы прекрасны! — Он улыбнулся Лизе, а на Эдит даже не взглянул.
Лиза спустилась к ним.
— Спасибо, — растерянно произнесла она.
Не сводя с нее глаз, Джулиан несколько чопорно протянул ей руку.
— Мой брат прав. Вы обе прелестны. Пойдемте, ужин готов.
Лиза была разочарована. Хотя бы маленький намек, что она нравится ему. Нет, все официально и вежливо. Ясно, она не произвела на него впечатления. Он влюблен в Эдит.
Она вымученно улыбнулась, подавая ему руку, и напомнила себе, что ей все равно. Если переживать из-за того, что он о ней думает, то она пропала. Но она заметила, что Роберт неодобрительно посмотрел на брата, и в этот момент поняла, что они станут друзьями.
Джулиан провел ее по вестибюлю отеля. Лиза видела посетителей — мужчин в смокингах, дам в блестящих вечерних туалетах — и заметила, что гости смотрели им вслед. Всем, должно быть, бросалось в глаза, как они несчастны.
Джулиан придвинул ей стул. Когда Лиза садилась, он случайно коснулся ее спины. Она застыла. Какая теплая у него ладонь…
Роберт посадил Эдит напротив Лизы. Мужчины сели между дамами. Роберт наклонился к Лизе и стал говорить так тихо, что его никто больше не мог услышать:
— Вы прекрасно подходите друг другу. Все в зале шепчутся о вас. Они хотят знать, кто вы.
Лиза могла только смотреть на него; потом она вдруг осознала, что Джулиан, нахмурившись, глядит на них, и что рука Роберта прикрыла ее собственную.
Джулиан рассеянно водил пальцем по бокалу с вином, не в силах не замечать, как Роберт склонился к Лизе, потчуя ее историями из своих студенческих лет. Он развлекал ее весь вечер, и Лиза улыбалась ему. Но ведь не зря его брат имел репутацию ловеласа. Неудивительно, что Лиза была увлечена им. Роберт считался знатоком женщин.
Джулиана, конечно, радовало, что брат в хорошем настроении. Он не сомневался: Роберт проявляет к Лизе только родственный интерес, но не мог совладать с ревностью. Однако молча наблюдал за тем, как его брат ухаживает за его женой. Он забыл, какой хорошенькой была Лиза. Нет, не хорошенькой, а дух захватывающей красавицей. Такая миниатюрная, такая изящная и так не похожа на Мелани.
Джулиан залпом осушил свой бокал. Он напомнил себе, что у него не было права на любовь, что Лиза только именовалась его женой. И менять что-либо он не собирался.
— Джулиан.
Голос Эдит был тихим и проникновенным. Ее пальцы коснулись его руки. Она тоже почти весь вечер молчала, наблюдая за тем, как Роберт флиртует с Лизой. Хотя большинство людей в их графстве думали, что Эдит охотится за Джулианом и убита его женитьбой на другой женщине, Джулиан не верил этому.
— Как ты себя чувствуешь? — спросила она участливо.
— Я чувствую себя настолько хорошо, насколько это возможно. — Он повернулся и посмотрел ей прямо в глаза. — А ты?
В глазах Эдит затаилась грусть.
— Я тоже.
Она снова взглянула на Лизу и Роберта. У Джулиана мелькнула мысль, что в разговорах об Эдит есть доля истины. Узнав, что это значит: любить и потерять, он жалел ее. Он посмотрел на жену. Его красавицу жену, которую он не хотел. Да, не хотел. Рука Джулиана крепче сжала бокал с вином. Кого он обманывает? Его плоть ясно говорила другое.
Внезапно Сен-Клер понял, что Лиза не слушает Роберта. Она, не отрываясь, смотрела на его руку, на которой все еще лежали пальцы Эдит. Он покраснел, сообразив, что должна была подумать Лиза.
Эдит, видимо, тоже поняла это, потому что побледнела и убрала руку. Лиза резко повернулась к Роберту, и, хотя ее губы пытались сложиться в улыбку, в глазах была грусть и затаенная обида.
Джулиану захотелось успокоить ее. Он решительно встал:
— Лиза, не выйдешь ли ты со мной подышать воздухом?
Краска сошла с лица Лизы. Лиза была удивлена приглашением Джулиана, удивлена и встревожена. Он не предложил ей руку, когда они вышли в залитый газовым светом двор отеля. Высокие каменные стены окружали сад, скрывая его от взглядов прохожих. В саду росло так много лилий, что от их аромата у Лизы закружилась голова. Джулиан остановился возле мраморного фонтана; в нем плавали золотые рыбки, отражая свет газовых фонарей.
Лиза с бьющимся сердцем подошла к Сен-Клеру. Что ему надо от нее? Она весь вечер старалась не смотреть на него, обращать внимание на Роберта, который ей уже понравился, но это оказалось невозможным. Невозможным, когда он сидел рядом, и его присутствие было таким ощутимым. Невозможным, когда Эдит касалась его руки. Но они не были любовниками. Нет, конечно, нет. Если бы Джулиан был влюблен в Эдит Таррингтон, это бы многое объяснило. Это бы объяснило, почему ему не интересна Лиза. Мысль об этом мучила ее всю ночь, хотя она и убеждала себя, что ей все равно. Почему она так страдает? Она ведь не любит Сен-Клера. Однако она ревновала его. И зачем он теперь вызвал ее? Конечно, не для того, чтобы приласкать. Но он — ее муж, и если он не близок с Эдит, то ему, может, захочется поцеловать ее сейчас или потом, в ее комнате. Ее сердце забилось сильнее. А что может случиться потом? Они ведь муж и жена, но у них никогда не было супружеских отношений. Хочет ли он прийти к ней в спальню сегодня вечером — прийти в ее постель? Ведь должен же он, в конце концов, это сделать!
При этой мысли Лиза едва не потеряла сознание. У нее не было желания пустить его в свою постель — во всяком случае, сейчас. Но какая-то частичка ее существа жаждала его ласк, его поцелуев. О, будь проклята ее страстная, неподобающая леди натура!
— Лиза!
Лиза была так погружена в свои мысли, что вздрогнула. Она взглянула на него широко открытыми глазами, едва дыша.
— Д-да?
Он скрестил руки на груди.
— Я хочу… я надеюсь, тебе понравился сегодняшний ужин?
Она кивнула:
— Все было превосходно.
Он смотрел на ее лицо. Или он смотрел на ее губы? Лизу начала бить дрожь. Она не могла придумать, что сказать. Девушка сжала кулаки, уверенная в том, что он собирается поцеловать ее. Она говорила себе, что он женился на ней; из-за денег, против ее желания. Но ночь была такой теплой, и луна светила так ярко. Запах роз и цветущих апельсинов смешивался с запахом лилий. Лиза облизнула пересохшие губы.
— Что ты хочешь сказать, Джулиан?
Его лицо было напряженным, глаза казались подернутыми дымкой и теплее, чем раньше. Он откашлялся.
— Я попросил тебя выйти, потому что хотел еще раз извиниться перед тобой, — сказал он хриплым голосом.
— Извиниться?
— Мы очень плохо начали — ты и я. Это нужно исправить.
— Д-да, — прошептала Лиза. В ее душе шевельнулась надежда. Возможно, они могут начать сначала. Возможно, он может даже влюбиться в нее.
Он глубоко вздохнул.
— Я уже рассказывал тебе о здоровье Роберта, о лечении. Что сделано, то сделано, Лиза. Мы муж и жена. От этого никуда не денешься. Мы ведь цивилизованные люди.
Лиза не шевелилась. Ей не понравилось слово «цивилизованные». Ей не понравилось, что он заговорил о причинах своей женитьбы. Она думала, Сен-Клер скажет, что она нужна ему независимо от денег, что он находит ее красивой, что хочет, чтобы их брак был настоящим.
Джулиан судорожно сглотнул.
— Многие семейные пары оказываются в ситуации, подобной нашей. Ты не можешь не понимать этого.
Лиза чуть заметно кивнула, ее сердце отбивало барабанную дробь.
— Я не чудовище, каким ты меня считаешь, во всяком случае, не совсем уж чудовище. Например, я допускаю, что тебе не понравится Кастл-Клер. Сегодня вечером мне пришло в голову, что если ты хочешь, то можешь по полгода жить в Нью-Йорке.
— Понятно, — пробормотала Лиза. Опять разочарование. Как они могут строить свое будущее, если она половину времени будет жить вдали от него?
— Мне кажется, что ты не понимаешь, — продолжал Джулиан. — Я хочу сделать наш брак цивилизованным, дружеским. Я стараюсь понять тебя. Так что, если хочешь проводить полгода в Нью-Йорке, я не буду тебе мешать.
Лиза не знала, что и думать. Что он имеет в виду под «дружеским браком»?
— Я… я тоже хочу, чтобы мы были друзьями, — сказала она дрожащим голосом. Девушка чувствовала, что все ее будущее зависит от этого разговора.
Джулиан слегка покраснел.
— Мне кажется, ты не понимаешь, — повторил он. — Я стараюсь объяснить, что не буду требовать от тебя выполнения супружеских обязанностей.
У Лизы перехватило дыхание.
— Ты прав, я не вполне понимаю, — прошептала она, наконец, но солгала. Сердце ее заныло, когда смысл его слов начал доходить до нее.
— Боже, — вскричал он, проводя рукой по ее волосам, — ты так невинна! Я не хочу обижать тебя.
— Ты не обижаешь меня, — опять солгала Лиза, изо всех сил стараясь не расплакаться. Что-то теплое и мокрое скатилось по ее щеке.
— Пойми, Лиза, ты молода и перед тобой вся жизнь. А моя жизнь кончена. — В его голосе прозвучала горечь. — Я не хочу, чтобы ты страдала из-за меня. В общем, если хочешь, ты можешь завтра же вернуться в Нью-Йорк.
Словно издалека Лиза услышала свой голос:
— Я хочу постараться сделать наш брак счастливым. Даже если ты предлагаешь мне жить в Нью-Йорке, мы муж и жена… словом… ты понимаешь…
— Если ты имеешь в виду то, что я думаю, то ответ «нет». Это невозможно.
Лиза была в отчаянии:
— Нет ничего невозможного. Конечно же, мы можем стать… друзьями.
— Нет, мы не можем стать друзьями в том смысле, который ты имеешь в виду, — отвечал он решительно.
— Но когда-нибудь у меня будут дети от тебя! — вскричала Лиза.
Он побледнел:
— Нет!
Лиза уже догадывалась, что он это скажет, уже боялась этого. Она беспомощно смотрела на него.
— Это будет браком только по названию.
— Нет! — в ужасе отшатнулась Лиза.
— Выбора нет, — заявил Джулиан, но в его взгляде была боль. — Лиза, ты должна понять…
— Нет! Я не понимаю! — зарыдала Лиза и побежала к отелю.
Джулиан хотел окликнуть ее, но вместо этого опустился на край мраморного фонтана, закрыв лицо руками. У него было ощущение, что он сейчас лишил ее невинности, даже не притронувшись к ней.
Глава 5
Кастл-Клер, остров Клер
— Это ваши комнаты, миледи, — сказал О'Хара.
«Господи, ну и древность!» С того момента как они прибыли на остров Клер, Лиза чувствовала себя так, словно попала в прошлое. Маленькая деревушка заворожила ее — домики, каменные, деревянные, с черепичными крышами, казалось, пережили века. Не было ни газопровода, ни телеграфных столбов, ни машин, ни даже конных экипажей. Дым шел из каждой трубы. По одной улице какой-то человек вел ослика с вязанками хвороста, по другой — ехал мальчишка на лохматом пони. Какая-то женщина стояла на углу немощеной улицы, держа в клетчатом переднике яйца. Босоногие девушки стирали белье в речке. Экипажу Сен-Клера пришлось долго дожидаться, когда стадо овец освободит дорогу.
Но, возможно, самым поразительным во всем этом была тишина. За исключением лая собаки, плача какого-то ребенка и пения птиц мир острова Клер был потрясающе тихим.
Кастл-Клер принадлежал эпохе рыцарей в сверкающих латах и их дамам. Когда карета Сен-Клера въехала на самый высокий холм, Лиза впервые увидела замок. Ее сердце забилось сильнее. Неужели это и был его дом?
Серые каменные стены окружали замок, между ними возвышались сторожевые башни. Вход в замок напоминал огромную бойницу. Только не хватало воина-великана с громадным луком. За этими стенами поднималась над всеми соломенными и черепичными крышами высокая круглая башня.
Лиза представила себе рыцарей в доспехах, скачущих к замку, и стрелков в камзолах. Она словно видела и хозяйку замка, стоящую на парадном крыльце, поджидающую своего мужа-воина.
— Миледи! — окликнул ее О'Хара.
Лиза не слышала старика. Широко раскрытыми глазами она оглядывала огромную спальню, которая теперь была ее владением. В большом камине с изысканной мраморной доской горел огонь. На каминной доске красовались изящные античные золотые часы с двумя греческими статуэтками по обеим сторонам. Потертый персидский ковер покрывал пол. Стены были затянуты желтым шелком, изношенным и местами в пятнах и даже в дырах. Лепнина на потолке была самой замысловатой, которую когда-либо видела Лиза, и над ее головой, в окне, создающем иллюзию реальности, в голубом небе порхали херувимы с золотыми трубами. Нарядный золотистый тюль украшал большие окна. Сквозь него Лизе открывался потрясающий вид на окрестности острова Клер.
Она взглянула на кровать под балдахином с кистями; кровать была огромной и застелена золотисто-пурпурным бархатным покрывалом. Лиза не могла себе представить, как она будет спать на такой кровати. Она подумала о тех особах королевских кровей, которые спали на ней в прошлом, и почувствовала легкий трепет.
Мебель в комнате была старая, но каждый шатающийся стул и поцарапанный стол пахли историей. Лиза привыкла к богатству — дом ее отца считался одним из красивейших в Нью-Йорке, но этот был совершенно иным.
Ей казалось, что она перенеслась на несколько столетий назад. Неужели Кастл-Клер теперь ее дом, а это ее спальня?
Ей нравилась эта комната. Очень нравилась. Впервые с тех пор, как Джулиан объявил, что не намерен иметь с ней супружеских отношений, Лиза почувствовала интерес к чему-то. Она будет целыми днями бродить по замку и по острову. Здесь, наверное, столько всего интересного! Скорее бы утро.
— Миледи, я пришлю вашу горничную с чаем. Вам нужно что-нибудь еще? Может быть, горячая ванна?
Лиза вздрогнула. Она забыла, что здесь был дворецкий. Но ее улыбка быстро погасла, поскольку в проеме открытой двери позади О'Хара стоял он — проклятие ее жизни.
Глядя на Джулиана, она пробормотала:
— Благодарю вас, мистер О'Хара.
Слуга ушел, и она осталась одна с Сен-Клером. Ей это совсем не нравилось. Она подняла на него глаза. Джулиан пристально глядел на жену.
— Я понимаю, что это вряд ли доставит тебе удовольствие, — сказал он бесстрастно, — но ты вольна переделать эту или любую другую комнату, кроме моих. Передай свои пожелания мне или дворецкому, и они будут выполнены.
Лиза гордо вскинула голову.
— Я не хочу переделывать эту комнату, она мне нравится такой. — Она сердилась на себя за вспыхнувшее желание. — А теперь извини, тебе лучше уйти.
Лиза знала, что поступает невежливо, но подошла к двери и открыла ее перед Джулианом. Его близость тревожила ее, лишала спокойствия. Его близость. И ее собственные мечты. Джулиан окинул ее сердитым взглядом, кивнул и вышел. «Рассердился, — подумала Лиза. — Вот и прекрасно».
Лиза заблудилась, но ей было все равно. Она шла по новому крылу замка — длинной галерее, увешанной портретами Сен-Клеров. «Какими красивыми были эти мужчины, красивыми и привыкшими повелевать, — думала она, — и какими обворожительными и элегантными — женщины». Но ни один из предков Джулиана не мог сравниться по красоте с их потомком.
Она нигде не видела его портрета. Но, пройдя всю галерею, нашла его. Если бы не позолоченная надпись на раме «Джулиан Сен-Клер, тринадцатый граф Коннот», она бы не узнала его. Он улыбался.
С сильно бьющимся сердцем Лиза подошла ближе к портрету. Его написали приблизительно десять или одиннадцать лет назад, на нем Джулиан был намного моложе.
Но Боже, как он был не похож на себя! Улыбка — неподдельная! Улыбались не только губы, но и глаза. Это была улыбка счастливого человека. Ей бы хотелось узнать поближе человека с портрета, но она чувствовала, что никогда не узнает, что он ушел навсегда. Ей стало очень, грустно. Лиза больше не могла оставаться в галерее. Сердце ее разрывалось. Но, отвернувшись от портрета, она увидела другой портрет, на котором была изображена необычайно красивая блондинка. Почувствовав внезапную тревогу, Лиза подошла ближе, уже не сомневаясь в том, кто эта женщина.
— «Леди Мелани Сен-Клер, тринадцатая маркиза Коннот», — прочла она шепотом.
Она мрачно смотрела на молодую женщину. Первая жена Джулиана сильно отличалась от нее самой. Глаза ее были голубыми, как яйца малиновки, цвет лица матово-фарфоровый, и по тому, как были развешены портреты, казалось, что она и Сен-Клер улыбались друг другу улыбкой вечности.
Сердце Лизы упало. Что с ней случилось? Любил ли ее Джулиан? Эта мысль мучила ее. Хуже всего было то, что Мелани Сен-Клер была очень похожа на Эдит. Ей не нравилось, что они похожи, совсем не нравилось. Лиза повернулась и почти бегом бросилась из галереи. Она больше не сомневалась, что Джулиан очень любил свою первую жену.
Была ли Эдит ей родственницей? Возможно, кузиной или родной сестрой? Видел ли Джулиан свою первую жену в той, другой, когда смотрел на нее? Влекло ли его к Эдит из-за ее сходства с Мелани?
В коридоре Лиза остановилась. Куда теперь идти? Подумав минуту, она повернула налево. Мимо закрытых дверей. По темным коридорам. Полная тишина. Только гулко раздавались ее шаги. Ей сделалось не по себе. Она начала пугаться собственной тени. У нее было ощущение, что она не одна. В подобном замке могут водиться и привидения. Лиза никогда раньше не сталкивалась с духами, но теперь она была готова поверить в их существование.
Наконец девушка решилась постучать в какую-нибудь дверь. Ответа не было. Когда она осмелилась открыть ее, то оказалась в темной спальне. Мебель была накрыта пыльными, рваными чехлами. «Сколько же комнат в Кастл-Клере?» — промелькнуло у нее в голове.
В комнате кто-то есть! Лиза вскрикнула. Да нет, ей показалось. Это просто мышь прошмыгнула. Лиза решила, что пора освежить Кастл-Клер. Не переделать, но открыть и проветрить комнаты, почистить мебель, ковры и драпировки. Восстановить замок во всем его первоначальном великолепии.
Лиза поспешила дальше. Наконец она наткнулась на лестницу и быстро спустилась вниз. Теперь она была уверена, что находится на этаже, где располагались ее собственные комнаты. Интересно, а где комната Джулиана?
Лиза толкнула еще одну дверь. Она отворилась с громким скрипом, и девушка увидела Роберта. Он лежал в постели одетым, но рубашка была расстегнута.
Он читал. Когда дверь заскрипела, Роберт вздрогнул. Лиза покраснела.
— Извините, — пробормотала она, — я заблудилась.
— Пожалуйста, не извиняйся, — улыбнулся Роберт, отложил книгу и встал. — Я рад тебя видеть. Входи.
Это было не совсем прилично, и Лиза засомневалась, стоит ли входить. Роберт смотрел на нее удивленно.
— Я думал, мы друзья.
— Конечно, — кивнула Лиза. Она робко вошла в комнату и остановилась у двери.
— Ты осматривала свой новый дом? — спросил Роберт, подходя к ней.
— Да, замок очень большой. Сколько в нем комнат?
— Не помню точно, где-то пятьдесят шесть или пятьдесят семь, — небрежно заметил Роберт. — Сто лет назад Сен-Клеры были очень богаты и могущественны. У них были поместья и здесь, в западной Ирландии, и в южной Англии. Но мой отец и дед — заядлые игроки — проиграли все, кроме Кастл-Клера.
— О, — воскликнула Лиза, — это ужасно!
— Я думаю, что мой брат мог бы вернуть состояние, если бы захотел, — улыбнулся Роберт. — Он умный человек. Много лет назад он сделал несколько успешных вложений. Но в последние десять лет потерял всякий интерес к поместью.
Лиза подумала, не связано ли это с явными переменами в характере Джулиана. Она облизнула губы.
— Я нашла портретную галерею, — наконец призналась она.
— В самом деле? У тебя была приятная встреча с призраками Сен-Клеров?
— Это было очень интересно. — Лиза умирала от желания спросить его о том, что ее тревожило, и страшилась его ответа. Наконец она выпалила: — Я нашла портрет Джулиана.
Улыбка сошла с лица Роберта. Он с любопытством смотрел на нее.
— Да, он был написан лет двенадцать назад. Джулиану было восемнадцать лет, и он только что женился.
Ее сердце бешено колотилось.
— Он выглядел тогда счастливым.
— Да. Счастливым. — Роберт грустно улыбнулся. — Он был на семь лет старше меня, и я обожал его. Ходил за ним по пятам. Он не возражал. Пока… — Он запнулся.
— Пока что?
— Пока не встретил Мелани.
— Свою первую жену?
— Да.
Лиза прошла через комнату и выглянула из окна. Маленькое озеро лежало перед ней. Она обернулась.
— Что произошло?
— Она была англо-ирландка. Хотя у ее отца было здесь поместье, как раз на другой стороне канала, Мелани выросла в Сассексе. В то лето, когда ей исполнилось шестнадцать, она приехала сюда с родителями. Они с Джулианом сразу же влюбились друг в друга. На следующий год они поженились.
— Значит, он действительно любил ее, — сказала Лиза, чувствуя себя ужасно несчастной. — Она была очень красива?
— Да, она была хрупка, как венецианское стекло, — произнес Роберт. — Джулиан не рассказывал тебе, как она умерла?
Лиза покачала головой.
— Неудивительно. Он не любит говорить об этом. Это произошло десять лет назад, и с тех пор Джулиан никогда уже не был прежним. Когда они погибли, я потерял брата. — Голос Роберта задрожал.
— Они? — еле слышно переспросила Лиза.
— У них был ребенок. Мальчик. Эдди. Ему было два года — светловолосый и красивый как ангелочек. Он утонул. Вон там.
— О Боже! — прошептала Лиза, оглядываясь на изумрудное озеро. Оно сверкало, мерцало, играло бликами на весеннем солнце. Место успокоения — место смерти.
Глаза Роберта наполнились слезами.
— Джулиан был безутешен. Как и Мелани. Вместо того, чтобы поддержать друг друга, они заперлись каждый у себя. Я умолял Джулиана выйти — я боялся за него. Хотя это Мелани взяла Эдди в тот день к озеру, брат винил себя.
Лиза не дышала от ужаса.
— Что же случилось?
— Через два дня после смерти Эдди Мелани ушла.
Никто не видел этого: она ушла на рассвете. Она спустилась к озеру… На ней была только ночная рубашка… — Он запнулся и провел по глазам кулаком.
— Нет! — вскричала Лиза.
— Да, — тихо произнес Роберт. — Она утопилась.
Глава 6
Лизе пришлось сесть — у нее подкосились ноги. Она смутно сознавала, что Роберт подставил ей стул. Она закрыла лицо руками. О Боже, теперь она все поняла! Бедный Джулиан!
— Он никогда так и не оправился от удара, — сказал Роберт, опускаясь на пол рядом с ней и беря ее за руку. — Я знаю, ты сердишься на моего брата за то, что он женился на тебе без любви, против твоей воли. Он рассказал мне, как ты убежала. Ты храбрая, сильная женщина, Лиза. И красивая женщина. Как раз такая, какая нужна моему брату.
Лиза вытерла глаза, взглянула на Роберта. — Я не нужна Джулиану. Он выбрал меня из-за денег, а я, дура, думала, что он влюблен в меня. Не знала, что он приехал в Америку жениться на богатой невесте.
Она не сказала, что знает о чахотке Роберта. Вряд ли ему это было бы приятно.
— Что было, то было. Но ты нужна ему, Лиза, — уверенно заявил Роберт.
Они взглянули друг другу в глаза. Роберт крепче сжал ее руки.
— Я не сомневаюсь, что ты растопишь его заледеневшее сердце. И вернешь человека, которого мы потеряли.
Лиза горько усмехнулась.
— Я? — выдохнула она. — Как я могу растопить его сердце?
— Так, как все женщины растапливают сердца мужчин. Заставь его полюбить себя.
Лиза была потрясена его предложением. Роберт подмигнул ей.
— Ты справишься с этим, я уверен.
— Справлюсь? Вряд ли. Джулиан даже не считает меня хорошенькой.
— Ты красива. Ни один мужчина не может не замечать этого.
— Я… Другие мужчины находили меня привлекательной, — пробормотала Лиза, — но не Джулиан. Он как будто даже не знает о моем существовании.
— Он знает.
Лиза дрожала.
— А Эдит?
— Эдит? Она младшая сестра Мелани. Но она не похожа на нее. Джулиан никогда не думал о женитьбе на ней. Я это точно знаю.
— Они… любовники?
— Они друзья. Забудь об Эдит. Джулиан — порядочный человек. Он не забавляется с тобой, Лиза, я знаю.
Лиза молчала. Она не могла решиться. Роберт заглянул ей в глаза.
— Сделай то, что я сказал, Лиза. Иначе вы останетесь чужими друг другу.
Лиза размышляла. Роберт предлагал ей попробовать приручить Джулиана и освободить его от прошлого.
— Но как я могу влюбить его в себя? — произнесла она в замешательстве.
Роберт усмехнулся:
— Это нетрудно, милая. Соблазни его.
«Ничего себе, посоветовал! — Лиза даже рот открыла. — Ну и братец!»
— Ты можешь это сделать, Лиза, — заверил ее Роберт, — и я помогу тебе. Я знаю все о науке соблазнения.
Соблазнить Джулиана, завоевать его сердце, заставить влюбиться в нее… Лиза была поражена. Это же невозможно сделать! Она ничего не знала о соблазнении и не считала себя соблазнительницей. Она наверняка будет выглядеть дурой, если осмелится попробовать то, что так настойчиво предлагал Роберт.
— Возможно, — хрипло сказала она, мне следует сначала подружиться с ним?
Роберт улыбнулся.
— Соблазнение — это путь к сердцу мужчины. С моим братом это должно получиться.
Лиза лихорадочно соображала. К страху примешивалось любопытство, к отчаянию — надежда. Она перестала злиться на Джулиана. Он любил и все потерял. Как она могла теперь отвернуться от него после всего, что узнала?
— Ну?
— Ты сошел с ума, — прошептала она. — Мы оба сошли с ума.
— Так, значит, да? Ты согласна? — нетерпеливо спросил Роберт.
Лиза кивнула. Два заговорщика сидели в комнате — Лиза и Роберт.
— Я скажу тебе, что делать, даже какие туалеты выбирать, — шепнул Роберт.
Но Лиза не слушала его. Перед ее глазами возникла картина; она в кружевном пеньюаре склоняется к Джулиану. Тот читает книгу. Она немного задевает его плечом, как это делают девицы в театральных постановках, и он вдруг замечает ее. Его взор скользит по ней, она обольстительно улыбается, и вдруг ее шелковый пеньюар распахивается…
Лиза вздохнула. Кого она пытается обмануть? Она разу в жизни не расхаживала в пеньюаре и ничего не знала о соблазнении. Совсем ничего. Даже с помощью Роберта у нее, скорее всего ничего не получится.
— Без помощи мне не обойтись.
— Не беспокойся, — с полной уверенностью произнес Роберт.
Но Лиза не успокоилась.
Вдруг дверь распахнулась. Вошел Джулиан.
Лиза застыла. Краска залила ее щеки.
— Роберт, — раздраженно спросил Джулиан, еще не видя Лизы, — ты не знаешь, где моя жена?..
И тут он увидел ее. Роберт отпустил ее руку и поднялся. Джулиан смотрел то на Роберта, то на Лизу. Сначала удивленно, потом зло.
— Понятно, — протянул он.
Лиза вскочила. Ее сердце готово было выскочить из груди, щеки горели. Не подумал ли Джулиан, что она и Роберт делали что-то предосудительное? Она посмотрела в глаза Джулиану. Его взгляд был холоден и угрюм. Лиза пожалела о том, что осталась у Роберта.
— Здравствуй, Джулиан, — проговорила она неуверенно. — Я заблудилась и даже не знала, что оказалась рядом с комнатой Роберта.
Выражение лица Джулиана оставалось каменным.
— Не рядом с комнатой, а в самой комнате, — поправил он и посмотрел на брата: — Что же такое интересное вы обсуждали, так близко склонившись друг к другу головами?
Лиза не знала, что ответить.
— Твоя жена бродила по замку. Она набрела на картинную галерею. Мы говорили о нашей семье. — Роберт улыбнулся, подошел к Джулиану и похлопал его по плечу. — В чем дело? Ты что, ревнуешь? Или мне нельзя поговорить с твоей женой?
Джулиан вспыхнул.
— Не говори глупостей, — бросил он. Затем холодно взглянул на Лизу: — Повар хочет узнать у тебя, что подавать к ужину.
— Хорошо, — выдавила она.
Она не могла заставить себя улыбнуться. Ей отчаянно хотелось сказать Джулиану, что она все поняла, что ей жаль его. Ей также хотелось объяснить, что между нею и Робертом не было ничего такого и быть не могло.
Внезапно чувство, которое она считала безвозвратно утраченным, вспыхнуло в ней с новой силой — чувство болезненной, безумной любви. Лиза боялась признаться в этом самой себе.
Роберт, казалось, забавлялся.
— Мне нездоровится, — буркнул он. — Я вздремну. Проводи Лизу на кухню, Джулиан. Она сама не найдет дороги.
Джулиан поклонился и открыл перед Лизой дверь. Они прошли по коридору и молча спустились вниз. Лизе пришлось почти бежать, чтобы поспевать за Джулианом. В огромном центральном зале она догнала его и осмелилась заглянуть ему в глаза. Сердился ли он? Ревновал ли? Возможно ли это? Мужчина должен испытывать сильные чувства, чтобы ревновать. Лицо Джулиана оставалось непроницаемым. Лиза не могла больше молчать. Она тронула его за локоть:
— Джулиан, подожди.
Он обернулся к ней, упершись руками в бок.
— Ты хочешь мне что-то сказать?
У Лизы не было времени обдумывать свои слова.
— Да, Джулиан, Роберт и я просто разговаривали, и ты не должен…
— Конечно, нет, — перебил он нетерпеливо.
Лиза вспыхнула:
— Я рассердила тебя?
— Нет, наоборот, я рад, что ты и мой брат так подружились. — Его тон не смягчился.
Лиза не осмелилась спросить его о первой жене и сыне. Она смотрела на него, испытывая жалость, переполненная любовью, на которую, думала, уже не способна.
— Джулиан!
Он ждал, глядя в ее лицо, обращенное к нему. Ее сердце готово было выскочить из груди.
— Джулиан, я видела твой портрет в галерее… — начала она.
— Я уверен, что ты хорошо провела день, — резко оборвал он ее, — но повар ждет.
Сен-Клер повернулся и пошел быстрыми, решительными шагами, не дожидаясь ее.
Лиза окаменела. Догадался ли он, о чем она хотела поговорить? Была ли его грубость намеренной, и хотел ли он помешать ей задать тот страшный вопрос? Она как во сне пошла за ним на кухню. Теперь, поняв, что означает затаенная печаль в его серых глазах, девушка не могла не думать о нем и его горькой трате.
Решение было принято. Лиза ходила из угла в угол по своей спальне. На ней было надето пурпурное вечернее платье, которое выбрал для нее Роберт. Что ей теперь делать? Ужин был хуже некуда: Джулиан не заметил ее туалета, казалось, что он вообще едва замечал ее. Он много пил и почти не прикасался к еде. Весь вечер был мрачен. Слава Богу, Роберт болтал с Лизой большую часть вечера. Она не сводила глаз с Джулиана. Как он был красив даже в таком мрачном настроении! Когда она думала о том, что ей предстоит сделать, ее бросало в дрожь от волнения. В дверь тихо постучали. Лиза быстро открыла, и в комнату проскользнул Роберт.
— Чего ты ждешь? — спросил он нетерпеливо. — Джулиан пошел к себе.
— О Боже, — прошептала Лиза. Сейчас она готова была идти на попятный.
Роберт сжал ее руку.
— Ты должна это сделать.
Она посмотрела ему в глаза и медленно кивнула:
— С чего начать?
Он улыбнулся:
— Скажи ему, что ты хочешь обсудить состояние замка. Возьми стул и сядь. Немного наклонись вперед, чтобы он заглянул в вырез твоего платья. Щеки Лизы заалели.
— Предложи нанять больше прислуги и провести весеннюю уборку. Смотри на него широко открытыми глазами. У тебя очень красивые глаза, Лиза, очень выразительные. Не бойся пользоваться ими. Лиза нервно кивнула.
— В какой-то момент подойди к нему и положи руку на его плечо. Будь как можно нежнее и женственнее.
— Я не умею, Роберт. Как мне заставить его поцеловать меня?
— Сегодня не надо заставлять его целовать тебя, — сказал Роберт. — Не думай даже об этом. Если же он поцелует, отвечай естественно. Я уверен, что мне не надо говорить тебе, что делать. — Вдруг ему в голову пришла неожиданная мысль: — Джулиан когда-нибудь целовал тебя?
Она покраснела:
— Когда ухаживал за мной.
— И тебе нравились его поцелуи? — спросил он прямо.
— Роберт!
Он едва заметно улыбнулся:
— Ну что ж, это уже хорошо.
— Он не целовал меня с тех пор, как я убежала от него, — призналась она с несчастным видом.
— Поцелует, — убежденно сказал Роберт. — Забудь сегодня о поцелуях. Я просто хочу, чтобы ты пришла в его комнату, такая красивая и невинная. Ты растревожишь его сердце и душу, так же как и тело. Я в этом уверен.
Лиза закусила губу:
— Я выгляжу невинной?
— Даже слишком.
Чувствуя себя так, словно шла на плаху, Лиза направилась к двери. Роберт остановил ее.
— Еще одно, — сказал он, кладя руку ей на плечо, — ни слова о несчастье.
Лиза не успела ответить: Роберт открыл дверь и тихонько подтолкнул ее. Она оказалась в тускло освещенном коридоре. В висках стучало, в голове не было ни одной мысли. Комнаты Джулиана находились в другом крыле. Она быстро прошла через холл и дрожащей рукой постучала в дверь.
Ее сразу открыли.
Глава 7
Джулиан стоял на пороге своей комнаты в рубашке с закатанными рукавами, обнажающими его мускулистые руки, покрытые золотистыми волосами. Рубашка была расстегнута до пояса. Лиза чуть не вскрикнула, увидев его широкую грудь и мускулистый живот. На нем все еще были черные шерстяные брюки, но он был босиком. Лиза никогда раньше не видела мужчину полуодетым и едва могла поднять глаза.
Когда их взгляды встретились, время остановилось. Лиза слышала биение собственного сердца.
Джулиан сделал шаг назад, загородив собой дверной проем.
— Ты хочешь поговорить со мной? — спросил он.
Ей было трудно дышать.
— Да, — прошептала она дрожащим голосом.
Он опять испытующе посмотрел на нее, и Лиза подумала, что он сейчас ее прогонит. Но Сен-Клер отступил в сторону. Лиза вошла в гостиную. Она заметила только камин, в котором горел огонь, и вытертый ковер на полу. Больше ничего. Все ее чувства были сосредоточены на высоком, золотоволосом человеке, стоящем рядом. Лиза старалась вспомнить наставления Роберта, но не могла. Только одно слово запечатлелось в ее сознании — соблазнение.
— Лиза, — повторил он хрипло, — ты хочешь поговорить со мной?
Лиза вздрогнула. Ее охватила паника. Что она хотела сказать? О да, замок!
— Замок, — прошептала она еле слышно.
— Замок? — как эхо, отозвался он.
Лиза припоминала слова Роберта.
— Кастл-Клер…
— Я знаю название моего замка, — перебил Джулиан.
Он отвернулся и провел рукой по волосам, затем мрачно уставился на нее.
— Ну, говори. Кастл-Клер… Дальше. Что ты хочешь?
Лиза смотрела на его губы. Его полные, красивые губы. Кровь прилила к щекам, она кивнула, стараясь собраться с мыслями. Ей надо было сесть и наклониться вперед. Но куда сесть? Тут Лиза увидела диван. Набравшись храбрости, она прошла по комнате, чувствуя, что Джулиан наблюдает за ней, как коршун, и неловко присела на краешек.
— Нам нужна прислуга, — выдавила из себя Лиза, легка наклоняясь вперед.
В его взгляде ничего не изменилось.
— Да, — протянул он медленно. Вдруг его взгляд упал на вырез ее платья.
Лиза не могла поверить, что план Роберта срабатывал. Джулиан и в самом деле смотрел на ее декольте. Сердце Лизы заколотилось. Джулиан резко поднял голову и посмотрел ей в глаза, его взгляде промелькнуло странное выражение. Неужели это правда и он действительно желал ее?! Она почти перестала бояться, ей даже сделалось весело.
Через секунду Джулиан заходил по комнате. Лиза как завороженная смотрела на его стройные ноги.

Джойс Бренда - Семейство Деланза - 3. Чудо => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга Семейство Деланза - 3. Чудо автора Джойс Бренда дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу Семейство Деланза - 3. Чудо своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Джойс Бренда - Семейство Деланза - 3. Чудо.
Ключевые слова страницы: Семейство Деланза - 3. Чудо; Джойс Бренда, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 Стражи Пламени - 5. Воин жив