Евпланов Андрей - читать и скачать бесплатные электронные книги 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Лоуренс Кэти

Мой милый ангел


 

Тут выложена бесплатная электронная книга Мой милый ангел автора, которого зовут Лоуренс Кэти. В электроннной библиотеке forumsiti.ru можно скачать бесплатно книгу Мой милый ангел в форматах RTF, TXT или читать онлайн книгу Лоуренс Кэти - Мой милый ангел без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Мой милый ангел = 262.82 KB

Лоуренс Кэти - Мой милый ангел => скачать бесплатно электронную книгу



OCR Angelbooks
«Мой милый ангел»: Русич; Смоленск; 1994
ISBN 5-631-00052-0
Оригинал: Kathy Lawrence, “Tin Angel”
Перевод: Л. Васелевич
Аннотация
В книге современной американской писательницы, впервые издающейся на русском языке, рассказывается о благовоспитанной романтической молодой леди, которая приезжает на Запад, чтобы заняться бизнесом после смерти отца. Она не знает, что в наследство ей достался публичный дом…
Героиня преодолевает множество опасных приключений, побеждает опасного и безжалостного преступника, обретает радость любви.
Кэти Лоуренс
Мой милый ангел
Анонс
Джесси схватила с кровати свою одежду и прикрылась ею, отступая от приближающегося Джейка. Его глаза сияли теплым светом, а она уже научилась понимать, что это значит.
— Я буду тебе очень признательна, если ты выйдешь, пока я оденусь, — холодно сказала она ему.
— Итак, моя нежная Джесси уже исчезла, остался только мой язвительный партнер, — он продолжал приближаться к ней.
— Я только пытаюсь вернуть наши отношения на деловую основу, — ответила она с достоинством.
— Ради Бога, мисс Таггарт, мы партнеры и ничего больше. Это не ты была со мной в постели этой ночью. Это не твою мягкую и нежную кожу я ласкал, пока ты не стала умолять о большем.
— Прекрати, Джейк. Я не хочу этого слышать. Мы с тобой партнеры, и больше ничего между нами не может быть. Мы не должны повторять того, что произошло между нами этой ночью.
Он подошел ближе, взгляд его сверкающих голубых глаз пригвоздил ее к месту.
— Ты же знаешь, что уже нет пути назад, Бостон, — он шагнул к ней, обнял ее, заглушая протесты горячим настойчивым поцелуем.
КЭТИ ЛОУРЕНС
(Кэт и Лэрри Мартин)
— Обожаем писать о Западе! Он у нас в крови.
— Мы оба потомки первооткрывателей Америки, — говорит Кэт, — мои отец и дядя были членами Ассоциации Профессиональных ковбоев родео. Лэрри запрягал мулов и лошадей, пас стада верхом на лошади и плавал на собственном кече (небольшое двухмачтовое судно).
— Мы надеемся, что наша книга даст вам возможность почувствовать жизнь Запада, какой она была на самом деле, — говорит Лэрри, — потому, что путешествуя по Западу и изучая его, нам кажется, мы его понимаем.
Глава 1
Сан-Франциско, 1872 год
Джейк Вестон снял с письменного стола свои длинные ноги, обутые в сапоги, и встал. Порывшись в кармане бриджей и найдя монетку, он бросил ее склонившемуся в поклоне мальчику-посыльному Телеграфной Компании Уэлс.
— Благодарю вас, мистер Вестон, — мальчик улыбнулся, довольный щедрыми чаевыми, и вернулся к открытой двери офиса.
Гравировка на матовом стекле двери свидетельствовала о том, что Джейк является здесь хозяином. Еще недавно это было преувеличением, а теперь, после смерти Генри Таггарта, стало фактом. Всего лишь два дня назад к Джейку пришел адвокат Генри Виллард Джексон с известием, что Генри завещал своему компаньону Джейку Вестону половину своей собственности. Если точнее, то сорок девять процентов, но это почти то же самое, что половину.
Мальчик вышел, и Джейк плотно закрыл за ним дверь, чтобы не слышать бренчания пианино вперемежку со слишком громкими мужскими голосами и визгливым женским смехом.
Джейк занимал этот офис над игорным салоном в течение четырех лет из тех пяти, пока был менеджером у Генри. Конечно, слово менеджер не совсем точно отражало истинное положение вещей. Точнее, Джейка можно было бы назвать стержнем всего бизнеса. Он улыбнулся при этой мысли.
Джейк не спешил читать телеграмму, он и так знал, о чем она. Вернувшись к своему вращающемуся креслу, он снова положил ноги на письменный стол, откинулся на спинку кресла и небрежно вскрыл светлый конверт лезвием карманного ножа.
«Дорогой Джейк, Я тяжело переживаю известие о смерти моего отца. Хотя мы никогда с вами не встречались, я уверена, что вы вполне способны защитить мои интересы в делах до тех пор, пока я не приеду. Пожалуйста, отложите похороны моего отца до моего приезда в Сан-Франциско.
С наилучшими пожеланиями, Джесси Таггарт».
Джейк провел рукой по своим волнистым черным волосам, достал сигару и откусил кончик. «Чертова дура», — подумал он. Чиркнув спичкой о подошву сапога, зажег сигару. Когда он посылал телеграмму Джессике Таггарт с известием о смерти ее отца, то совсем не предполагал, что эта женщина решится отправиться в такой дальний путь из Бостона в Сан-Франциско. Теперь, унаследовав пятьдесят один процент собственности всех компаний, принадлежавших Генри Таггарту, она стала его партнером. Он этого не отрицает, но не думает же она сама заняться бизнесом!
Руперт Скрогинз, бармен, приоткрыл дверь офиса и просунул голову.
— Привет, босс. Ты выглядишь так, парень, как будто тебя пригласили почетным гостем на сходку гангстеров.
— Хуже, Руперт. Сюда приезжает дочь Генри. Нам только не хватало, чтобы какая-то школьница указывала, как вести дела в салоне и борделе.
«Еще хуже, если она вмешается в дела Фрахтовой компании или в работу речных шхун, которыми мы владеем» — подумал он про себя.
— Не беспокойся об этом, босс, — Скрогинз раскурил окурок сигары. — Уж школьницу ты сможешь приручить.
— Я схожу на телеграф, Руперт. Приглядывай здесь за делами.
Джейк спустился вниз по лестнице вслед за толстым барменом, прошел мимо игральных столов и вышел через вращающиеся двери публичного дома «Милый Ангел» на улицу.
Увернувшись от пивного вагончика, который тащили по мостовой двое бедняков, он пробирался сквозь толпы, заполняющие улицы Сан-Франциско, этого самого быстрорастущего и процветающего города Калифорнии. Здесь были китайские кули в длинных черных одеждах, итальянские эмигранты, австралийцы в брезентовых бриджах, из-за которых их прозвали Сиднейскими Утками, перуанские горняки в плоских шляпах с пучками пушистых перьев на полях и множество других, столь же пестрых и необычных людей.
В телеграфном агентстве фирмы Уэлс он тщательно составил ответную телеграмму Джессике Таггарт:
«Дорогая Джесси, Совершенно невозможно задерживать похороны вашего отца до вашего приезда. Я позабочусь о всех ваших делах, но ваше присутствие совсем необязательно. Это очень трудная поездка, слишком тяжелая для молодой женщины. Буду счастлив оказать помощь в продаже собственности вашего отца и все вырученные средства направить вам. С почтением приму любые ваши советы и пожелания.
Джейк Вестон».
Ответ прибыл незадолго до полуночи. Джейк сидел за стойкой бара. Прочитав телеграмму, он помрачнел.
«Уважаемый мистер Вестон,
Я приеду ровно через двенадцать дней. Я наняла адвоката Хараса МакКаферти, эсквайра, для ведения моих дел. Ничего не предпринимайте. Я повторяю, ничего не предпринимайте до моего приезда. Тело моего отца обработайте солью и углем и поместите в холодильное помещение. Я буду обязательно. Повторяю, я буду обязательно присутствовать на его похоронах. Я надеюсь, что вы оправдаете доверие моего отца к вам.
Ваша хозяйка
мисс Джессика Таггарт».
Руперт Скрогинз склонился над плечом Джейка:
— У тебя такой вид, босс, как будто ты только что разгрузил парочку вагонов. Похоже, ты попал в ловушку, — он слегка усмехнулся. Джейк встал на ноги:
— Не лучше ли тебе заняться чисткой пивных кружек?
Джейк поднялся по лестнице в офис, перешагивая сразу через две ступеньки. Сев за письменный стол, он сердито надкусил кончик сигары. Немного поразмыслив, он довольно улыбнулся. К тому времени, как эта неженка с Востока проведет двенадцать дней в поезде, отобьет себе бока и набьет синяков, испытает зной пустынь, подъемы и спуски высокогорья, она станет мягкой, как воск, и продаст все первому же человеку с деньгами в кармане, а Джейк лично готов купить ее пятьдесят один процент собственности «Милого Ангела» и других компаний, принадлежавших Генри Таггарту.
Джессика приподняла подол своего черного файлового дорожного платья и поднялась по железным ступенькам вагона. Бостонский вокзал шумел вокруг нее: торговцы, продающие вразнос свой товар, маленькие дети, возбужденно кричащие, глядя на пыхтящий паровоз, одетые в форму носильщики, везущие на тележках багаж.
Дрожа от радостного волнения, несмотря на печальные обстоятельства своего путешествия, Джессика открыла тяжелую дверь вагона.
— Разрешите взять вашу сумку, мисс? — кондуктор в черной форме поставил ее небольшой саквояж на верхнюю полку. Джессика опустилась на бархатное сиденье. Ее остальные вещи находились в багажном вагоне.
— Едете до самой Калифорнии? — спросил кондуктор, проверяя ее билет. — Довольно долгое путешествие для такой молодой леди.
Джесси сдержала порыв гнева. В конце концов, этот человек просто пытается поддержать разговор, он не собирается читать ей мораль.
— Уверяю вас, я с нетерпением жду этого путешествия.
Кондуктор тотчас же согласно кивнул, как будто хотел сказать: «Посмотрим, что будет потом».
— Если вам что-нибудь понадобится, мисс, скажите мне, — с этими словами он повернулся к джентльмену, сидящему слева от нее.
Мужчина был модно одет, как, впрочем, и все остальные в купе, он улыбнулся. Джессика осмотрелась, предвкушая предстоящее путешествие, затем убрала выбившуюся прядь темных блестящих волос под сиреневую шляпку с узкими полями.
Раздался резкий свисток паровоза, и Тихоокеанский экспресс, выпустив клубы пара, тронулся. Джесси ехала не в первый раз, отец часто брал ее в свои деловые поездки, путешествовала она и с матерью, до того, как та умерла два года назад, но они редко ездили в таком шикарном вагоне. Джесси провела рукой по роскошному темно-вишневому бархату сиденья. Почему бы и не доставить себе такое удовольствие? В конце концов, она ведь может себе это позволить, ее отец был состоятельным человеком.
Джесси снова вспомнила об отце, и комок подкатился к ее горлу. Она не виделась с ним почти три года, и это еще больше усиливало ее чувство потери. Хотя он сравнительно успешно вел свои дела в Бостоне, настоящая удача пришла к нему в Сан-Франциско, городе, который он называл родным.
— Я полюбил Запад, — как-то однажды признался он Джесси. — Я уже житель Запада, а твоя мать принадлежит Бостону. Она не сможет быть счастлива ни в каком другом месте.
Хотя Джесси понимала, что страсть к приключениям была частью его натуры, это все равно расстраивало ее — несходство характеров отдалило друг от друга отца и Бернесе, мать Джесси.
С детских лет Джесси слышала, как ссорились родители, мать часто плохо говорила об отце. Однако, отец, хотя явно был несчастлив в семейной жизни, делал все, что от него зависело, чтобы Джесси и ее мать ни в чем не нуждались. Джесси училась в самой лучшей школе, ее одежда была элегантной и дорогой. Но три года назад отец уехал в очередную поездку на Запад и больше не вернулся. В своих письмах он с гордостью сообщал, что его дела процветают, и он очень доволен своей жизнью в Сан-Франциско. Он обещал, что после окончания школы, она сможет переехать к нему.
По мнению Джесси, писал он слишком редко. Она перечитывала его письма снова и снова, пока бумага совсем не изорвалась. Эти письма были символом ее мечты, в приключениях отца она видела и для себя возможность убежать от всех этих чопорных и благородных правил поведения, которым ее обучали в Академии миссис Симпсон, этой пуританской престижной школе Бостона.
Джесси всегда не хватало отца, но даже больше, чем по отцу, она тосковала по свободе, которую чувствовала, бывая с ним, по той роскошной жизни, которую вела, разъезжая с ним.
Родители по-разному воспитывали ее. Мать учила пристойному поведению благовоспитанной леди, отец же предоставлял свободу: брал ее с собой в свои бесконечные поездки — на север страны она доехала с ним до штата Мэн, а на юге она побывала даже в Чарльстоне. Отец поощрял ее участие в различных деловых предприятиях. К десяти годам она научилась вести подсчеты даже лучше, чем бухгалтер отца, и у нее часто возникали идеи, как тем или иным способом увеличить прибыль.
Генри Таггарт умер через месяц после ее восемнадцатилетия и всего лишь за три недели до того, как она закончила школу. Их мечта жить вместе так и осталась мечтой, но взамен он оставил ей другое — она владела теперь пятьдесят одним процентом собственности, принадлежавшей Таггарту. И хотя она не очень хорошо представляла, каким образом зарабатываются деньги в бизнесе и как вести этот самый бизнес, но намеревалась изучить все это как можно скорее.
Джесси была уверена, что, независимо от того, как в данный момент обстоят дела в Сан-Франциско, при правильном управлении компании Таггарта будут процветать, как и прежде. Это было испытание, которое она сама пожелала. Если бы только отец был рядом с ней!
По мере того, как поезд набирал скорость, Джесси постаралась отбросить печальные мысли, но не вспоминать о телеграмме Джейка Вестона она просто не могла. Гнев переполнял ее всякий раз, когда она думала об этом.
Какая наглость! Неужели Вестон считает ее полной дурой! Он думает, что она сдастся без сопротивления. Возможно, ее отец и доверял ему, но это вовсе не значит, что и она будет делать то же самое. Из того, что ей было известно, вполне можно предположить, что Вестон обкрадывал отца многие годы.
Джесси выпрямила спину. Если Вестон намеревается одержать над ней верх, его ждет большое разочарование.
Но в одном она была твердо уверена. Независимо от того, что ждет ее на Западе, Джессика Таггарт готова сама защищать свое будущее. И никто, а уж особенно такой человек, как Джейк Вестон, не помешает ей сделать это.
Глава 2
Джейк нанял легковую двухместную коляску с откидным верхом, чтобы поехать на станцию Эмбар-кадеро, куда прибывал паром, не смотря на то, что у него самого была прекрасная серая лошадь, и он владел половиной капитала компании грузовых экипажей. Но леди трудно подниматься на шестифутовые ступеньки грузового экипажа, а Джейк тешил себя надеждой, что Джессика Таггарт была леди.
Паром курсировал через залив между Сан-Франциско и Ричмондом, где кончалась железная дорога. Он должен был прибыть через двадцать минут, и Джейку не хотелось опаздывать. Он выбрал невысокую коляску с удобными креслами, рассчитывая, что у девушки не будет много вещей, один или два чемодана — не больше. Впрочем, это зависело от того, сколько она здесь собирается пробыть. При этой мысли Джейк помрачнел.
Он мало знал о ней, так как Генри предпочитал ничего не рассказывать о своей семье. Однако, и тех счетов на ее обучение и одежду, которые он видел, хватило, чтобы понять, что каждый каприз девушки тут же выполнялся. Генри поставил свою дочь на пьедестал, недосягаемый для любой другой женщины, и Джейк прекрасно это понимал.
— Моя дорогая милая Джесси заслуживает только самого лучшего, — частенько слышал он от Генри. Тот не очень-то терпел недостатки своих служащих, но, похоже, своей дочери он прощал все. Джейк был убежден, что женщина, которой потворствовали во всех желаниях, причинит любому только одни беды.
Пустив лошадь рысью, он повернул за угол, по направлению к причалу. Конечно, он мог бы пересечь залив и встретить поезд на вокзале в Ричмонде, но после ее высокомерной телеграммы, у него совершенно пропало желание оказывать ей такую любезность. Джейк считал Джессику Таггарт просто избалованной девчонкой. Соответственно и собирался с ней обращаться, установив такой тон общения с самого начала.
Джейк надкусил кончик сигары, закурил и улыбнулся. «После такого длительного путешествия она будет усталой и сговорчивой», — думал он. Слишком усталой, чтобы нести свои сумки и чертовски усталой, чтобы причинить ему какой-либо вред.
Сидя в своей коляске у края причала и поставив ногу в высоком черном сапоге на перекладину экипажа, Джейк наблюдал за китайскими рабочими, снующими с грузами вокруг него, чайки кружились над водой, портовые лодки сновали по всему заливу. Примерно в четверти мили был виден прекрасный 200-футовый клипер, который бросил якорь в заливе, и его обнаженные мачты стояли в ожидании парусов, которые помчат его назад в Новую Англию.
Было время, двадцать лет назад, когда весь порт был наполнен кораблями с голыми мачтами, без парусов. Все они были прекрасно оснащены и способны выдержать любые испытания, какие только Мыс Доброй Надежды мог подстроить, но не могли уйти в море без команды. Все мужчины бросились искать золото. Даже старина Таггарт, в те времена капитан и владелец одного из бригов, решил заколотить его досками и отправиться в Сьерру. Да у него и не было другого выбора, так как в Сан-Франциско не осталось сильных мужчин, а тех, кто остался, невозможно было уговорить отправиться в плавание, даже напоив до полусмерти.
В заливе показался приближающийся паром, красные лопасти колес вспенивали воду, волны расходились по голубым водам залива.
Мысли Джейка вернулись к Джессике Таггарт. Последние две недели Джейк занимался тем, что собирал деньги — просроченные счета за азартные игры и другие долги, которые он потребовал срочно вернуть. У него уже было двадцать тысяч наличными, которые он держал в своем сейфе с зелено-золотой окантовкой. Сейф стоял в углу его офиса. Это было вдвое больше, чем нужно, чтобы выкупить у Джесси Таггарт ее долю «Милого Ангела», и он надеялся, что этих денег хватит, чтобы выкупить еще и Фрахтовую Компанию Таггарта.
У них была еще Компания речного транспорта, но он и гроша бы не дал за эти речные шхуны, они давали самый маленький доход в небольшом, но прибыльном бизнесе старины Таггарта. Эти протекающие старые изношенные посудины всегда укачивали Джейка, и будь он проклят, если хочет владеть делом, за которым не может наблюдать лично. Может, ему удастся уговорить ее продать свою половину Компании за наличные, а потом продаст и свою половину, или сам продаст эти проклятые шхуны все оптом. В результате у него останется приличная сумма денег, «Милый Ангел» и Фрахтовая Компания — уж этим он будет владеть один, без этой всезнайки-партнера, заканчивающего школу.
Бело-красный паром громко засвистел и стал разворачиваться с помощью своих огромных колес, заставляя море бурлить, многочисленные брызги разлетались вокруг. Паром грациозно пришвартовался к причалу, и китайские рабочие сразу же принялись за дело, закрепляя швартовые канаты, устанавливая сходни.
Пока Джейк был занят своими мыслями, около его коляски остановилось еще несколько экипажей и два двухколесных кабриолета. Сойдя с коляски, он убедился, что лошадь надежно привязана, затем направился к пассажирским воротам. Глубоко затянувшись сигарой в последний раз, он швырнул ее в залив.
Джейк стоял в стороне, наблюдая за женщинами и мужчинами, покидающими паром. Раньше он видел старую помятую фотографию Джессики Таггарт, которую ее отец всегда носил с собой, но ведь сейчас она на десять лет старше — совсем взрослая девушка. Старина Таггарт обычно широко улыбался, глядя на эту фотографию ребенка с круглыми щечками, поэтому Джейк представлял себе Джесси Таггарт слегка пухленькой. Он было направился навстречу одной молодой женщине, выглядевшей так, как будто она только и делала, что ела, но вовремя остановился, увидев, что девушка — блондинка, а Джесси была брюнеткой. Кроме того, она навряд ли отправилась в такую длительную поездку одна. Благопристойность требовала, чтобы леди из Бостона сопровождала какая-нибудь тетушка или нанятая для этой цели компаньонка.
Палуба почти совсем опустела, когда Джейк заметил девушку, стоящую у главного выхода салона. Переступив через порог, она подняла свой небольшой саквояж и пошла вдоль палубы. У нее были темные каштановые волосы, почти полностью спрятанные под легкой шляпкой с узкими полями, которая к тому же прикрывала часть ее лица. Ее когда-то элегантное черное дорожное платье было измято и, покрыто пылью, но бедра соблазнительно покачивались, притягивая взгляд к модному, но слегка запачканному турнюру. Она держалась с таким достоинством, почти по-королевски, что у Джейка сразу же исчезла его снисходительная ленивая улыбка.
Под мягкой шляпкой лицо девушки просто светилось. Цвет ее лица был чистым, как весенний дождь, черты прекрасны и нежны. Джейк, как зачарованный, смотрел, как она вручила свой саквояж носильщику-китайцу, который с поклонами семенил за ней, пока она шла вдоль палубы.
Перегнувшись через перила причала, Джейк снова оглядел толпу прибывших, затем посмотрел на палубу. Несомненно, идущая навстречу девушка пересекла материк. Но у Джессики Таггарт должны быть темные круги под глазами и состояние, когда она способна мечтать только о пуховой постели. Джейк усмехнулся про себя. Если эта девушка мечтает о постели, он будет первым, кто готов оказать ей такую помощь и предложить постель — свою постель!
Он снова не спеша осмотрел ее измятое платье. Сразу было видно, что она долго была в пути. Леди приостановилась, когда один из пассажиров, высокий, хорошо сложенный блондин, в котором Джейк сразу признал Рене Ла Порте, приподнял шляпу, прощаясь с ней. Джейку было не слышно, что он ей сказал, но в ответ послышался приятный женский смех. Она повернулась, чтобы спуститься по трапу. «Не может быть, чтобы это была дочь Таггарта», — подумал Джейк. Старина Генри взвился бы от возмущения, если бы его дочь прибыла на Запад без компаньонки, на поезде, полном незнакомых мужчин, особенно таких, как Рене Ла Порте!
Ла Порте был завсегдатаем «Милого Ангела». Он был их конкурентом во фрахтовом бизнесе, француз по национальности, он также имел дурную репутацию ловеласа. Джейк слышал, что Ла Порте уехал по делам в Рено. По крайней мере, он провел с девушкой только несколько часов, а не дней.
Все еще неуверенный, что это именно Джесси, Джейк подошел к трапу, по которому она спускалась. Вблизи она была еще красивее — огромные зеленые глаза, розовые щечки. При любых других обстоятельствах Джейку доставило бы удовольствие просто смотреть на нее. Но прежде, чем он успел привлечь ее внимание, навстречу вышел Харас МакКаферти, в модном приталенном пальто с бархатным воротником. Сняв свой черный котелок, он поклонился.
— Мисс Таггарт, — адвокат широко улыбнулся, сверкнув зубами, что очень не понравилось Джейку. — Я Харас МакКаферти.
Прежде, чем она успела ответить, Джейк выступил вперед, снял свою широкополую белую шляпу и протянул ей руку:
— Я Джейк Вестон. Рад, что вы добрались благополучно. Вас ожидает двухместная открытая коляска.
— И я приехал за вами на двухместном экипаже, как вы и просили, мисс Таггарт, — МакКаферти бросил на Джейка недружелюбный взгляд и снова широко улыбнулся девушке. Адвокат пользовался дурной славой за свои темные делишки. Джейк удивился, как это Джесси Таггарт угораздило связаться с таким проходимцем, как МакКаферти, находясь за три тысячи миль отсюда.
— Рада видеть вас обоих, — Джесси посмотрела на Джейка с легким презрением, проигнорировав его протянутую руку. — Я не ожидала, что вы меня встретите, мистер Вестон. Я сообщила вам время своего прибытия из вежливости. Надеюсь, что не отвлекла вас от дел.
— Тендерлон — не самый безопасный район для молодой леди, Джесси, — Джейк надел на голову шляпу. — Кроме того, я думал, что вы захотите как можно скорее устроить свои дела.
Он заметил, что она недовольно нахмурилась, когда он назвал ее просто по имени. «Это хорошо», — подумал Джейк. Ведь он намеревался с самого начала дать ей понять, кто здесь главный — пусть продает свою долю, или никаких дел.
— Мистер МакКаферти займется моими делами, мистер Вестон, — на ее лице была непроницаемая улыбка. — Всеми моими делами, за исключением похорон отца. Это я предоставила вам.
— Похороны состоятся через три часа. Поезда часто опаздывают, поэтому я приехал удостовериться, что вы прибыли вовремя.
— Через три часа! Но я же не смогу… Мне нужно отдохнуть и привести себя в порядок! Я уверена, похороны можно отложить.
— Мы и так слишком долго откладывали. Существуют городские правила, касающиеся этих процедур. Вашего отца похоронят через три часа, будете вы там или нет.
Джесси так крепко сжала свою сумочку, что ее пальцы побелели, поджав при этом свои хорошенькие губки.
— Тогда мне нужно поспешить, — она повернулась спиной к Джейку и приняла руку МакКаферти. — Не будете ли вы так любезны сопровождать меня на похоронах, — попросила она, но тон ее просьбы не допускал никакого отказа.
— Конечно, конечно, — ответил Харас. — Заупокойная служба состоится в Епископальной церкви Святого Джозефа, если газеты сообщают верно.
— Именно там, — сказал Джейк. — Но я думаю, было бы лучше, если бы вы позволили мне сопровождать вас, Джесси. Я уже имел дело с мистером МакКаферти раньше, и предлагаю вам проконсультироваться у адвоката вашего отца, мистера Джексона.
— Как я понимаю, мистер Джексон представляет ваши интересы, мистер Вестон.
— Да, но…
— Тогда, как я и решила, мистер МакКаферти будет представлять мои. Он был настолько любезен, что телеграфировал мне в Академию, предложил свою помощь, и я приняла ее.
Джейк удивился, как адвокат сумел найти ее, но быстро сообразил, что это было не слишком трудно — Академия являлась самой дорогой школой Бостона.
— Я все подготовил для вашего приезда, — добавил МакКаферти, бросив тяжелый взгляд на Джейка, и повернулся, чтобы уйти.
— Минуточку, — Джейк остановился перед адвокатом и посмотрел прямо в его лунообразное лицо. — Вы мне не нравитесь, МакКаферти, и никогда не нравились. Что касается вас, мисс Таггарт, есть вещи, которые нам необходимо срочно обсудить.
— Я уезжаю со своим адвокатом, — сказала она твердо.
— Я заказал вам номер в гостинице «Палас», — продолжал МакКаферти. Джесси одобрительно кивнула.
Джейк почувствовал, что у него от гнева кровь прилила к шее, но ничего не сказал. Ему хотелось выпороть этого модно одетого адвоката и хорошенько прополоскать его в заливе, но было похоже, что нужно подождать с этим до более подходящих времен.
— И еще одна вещь, — Джесси обернулась через плечо, добавив как нечто малозначительное: — Нам нужно поговорить о нашем бизнесе. Я буду рада встретиться с вами завтра. Возможно, за ужином?
— Прекрасно, — сердито ответил Джейк.
— Мы можем встретиться в ресторане.
— В каком еще ресторане? — Джейк разозлился еще больше.
— Как в каком? В нашем ресторане, конечно! В «Милом Ангеле», — улыбнулась Джесси. — Вы ведь предполагали, что нам придется обсудить наши дела, мистер Вестон?
Джейк еле сдержался, чтобы не расхохотаться. Ресторан! Значит, старина Генри сказал своей дочери, что он владелец ресторана. Он усмехнулся.
— Будьте так добры, мистер Вестон, позаботьтесь о моем багаже.
Джесси так высокомерно посмотрела на него, как будто разговаривала со слугой. У Джейка мгновенно пропало желание смеяться.
Только предвкушение этого «ужина» с ней в «Милом Ангеле» смягчило его гнев.
— Я позабочусь, чтобы ваши вещи прислали в отель, мисс Таггарт, — широкая улыбка озарила его лицо. — Я буду просто счастлив заказать для вас столик в «Милом Ангеле». Леди будут дрожать от страха при встрече с новым владельцем, — он снова усмехнулся.
Суровое выражение появилось на хорошеньком лице Джесси.
— Я не понимаю, что вы находите смешным, мистер Вестон, или вы просто грубите мне?
Не успел Джейк придумать, что бы ему на это ответить, как кружащаяся в небе морская чайка шлепнула свой помет на широкие поля его шляпы. Сняв шляпу, он нахмурился и с отвращением посмотрел на кричащую птицу. Краска с шеи разлилась по всему его лицу до корней волос.
— До встречи, мисс Таггарт, это именно ваше отношение оставляет желать лучшего.
— Кажется, все божьи создания разделяют мое отношение к вам, мистер Вестон, — с натянутой улыбкой она повернулась к МакКаферти, и тот помог ей подняться в двухместный экипаж. — Мистер МакКаферти свяжется с вами, — сказала она уже через окно экипажа, и лошадь тронулась.
Джейк скомкал шляпу и запустил ее в залив. «Бог создал на земле женщин, мулов и адвокатов только для одной проклятой цели — сводить с ума нормальных мужчин!» — думал он.
Он договорился с одним из служащих парома, чтобы вещи Джесси погрузили в экипаж и отправили в отель, а коляску затем вернули в конюшню. Покончив с этим, он направился в «Милый Ангел».
Легкий бриз шевелил его темные волнистые волосы. Возможно, Джессика и победила на этот раз, но, хоть она и была хороша собой, в этой игре победит именно он. Он улыбнулся. Завтра в «Милом Ангеле» козырная дама будет у него, и он выиграет эту партию.
Однако, скоро нужно идти на похороны Генри Таггарта. Джейк уже попрощался с ним две недели тому назад, когда Генри умер. Он был хорошим боссом и хорошим другом, но жизнь продолжается, и Джейк готов ее продолжать.
Джесси откинулась на кожаное сиденье экипажа. Боже мой, что за испытание для нее! Этот человек оказался еще более невоспитанным, чем она предполагала. Она сделала несколько глубоких вдохов, чтобы успокоиться. Джейк раздражал ее, вне всякого сомнения — хотя он оказался чертовски красив! Высокий, крепкий и мужественный — таким он ей показался, но одновременно и самонадеянный, напыщенный и властный. Как он ее разозлил! Он совершенно не был похож ни на одного из джентльменов, которых она встречала в Бостоне.
— Мисс Таггарт, — гнусавый голос Хараса МакКаферти прервал ее размышления. — Нам с вами нужно обсудить несколько вопросов до вашей встречи с мистером Вестоном.
— Прекрасно, мистер МакКаферти. Как насчет завтра? Скажем, примерно в четыре.
— Я надеюсь, мы сможем побеседовать сегодня после обеда, — казалось, он немного нервничал.
— Боюсь, это совершенно невозможно. Сами понимаете, похороны. Завтра будет еще не поздно.
Порыв ветра внезапно резко дунул в открытую часть экипажа, приведя в беспорядок перья на шляпке Джесси. Как ни поправляла Джесси плюмаж, одно перышко упорно отказывалось стоять. Улыбаясь, Джесси вырвала непослушное перышко и выбросила его. МакКаферти одобрительно кивнул.
Джесси устало вздохнула.
— Далеко еще до отеля?
— Он на вершине холма. Я настоял, чтобы номер был с красивым видом из окна.
— Вы очень внимательны. Ваш город так красив, — она оглянулась на залив. Паром издали выглядел игрушечным, он как раз отошел от пристани.
— Может быть, я смогу завтра показать вам город, — предложил МакКаферти. — После нашей встречи.
Из кармана своего жилета он достал визитку.
— Мой адрес на карточке внизу. Просто покажите ее кучеру. Он будет знать, куда вас отвезти.
Экипаж подкатил к отелю, внушительному зданию из серого кирпича. МакКаферти вышел из экипажа и поспешил помочь Джессике сойти вниз.
— Я провожу вас в вашу комнату.
— В этом нет необходимости, — Джесси подняла свой саквояж и протянула ему руку. — Встретимся после обеда, мистер МакКаферти.
— Я зайду за вами в два.
Джесси кивнула.
МакКаферти дотронулся до своего котелка:
— До встречи.
Джесси приподняла подол юбки, и гордо подняв голову, вошла в отель через тяжелые стеклянные с медной отделкой двери. Богатый восточный ковер приглушил ее шаги, она прошла мимо небольшого, отделанного зеленым бархатом дивана и столов в стиле королевы Анны. Надменно посмотрев на нее, клерк сообщил Джесси, что ее комната готова, а коридорный в форменной одежде провел ее по изогнутой лестнице на второй этаж.
Как и несколько других гостей, встретившихся ей на пути, коридорный тоже удивленно приподнял брови, увидев ее испачканное сажей платье. Но, кажется, он несколько примирился, когда Джесси тотчас заказала в номер ванну и приказала немедленно доставить ее багаж, как только тот прибудет в отель.
— Благодарю, — сказала она с вежливой улыбкой, закрывая за ним дверь. И тут же свалилась с ног. Слава Богу! Наконец-то она в Сан-Франциско! Еще день пути в этом поезде, и она увяла бы, как обваренная кипятком зелень. У нее болели все кости, все суставы, все мышцы. Все платья, которые она надевала во время путешествия, фактически испорчены — они все пропитались пылью, сажей и копотью. И хотя она путешествовала в спальном пульмановском вагоне, ей все равно не удалось по-настоящему отдохнуть ни одной ночи за все эти двенадцать суток. Ей пришлось собрать последние силы, чтобы достойно пройти по палубе навстречу МакКаферти — не говоря уже о Джейке Вестоне.
Как ей не повезло! А она надеялась избегать с ним встреч, по крайней мере, пару дней, чтобы сначала хорошенько отдохнуть, отгладить свои платья — но нет, Вестон явился покрасоваться на пристань. И похороны именно сегодня!
Это было слишком жестоко. Он знал, какой она будет усталой — возможно, это ему даже доставляло удовольствие. Она довольно улыбнулась, вспомнив, что ей принадлежали пятьдесят один процент капитала, а ему только сорок девять. Похоже, что он обижен на нее. В конце концов, она является его босом, хотя вполне очевидно, он совсем не готов согласиться с этим.
В своих телеграммах и сегодня при встрече, Вестон пытался одержать над ней верх. Но у него ничего не получилось — по крайней мере, она так считает. Но все же он нарушил ее планы отдохнуть от ужасной дороги. Итак, теперь похороны отца, и ей нужно собрать все свои силы, чтобы пройти через это.
Слава Богу, у нее были эти две недели, чтобы выплакаться. Она не хотела проявлять никакой слабости в присутствии Джейка Вестона.
Она с удовольствием сбросила свое грязное дорожное платье и достала из саквояжа голубой шелковый пеньюар. Два мальчика внесли в номер медную ванну и наполнили ее горячей водой. От воды шел пар. Никогда ванна не доставляла ей такого удовольствия. Джессика дала мальчикам щедрые чаевые. Горничная помогла ей полностью раздеться, и она забралась в ванну. Все тело у нее болело, и единственное, на что у нее хватило сил, так это намылить свои густые каштановые волосы и хорошенько их прополоскать.
Джесси отдыхала положив голову на край ванны. Она блаженно прикрыла глаза. Джейк Вестон. Он был совсем не таким, как она представляла. Хотя ей было неприятно в этом признаться, он был очень красив. Слишком красив. По тону его телеграмм она вообразила себе лысого сварливого старика. Но ее представление о Вестоне оказалось таким же неверным, как и идея восхитительной поездки в Калифорнию. Вестон был высоким и длинноногим, узким в талии, но широким и мускулистым в плечах. Его бронзовый цвет лица и темные волнистые волосы прекрасно гармонировали с ярко-голубым цветом глаз. И ей необязательно нужно уметь разбираться в мужчинах, чтобы сразу понять, что перед ней действительно настоящий мужчина.
Джесси нахмурилась. Пусть он чертовски красив, но он грубый и властный тип. Он был ничто, по сравнению с ее отцом. Отец обращался с ней, как с равной, даже когда она была маленькой девочкой. Он считал женщин такими же способными, как и мужчин. И он верил в нее и понемногу посвящал в свой бизнес, учил, с чего начинать дела — как разобраться в бухгалтерских счетах, как спланировать прибыль и расходы. Но главное, внушал он ей, это то, что хороший бизнес всегда должен соотноситься со здравым смыслом, а уж здравого смысла у нее было достаточно.
Школа, которую она посещала, была строгой и благопристойной, но Джесси не хватало родительской заботы, особенно с тех пор, как умерла мать. За исключением надоевших наставлений школьных воспитательниц и писем отца, последние два года она была предоставлена самой себе.
И, как всегда, при мысли об отце, комок подкатился к горлу. Ей надо было уехать на Запад сразу после смерти матери. Они могли бы с отцом жить вместе, вместе заниматься делами, вместе отдыхать. Она хотела приехать, но он настаивал на том, чтобы она окончила школу, и Джесси согласилась.
Генри Таггарт был единственным человеком, который ее полностью понимал. Он не критиковал ее за свободные взгляды, как это делала мать, никогда не заставлял ее делать то, чего она не хотела. Мать требовала, чтобы она вела себя как леди, никогда открыто не высказывала своих взглядов, всегда была любезной и сдержанной. Бернис хотела, чтобы она удачно вышла замуж и забыла о своих суждениях о равенстве мужчин и женщин, свои мечты о любви и приключениях. А Генри всегда старался развить ее природные способности, поощрял ее любознательность и интерес к бизнесу. Только вера отца, в то, что дочь сумеет продолжить его дело, привела ее в этот далекий западный город Сан-Франциско, и она намеревалась доказать ее новому партнеру то, в чем ее отец никогда не сомневался — что Джессику Таггарт нелегко напугать, и никто никогда не будет руководить жизнью Джессики Таггарт, кроме самой Джессики Таггарт.
Глубоко вздохнув, Джесси погрузилась глубже в медную ванну и закрыла глаза. Она задремала и проснулась, когда коридорный постучал в дверь и сообщил о прибытии багажа.
Джейк прошел через вращающиеся двери «Милого Ангела» и направился прямо к бару.
Руперт Скрогинз, его главный бармен, глянул на него поверх стаканов.
— У тебя такой вид, как будто умерла твоя любимая собака.
— Не собака, а мечта, — проворчал Джейк. — Дочка Таггарта такая же, какой была, по словам Генри, ее мамаша — хуже разъяренной волчицы, — он запустил руку в волосы. — Налей мне полстакана «Кто стрелял в Джона».
— Как она выглядит? — спросил Руперт, улыбаясь насмешливо и наливая ему виски.
Джейк выпил одним глотком.
— Неплохо, — пробормотал он.
— Что?
— Симпатичнее, чем разодетая французская шлюха, — Джейк помолчал. — Черт возьми, неважно, симпатичная она или нет, но все равно она хуже тяжелого похмелья.
Руперт засмеялся и снова наполнил его стакан.
— Ну, это не составит для тебя проблему. Я не видел ни одной хорошенькой женщины, которую ты бы не смог приручить.
— А хуже всего, — добавил Джейк, — что ее адвокат не лучше. Она наняла эту старую задницу Мак-Каферти.
— Да, она может хватить горя с этим негодяем, — густые брови Руперта сошлись вместе.
— Я удивляюсь, как он до сих пор не занялся организацией публичных домов, — мрачно усмехнулся Джейк. — Кстати, о домах. Кажется, старина Таггарт постеснялся рассказать своей дочери о «Милом Ангеле». Маленькая мисс Бостон Таггарт очень горда тем, что является совладельцем благопристойного ресторана.
— Ресторана, — расхохотался Руперт. — Ну что ж, мы можем подать фаршированные яйца и соленые орешки.
— Да, шеф, будь готов обворожить мисс Джессику Таггарт завтра вечером за ужином.
— Нет, — челюсть у Руперта отвисла. — Ты что?
— Да. И это так же точно, как то, что в аду жарко, а наш бордель самый лучший в Барбари Коуст, — громко засмеялся Джейк. — И если этот ужин не заставит мисс Кошку Джесси подпрыгнуть, как на горячих углях, то меня зовут не Джейк Вестон.
— Тогда тебя назовут Змеей Джейк, — пробормотал Руперт.
— А ты, старина, должен выполнить то, что тебе положено. И, к твоему сведению, ты будешь мне помогать.
Бармен прижался животом к стойке бара, а Джейк понизил голос.
— Я хочу, чтобы для приготовления ужина ты привлек старого Уол Ай Вонга. Скажи ему, что я велю приготовить того замечательного зеленого осьминога и салат из всяких морских моллюсков, какими он нас угощал, когда Генри и меня пригласили на встречу к Гум Сан Гонгу… и обязательно ту птицу с как бы живой головой и смотрящую на тебя… и все, что он еще сможет наколдовать.
Руперт брезгливо сморщил нос.
— Босс, ты хочешь ее напугать, но не отравить же! Вся эта стряпня свалит с ног и мула. Я лучше съем кончик хвоста вонючего скунса, чем дотронусь до стряпни Вонга.
Джейк не обратил никакого внимания на его возражения.
— Затем ты соберешь вместе всех женщин. Я хочу, чтобы они как следует поприветствовали новую девушку, вступающую в состав команды «Ангела».
— Успокойся, Джейк, — Руперт снова наполнил стакан Джейка. — Я не могу позволить такое отношение к настоящей леди и, само собой разумеется, по отношению к дочери старины Таггарта. Она упадет в обморок… или может, ее хватит удар. Я не могу…
— Если ты не хочешь, чтобы мисс Кошка каждый день проверяла, вымыты ли твои пивные кружки, выискивая на них пятна, ты сможешь. Если этот бостонский котенок запустит свои коготки в этот дом, то очень скоро ты начнешь подавать по воскресеньям чай и сладости Женскому Благотворительному обществу после того, как они прямо здесь отслужат утреннюю воскресную службу. А еще, — Джейк поднял глаза на Руперта, который частенько развлекался в обществе девушек, — она перевоспитает всех шлюх. И через две недели мы останемся без работы.
Руперт со вздохом согласился, внимательно рассматривая пивные кружки, стоящие рядами на стойке.
— Хорошо, я понял, куда ты клонишь. А где сейчас пропадает Уол Ай Вонг?
— Спроси у кого-нибудь на Грант-Стрит. У тебя есть время до похорон. А сейчас мы закрываемся до шести вечера и вывешиваем черный траурный флаг.
Глава 3
Джесси заметила Джейка Вестона сразу же, как только он вошел. Он был выше всех мужчин в церкви, а его привлекательная внешность и яркие голубые глаза не оставили равнодушными всех присутствующих женщин.
Хотя церковь была заполнена людьми и гудела от приглушенных разговоров, при появлении Вестона все смолкли. Джесси наблюдала за ним из-под черной кружевной вуали. Что-то необычное есть в этом человеке, решила она. Должно быть, у него было «присутствие», как выражался ее отец. Человеком с присутствием он называл тех, кому удавалось все. Джесси еще не была уверена, является ли Джейк таковым, но, несомненно, он пользовался уважением присутствующих. Ей снова вспоминались его грубое поведение при встрече, высокомерие и попытка подчинить ее себе.
Джесси отогнала все мысли о Джейке Вестоне, снова вернувшись к печальным событиям. Сжимая кружевной платочек в руках, она хотела только одного — чтобы служба началась как можно скорее. Хотя она оплакивала отца в течение прошедших двух недель, вид гроба и мысль о том, что отец потерян для нее навсегда, снова обострили все ее чувства. Она с трудом сдерживала слезы, и ей вдруг захотелось, чтобы Джейк сел рядом.
Но Джейк прошел вперед и сел далеко от нее, на правой стороне церкви. Осмотрев зал, он заметил знакомые лица давних друзей и знакомых Генри. Затем его взгляд остановился на Джессике Таггарт, которая сидела с Харасом МакКаферти в первом ряду с левой стороны.
Девушка повернула голову в его сторону, но густая черная вуаль скрывала ее лицо. Стараясь разглядеть выражение ее лица, и понять ее мысли, Джейк наблюдал за ней некоторое время. Когда, наконец, он откинулся на сиденье, его кольт 36-го калибра, спрятанный в заднем кармане брюк, стукнулся о деревянную церковную скамью.
К тому времени, как священник поднялся на церковную кафедру, церковь заполнилась пришедшими рабочими и моряками: китайцы и калифорнийцы, Сиднейские Утки и даже несколько перуанцев, которые стояли в самых последних рядах. Здесь можно было увидеть представителей почти всех национальностей этого огромного пестрого города. Генри Таггарта любили все.
Джейк оглянулся на задние ряды церкви. На последних рядах справа сидели шестнадцать проституток: Лови Макдуглас, ее подруга китаянка Шуга Су Лин, мулатка, две черноволосых калифорнийки, рыжая Меган О'Брайен — все одеты в строгие траурные черные платья и вуали. Люди, сидящие в передних рядах, многозначительно перешептывались, поглядывая на них.
Около прохода в первом правом ряду сидел Ток Лой Хонг, сморщенный человек в струящемся белом шелковом костюме — белый — китайский цвет траура — на голове белая шелковая шапочка, волосы заплетены в длинную косичку. Редкая бородка достигала середины костлявой груди. Позади него, на втором ряду, сидели два огромных круглолицых усатых китайца, которые внимательно следили за всеми, а особенно за двумя такими же огромными мужчинами на противоположном конце их ряда. Все четверо были телохранителями. Они представляли две самые могущественные и враждующие силы в городе.
На противоположной стороне от Ток Лоя сидел Чан Ли Синг, называвший себя Чарли. Он был одет в сшитый по последней моде траурный бостонский костюм, подстрижен в стиле страны, которую теперь считал своей родиной. Черный котелок лежал у него на коленях.
Джейк, как и всякий, кто знал о существовании этих двух враждующих группировок в Китай-городе, хорошо знал их главарей. Ток Лой Хонг, прозванный Красный Шнурок за гарроты, которые находили на шеях его задушенных врагов, возглавлял группировку Гум Сан. Чарли Синг возглавлял «Добрых Тружеников Моря», организацию китайцев, работающих в порту Эмбаркадеро. ДТМ считала себя социальной организацией, защищающей своих рабочих от купцов, банкиров и политиков, которые в штыки встречали любую попытку китайцев получить работу.
Джейк незаметно рассматривал четверых мощных телохранителей, сидящих за спиной Ток Лоя и Чарли. Он знал, что у каждого под одеждой был спрятан замысловато украшенный, острый, как бритва, огромный нож. На время похорон между ними было заключено тщательно оговоренное перемирие, потому что оба главаря поклялись на крови убить друг друга — каждый обвинял другого в убийстве Генри Таггарта.
В своих телеграммах Джесси Джейк старательно избегал упоминания о причинах смерти ее отца. Так как в последние годы у Генри часто бывали приступы головокружения и его беспокоили боли в сердце, то он надеялся, что внезапная смерть отца не была слишком большой неожиданностью для Джесси. До тех пор, пока он не получил телеграмму о ее приезде, Джейк не собирался сообщать ей, что Генри был задушен. Их встреча в порту была совершенно неудачной, у него не было возможности деликатно сообщить ей о причине смерти отца, как он планировал раньше.
А теперь Джейк был в затруднительном положении. Рано или поздно он должен будет сказать ей правду. Расследование еще не закончено, и конечно, Исаак Хэнди, шериф, захочет задать ей несколько вопросов. Тело Таггарта было обнаружено за зданием «Милого Ангела», он был задушен красным шелковым шнурком, а в груди его торчал большой нож «Добрых Тружеников Моря» — знаки обеих группировок. С момента убийства город возбужденно гудел, в каждом баре и салоне шли сердитые разговоры о необходимости избавить город от китайцев.
— Интересно, сколько сейчас здесь в церкви и на ближайших улицах собралось китайцев и сколько среди них вооруженных борцов этих группировок, сколько револьверов и ножей спрятано под длинными шелковыми одеждами, — размышлял Джейк. Похороны Генри вполне могли перерасти в войну. Пока священник монотонно читал заупокойную молитву, Джейк вспоминал, как Генри впервые связался с двумя враждующими китайскими главарями. Человек без предрассудков, Генри нанял большое количество китайских рабочих, когда искал золото в горах в окрестностях Джексона. Остальные горняки ненавидели китайцев — за их трудолюбие и усердие, за их способность искать и находить золото в тех местах, от которых белые уже отказались, за их простой и скромный образ жизни.
Погромы китайцев были частым явлением на золотых приисках. Белые рабочие, напившись, решили, что причина всех их бед — китайцы. Разъяренные мужчины изгоняли ближайшие китайские семьи из их лачуг. А так как у китайцев не было никаких законных прав, то на то, что одного или даже двадцать китайцев убивали или вешали во время таких погромов, власти закрывали глаза.
Но Генри Таггарт любил и уважал своих китайских рабочих. Когда однажды белые горняки решили, что уже пора выгнать китайцев из горняцкого поселка, принадлежавшего Генри, Таггарт вышел им навстречу один, держа в руках двустволку. Когда они подошли слишком близко, тесня его назад, он выстрелил в землю у самых их ног, обдав пылью их джинсы, и заставил их работать до тех пор, пока они не протрезвели. С тех пор Генри часто выступал в Сан-Франциско от имени китайцев. Он помог Чарли Сингу, когда обессиленный Чарли с пулей в боку постучался в заднюю дверь «Милого Ангела», а городская полиция шла по его следу. Чарли искал убежища у Шуга Су Лин, одной из самых дорогих проституток Генри. Когда Генри обнаружил его в доме, Чарли был уверен, что обречен. Но Генри не считал Чарли преступником за организацию китайских портовых рабочих в Эмбаркадеро, поэтому прятал его на чердаке дома до тех пор, пока страсти не улеглись.
Чарли был обязан Генри жизнью и, согласно китайской традиции, не было ничего, о чем Генри не мог попросить его. Но Генри так и не попросил его ни о чем, поэтому этот долг перешел по наследству к Джесси, хотя, конечно, она и не подозревала об этом.
Священник закончил службу, и восемь мужчин заняли свои места у гроба — Руперт, Чарли, Ток Лой и пятеро местных политиков. Джейк шел впереди. Во время длинной службы он несколько раз бросал взгляды на Джесси. Она держалась слишком прямо, не издав ни единого звука. Что она была за женщина? Так ли она тверда, как хочет казаться? Что-то подсказывало Джейку обратное, но, тем не менее, все в этой девушке удивляло его. По крайней мере, она не возражала, чтобы на похоронах присутствовали китайцы или проститутки, в то время как большинство присутствующих были шокированы, хотя и не решались высказать это вслух. Даже в своей смерти Генри Таггарт обладал достаточной властью, заставив их молчать.
Джесси пошла вслед за гробом. Китайские телохранители последовали за МакКаферти, игнорируя его, но внимательно следя за остальными, за руками, спрятанными под одеждой. Харас нервно оглянулся и нечаянно наступил на подол платья Джесси. Он извинился и встал рядом с ней, чтобы поддерживать ее под руку. Джейк понял, что МакКаферти хотелось стоять как можно дальше от этих четверых огромных китайцев.
Процессия проследовала через высокие овальные двери церкви, Джесси вышла на улицу. Она в нерешительности остановилась на верхних ступеньках лестницы, не веря своим глазам. Собрав последние силы, она постаралась подавить подступивший к горлу комок, слезы были готовы вот-вот брызнуть из глаз. Она оглянулась, ища Вестона, тот стоял за ее спиной, держа в руках свою шляпу. Кажется, он тоже был взволнован таким большим скоплением народа на улице. Джесси всегда верила, что ее отец был большим и очень прозорливым человеком. И было вполне очевидно, что не она одна так думала.
Улица была переполнена людьми самого разного положения — мужчины держали свои шляпы в руках, женские головки были в шляпках или накидках. Все молчали. В отдалении стояли китайские музыканты, одетые в белый траурный цвет. Они собирались присоединиться к процессии, ударяя в гонги и размахивая белыми знаменами. Многие несли горшочки с горячей пищей, согласно традиции их предков.
Когда гроб поставили на черный катафалк с нарисованными окнами, духовой оркестр пожарной команды Сан-Франциско заиграл похоронный марш. Одновременно с ним, два китайских оркестра — один впереди процессии, второй сзади — тоже заиграл похоронный марш на своих странных медных и деревянных инструментах. Улица наполнилась шумом.
Джесси повернулась к Джейку.
— Я заказал для вас экипаж, — сказал он. Лицо его было печальным, взгляд — сдержанным и грустным.
Она кивнула и, надеясь, что он не заметит, быстро смахнула под вуалью слезы. Джейк заметил ее тайный жест, и черты его лица смягчились, от чего он стал еще более красив. Его теплая и сильная рука поддержала ее за локоть, и Джесси была благодарна за эту поддержку. Они подошли к единственному экипажу на переполненной улице — черному, сверкающему, с открытым верхом и черной накидкой, запряженному парой лошадей. Джейк помог ей подняться в экипаж, Харас МакКаферти сел рядом.
Впереди процессии двигался катафалк, запряженный шестью черными лошадьми, украшенными черными лентами. Джейк, шел сразу же за катафалком, за ним следовали четыре ряда одетых в траур людей, несущих траурные покровы для гроба. Харас взял в руки вожжи, экипаж тронулся с места, Джесси откинулась на спинку сиденья.
— Спасибо вам, Харас, — сказала Джесси, когда они поднялись по лестнице на второй этаж отеля «Палас». Харас подал ей руку. — Я очень ценю все, что вы сделали для меня.
Хотя они почти не разговаривали во время похорон, она не была уверена, что смогла бы обойтись без него. Похороны лишили ее последних сил. Вся церемония прошла для нее как в тумане, но Джесси никогда ее не забудет. Ни разу в своей жизни она не испытывала ничего более торжественного и трогательного, чем похороны ее отца. Все эти толпы людей, пришедшие, чтобы отдать последний долг, заставили ее по-новому взглянуть на отца. Еще больше, чем раньше, она сожалела, что не приехала жить к отцу сразу же после смерти матери.
Даже Джейк Вестон удивил ее. Он проявлял заботу, которую она собственно, и ожидала от него. Но она совсем не ожидала искренней печали в его глазах. Он старался скрыть свою грусть и, возможно, это удалось ему в отношении других людей, но только не в отношении Джесси. Поневоле она почувствовала уважение к Вестону.
— Отдыхайте, мисс Таггарт, — сказал Харас, приподнимая котелок.
— Спасибо, непременно. Увидимся завтра в четыре часа, — Джесси закрыла за ним дверь.
Она вызвала горничную, чтобы раздеться и приготовиться ко сну. В последний раз поплакала Джесси об отце. Он бы хотел, чтобы она была счастливой, а не печальной. И ради него она будет делать все, что от нее зависит, чтобы быть сильной.
Сломленная усталостью, она легла под прохладные простыни.
Джесси спала, как ребенок. Ее разбудил громкий стук в дверь. Она поднялась, накинула пеньюар. В дверях стоял молоденький коридорный.
— Вам письмо, мисс Таггарт. Я думал, что, наверно, это важно.
Джесси приняла конверт, открыла свой ридикюль и, отыскав монету, вручила ее мальчику.
— Вы случайно не знаете, который час?
— Шесть часов, мисс.
— Правда? Я проспала совсем немного.
— Сегодня уже пятница, мисс. Сейчас шесть часов. Вы приехали в четверг.
— Что? Не может быть!
— Это так, мисс.
— О Боже, я проспала встречу. И уже пора собираться на ужин. Пожалуйста, будьте любезны, пришлите мне в номер ванну. Мне нужно вымыть волосы к вечеру.
— Да, мэм, — мальчик улыбнулся при мысли, что, приняв подряд две ванны, мисс Джессика Таггарт будет самой чистой и самой благоухающей леди во всем Сан-Франциско.
Джесси прочитала послание и заметалась по комнате. Нужно, чтобы ей погладили платье.
Принесли ванну, и она вымылась душистым мылом, а к тому времени, как платье было готово, Джесси надела корсет, сорочку и нижнюю юбку. Если бы у нее было время, она, возможно, причесалась бы более экстравагантно, а теперь она просто подняла волосы наверх и закрепила их в корону из локонов.
Платье было из шелковой темно-сиреневой парчи. Оно не только подходило, для траура, который Джесси планировала соблюдать всего несколько недель, но этот цвет красиво оттенял ее зеленые глаза, а фасон платья подчеркивал ее высокую грудь. Конечно, у Вестона были перед ней преимущества. Он хорошо знал не только город, но и все тонкости их совместного дела. Но, не смотря на появившееся к нему уважение, она намеренно воспользуется любой закавыкой в бухгалтерских счетах, любой женской уловкой, известной ей, чтобы поставить Джейка Вестона на место.
Джесси перечитала послание. Оно было от Вестона, приглашающего ее на встречу в «Милый Ангел» и сообщающего адрес, который Джесси и так хорошо знала.
Сунув ноги в легкие лакированные туфли на высоких каблучках и подхватив украшенный бисером ридикюль, Джесси решила, что еще сумеет успеть вовремя.
Глава 4
Из окна своей комнаты Джейк наблюдал, как Уол Ай Вонг работал на импровизированной кухне, которую соорудили для него на дощатом настиле внизу.
Огромный живот Вонга, его тонкая бородка, свисающие вниз усы, делали его больше похожим на китайского военачальника, чем на короля кантонских поваров в Сан-Франциско, кем он был в действительности. Вонг был погружен в работу: чистил двух небольших осьминогов и целую кучу пурпурных морских «огурцов». Его косичка, торчащая из-под шапочки, так и плясала на затылке. Золотистый фазан, ощипанный и выпотрошенный, груда зеленых и желтых овощей, большинство из которых не были известны Джейку, лежали на деревянных досках, которые Вонг использовал вместо стола.
Джейк улыбнулся. Все шло, как по расписанию. Он посмотрел вдоль улицы. Недалеко находились два небольших игорных зала, конкурирующие с «Милым Ангелом» в борьбе за клиентов. Хотя было еще рано, несколько пьяных моряков стояли перед их входом, распевая непристойную песню. Напротив расположили еще три салона, включая «Золотую Колючку», самого опасного конкурента «Милого Ангела». Они все успешно вели свой бизнес, но «Милый Ангел» определенно был королем.
Это самый большой и к тому же старейший салон между Китай-городом и Итальянским районом. Высокое двухэтажное здание занимало полквартала. На первом этаже располагался большой игорный зал и бар. Комнаты девушек — и на первом, и на втором этаже, там же находилась спальня Джейка и его однокомнатный офис. На грузовом вокзале у него был еще один офис, поменьше.
Джейк стоял перед зеркалом в дубовой раме и поправлял галстук, завязанный свободным узлом с двумя длинными концами. Осмотрев свой черный сюртук, он подмигнул своему отражению в зеркале. «Джейк, дружище, — думал он, — маленькая мисс Кошка Таггарт очень скоро будет умолять тебя выкупить ее часть „Милого Ангела“.
Он любил старый салон. И он будет чертовски рад, когда его «партнер» отправится домой, и все станет на свои места.
Он еще раз причесал свои черные вьющиеся волосы, плеснул туалетной цветочной водой на скулы, смахнул соринку с белой гофрированной рубашки и направился к двери. Один глоток «Кто стрелял в Джона» и он будет совершенно готов приветствовать широко раскрывшую глаза от удивления леди из Бостона. Черт возьми, ради такого случая он может выпить французского коньяка «Наполеон».
Волнуясь, Джессика Таггарт ждала, пока швейцар нашел для нее экипаж. Усевшись и откинувшись на кожаное сиденье, она попыталась успокоиться и собраться с мыслями. Досадно, что она проспала встречу с МакКаферти, и не получила нужные сведения о Джейке Вестоне и состоянии дел ее отца. Ну что ж, ей придется «играть на слух». В течение последних двух лет она привыкла сама принимать ответственные решения, она постарается справиться и на этот раз.
Почувствовав себя более уверенно, Джесси расправила шелковую юбку своего модного платья с низким вырезом и наклонилась вперед, чтобы лучше рассмотреть улицы Сан-Франциско, города, который, она была уверена, станет ее домом. Уже почти стемнело, туман, опустившийся на низинные районы города, скрыл от взгляда залив. На улицах царило оживленное движение, как всегда вечером по пятницам: двухместные экипажи и наемные кабриолеты конкурировали с прекрасными, украшенными гербами города экипажами, принадлежавшими нуворишам. Джесси с интересом размышляла: кто они такие, где живут, примут ли они ее когда-нибудь в свое общество, хотя она еще не решила, хочется ли ей этого.
Если судить по похоронам, отец был признан разными слоями общества. Ее воспитание предполагало, что она будет принадлежать к высшим слоям общества, однако, Джесси была вынуждена признать, что она, как и ее отец, ценила личную свободу гораздо больше, чем привилегию принадлежать к высшему свету.
Самое главное, чтобы предприятия отца продолжали процветать — этим она отплатит ему за его доброту и заботу — и мысль, что она будет деловой женщиной, зачаровывала ее. Это было первым шагом к равенству, как для нее, так и для остальных женщин. Деньги дадут ей свободу и возможность узнать жизнь лучше, сделать для себя в этой жизни много открытий. Она надеялась, что Джейк Вестон не будет для нее большой проблемой, а если нужно, то она просто потащит его за собой к успеху.
Джесси улыбнулась этой мысли, она так хотела увидеть свой ресторан, о котором столько писал отец. Он описывал его детально, от элегантных хрустальных канделябров, до толстых персидских ковров. Она была уверена, что «Милый Ангел» был главным источником доходов отца.
Острый запах гнили отвлек Джесси от размышлений. Экипаж тарахтел по улицам Китай-города. Джесси читала раньше об этом районе, и сейчас, после похорон отца, он показался ей еще более привлекательным. Улицы были переполнены пешеходами и рикшами. Джесси наклонилась к окну, чтобы не пропустить ни одной подробности. Ей все очень нравилось до тех пор, пока экипаж не свернул на боковую улицу, которая показалась ей немного неприличной. Впервые Джесси заволновалась.
— Кучер, — окликнула она, выглядывая из окна, — вы уверены, что едете правильно? Мне кажется, вы говорили, что знаете, где находится «Милый Ангел»?
— Уже недалеко, мэм, — ответил тот. — А вы уверены, что вам нужно именно туда?
— Конечно, уверена. А что?
— Просто спрашиваю, — кучер пустил лошадь рысью. Они проехали немного вдоль улицы, затем повернули и оказались в более старом районе. Был слышен хриплый женский смех вперемежку с бренчанием дешевого пианино. Несколько пьяных вывалились из дверей ближайшего салона и, спотыкаясь, держась друг за друга, потащились по дощатому тротуару. Один из мужчин, увидев Джесси, сказал что-то своим товарищам. Когда экипаж проехал мимо, они громко захохотали и, приподнимая шляпы, низко кланялись. Джесси отвернулась, стараясь не слышать их грубые выкрики.
Тем временем экипаж выехал на еще более обшарпанную улицу. Джесси почувствовала, что от страха у нее похолодело внутри.
— Кучер, остановитесь, — приказала она. — Я думаю, здесь какая-то ошибка.
Возничий тут же остановил экипаж. Джесси выглянула из окна.
— Я думаю, что мы едем не туда. «Милый Ангел» находится по адресу, указанному в этом письме, — она подала ему письмо Джейка. — Это один из лучших ресторанов города.
— Да, все правильно, — ответил кучер. — Монтгометри-стрит, 9-18. Туда мы и едем. Но это совсем не ресторан. «Ангел» — самый лучший игорный салон и публичный дом с этой стороны залива.
— Что?!
— Простите, мэм, но это так.
— Я уверена, вы ошибаетесь!
— Нет никакой ошибки, мэм. Я сам там был несколько раз. Конечно, только в игорном салоне, вы понимаете. Моя жена не одобрила бы всего остального.
Джесси откинулась на спинку сиденья. Отчаянье и гнев охватили ее. Публичный дом! Боже мой! Неужели ее отец обманывал ее? Как он мог? Должно быть, ему было стыдно признаться, каков был его бизнес. Вот почему Вестон смеялся в порту, а Мак-Каферти настаивал на встрече с ней. Черт бы их побрал! Черт бы их всех побрал!
— Вас отвезти обратно в отель, мэм? — обратился к ней кучер.
Джесси вцепилась в складки своей юбки. Если она не появится, Вестон посчитает, что она струсила, как он и ожидал. Ну, уж нет! Публичный дом — это совсем не то, чем она собиралась заняться, но это была ее собственность.
Умерла еще одна ее голубая мечта. «Ну и что?» — упрекнула она себя. «Ты чувствуешь себя подавленной и разочарованной? Ну и что? Ты разочаровывалась и раньше».
Джесси успокаивала себя, пытаясь окончательно не потерять голову. Она постарается выйти из этого положения наилучшим образом. Ее отец знал, что она не растеряется. Неважно, что Вестон рассчитывает на ее неспособность вести дела и надеется, что она продаст свою часть собственности. Этого не будет, поклялась она себе. Над Вестоном можно одержать верх только при помощи силы духа. Джесси выпрямилась, сделала глубокий вдох, успокаивая дыхание и биение сердца. Она появится на этом ужине, независимо от того, что Вестон там приготовил.
— Нет. Поехали в «Милый Ангел». У меня там заказан ужин.
— Как скажете, мэм, — они продолжили свой путь.
Джейк нетерпеливо шагал взад и вперед, засунув пальцы в карманы жилета. На улице стемнело, Джесси опаздывала уже на пятнадцать минут. Ему надо было самому заехать за ней в отель, но она ведь решила изображать из себя бизнесмена! Кроме того, вчера утром он так разозлился, что забыл, что нужно быть джентльменом. А теперь вот вынужден гадать, приедет она или нет.
Район Тендерлон, где находился «Милый Ангел», с наступлением темноты был опасен для молодой невинной девушки. Но, однако, была ли Джессика Таггарт действительно невинна? Она проехала через всю страну без компаньонки, сама договорилась с МакКаферти представлять ее интересы, не посоветовавшись ни с Джейком, ни с адвокатом отца. Она была упряма и избалована — и совершенно одна в опасном городе.
Выглянув в двадцать пятый раз на улицу, Джейк заставил себя остановиться у бара. Черт побери, должно быть, подъехав к салону, она увидела, что он из себя представляет, бросилась назад в отель и отправила срочное письмо МакКаферти с просьбой продать ее часть бизнеса. Он надеялся, что это было именно так. И все же, если она не появится здесь через пятнадцать минут, он сам поедет за ней в отель.
Выпив порцию виски, Джейк снова направился к двери. Увидев подкативший экипаж и выходившую из него элегантно одетую молодую леди, он вздохнул с облегчением. Все же он очень беспокоился. Теперь, когда она была в безопасности, он мог продолжать свою игру. Главное, убедить ее, что вести дела в этом «ресторане» — неприлично для леди. С довольной улыбкой Джейк застегнул сюртук и направился поприветствовать Джессику Таггарт.
— Ну что же, мистер Вестон, — сказала Джессика, легко выпрыгнув из экипажа. — Приятно видеть вас снова.
— Уверяю вас, мисс Таггарт, для меня истинное наслаждение видеть вас здесь сегодня вечером.
Воздух был наполнен запахами стряпни Вонга. Когда они прошли по дощатому настилу к двери, Джесси вопросительно посмотрела на импровизированную кухню, но ничего не сказала. Джейк внимательно наблюдал за ней, ожидая ее реакции на эти экзотические благоухающие запахи острых приправ.
— Какой приятный вечер, — сказала она.
— Просто замечательный, и очень подходящий для ужина в «Милом Ангеле», — ответил Джейк с удовлетворенной усмешкой. Как ни был он настроен против этой упрямой девчонки — дочери Генри Таггарта, Джейк вынужден был признать, что она была красавицей — гораздо красивее, чем он мог себе представить, увидев ее впервые в измятом черном дорожном платье. Из-за темно-сиреневого платья, которое она надела в этот вечер, ее зеленые глаза казались еще больше. Сиреневый цвет выгодно подчеркивал нежную кожу лица, все это волновало Джейка. Он не мог оторвать глаз от ее прелестной груди, обрисованной плотно облегающим корсажем. Душа его застонала. Ну почему она не была маленьким гадким утенком, каким он ее себе представлял!
И все же, главное — это поставить ее на место, и немедленно! Он должен показать ей, кто здесь правит бал, и это нужно сделать именно сейчас.
Джейк предложил ей руку, и Джесси приняла ее с улыбкой, которая была слишком победной и слишком неискренней, чтобы понравиться Джейку. Что-то было не так. По крайней мере, у этой мисс Кошки Таггарт очень туманное представление о Тендерлоне.
— Не войти ли нам в дом?
— А почему бы и нет?
Джейк широко распахнул вращающуюся двойную дверь, с удовольствием предвкушая ее реакцию. Шум хриплых голосов стих, смолк громкий смех. Это было очень необычно, не говоря уже о том, что леди посетила место, подобное «Милому Ангелу». Для такой девушки, как Джессика Таггарт, воспитанной в самой престижной школе Бостона, это был невообразимый поступок. Джейк улыбался про себя, предвкушая развлечение.
Сквозь дым от чадящих масляных ламп к ним пробиралась Лови Макдуглас, самая старшая из женщин «Милого Ангела». Ее руки упирались в широкие бедра, массивная грудь была туго обтянута красным атласным платьем. Лови бросила на Джесси оценивающий взгляд и громко усмехнулась.
— Боже мой, Джейк Вестон, ты говорил, что новая девушка красива, но я не ожидала, что она будет такой красавицей!
— Здравствуйте, — вежливо сказала Джесси, твердо решив, что ее ничто не сможет вывести из себя. — Я Джессика Таггарт, владелец половины «Милого Ангела» после смерти моего отца.
Лови перекрестилась с уважением.
— Упокой Господь его душу.
— Аминь, — добавила Джесси.
— Ты сказал, что приедет новая девушка, — сказала негромко Лови, обращаясь к Джейку и поджимая ярко накрашенные губы.
— Ты должно быть, ошиблась, — Джейк строго посмотрел на нее. — Я сказал, новая хозяйка.
— Рада с вами познакомиться, мэм. Извините за ошибку, — Лови вежливо улыбнулась Джесси, но сердито нахмурилась и скривила губы, посмотрев на Джейка, прежде, чем вернуться к тем морякам, которых она оставила у бара. Джейк незаметно отрицательно махнул трем девушкам, которые тоже намеревались поприветствовать новую девушку. Он решил прекратить эту шутку, чтобы не торопить события. План номер два заставит Джесси в ужасе покинуть этот дом.
— Что вы думаете о «Милом Ангеле»? — спросил Джейк, обводя рукой овальный бар, просторную комнату со столами для игры в фараон, рулетку, колесо которой крутилось, гоняя шарик из слоновой кости. В салоне опять стало очень шумно, азартные игры продолжались.
Джесси приторно улыбнулась.
— Это зависит от того, какую он приносит прибыль, мистер Вестон.
Хотя Джесси с удовольствием бы ответила: «Я считаю это место вульгарным, неприличным разгулом греха и пьянства!» Ей хотелось отругать его и пожаловаться отцу. Но вместо этого она постаралась сдержать волнение, сделав несколько глубоких вдохов, и ждала, что же еще предпримет Вестон.
— Вы бы хотели сейчас совершить экскурсию по дому или предпочитаете сделать это после ужина? — спросил он с ленивой улыбкой. Она с удовольствием залепила бы ему пощечину, чтобы убрать эту наглую улыбочку! Джейк указал ей на отгороженное место в переднем углу салона. Там стоял стол, украшенный шикарными экзотическими цветами и сервированный великолепным китайским фарфором и хрусталем. Если бы это было не в шумном игорном зале, Джесси с удовольствием бы поужинала за таким столом. А здесь нужно было ужинать под любопытными взглядами нескольких десятков мужчин, толпящихся в баре и сидящих за игорными столами. Это все равно, что ужинать на сцене.
— Да, хорошо, просто прекрасно, — она кипела от злости. Это будет самым грандиозным представлением в ее жизни! Сдерживая гнев железным усилием воли, Джесси улыбнулась Джейку.
— Я думаю, мы сначала поужинаем. Я не ела со вчерашнего дня. Стол выглядит замечательно.
— Прекрасно, — он был несколько разочарован, но галантно проводил ее к столу.
Джесси видела улыбки посетителей, слышала их тихие смешки тут и там. К счастью для Вестона, она не носила с собой оружие. Она позволила ему помочь ей сесть, надеясь, что ее притворная улыбка выглядит искренней.
Как только он тоже сел за стол, Джесси заставила себя посмотреть на него. К ее удивлению, не смотря на желание застрелить его, она снова не могла не отметить, как поразительно он красив. Свет ламп отражался в блестящих черных волосах Джейка, волнами лежащих над лбом, голубые глаза ярко выделялись на загорелом лице. Волевой подбородок, чувственный рот. И, хотя она была очень зла на него, он ей нравился — это разозлило ее еще больше.
Джесси попробовала сосредоточиться на беседе, но как она ни старалась, разговор не клеился. К счастью, появились два китайских официанта с вином и первым блюдом — прекрасным прозрачным супом с тонкими ломтиками местной рыбы абалон.
Суп был очень вкусным, и она ела с большим аппетитом. Джейк ел тоже, но по его ехидной улыбке было видно, что он чего-то ждет. Джесси очень не нравилась эта улыбка. Ее решимость не поддаваться окрепла. Что бы он ни задумал, он не застанет ее врасплох. Ничто не выведет ее из себя, что бы он ни сделал, что бы ни сказал. Ничто!
— Надеюсь, вам нравится еда, — сказал Джейк. — Она приготовлена лучшим шеф-поваром Сан-Франциско, — он отпил глоток вина.-Уол Ай Вон, мы специально пригласили его в честь нового партнера самого лучшего публичного дома в городе.
— Это очаровательно, — ответила Джесси сладчайшим голоском.
Они доели суп, официанты переменили вино. Затем внесли большое блюдо из черного лакированного дерева. В центре блюда лежала горка искусно уложенных морских «огурцов» темно-пурпурного цвета, сверху их прикрывал небольшой осьминог, все его щупальца были причудливо изогнуты, как будто он собирался уплыть. Осьминог был приятного бело-розового цвета. Края блюда украшал кресс-салат.
Джесси взглянула на осьминога, и ее затошнило. Она никогда в жизни не ела ничего подобного. И тут она вспомнила, чему учила ее мать: воспитанная леди никогда не должна показывать своего отвращения и не должна бояться попробовать новое блюдо.
Джесси решила не обращать внимания на неприятные ощущения в животе и решительно взяла вилку.
Джейк внимательно наблюдал за ней. Затем посмотрел на свою тарелку и побледнел, но постарался сделать вид, что кушанье доставляет ему удовольствие. Он надеялся, что Джесси с криком отвращения убежит из-за стола, и ему тоже не придется есть осьминога, но, к его удивлению, она сияла от удовольствия.
— Выглядит просто замечательно, — она очаровательно улыбнулась официанту. — Пожалуйста, передайте мистеру Вонгу мое восхищение.
Она осторожно взяла кусочек морского «огурца» и, глядя на Джейка поверх экзотического блюда, осторожно откусила первый кусочек.
Джейк отпил глоток вина.
Джесси на всякий случай поднесла ко рту салфетку. К ее удивлению, кушанье было необычайно нежное на вкус. Она снова улыбнулась, почти искренне.
— Джейк, это просто восхитительно. Можно мне называть вас просто Джейк?
— Мы же партнеры, не так ли?
— Конечно, но все же, — она посмотрела внимательно на его тарелку. Он не притронулся к еде. — Вы даже не попробовали. Ваше… Ваше… Как называется это блюдо?
— Что-то вроде глубоководных морских червяков, — проворчал он и поражение замолк, увидев, что она с помощью ножа старательно отделяет щупальце осьминога.
— Вы сказали, что это не главное блюдо, — Джесси продолжала смаковать каждый кусочек. — Мне надо постараться не переесть.
— Мне тоже, — пробормотал Джейк, беря вилкой кусочек «огурца». — Как вам нравится картина на задней стене бара?
Джесси обернулась на изображение обнаженной женщины, откинувшейся слегка назад. Тем временем Джейку удалось сбросить «с вилки кусочек этого морского червяка на салфетку, лежащую на коленях. Когда Джесси снова повернулась к столу, он продолжал делать вид, что жует, а еду на тарелке сдвинул так, как будто уже съел половину.
— Очень талантливый художник. Я думаю, что он мог быть более сдержан в изображении предмета, хотя, наверное, картина прекрасно соответствует этому месту.
Один из официантов быстро убрал салфетку Джейка и заменил ее свежей. Джейк многозначительно посмотрел на официанта:
— Благодарю.
Довольный, что ему удалось справиться с первым блюдом, Джейк посмотрел на девушку, которая продолжала с удовольствием есть.
— Ты права, Джесси. Надо оставить место для следующего блюда, — он отодвинул свою тарелку. Следующим блюдом должна быть птица со сверкающими глазами и Джейк с нетерпении ожидал его. Джесси съела еще несколько кусочков, Джейк внимательно наблюдал за ней, потягивая вино. «Эта чертова девушка, — думал он, — или самая лучшая актриса, которую он когда-либо видел, или у нее железный желудок». Черт возьми, может, ей действительно нравится эта гадость? Ну что же, посмотрим, как ей понравится есть птицу, которая будет смотреть ей прямо в глаза.
Появился официант, он нес огромное серебряное блюдо, накрытое салфеткой. Он осторожно поставил блюдо посреди стола. Джейк кивнул, и официант быстрым взмахом убрал салфетку. Зажаренная золотисто-коричневая тушка фазана было искусно помещена в центре блюда, шея и голова птицы были полностью покрыты белыми и золотистыми перьями, сверкающими в свете ламп. По бокам тушки были пристроены ярко-красные крылья, а сзади переливался фазаний хвост. Все это создавало впечатление, что птица сейчас улетит с тарелки.
Тут же появилось следующее блюдо. Тушеные овощи, уложенные в виде разных животных и рыб соответственно их цвету. Затем последовали другие блюда, каждое еще более экзотическое, чем предыдущее. Брови у Джесси поползли вверх.
— Боже мой, наконец-то я ее доконал, — радостно подумал Джейк. — Сейчас она побежит прямо к этой старой заднице МакКаферти, чтобы отказаться от этого дела.
Джесси повернулась к официанту и одарила его ослепительной улыбкой.
— Передайте мистеру Вонгу, что это было самое восхитительное шоу кулинарного таланта, которое я имела удовольствие когда-либо видеть. Мистер Вес-тон, — сказала она, поворачиваясь к Джейку, — я не имела представления, что Сан-Франциско столь утонченный город, и что вы такой прекрасный ценитель вин и изысканных яств.
Совершенно обескураженный, Джейк обреченно вздохнул:
— Да, мисс Таггарт, иногда я и сам себя очень удивляю.
Официанты подавали фазана серебряными вилками, Вонг засеменил к их столу, чтобы лично выслушать благодарность Джесси, он часто кивал головой, косичка так и прыгала над его склонившейся спиной. Попробовав первый кусочек, Джейк должен был признать, что птица очень вкусна — если бы только она не смотрела на него этими чертовыми сверкающими глазами!
— Как вы думаете, не пригласить ли нам мистера Вонга на постоянную работу? — спросила Джесси. — Мы могли бы соорудить небольшую кухню там, где стоит стол с рулеткой, — она многозначительно посмотрела на него. — Я уверена, это значительно увеличило бы нашу клиентуру.
Джейк закашлялся, приложив салфетку ко рту, он продолжал кашлять, пока официант не постучал ему по спине.
— О'кей, О'кей, — проворчал он официанту.
— Это не его вина, — Джесси улыбнулась. — Вы просто ели слишком быстро, так как еда была превосходной.
Глава 5
Джесси закончила ужин с таким же удовольствием, как и начала. Хотя сначала она и была шокирована видом незнакомой пищи, но затем все ей очень понравилось. Конечно, она шутила, предложив превратить салон в ресторан — ни один разумный человек не рискнет отправиться поужинать в такой опасный район. Но вид Джейка Вестона, когда он это услышал, доставил ей удовольствие. Вечер не прошел даром.
Джейк попросил разрешения отойти на минуту, его позвала Лови, чтобы решить какую-то проблему, возникшую на втором этаже. Пока он отсутствовал, Джесси решила осмотреть салон. В конце концов, она владела этим салоном, разве не так? Почему бы ей не пройти и не осмотреть все вокруг. Отодвинув стул, Джесси решительно направилась к бару. Она не сделала и трех шагов, когда путь ей преградила широкая мужская грудь.
— Ну, маленькая леди, я никогда здесь не видел таких милашек. Что ты скажешь, если мы с тобой сейчас отправимся наверх?
— Ради всего святого, уберите немедленно свои руки!
— Деньги для меня не проблема, маленькая леди. У меня есть десятидолларовая бумажка, а ты как раз то, что я ищу.
Огромный мужчина схватил ее за руку и без труда потащил за собой, хотя она отчаянно сопротивлялась. Ее маленькая ручка исчезла в его огромной лапе, ей приходилось делать два шага на один его шаг, чтобы сохранить равновесие.
— Я вас предупреждаю, — сказала она, когда он подтащил ее к лестнице на второй этаж. Он не отпускал ее руку, и она испугалась. Где же Джейк? Неужели никто не остановит этого человека? Неужели Джейк и это запланировал, как очередное развлечение? Может быть, он специально ушел, чтобы этот мужчина… чтобы позволить этому мужчине… О Боже, она не может даже мысленно это произнести. Джесси вцепилась в перила лестницы и держалась за них изо всех сил.
— Кто-нибудь, да помогите же! — в отчаянье кричала она, но из-за шума в салоне и в баре никто не обращал внимания на ее крики, и не видел ее. — Я владею этим салоном, — выкрикивала она, — пустите меня!
Мужчина захохотал, его массивная грудь и тяжелые руки сотрясались от смеха.
— А я владею Тадж Махалом, — с этими словами он поднял ее, перекинул через плечо, как мешок с мукой, и начал подниматься по лестнице.
Джейк вытолкнул клиента Меган О'Брайен из комнаты.
— Ты должен купить второй жетон, мой друг, если хочешь еще раз получить удовольствие.
— Я хотел бы еще немного развлечься, — пьяно бормотал мужчина.
— Для этого тебе надо купить второй жетон, — Джейк уже привык к подобным историям. Обычно Лови легко сама решала подобные проблемы, но на этот раз мужчина был слишком пьян, чтобы подчиниться этой крикливой крупной женщине. Для разрешения подобных вопросов Джейк нанял двух здоровенных мужчин, но сейчас их не было.
Джейк выругался про себя. Одного из них он нанял совсем недавно, и сейчас тот, наверное, проводит время с одной из девушек. Придется сообщить этому вышибале, что двери его салона открываются в обе стороны, и если он не начнет выполнять свои обязанности, то пусть ищет себе другую работу.
Второй вышибала, Педди Фитцпатрик, работал с Джейком уже пять лет. Педди приехал в город, чтобы выступать на ринге в тяжелом весе. В сорок седьмом раунде его сильно отколотили, но на Джейка произвела впечатление его бульдожья хватка, и он нанял его, как только тот поправился. Сегодня вечером Педди, как назло, лежал в своей комнате с температурой.
Джейк направился к лестнице, ведущей на первый этаж, сделал несколько шагов вниз по ступенькам и столкнулся с круглым шелковым предметом, который Бык Хаскин нес, перекинув через свое мощное плечо.

Лоуренс Кэти - Мой милый ангел => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга Мой милый ангел автора Лоуренс Кэти дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу Мой милый ангел своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Лоуренс Кэти - Мой милый ангел.
Ключевые слова страницы: Мой милый ангел; Лоуренс Кэти, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 Дикие пчелы