Козина Елена - Грешники - читать и скачать бесплатно электронную книгу 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Зенин Игорь

Отречение


 

Тут выложена бесплатная электронная книга Отречение автора, которого зовут Зенин Игорь. В электроннной библиотеке forumsiti.ru можно скачать бесплатно книгу Отречение в форматах RTF, TXT или читать онлайн книгу Зенин Игорь - Отречение без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Отречение = 146.87 KB

Зенин Игорь - Отречение => скачать бесплатно электронную книгу



ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ
Эту повесть я начал писать в феврале 1986 года, за четыре месяца до
Чернобыля. А про Учителя Иванова я узнал примерно через полгода. Так что
прошу не винить меня в историческом плагиате, его не было.
Эта повесть - результат пятнадцатилетнего изучения и осмысления таких
проблем, как SETI, появление жизни, появление Человека Разумного на на-
шей планете, палеоконтакт и энтропийное взаимодействие энергетических
процессов. Но осветить научным языком эти проблемы сложно по очень мно-
гим причинам, о которых вы, я думаю, сможете догадаться, прочитав эту
повесть.
Я хочу выразить личную признательность тем, кто, сам того не подозре-
вая, прямо или косвенно участвовал в создании этой повести:
Горелкин Алексей,
Цветков Юрий,
Чуб Сергей,
Печерский Александр.
Я преклоняюсь перед их интеллектом.
От всей души я благодарю Печерскую Татьяну Ивановну за кропотливые
консультации по филологии и синтаксису.
Так же низкий поклон тем друзьям электронщикам и программистам, кото-
рые помогали и помогают в программном обеспечении.
ЧАСТЬ 1.
САМОРСКАЯ КАРТИНКА
АВРАЛ
Услышав сигнал первой категории, Робин на мгновение замер, не веря
своим ушам. Но резкий и пронзительный вой, исходящий из наушников ска-
фандра, нельзя было спутать ни с чем. Этот сигнал в первое мгновение
действовал на тело человека парализующе, пропадало желание что-либо де-
лать и вообще двигаться, но нервная система возбуждалась до состояния
взведенной боевой пружины.В течении шести лет, с того времени, как Робин
работал в компании "Космические путешествия", он ни разу не слышал, что
бы кто-нибудь пользовался этим сигналом. Сигнал прерывисто лаял, с мед-
ным звоном отдаваясь в голове, просачиваясь в самый центр мозга, медлен-
но и уверенно блокируя его работу. Робина охватил ужас, сердце похолоде-
ло, стало биться реже и слабее, с трудом качая остывшую кровь. Робину
казалось, что по нему бежит несметное полчище каких-то букашек, холодных
и противных. Все это длилось считанные мгновения. Сигнал затих , оглушив
тишиной. К Робину вернулось спокойствие и он, быстро перебирая ногами в
неуклюжем скафандре, словно корридский бык, рванулся в сторону стоянки.
Теперь мысли работали четко, и Робин пытался предположить, чем вызван
этот сигнал. Стоянка была недалеко от места его работы. Робин уже видел
черный блестящий шпиль с пластиковым флагом Амирии, который переходил в
капитанскую рубку. Плотную пелену остывшей тишины прорезал голос капита-
на:
- Робин, ты остаешься за капитана на спускаемом корабле, срочно соби-
рай все, что можно, что нельзя забрать быстро - бросай на месте, го-
товьте корабль к старту и через тридцать минут взлетайте. Я жду вас на
головной части. Для охраны всего того, что останется на Саморе, никого
не оставляйте. Как понял? Прием.
Услышав приказ, Робин потерял дар речи, ведь даже ребенок понимает,
что взлететь через тридцать минут после получения приказа - такого не
бывает даже в кинофильмах, не говоря уже о том, что еще и успеть соб-
раться самим. Но, тем не менее, Робин ответил:
- Вас понял, вас понял. Все собрать и через полчаса взлететь.
Когда Робин подходил к кораблю, на горизонте был виден прыгающий
"Краб" Дэнила Лонга. Вслед за ним, стараясь не отставать, прыгал "Краб"
Джона Лифта. Но на горизонте не было видно Джейн. Находясь в шлюзовой
камере в ожидании, пока не установится нормальное давление, Робин вышел
в эфир, запросил ее, но ответа не последовало. В данной ситуации это
меньше всего его устраивало. В раздевалку из второй шлюзовой камеры вош-
ли Дэнил и Джон. Выскакивая из раздевалки в капитанскую рубку, Робин на
бегу их спросил, говорила ли Джейн сегодня утром что-нибудь насчет своих
планов, но они не знали. Зайдя в капитанскую рубку, Робин в первое мгно-
вение оторопел, но , взглянув на монитор компьютера, облегченно вздох-
нул: ему стало понятно, почему капитан дал всего тридцать минут до взле-
та. Бортовая аппаратура работала, проверяя все системы, Электронный По-
мощник Капитана, или просто Эпокап, производил анализ работы термоядер-
ного реактора двигателя. Зеленое и синее перемигивание индикаторов, ров-
ное свечение трех основных терминальных пультов успокоило Робина. Поло-
жив палец на сенсор связи, он вышел в эфир:
-Джейн! Джейн! Почему не отзываешься? Что случилось? Любыми способами
попробуй связаться с кораблем. Через двадцать пять минут экстренный
взлет, стоянку покидаем на неизвестное время. Слышишь ли ты меня? Выйди
в эфир, Джейн!! Прием!
Динамик лишь изредка издавал щелчки помех, но голоса повара и врача
экспедиции не было слышно в эфире дикой планеты.
- Джон! Прием!
- Слушаю, - заговорил динамик голосом Джона.
- Слушай приказ: надевай легкий аварийный костюм, бери всех роботов,
пройдись по всем постройкам, отключи энергию, что можно забрать - забе-
ри, что можно законсервировать - пусть роботы сделают. Выполнение зада-
ний расчитывай на десять-двенадцать минут.
- Хорошо,- буркнул в ответ Джон.
Этим временем Дэнил осматривал и готовил двигатель к старту. Эпокап
работал на всю катушку, но Дэнил, мало обращая на него внимания, сам
контролировал самые важные блоки. Робин уже слышал легкий гул первой
затравки, что означало пятнадцатиминутный отчет до старта. Робин думал
только о Джейн. И вдруг его осенило. Он нажал с силой на сенсор техни-
ческой связи, надеясь связаться с "Крабом" Джейн. Переливный сигнал
"Краба" раздался в ответ. Обрадованный Робин чуть было не заговорил с
ним обычным языком, но вовремя вспомнив, что вездеход лишен интеллекта,
быстро вцепился в манипулятор управления. Он включил телесвязь, и, уви-
дев саморский пейзаж, нажал круговой осмотр. На дисплее медленно плыла
картина, на которой кроме песка, камней, рытвин и ухабов ничего не было
видно. Заметив что-то, Робин остановил движение камеры, увеличил изобра-
жение. Это были следы, уходящие вдаль. Обратных следов не было.
- Этого еще не хватало - выдохнул он. Робин попробовал думать логи-
чески, как его учил Джон, но ничего не получалось. Хоть как думай, но
следы ясно говорили, что Джейн ушла от своего Краба в неизвестном нап-
равлении. В полном оцепенении Робин поднес палец к сенсору связи.
- Джон, у тебя еще много работы?
- Уже почти закончил, осталось осмотреть корабль.
- Черт с ним, беги быстрей в рубку, есть информация к размышлению.
- Бегу.
Через две минуты Джон был рядом, не сняв аваркостюм.
- Смотри, следы ведут от Краба за горизонт, а обратно следов нет.
- Да... Неприятная картина... Ушла в никуда. Ты оглядел весь гори-
зонт, больше нет ничего интересного?
- Нет. Зачем оглядывать весь горизонт, не могла же она уйти черт зна-
ет куда, а вернуться с другой стороны!
Но Джон уже положил свой палец на сенсор управления камерой и саморс-
кий пейзаж медленно поплыл вбок. Опять проплывали рытвины и камни, но
ничего не было, что могло их заинтересовать. Темно-коричневая граница
горизонта планеты переходила в черноту космоса с бесчисленными узорами
переливающихся ярких звезд. И вдруг, увидев в противоположной стороне
совершенно необъяснимую картину, оба друга вскрикнули от полной неожи-
данности. К "Крабу" шли следы...босого человека. Джон смотрел не мигая
на дисплей, слегка хмуря лоб, открыв от удивления рот. Выражение лица у
него было такое, словно ему только что сказали, что через час у него
свадьба, а имя невесты он узнает завтра. Глядя на Робина можно было ска-
зать, что он только что получил кирпичом по голове. Джон размышлял
вслух:
- Вот что: до старта десять минут, "Крабу" Джейн прыгать до стоянки
примерно пять минут, так что у нас в запасе есть пять минут на размышле-
ние. Вопрос: чьи следы идут к "Крабу" и находится ли кто-нибудь в нем?
Если кто и находится, то кто этот человек и жив ли он? Давай опустим ка-
меру вниз до отказа и еще раз посмотрим, иногда видно часть кабины "Кра-
ба", заодно и осмотрим все вокруг самого вездехода.
Снова две пары глаз внимательно смотрели на экран, где проплывали на
фоне буро-желтого песка и камней ходули "Краба" и следы, одни от Краба,
оставленные от подошв ботинок скафандра, а другие, с противоположной
стороны - от маленьких босых ног. В один момент в кадр попало изображе-
ние угла кабины. Джон остановил движение.
- Смотри: это напоминает локон волос Джейн, словно она лежит в каби-
не. В нашем распоряжении одна минута, в течении которой надо решить,
есть ли смысл звать "Краба", или оставить его там, предполагая, что им
еще сможет воспользоваться Джейн, когда вернется.
Робин тупо смотрел на дисплей, подсознательно чувствуя, что Джон уже
знал ответ на этот вопрос.
- Говори свои соображения, - тихо произнес он.
- А мои соображения вот какие: сигнал первой категории звучит впервые
на нашем веку, и никто не знает, на какое время мы покидаем планету. Это
первое. Могу сказать по секрету, что наши ребята в замаскированных кос-
тюмах в условиях полной секретности монтировали какую-то штуку за Горным
Хребтом. Это второе.
- А ты откуда знаешь?
- Не перебивай. И, наконец, третье: если ты помнишь, год назад к нам
прилетали космические геологи, и один из них, который занимается йогой,
на спор простоял пятнадцать минут без скафандра на стоянке.
- Но то ведь йог, а тут девчонка молодая.
- Что произошло с Джейн - скажет только она, или свидетель происходя-
щего там. Так что решай, Робин.
- Решай, решай, - недовольно произнес Робин, на мгновение замер, а
после дал команду возвращения в лагерь "Крабу" на максимальной скорости.
Когда стремительно несущийся аллюром вездеход появился на горизонте,
направив в ту сторону все телекамеры и дав полное увеличение, Джон и Ро-
бин в прыгающей стеклянной кабине вездехода разглядели Джейн, которая
лежала в кресле без движений, слегка качая головой в такт содроганиям
кабины от стремительного бега среди валунов и глубоких ям. Джон, выска-
кивая из рубки, крикнул:" -Я пойду приму Джейн!". Робин убрал изображе-
ние с терминала, отдав его в полное распоряжение Эпокапа для необходимо-
го вывода информации, а сам, кашлянув, вступил в диалог с Кибернетичес-
ким помощником старта корабля, четко произнося фразы.
- Как работают системы корабля?
- В заданном режиме.
- Все ли готово к пуску?
- Нет.
- Что не готово?
- Не закончены все проверки систем корабля,
- Как долго еще будут идти проверки?
- Две минуты тридцать пять секунд,
- Какое давление в резервных кислородных баллонах?
- Чуть больше нормы.
Тем самым временем Джон уже стоял около входа в шлюз в ожидании "Кра-
ба". Только успели закрыться шлюзовые двери за Крабом, как корабль, вы-
пустив огромную тучу белого дыма, переходящий в огненный смерчь, стал
медленно покидать планету, набирая высоту. Самора оставалась внизу, пос-
тепенно превращаясь в шар: сначала весь лагерь уменьшился в размерах,
через полинуты он был размером с монету, еще через полминуты долина Су-
хое озеро была размером с ноготь, и еще через какое-то время уже можно
было увидеть всю планету, глядя в два разных иллюминатора корабля.
Было жалко улетать с этой планеты, на которой прожито полтора года по
Саморскому календарю, что по Тенным меркам составляло чуть меньше года.
Здесь было все: печали и радости, праздники и будни, слаженные рабочие
дни и дни, когда все сыпалось из рук, работа не клеилась, все нервничали
и кричали друг на друга, ломались роботы и Крабы. За все это время экс-
педиция в пять человек успела многое: было построено четыре здания, воз-
ведена первая очередь солнечной электростанции, с помощью направленного
взрыва "вырыт" котлован для первого реакторного блока термоядерной
электростанции, возведен огромный стеклянный колпак-здание тепличного
сада.
Этим составом экспедиция под кодовым названием "Отряд НХВ-520" бороз-
дила космос более пяти лет, но предыдущие задания требовали астронавтов
в основном получение разведанных, научных или спецназначения. Большая
часть времени проходила в открытом космосе, вдали от планет и от самой
Матушки-Тенли: либо "Отряд НХВ-520" мчался к какой-нибудь из планет в
течение нескольких месяцев, собирал нужную информацию за две-три недели
и ложился на обратный курс, либо он более года вращался по одной и той
же орбите вокруг Тенли, делая научные и технические эксперименты. После
этого их продукция попадала в руки военных концернов. Экспедиция на Са-
мору - это единственный случай, когда все члены корабля находились все
вместе и без корабля, без космоса. Все это время вокруг Саморы кружил по
орбите основной корабль, доставивший их сюда, и с помощью двух спускае-
мых аппаратов, основного и командирского, там побывали все члены экспе-
диции по разным служебным причинам, тем не менее, все основное время
члены экспедиции были вместе, работали вместе, на Саморе. Покидать ее
потому-то и было грустно, что здесь оставалось что-то дорогое, близкое
для всех участников экспедиции.
Робин сидел за капитанским пультом командирского спускаемого аппара-
та, уныло глядя в иллюминатор на уходящий вниз пейзаж, с легкой тоской
вспоминая прошедшие дни саморской жизни, которые проплывали в тумане его
памяти. Особенно запомнился Международный женский день, который праздно-
вали в честь единственной женщины экспедиции - Джейн Лайт - врача и по-
вара, а заодно метролога, геолога и картографа.
В составе экспедиции Джейн была самая молодая, ей было двадцать пять
лет. Природа хорошо над ней поработала: густые темно-русые волосы прек-
расно подчеркивали синие пронзительные глаза, а алые губы всегда были
украшены улыбкой. Ее нельзя было назвать задирой, наоборот, несмотря на
свою веселость, она была скромной, и первое время почти не разговаривала
с участниками экспедиции, сторонилась всех. В свое время Робин и Джон
лезли из кожи, всячески находя различные способы, чтобы разговорить ее.
Они не стыдились всевозможных фантастических эпизодов, якобы происшедших
с ними. Обсуждая очередной разговор с Джейн, они не заметили, как к ним
подплыл Дэнил, он вынырнул из нижнего люка, ведущего к двигательному от-
секу, и пуская густые клубы синего дыма своей сигарой,
сказал:
- Парни, вы уже давно перестарались. Я не говорю о тех сплетнях, ко-
торые вы травите девчонке. Она понимает, что это - бред старого осла, и
не более. Но вы перестарались в другом: вы ей надоели так, что она се-
годня забыла посолить ваш завтрак, идиоты. Неужели трудно понять, что ей
надо освоиться, а вы каждую минуту пристаете к ней, мешаете и смущаете
ее. Посудите сами: молодая и красивая девчина, которой в самый раз выхо-
дить замуж за богатого молодого бизнесмена, бросает родную Тенлю и отп-
равляет себя в пучину великого космоса, словно она монашка или сумасшед-
шая. Но здесь дело в другом. Мне кое-что известно, и я могу вам сказать
по секрету, что не ради вас она находится на корабле. И не в ваши обя-
занности входит веселить ее. Так что отстаньте от нее.
- Добрый дядюшка Дэнил, откройте нам эту тайну, иначе мы не отстанем,
мы все должны знать, - загробным голосом произнес Джон, закатывая вверх
глаза, своим видом изображая полного идиота.
- Скажите, иначе мы повесимся, - меняя голос, чтобы он походил на го-
лос вурдалака, выл в унисон ему Робин.
- Да заткнитесь вы, дурачье. Джейн - дочь друга капитана, а этот друг
как-то связан с руссанами. Но только об этом никому, прежде всего - там,
- он большим пальцем правой
ру**********************************************************************
************************************************************************
************************************************************************
************************************************************************
************************************************************************
************************************************************************
******************************************************************** как
волчки, наводя везде порядок, вывешивая поздравительные плакаты, пекли
торты и жарили шашлыки. Джейн была объявлена королевой, и с помощью на-
меков ей предложили объявить праздничный бал. Гвоздем программы было те-
атрализованное представление роботов, которые играли пьесу Робина-Джо-
на-Секспира "Хотелло". Охламоны смутно помнили эту трагедию, но зато
прекрасно знали, что после слов "молилась ли ты на ночь, Дездемонна?",
Хотелло ее душит.
- Все прекрасно, Робин. У нас есть прекрасный материал. Мы знаем ко-
нец, цель, к которой нам надо придти, а все остальное - ерунда. Так что
можно смело писать сценарий.
- Да, конечно. Только не сценарий, а программу. Я надеюсь, что ты не
будешь, словно режиссер, работать и репетировать с роботами, как с ар-
тистами. С них хватит четкой программы, что, где и как сказать, что сде-
лать и куда пойти.
- Ты прав, так что бери и пиши программу для роботов, а я составлю
общий сценарий.
Премьера прошла с огромным успехом. Робин, сидевший во время спектак-
ля за терминалом управления, часто включал подпрограмму поклонов, когда
восторженная публика начинала хлопать в ладоши. Джон в это время включал
звук, имитирующий бурю аплодисментов, и создавалось впечатление, что
идет настоящий спектакль в переполненном зале. Правда, после этого
представления Робину и Джону попало за то, что они задействовали всю
мощность компьютера, отключив его от метео- и геонаблюдений, и, поэтому,
на следующий день, во время незамеченного землетрясения рухнул плохо
закрепленный каркас второго корпуса, после чего пришлось объявлять восс-
тановительный аврал. Кроме того, в пылу азарта, чтобы сделать сцену уду-
шения более наглядной, робот, одетый в костюм Хотелло, порвал все прово-
да у робота, одетого и загримированного под юную Дездемонну. Целый месяц
потратили парни на то, чтобы восстановить работоспособность этого бедо-
лаги.....
Вспоминая эти прошедшие дни, Робин вдруг невольно вздрогнул, вспомнив
последний час перед отлетом. С тех пор, как Джон выскочил из капитанской
рубки встречать Джейн, Робин не знал, что там произошло за это время, он
был полностью поглощен стартом. Командир пока на связь не выходил, и по
расчетам Робина, до стыковки было еще немало времени, чтобы узнать о
Джейн.
- Джон,как у тебя дела? Как Джейн? Пришла в себя?
- Нет пока. Но ее Краб я пока не открывал, он так и стоит в шлюзовой
камере. У меня есть кое-какие соображения. Нужна твоя помощь.
- Ты что, рехнулся?! Девчонка без сознания, а ты спокойно наблюдаешь
за ней со стороны! Вынимай ее быстрей!
- Да не ори ты, лучше плыви сюда, да сам посмотри.
- Знаешь что я тебе скажу, Шерлок Холмс: иди ты к черту! - рявкнул
Робин, но потом, подумав мгновение, добавил: "- Подожди, сейчас приплы-
ву". Он добрался до раздевалки, надел свой аварийный костюм и задраил
люки. Ожидая, когда перепад давлений станет ноль, он попытался предполо-
жить, что могло смутить Джона. Сегодняшний день подарил столько неожи-
данностей, начиная с бешенного сигнала первой категории, от которого Ро-
бин чуть не свихнулся, что сейчас он не удивился, если бы увидел самого
господа Бога. Робин стоял около самого люка, точнее, висел около него.
Джон находился в самом углу, под потолком, притянув себя ремнями, с ус-
талым видом глядя на краба Джейн, о чем-то размышляя. Джейн сидела в
кресле своего краба под стеклянным колпаком защитного панциря и, было
видно, что в сознание она еще не приходила. Правая рука была без защит-
ной перчатки и беспомощно висела, левая - тоже без перчатки - лежала на
животе. Ее скафандр был надет только наполовину, до пояса, а молния ком-
бинезона была застегнута всего лишь до пупа. Обнаженное тело было фан-
тастически прекрасно, учитывая еще и то, в какой ситуации это все проис-
ходило. Но Робин оценить это не мог, бросив свой взгляд вниз. Джейн была
одета в те же самые сапоги защитного скафандра, чьи следы они видели на
экране терминала. Взлохмаченные волосы при тусклом свете дежурного осве-
щения казались черными, расплоставшиеся по всей спинке сидения. Рот
Джейн замер в легкой улыбке, глаза были чуть приоткрыты.
- Ну и что же тебя смущает? - шепотом спросил Робин, словно их могла
услышать Джейн.
- Да то, что под колпаком давление в полтора раза превышает давление
саморской атмосферы, к тому же там - почти чистый кислород. Дыхание у
нее в норме, пульс тоже.
- Как ты пульс считал, фельдшер? - с иронией спросил Робин.
- Я для этого дела приспособил лазерный измеритель.
- Это ж надо, -усмехнулся Робин, которому и в голову бы не пришло ре-
гистрировать пульс по незаметному на глаз вздрагиванию кожи у сонной ар-
терии.
- Я тебя позвал вот зачем. Посмотри внимательно на ходули краба. Ты
что-нибудь видишь?
- Нет. А что я должен видеть?
- Когда Краб зашел, мне сразу бросилось в глаза легкое розовое свече-
ние, которое шло от ходуль. И что самое интересное, приборы на него не
реагируют. Это свечение видит только человеческий глаз, сейчас свечение
уже меньше, но все равно еще заметно. Выключи свет, может, увидишь.
Робин щелкнул выключателем. Загадочные языки еле видимого в полной
темноте пламени плясали на концах ходулей краба. Это легкое розовое све-
чение переходило в голубое облако света, который окутал весь вездеход.
Краб словно освещался изнутри, хотя все его системы были отключены. Го-
лубой цвет концентрировался на теле Джейн, ив этой фантастической карти-
не она казалась полубожеством.
Задумчивость Робина нарушил Джон:
- С самого начала я веду запись на видеомагнитофон, но мне кажется,
без пользы. Судя по всему, теледатчики реагируют на простое свечение, и
не более, хотя у них чувствительность огромная. Но потом посмотрим, мо-
жет, что и получилось. Пора ее вынимать, а?
- Да, пора. Молодец, что позвал. А я пойду, скоро пристыковка, так
что торопись сделать все до маневров.
Робин отправился в обратный путь. Непривычная после долгого перерыва
невесомость давала о себе знать. Голову слегка кружило, тело чувствовало
не очень приятную легкость. Эта легкость и мешала, движения были через-
чур сильные и неуклюжие. Предварительно не закрепленные предметы висели
в воздухе, загадочно вращаясь и уплывая куда-нибудь за угол, а вместо
них появлялось что-нибудь новое. Можно было видеть дневник дежурного и
немытый стакан, фломастер и образец породы, записки и пассатижи, куски
провода и засохшие листья цветов. Все пять роботов, которые имели свои
собственные имена, неподвижно стояли в специа8льно отведенных нишах на
время старта корабля. Проплывая мимо них, Робин вдруг затормозил, ухва-
тившись за первый попавшийся выступ, глядя на роботов, которые, как пос-
лушные дворняжки, повернули в его сторону рупоры своих микрофонов и те-
леприемники объемной ориентации, и сказал:
- Марс, Дик, Хват, Джин, Руна! слушайте мою команду: хватит сачко-
вать, выходите и наводите порядок. Если будут попадаться вещи, которые
не знаете куда девать - складывайте в отдельный мешок, я потом приберу.
И не забудьте пропылесосить воздух, пока не будет обеспечена требуемая
прозрачность. Все.
Вся грязь, которая была незаметна за счет притяжения, теперь висела
густым туманом, попадая в рот и нос, забивая глаза. На зубах хрустел пе-
сок. Пришлось одеть респиратор.
- Черт знает что. Вот итоги такого молниеносного старта. Улетали, как
крысы с тонущего корабля. Слава Богу, что хоть никого не забыли. А вооб-
ще-то мало верится, что капитан включил аппаратуру для проверки корабля
за три часа до старта, как это требует инструкция. Но с другой стороны,
Эпокап ничего не говорил, не делал никаких замечаний. Ведь иначе бы он
не разрешил старт. Но, если судить по начальной температуре плазмы в ос-
новном двигателе, то разогрев двигателя шел самое большое, минут пятьде-
сят.
Через несколько минут после возвращения один из вспомогательных тер-
миналов на мгновение потух, стирая информацию о параметрах внутреннего
климата, потом засветился голубым цветом и резиновый голос Эпокапа мед-
ленно произнес: "Внимание! Внимание! Сейчас будет говорить капитан". На
экране появилось изображение капитана. По выражению его лица нельзя было
ничего прочитать. Капитан был спокоен, как полная Луна. Он был самый
немногословный из числа всех участников экипажа. Смит Филд любил лако-
ничность в разговоре. Это был коренастый мужчина в возрасте тридцати пя-
ти лет, с короткой стрижкой темно-русых волос, и такой же короткой гус-
той темной бородой. Мгновение помедлив, Смит Филд спросил:
- Как вышли на орбиту? Были ли какие-нибудь ЧП?
- Взлетели нормально, особых ЧП не было, за исключением плохого само-
чувствия Джейн. Но ей уже лучше. Подробности изложу после.
- Я хочу предупредить, чтобы Джейн не пугалась. Видимо, еще до сты-
ковки, на Саморе произойдет взрыв. Мощный. Так что обеспечь электромаг-
нитную защиту Эпокапа и всей вычислительной системы, иначе в случае от-
каза будешь пристыковываться вручную. Все. Конец связи.
- Вас понял. Конец связи.
Робин сидел в кресле, поуютнее устроившись и получше притянув себя в
ложе кресла с помощью магнитных присосок.
- Джин и Хват, ко мне! - командирским голосом крикнул Робин, - дос-
таньте магнитные чехлы и накройте ими корпуса вычислительных машин. Ра-
ботайте быстро.
После этого он чуть развернул кресло, чтобы лучше видеть круг иллюми-
натора, за которым проплывала поверхность Саморы.
ВЗРЫВ
Джон осторожно открыл колпак, стараясь работать как можно аккуратнее,
чтобы не потревожить Джейн. Девушка сидела в той же позе, не приходя в
себя. Осторожно приподняв ее руку, которая ему мешала, он первым делом
застегнул молнию комбинезона. Джон до сих пор чувствовал волнение в гру-
ди, это волнение не проходило с той самой минуты, когда Джейн не вышла
на связь.
Сигнал первой категории застал Джона и Дэнила в тот самый момент,
когда они размечали контуры будущего космодрома. В этой ситуации Джону
было проще, потому что рядом был опытный и добрый наставник, Добрый Дя-
дюшка Дэнил. Он бороздил просторы Вселенной без малого тридцать лет,
впервые сев в кресло астронавта десятилетним мальчишкой. Поэтому основ-
ные трудности у Джона начались, как он сам считал, с пропажей Джейн. И
теперь, когда все передряги казались позади, на душе немного полегчало,
и Джон в данную минуту думал лишь о самочувствии Джейн. Раньше Джейн бы-
ла для него всего лишь членом их дружного экипажа, молодая и симпатич-
ная, веселая и понимающая шутки. После какой-то невидимой черты, которую
Джон даже не заметил, а лишь только потом почувствовал, что прошел ее,
он понял, что любит Джейн. Это открытие в самом себе испугало Джона, и
он не знал, как теперь себя вести: по-старому было неприятно, а вести
себя как-то по-другому и стыдно, и боязно, а главное - неизвестно как.
Джон, издавна занимающийся аутотренингом, свободно давил в себе внешнее
волнение, оставляя все внутри. Пожалуй, только Джейн замечала более чут-
кое и ласковое отношение к ней со стороны Джона, но она в этом не видела
ничего удивительного, потому что все члены экспедиции относились к ней с
симпатией. И сейчас, повиснув над ней в полной нерешительности, Джон пы-
тался представить ту картину, которая могла произойти там, на Саморе,
примерно за два часа до старта спускаемого аппарата "Фаера". В голову
лезли сказочные феи, злые волшебники и черти на летающей сковороде. Джон
ясно отдавал отчет себе в том, что это - результат его необузданной фан-
тазии, и не более, но ничего другого в голову не лезло. В сотый раз он
вспоминал сегодняшнее утро, вспоминая фразы Джейн, ее улыбку, жесты. Это
утро ничем не отличалось от других. Как всегда, завтракали примерно в
десять часов, через три часа после подъема. Завтрак Джейн подала вовре-
мя, как обычно, это было настоящее чудо кулинарии: ароматно и очень
вкусно. После завтрака все разошлись по своим рабочим местам. И, нако-
нец, примерно в час дня, а как потом точно установил Джон, в тринадцать
ноль семь, раздался сигнал первой категории, с которого все и началось.
Очнувшись от раздумий, Джон осторожно прижал к себе Джейн и стал мед-
ленно пробираться к каюте, чтобы там уложить ее на время пристыковки.
Подплыв к каюте, он заметил странную вещь: спускаемый аппарат разворачи-
вался соплами в сторону Саморы, что было совсем необъяснимо. Джон уложил
девушку в постель, закрепив ее с помощью магнитных держателей, вызвал
робота Руну, а сам поспешил в капитанскую рубку, чтобы узнать о послед-
них новостях, заставивших предпринять такой маневр. Когда он заплыл в
рубку, Робин дремал в кресле.
- Эй, хватит спать, капитан. Кстати, я с утра ничего не ел, как ты
смотришь на то, чтобы перекусить, так сказать, потрапезничать в спокой-
ной обстановке? И еще: объясни этот непонятный маневр, словно наш аппа-
рат опять собирается припланечиваться.
- Насчет ужина ты мыслишь правильно. За это время получена очень ин-
тересная информация, чем и вызван маневр. Но прежде два вопроса к тебе:
первый, как чувствует себя Джейн, и второй, расскажи подробнее о ребятах
из космических войск в замаскированных скафандрах.
Этим временем Джон вызвал по рации своего помощника, робота Джина, и
приказал ему принести две порции ужина.
- Опять космический рацион,- скривился в кислой гримассе Джон, - да
ничего не поделаешь, придется терпеть. Пока Джин там копается, начнем.
Сначала о Джейн. Она лежит в каюте номер два, около нее дежурит Руна.
Замену чистого кислорода на атмосферу корабля она перенесла легко, слов-
но ничего особенного не было. Откуда взялся под колпаком чистый кисло-
род, да еще с повышенным давлением, я не знаю, как не знаю всего ос-
тального.
Тут вошел робот Джин, прилипая к полу с помощью магнитов, неся в сво-
их механических руках прозрачный шар, внутри которого были тюбики с
едой. На время разговор был прерван. Робин и Джон смело взялись за унич-
тожение тертых яблок, картофельного пюре с тертым мясом. Разворачивая
бутерброд, а в другой руке держа термос с чаем, Джон продолжал:
- А насчет этих парней все просто. Кстати, давно уже пора надеть маг-
нитные ботинки, а то летаем, как мухи недобитые. Роботы умнее нас. Так
вот, насчет парней. Дня четыре назад, как тебе известно, я производил
разведку местности. По заданию мне надо было пройти на восток на трид-
цать километров, чтобы поточнее определить границы амирской территории.
В тот день я встал на час раньше, в шесть, взял запасной аккумулятор для
"Краба", и двинулся в путь. Для выполнения задания мне вполне хватило бы
полдня. Но мне хотелось углубиться как можно дальше на восток, ведь ты
же прекрасно знаешь мою слабость к путешествиям. Определив будущую гра-
ницу, в половине десятого я двинулся дальше. Примерно в пятидесяти кило-
метрах начинаются горы, высота некоторых перевалов, через которые мне
пришлось перебраться, превышала шести тысяч метров по отношению к нуле-
вой отметке. Мой "Краб" прыгал так, что ему могли бы позавидовать горные
козлы. Он был идеально отрегулирован, смазан и проверен, поэтому я легко
преодолел пропасти и перевалы. Слава богу, что эта гряда тянется с юга
на север, и в поперечине длится всего двадцать километров. Эти горы наз-
ваны Андами. После Анд тянется Пустыня Камней, это название лучше всего
соответствует действительности. И представь мое удивление, когда я впе-
реди увидел, что ко мне движется огромный "Краб", на десяти ходулях,
вместимостью на десять человек. Признаться, в первый момент я перепугал-
ся,, а потом подумал, что это даже здорово, что я кого-то могу встре-
тить. Мысль об инопланетянах мне в голову не пришла, и я был уверен, что
это - руссане. Их "Краб" сильно хромал, и когда я приблизился к ним, то
краб остановился, из него вышло двенадцать человек в скафандрах, очень
похожих на наши. Это оказались амирские парни, хотя у них не было ни од-
ного опознавательного знака. Я с ними разговорился. Это были представи-
тели наших доблестных космических войск, и, судя по разговору, они были
либо пьяные, либо обкуренные наркотиками. Не удивительно, что через пять
минут я знал их место расположения, знал, что их примерно две сотни, и
что они монтируют какую-то установку, но какую, они даже в пьяном виде
отказались говорить. Я им в двух словах рассказал о нашей экспедиции, и
один из парней, судя по разговору, старший, сказал, что у нас общее де-
ло. Пока мы болтали, четверо механиков ремонтировали Краба. Отремонтиро-
вав, они заторопились в обратный путь, сказав, что за сорок километров
отсюда их ждет реактолет. На вопрос, что они ищут, они ответили, что
ищут урановую руду. Больше ничего я не успел узнать. Я поспешил домой,
что бы вернуться до темноты. Вот так и закончилось мое путешествие. Ес-
тественно, я никому ничего не сказал. А теперь ты выкладывай информацию.
Робин в задумчивости дожевывал остатки бутерброда, машинально ловя
кружившие около него крошки. Когда Джон закончил рассказ, Робин поднял
на него свой взгляд и произнес, задумчиво перебрасывая из руки в руку
пустой термос:
- Интересно, что скажет по этому поводу капитан, и скажет ли вообще
что-либо. А моя информация простая: твои парни с минуты на минуту должны
взлететь, без всяких средств. Эту информацию дал капитан полчаса назад,
и теперь мне понятно, почему мы с такой поспешностью сматывали удочки.
Если собрать все вместе, то получается, что Самора либо разлетится на
куски, либо сойдет с орбиты. Теперь только осталось выяснить, какое от-
ношение ко всему происходящему имеет Джейн. Я надеюсь, у нее не будет от
нас секретов, как ты думаешь?
Джон молчал. Судя по его расширенным зрачкам, он еще не разучился пе-
реживать и удивляться. Его испуганный удивленный взгляд был обращен в
сторону Саморы, которая спокойно жила свои последние минуты, не о чем не
подозревая.
- Жалко парней. Мы сильно пострадаем? - голос Джона не предвещал ни-
чего хорошего.
- Нам ничего не грозит. Машины защищены от электромагнитного им-
пульса, а наш аппарат находится достаточно далеко от Саморы. Парень, мне
не нравится твой внешний вид. Входи в норму, а то капитан этого не лю-
бит, ты сам знаешь.
- Я в норме. Просто не вылетает из головы та фраза.
Робин понял, что он все-таки что-то упустил.
- Какая?
- Насчет того, что мы - свои парни. Из их слов следует, что мы тоже
участвовали каким-то образом в этом замаскированном спектакле. Идя от
дедукции к индукции и наоборот, получается, что у нас были одни и те же
цели. По крайней мере, тебе известно точное назначение всех тех корпу-
сов, которые мы возводили больше года? Мне - неизвестно.
Воцарилось молчание. Оно продолжалось неопределенное время, парни ду-
мали о своем, в раздумьи потягивая из термосов крепкий чай, который при-
нес им Джин во второй раз. Внезапно лица озарились ослепительным ярким
светом. Робин молниеносным движением дотянулся до кнопки терминала и
включил светофильтр. Но излучение было такое сильное, что оно жгло лицо
даже через него. Не было никакой возможности смотреть на это пламя. Ро-
бин достал пару светозащитных очков, протянув одни Джону. Теперь можно
было наблюдать за взрывом. Яркий шар, по размеру меньше самой Саморы
всего раза в полтора, продолжал медленно расти, прилипнув, словно пияв-
ка, к западному боку планеты. Вскоре его рост прекратился и, примерно
через минуту, шар медленно, словно нехотя, отделился от поверхности,
устремляясь вверх, в космос. За это время в рубке пять раз тухло освеще-
ние, срабатывали защиты, шесть раз пропадало изображение со всех трех
экранов терминалов, но через секунды восстанавливалось. Чувствовалось,
что Эпокап не на шутку встревожен происходящим. Натруженно работали все
системы охлаждения, забирая значительную часть электроэнергии, что было
заметно по пониженному свечению ламп. Внешние солнечные электробатареи
вышли из строя. Тем временем огненный шар, отделившись от Саморы, повис,
перестав двигаться, на расстоянии примерно в полдиаметра Саморы от ее
поверхности, постепенно остывая. А на самой планете бушевал ад. Со всех
сторон в направлении взрыва тянулись хорошо видимые мощные потоки хилой
саморской атмосферы, перемешанные с пылью, кусками породы, камнями и бу-
лыжниками. В месте взрыва зияла огромная дыра, ведущая в недра планеты,
а от нее, во все стороны, словно длинные лапы паука, тянулись частые из-
ломы. Самора выдержала этот чудовищный удар, не разлетелась на куски, но
все-таки треснула. Минуты через три, словно кровь, из трещин потекла
красно-бурая раскаленная магма, встревоженная из потаенных недр планеты.
Это наблюдение прервал оглушительный рев сирены, и секундой позже Эпокап
произнес, что на пути корабля находится препятствие в виде огромного ша-
ра раскаленного вещества, и что надо менять траекторию. Так же он сооб-
щил, что на раздумье разрешается всего две минуты, по истечении этого
срока Эпокап сам изменит траекторию корабля. Робин ответил, что разреша-
ет менять траекторию немедленно. Тут же изображение в иллюминаторе мед-
ленно поползло в бок. Исчезла лопнувшая Самора, осталось только изобра-
жение шара, который теперь походил на самое настоящее солнце. Робин дал
задание Эпокапу, чтоб тот оценил мощность взрыва и дал примерные данные
на будущее. Через две минуты Эпокап ответил, что мощность взрыва состав-
ляет полтриллиона тонн эквивалента, а шар перейдет на излучение в инф-
ракрасном спектре через два часа, то есть через два часа он потухнет, но
еще долго будет греть, словно раскаленная печка.
- Н-да, слабо, - плоско пошутил Джон, - На Тенле можно шарахнуть раз
в пять сильнее, мощности хватит. Вот был бы салют. За упокой души.
- Наша бедная матушка и такого бы взрыва не выдержала. Не забывай,
что Самора в диаметре больше нашей планеты на тысячу километров, а это
все-таки существенно, - в задумчивости ответил Робин.
- Никогда в жизни не видел ядерного взрыва. Настоящего. Жутко.
- Думаешь, я видел?- усмехнулся Робин.
Они молча смотрели на ядерное облако, пораженные его силой. Их наблю-
дения из динамика связи прервал Дэнил:
- Эй, ребята, это что там за салют? Наверное, по случаю нашего отле-
та?- как всегда, дядюшка Дэнил не унывал.
- Нет, наоборот. Это наш отлет по случаю салюта,- парировал Джон,
встрепенувшись и оживившись, услышав веселый тон своего прямого на-
чальника.
- Мы приносим свои извинения, что забыли Вас предупредить по случаю
этого фейерверка,- начал было оправдываться Робин, но Дэнил его прервал:
- Ладно, я не много потерял. Вы лучше выкладывайте все новости, а то
я только что закончил проверки двигателя, которые не были сделаны в
предстартовое время. Ведь его не было.
- Как вы определили?
- Робин, мальчик, не принимай меня за олуха. Я потому и числюсь глав-
ным механиком и электриком, что головой отвечаю за двигатель. Между про-
чим, этот охламон Джон отвечает тоже. Ты меня слышишь, разгильдяй?
- Конечно, дядюшка Дэнил. Но клянусь оторванным хвостом кометы, ос-
новную часть времени я провел около Джейн, пусть меня выбросят в откры-
тый космос без скафандра, если я вру.
- Ладно, верю. Как она себя чувствует?
- Нормально. Кстати, мы приглашаем Вас на ужин.
- Хорошо, иду. Заодно все и расскажете.
Пока Дэнил уплетал полагающийся ему ужин, Джон и Робин рассказали ему
все, за исключением розового свечения ходулей Краба Джейн. Дэнил слушал,
быстро работая челюстями и не пропуская ни одного слова. Эмоции были ну-
левые.
Никто из них не знал, да и не мог знать, что с самого старта корабля,
ни на секунду не отставая, за ними следовало прозрачное голубое облако,
светящееся по краям еле заметным розовым свечением...
ФАЕР
- Бешенный денек сегодня выдался. Как Вам понравился сигнал первой
категории? Мне - очень, - с явным сарказмом произнес Робин, обращаясь к
Дэнилу и Джону.
- Нам было проще, нас было двое, - коротко и сухо ответил Джон, не
желая поддерживать разговор. Он о чем-то напряженно думал, уставившись
туманным взглядом на командирский пульт.
Паузу прервал Робин:
- Пора по рабочим местам. Основной корабль тоже изменил траекторию,
уже произведен взаимозахват, мы идем на сближение и минут через десять
будем состыковываться. Джон, займи штурманский пульт, а Вас, дядюшка Дэ-
нил, попросим занять место в машинном отделении.
- Слушаюсь, начальничек.
Вскоре на левом экране появилось изображение основного корабля, кото-
рый, как всегда, выглядел грандиозно. Сейчас он казался каким-то фантас-
тическим, освещенный с одной стороны ярким и естественным светом настоя-
щего солнца, а с другой стороны - малиновым светом остывающего ядра.
Темно-фиолетовые крылья солнечных батарей были собраны в гармошку. Это
означало, что корабль скоро начнет делать маневр в поперечной плоскости.
Вскоре заработали боковые сопла маневрирующих двигателей, выбрасывая в
пространство языки синего пламени, и корабль медленно стал поворачи-
ваться, оголяя свое брюхо с растопыренными штангами захвата спускаемого
аппарата и раскрытыми чехлами переходных шлюзов.
Издали "Фаер" казался игрушечным космическим городком с ярко-оранже-
вым шпилем спускаемого аппарата, предназначенного для спуска на поверх-
ность тех планет, где была плотная атмосфера, примерно такая же, как на
Тенле. В солнечной системе Тенли похожей атмосферой обладала только Арю-
за, и поэтому им пользовались для спуска на родную планету, после дли-
тельных экспедиций и долгих полетов. Домой спускались на три месяца, в
отпуск, чтобы потом опять взлететь на нем же и пристыковываться к "Фае-
ру". Сложенные крылья диафрагмового типа придавали спускаемому аппарату
вид стрелы, а издали, на фоне громадного корпуса "Фаера" трудно было оп-
ределить в нем десятиместный самолет с плавной регулировкой геометрии
крыла, с мощными двигателями, способными вывести его на орбиту практи-
чески с любого аэродрома. Этот самолет хвостовой частью примыкал к Глав-
ной рубке, с которой фактически и начинался собственно сам "Фаер". Четы-
ре иллюминатора, каждый из которых в диаметре больше метра, давали хоро-
ший круговой обзор. Внутри рубки было три просторных кресла и командные
пульты управления и контроля. Далее через капитанскую рубку можно было
попасть в шикарную оранжерею, в которой хозяйничала Джейн, ухаживая за
плантациями. Овощи и фрукты, которые не могли нормально развиваться и
расти в невесомости, выращивались в центрифугах. Виноград и киви после
пятилетних опытов научились жить в "простом" космосе, и Джейн их развела
на всем корабле, создавая теплый уют. Возиться с растениями было ее хоб-
би, и все свободное время Джейн пропадала в оранжерее вместе с Руной.
Журналисты, которым два года назад разрешили посетить только один "Фа-
ер", окрестили эту оранжерею Елиссейскими садами, а Джейн - Лесной Феей.
Это название так и осталось. По своей форме оранжерея представляла собой
полусферу, вверху которой была капитанская рубка. В основании оранжерея
была двадцать пять метров в диаметре и высотой десять метров. Елиссейс-
кие сады купались в знойных космических лучах солнца, так как обшивка
этого отсека состояла из кварцевого стекла со специальным защитным пок-
рытием от смертельной радиации. Из капитанской рубки по центру корабля
проходила шахта лифта, которая шла далее вниз, кончаясь в самом низу, в
машинном отделении основного двигателя. Далее Елиссейские сады переходи-
ли в корпус корабля, имеющий девять этажей, а точнее сказать, девять по-
перечных служебных отсеков. Двигатель, вместе с топливными баками и
ядерным складом, по своим размерам равнялся всей остальной части кораб-
ля,занимая дополнительно еще четыре этажа для мастерских, складских и
специализированных подсобных помещений.
Внешне "Фаер" был обвешан скромно, точнее, кроме двух спускаемых ап-
паратов, примыкающих к толстому брюху корабля с двух сторон между широ-
кими лопухами солнечных батарей, да трех огромных запасных резервуаров с
кислородом, больше ничего не бросалось в глаза, потому что все остальные
соединительные шланги, поручни, скобы и специальные мачты были незаметны
на огромном корпусе корабля.
Робин лишь второй раз в жизни участвовал в пристыковке, волнуясь так
же, как и в первый раз. Спускаемый аппарат сделал маневр, развернувшись
и повернув к "Фаеру" свой бок, входя в объятия захватывающих штанг. "Фа-
ер" становился все больше и больше. Резиновый голос Эпокапа сообщил, что
до корабля расстояние составляет пятьдесят метров. Робин обратил внима-
ние, что на всем корабле потушен свет, светились лишь иллюминаторы капи-
танской рубки.
- Видимо, капитан тоже был захвачен врасплох,- подумал Робин,- хотя
возможно, что это какой-нибудь трюк.
Стыковка прошла нормально, взрыв никак не повлиял на работоспособ-
ность систем. К Робину в рубку зашел Джон, по примеру роботов надевший
магнитные ботинки, которые он называл тапочками.
- Ну вот и я в тапочках, не то что некоторые,- при этих словах он
презрительно посмотрел на Робина, который, по его понятиям, был теперь
привидением, парившим в воздухе вне командирского кресла. Робин с легкой
улыбкой, в которой был вопрос "Как бы от тебя отвязаться?", произнес:
- Парень, а ты охамел. Кругом напряжение и тревога, шар еще не потух,
а ты радуешься, как последний осел. Не стыдно?
- Я радуюсь, что после годового перерыва мы опять на "Фаере", это же
здорово. Между прочим, за все время работы в "Космических экспедициях"
и, в частности, на "Фаере", раньше мы никогда не покидали на такой про-
должительный срок головной корабль, даже когда спускались на Тенлю в от-
пуск.
- Ты прав.
В этот самый момент за бортом с легким шелестом сработали защелки
блокирующих карабинов, аппарат слегка качнуло и Эпокап произнес:
- Стыковка осуществлена в соответствии с рабочим протоколом.
- Приступай к отключению бортовой аппаратуры и переходи в ждущий ре-
жим. Все. Конец работы.
Робин сразу пошел на встречу к капитану, Дэнил поспешил к своему де-
тищу - двигателю, а Джон, предупредив Дэнила, что задержится, пошел к
Джейн, чтобы унести ее в родную каюту, в ее маленький дом. Каюта Джейн
находилась на первом этаже под Елиссейскими садами. Нумерация этажей шла
от капитанской рубки, сверху вниз.
Отнеся Джейн и наказав Руне не спускать с нее глаз, то есть теледат-
чиков, Джон спустился вниз на одиннадцатый этаж на лифте и занял пульт
управления пускового двигателя. Примагнитившись к креслу, он включил
тумблер пульта. Замигали глазки индикаторов и засветился экран цветного
монитора, высвечивающий весь двигатель в разрезе, с мультипликационным
изображением его работы и связей всех его частей. Покосившись в угол ка-
юты, Джон увидел своего робота Джина, который, зарегистрировав, что на
него смотрит его хозяин, тут же навострил свои локаторы ушей. Подмигнув
ему, что означало "все в порядке", Джон приступил к контролю запуска
систем двигателя. За иллюминатором звезды и созвездия поплыли назад: ко-
рабль разворачивался носом к Тенле, готовясь к предстоящему старту.
Еле заметное голубое пламя, на краях переходящее в нежно-розовый
цвет, некоторое время висело около корабля, обследовав его со всех сто-
рон, потом незаметно, без всяких препятствий просочилось в сам корабль,
облюбовав Елиссейкие сады, поближе к капитанской рубке....
Через четыре часа, ровно в ноль часов по тенному времени, двадцать
пятого мая, "Фаер" произвел старт в обычном порядке, не нарушив ни одно-
го графика предстартовых проверок.
Голубое облако дремало на жестких листьях и одеревеневших стеблях ви-
нограда и киви, разросшихся в Елиссейских садах, ставшее невидимым в ос-
лепительных лучах яркого солнца....
Экипаж спал после этого трудного дня, с которого и начались описывае-
мые события, происшедшие с легендарной пятеркой в последующие месяцы,
расположившись во вновь обжитых своих каютах, в которых было прожито уже
не одна тысяча космических дней и ночей. Ровно в час включился основной
двигатель, автоматически. Спавшие как убитые астронавты не почувствовали
тяжести своего тела, когда "Фаер" стал еще стремительнее набирать ско-
рость, ускорение возросло в шесть раз, достигнув величины в пол-Жэ. Де-
сятидневный полет к колыбели Жизни начался успешно....
ДЖОН И ДЖЕЙН
Рабочий день двадцать пятого мая начался ровно в шесть часов утра.
Первой проснулась Джейн. Она долго лежала, вспоминая, как она могла
здесь оказаться, в своей каюте "Фаера", но вспомнить так и не смогла.
Наконец она заметила Руну, которая следила за ней, ожидая приказаний.
- Руночка, расскажи мне, как я здесь оказалась и куда мы летим.
- Вас сюда принес Джон, Вы были без сознания с той самой минуты, как
Вас доставил Ваш Краб с места работы. Взлет обусловлен сильным взрывом,
происшедшем на Саморе двадцать пять часов назад. Шесть часов назад про-
изведен старт корабля, направление движения я не знаю, - произнесла Ру-
на.
От своих собратьев она отличалась женским именем, более мягким и неж-
ным тембром голоса и более мягким и светлым синтетическим покрытием сво-
их рук-манипуляторов. Ведь она была помощницей женщины, повара и врача,
работая в качестве и санитарки, и кухонной прислуги.
- Спасибо, крошка, - ответила Джейн, уставившись в пол и пытаясь
вспомнить события прошедшего дня. Она не заметила, что невольно назвала
свою искусственную подругу так, как ее саму звали участники экспедиции.
В таком раздумьи она сидела долго. Память восстановилась быстро, Джейн
помнила слово в слово все пророческие слова, которые ей сказал старичок
с белоснежной бородой и такими же белоснежными волосами, самый настоящий
мудрец из сказок прошлого тысячелетия. Она до сих пор не могла понять,
каким же способом он там очутился, хотя на ее глазах он после медленно
растворился, превратившись в ослепительно чистое лазурное облако. Джейн
очнулась от своих раздумий, заметив мигающий светодиод на лбу Руны, что
означало, что с ней кто-то связался по радиосети.
- С кем это ты секретничаешь, предательница? - спросила она у робота.
- С Джоном, он интересуется Вашим самочувствием.
- Скажи ему, что я его приглашаю к себе, - Джейн сгорала от любо-
пытства узнать все подробности, - Принеси две чашечки кофе и бутерброды,
я проголодалась.
Руна ушла, и только сейчас Джейн вспомнила о взрыве, из-за которого в
данное время "Фаер" держал курс в неизвестном направлении. Она спрыгнула
с кровати и прилипла к иллюминатору, пытаясь разглядеть Самору, которая
была размером с яблоко, незаметно становясь все меньше и меньше. Джейн
вскрикнула, не узнав планету. Обычно светло-коричневая, без облаков, с
легкой синевой скудной атмосферы, Самора теперь была грязно-оранжевого
цвета от поднятой вверх саморской пыли, окутавшей всю планету плотной
завесой. Планета погибла, не успев ожить.
Насколько было известно Джейн, три месяца назад на последнем Конгрес-
се по проблемам космоса руководство "Сорока" вынесло предложение об
оживлении этой планеты. Они предлагали осуществить управляемые изверже-
ния вулканов на ее поверхности для создания атмосферы, а после с помощью
плантаций водорослей создать кислородную атмосферу, очистив газы. Самору
хотели сделать курортной планетой, свободной от военных баз, утопающей в
диковинных лесах, которыми предлагалось засадить всю поверхность. По
проекту хотели доставить всевозможных животных с Тенли. Подземная Само-
ра, по данным руссанских ученых, была очень богата минеральными водами.
Тринадцать лет назад, самыми первыми, сюда добрались руссане, опередив
амирцев. Они-то и провели детальные исследования всей планеты. Фактичес-
ки, это была инициатива руссан, которой теперь уже не дано было свер-
шиться.
Джейн, вспоминая жизнь на Саморе, заплакала, как маленький ребенок, у
которой отобрали мячик. Но у этой девушки отобрали чуть больше - плане-
ту, к которой она привыкла, сжилась с ней, забыв почти полностью ужасные
дни Тенной жизни, от которой она была вынуждена убегать в чудесную стра-
ну, как она думала, с названием космос. Но глядя на мертвую планету, она
поняла, что космос - это та же жизнь людей, тех же самых, которые живут
на Тенле.... Стало грустно...
Джейн вздрогнула, услышав легкий стук в дверь. Дверь-люк открылась, и
она увидела улыбающегося Джона, который при виде слез молнией подскочил
к Джейн.
- В чем дело, крошка?!
- Все нормально, все уже позади. Чья это работа? - кивком головы она
показала в сторону Саморы.
- Я сам толком ничего не знаю, но если говорить по большому счету, то
это - наша работа.
И без того большие темно-голубые глаза Джейн при этих словах еще
сильней расширились от ужаса. Джон понял, что ему не следовало говорить
так.
- Объясни, что ты этим хочешь сказать.
- Джейн, милая крошка, я умоляю тебя, успокойся, я загнул, дело обс-
тоит чуть не так, я тебе сейчас все объясню, только успокойся.
После этого он выложил все, начиная со своего круиза и кончая разго-
вором с Робином.
- Вот так, теперь ты знаешь все, что известно мне и Робину. Какой-то
информацией обладает капитан и сама ты. Чтобы все связать в один краси-
вый узор, нужно понять, прежде всего, что произошло с тобой. Я надеюсь,
что ты нам приоткроешь глаза на те события, которые произошли за два ча-
са до старта.
Джон видел, что девушка за время рассказа успокоилась и теперь внима-
тельно слушала его. Он попросил ее рассказать о том, что произошло с ней
за несколько часов до старта. Но при этих словах Джейн, сидевшая на краю
кровати, встала и подошла к иллюминатору, о чем-то задумавшись. Джон по-
нял, что сказал что-то лишнее.
- Джон, я и раньше хотела поговорить с тобой. Тем более, сейчас такой
случай.
Джейн замолчала, подбирая слова.
- Я не знаю, с чего начать. Опять наступила пауза. И вдруг, сама от
себя не ожидая, глядя прямо в глаза Джону, она спросила:
- Джон, ты меня не придашь? Можно тебе верить?
Джон понял, что в эту минуту нет смысла что-то утаивать, и, облизав
пересохшие от волнения губы, он ответил:
- Я люблю тебя, Джейн. Ради тебя я могу пойти и в огонь и в воду.
- Ого... Не много ли для простой девушки?- спросила удивленная Джейн,
не ожидавшая услышать такой ответ.
- Нет, не много.
Джон подошел к Джейн, какое-то мгновение стоял в нерешительности, по-
том обнял ее и нежно поцеловал в губы. В первое мгновение всем своим те-
лом он ощущал, как Джейн пыталась вырваться из его объятий, но Джон был
настойчив, У Джейн таяли силы и, наконец, она перестала сопротивляться,
покорно опустив руки. Но это было лишь затишье перед бурей. Как только
Джон выпустил ее из своих объятий, в душе довольный победой, тут же по-
лучил оглушительную пощечину, отлетев в дальний угол каюты. Летел Джон
исключительно эффектно, широко и красиво распластав в воздухе руки,
словно пытаясь парить, ведь сейчас он весил всего сорок килограммов, чем
и объяснялся такой "роскошный" полет. Глядя на эти порхания, Джейн зали-
лась веселым и задорным смехом. Джон, ничего не понимая, встал и опять
подошел к ней.
- Ладно, Ромео, перестань, и без того пока интересно жить на белом
свете, - то ли шутя, то ли серьезно сказала она, - мы с тобой собрались
говорить, а не целоваться. Пей лучше кофе, а то он окончательно остынет.
Джейн села на кровать, взглядом предлагая сесть Джону в кресло напро-
тив, окутанное густыми мохнатыми ветками разросшегося винограда. Джон
покорно сел, поставив рядом кофе и тарелку с бутербродом. Только Джейн
открыла рот, чтобы начать разговор после непродолжительных раздумий,
раздался мелодичный звон зуммера связи.
- Алло, Джейн слушает.
- Доброе утро, крошка,- это был голос Робина.
- Привет, штурман.
- Капитан собирает всех на завтрак и заодно, как он сказал, надо об-
судить кое-какие проблемы. Ты Джона случаем не видела, я его найти не
могу?
- Видела и вижу. Мы с ним пьем кофе.
- Вот нахал! Все, конец связи.
Джон догадывался, что женщины почти всегда говорят правду, и ничего
кроме правды, и старался подтвердить это лишний раз. Он в одно мгновение
ока затолкал в рот бутерброд, взяв в другую руку чашку кофе. Когда Джейн
глянула на него, то увидела парня, очень щекастого, который кое-как дви-
гал челюстями, умудряясь при этом запивать кофе, испуганно глядя на
Джейн. Сообразив, она рассмеялась, как ребенок.
- Утро юмора, а не серьезный разговор. Нас ждет капитан, придется от-
ложить. Я тебе хочу сказать только одно, чтоб ты зря не ломал голову: я
хорошо помню, что произошло со мной, но это не должны знать остальные, я
тебе потом расскажу. Ты лучше пытайся понять других.
Несмотря на ее воинственность и деловитость, в Джейн сильно было раз-
вито женское начало, основанное на элементарном душевном понимании.
Зная, что их ждут, Джейн все же села на кровать в ожидании, когда Джон
прожует свой несчастный бутерброд, глядя на него с легкой улыбкой. Она
встала, когда он допил кофе. При выходе из каюты Джон прегродил ей путь,
нежно обняв за талию. Джейн его не отталкивала, но когда подняла на него
глаза, в них была видна тень волнения и страха.
- Джейн, милая, ты не обижаешься на меня?
В ответ молчание, потом Джон помнил только ее синие, а может, тем-
но-голубые глаза, загадочные и глубокие, в которых не грех было уто-
нуть....
ЗАВТРАК
Джон вошел в столовую, там уже сидели капитан Смит, штурман Робин и
главный механик Дэнил. Тем временем Джейн побежала на кухню, где по сво-
ей инициативе работала Руна. Встретившись с капитаном взглядом, Джон
приветствовал его легкой улыбкой, на что капитан тоже улыбнулся. Это бы-
ла одна из странных традиций "Фаера" - не здороваться друг с другом при
встрече на завтраке. Но объяснялось это просто: астронавты не любят те-
лячьих нежностей, хотя и непонятно, почему элементарное приветствие
"здравствуйте" считалось нежностью.
Вскоре появилась Джейн, а за ней и Руна с подносом. Завтракали молча
и быстро, не нарушая традиций будничного космического дня. Но все члены
экипажа чувствовали внутренне напряжение, которое передавалось по цепоч-
ке от одного к другому. Все ждали предстоящего разговора. Так уж пове-
лось по неизвестным причинам, начиная с появления человека на Тенле, что
правду боятся за ее прямоту и чистоту. Но она всегда одна.
- Руна, убери посуду и помой пол в капитанской рубке.
Капитан не хотел свидетелей...
"Фаер", ни на мгновение не снижая тяги двигателя, под чутким наблюде-
нием Эпокапа держал курс к родной Тенле, постоянно набирая скорость с
ускорением пять метров в секунду. По понятиям космоса, он висел на одном
месте, ведь даже луч света считается суперчерепахой во вселенной, кото-
рый может миллионы лет стремительно мчаться и не встретить ничего су-
щественного на своем пути. Но по своим меркам "Фаер" мчался к Тенле с
фантастической скоростью, являясь непобитым рекордсменом, стараясь как
можно скорее достичь скорости в полмиллиона километров в час. Великое
солнце, загадочные и далекие звезды, суматошные астероиды, длиннохвостые
кометы, могущественные квазары, коварные черные дыры - казалось, что все
замерло на месте, словно все игнорируют мощные старания корабля. Пожа-
луй, его замечали только лишь блуждающие электроны, протоны, всевозмож-
ные куски и осколки молекул неизвестного происхождения, мезоны и кварки,
ядра и нейтроны, когда, столкнувшись с такой громадиной, они либо стано-
вились его частью, либо, получив мощный импульс, отскакивали восвояси по
всем законам физики. А "Фаер" не замечал ничего, кроме Тенли...
Капитан внешне был спокоен и нельзя было сказать, волнуется ли он
внутренне. С минуту он молчал, стараясь подобрать слова как можно точ-
нее.
- Я прочитал отчет Робина о ходе проведения старта. Для Тенли очень
много.
Это означало, что подробный отчет, по сути, был составлен для капита-
на, а под словом "Тенля" подразумевалось назойливое и противное в своем
недоверии начальство. Капитан продолжал:
- Лишнее сотрется. Джейн, если ты не в курсе тех событий, когда ты
спала, можешь с ним ознакомиться. Но собрал я вас на этот разговор по
другим причинам. Первое. Я должен вам сообщить то, что вы не знаете, хо-
тя, наверное, догадываетесь. Насколько вам известно, фирма "Космические
экспедиции" - полувоенная организация, большей частью работающая на нуж-
ды генералов. Но определить истинные цели экспедиций не могу даже я. На-
ша экспедиция всем казалась исключительно мирной, предполагая строи-
тельство города Будущего, предполагая оживление и освоение планеты. Но
первые сомнения на этот счет у меня появились сразу после старта, когда
я узнал, что наша пресса молчит по этому поводу, хотя материал для сен-
сации был превосходный. Месяц назад, находясь на корабле, я зафиксировал
приближение большого транспортного корабля, который действительно встал
на околопланетную орбиту, и к моему огромному удивлению, после трех вит-
ков начал снижение и сел на Самору. Эта махина села сюда на неизвестное
время, потому что взлететь самостоятельно не могла. Местоположение вы
знаете. От капитана этой махины при личной встрече я узнал то, что знае-
те вы и даже больше. Двумстам парням космического дивизиона предстояло
возвести мощную лазерную пушку с ядерной накачкой, с помощью которой
можно можно было бы жечь Тенлю. И это не было бы самоуничтожением, пото-
му что мы с вами строили первую очередь военного городка и городка стро-
ителей, которые должны были в очень короткие сроки возвести четыре горо-
да. Как я догадался, амирцы, оттягивая на Всемирном конгрессе решение
вопроса об оживлении Саморы, нелегально сами хотели единолично захватить
всю планету в свои руки, сделать здесь единое государство, то есть эва-
куировать только лучших людей Амирии и трудолюбивых и талантливых рабо-
чих, создав идеальную структуру государства. После этого можно было и
диктовать любые условия Тенле под угрозой ее полного уничтожения путем
сожжения. Я не знаю, какие последствия после взрыва будут на этой плане-
те, но я своей шкурой чувствую, что и нам не поздоровится на Тенле после
возвращения. Видимо, там сейчас огромный скандал международного значе-
ния, хотя истинных целей, думаю, мир не узнает. Мы - единственные свиде-
тели этого случая. Нужно быть готовым ко всему. Я приношу извинения, что
скрыл это от вас, но после долгих раздумий я счел нужным не говорить вам
об этом, все равно ничего не изменилось бы, а испортить этой информацией
нашу теплую атмосферу я мог. И я решил молчать, все равно через два ме-
сяца должен был прилететь большой космический лайнер, последняя модель
фирмы "Специальное оборудование". Этот концерн взял реванш за катастрофу
"Амиры". По сообщениям Тенли, там заканчиваются последние испытания и
через три недели с небольшим он должен был стартовать к Саморе с тремя
сотнями строителей, тысячью роботов и десятью суперконтейнерами с обору-
дованием и разными строительными машинами. Разгружать его предполагалось
две недели, беспрерывно, что говорит о размерах корабля и о спешности
строительства. Таких рейсов предполагалось делать много, но сколько, мне
не известно.
- Капитан, какие причины взрыва?
- На этом корабле было все оборудование для обогащения урана, завод
соорудили за три дня и стали готовить урановую руду для питания лазера,
не откладывая. Но солдаты обкурились наркотиков и свалили уран в большую
кучу, забыв поставить датчики. Началось расщепление. Самопроизвольно.
Люди уже не могли туда подойти ни в каких скафандрах, а офицеры гнали и
гнали солдат. Общая защита сработала, но уже было поздно. Компьютер со-
общил, что фаза медленного расщепления кончится через два часа. Нам надо
почтить памятью их командира, полковника Сэма Брауна, который не забыл
про нас и сообщил мне о предстоящей катастрофе. Жутко прощаться с чело-
веком за два часа до его смерти. Все два часа я говорил с ним, он умолял
не выключать связь. Там бушевала паника, наркотики кололи и глотали все,
даже те, кто раньше их вообще не применял. Только Сэм говорил со мной,
стараясь держаться достойно, но это у него получалось с трудом. Как вам
известно, взрыв был на два часа позже расчетного. Рано или поздно вы бы
узнали эту правду и я хочу вас предупредить, чтоб на Тенле вы не делали
ненужных ошибок. Если идти против воли магнатов, то уволят и спишут на
Тенлю, а там выбросят за забор. И неизвестно, сколько еще проживет Тен-
ля. Хотя и Убийцами Планеты работать не хочется. Второе. Джейн, теперь
твоя очередь пролить свет на события, которые произошли с тобой.
Джон глянул на Джейн, пытаясь понять, сможет ли она врать после такой
исповедальной речи капитана. Впервые капитан говорил так много. Джейн
сидела, рассеянно смотря в пол, и было непонятно, отходит ли она после
услышанного, или думает, говорить или нет правду. Сделав легкий вздох,
она начала говорить, медленно и тихо:
- Утро было как обычно, до места работы добралась нормально. Присту-
пила к работе, но вскоре почувствовала какую-то ломоту в суставах, реши-
ла пройтись, прогуляться. Больше ничего не помню. Проснулась у себя в
каюте.
Джейн видела, как вытянулись лица астронавтов, услышав такой короткий
рассказ. Джон, этот сообразительный весельчак с внешностью итальянца,
тоже выражал всем своим видом огорчение, чтобы его не заподозрили и тем
самым, не раскрыли Джейн. Джейн в душе восхищалась им, только сейчас по-
нимая, что она плохо знает Джона.
- Ну что ж, ладно, - продолжал капитан, - в таком случае я продолжу.
Я сейчас хочу вам предложить для обдумывания одно умственное упражнение.
Сразу ответ не говорите, обдумайте все хорошо. Насколько вы понимаете,
на Тенлю нет смысла возвращаться. И я это вам говорю как людям, которых
хорошо знаю. Примерно ясно, как Тенля отреагирует на этот взрыв, но мы -
ненужные свидетели. Ситуация - между небом и Тенлей, но есть еще космос
и "Фаер". Конечно, нас могут достать с помощью лазеров, но для этого нас
сначала надо будет найти, а уж только потом сжечь, причем незаметно. И
то и другое сделать трудно. Вам ясно?
- Ясно,- хором ответили астронавты. Джейн промолчала.
- В таком случае все свободны. В одиннадцать часов двигатель переста-
нет разгонять корабль, "Фаер" перейдет в режим пассивного движения, всем
приготовиться к невесомости. Все. У кого какие вопросы?
Все промолчали, а Джон спросил:
- Когда надо дать ответ, и в какой форме?
- Я пока не решил, а в двенадцать сеанс связи с Центром.
Все разошлись по своим местам.
ПРОДОЛЖЕНИЕ
Через два часа Джон, на десять раз осмотрев вместе с Дэнилом весь
двигатель, пошел к Джейн. Она была в своих садах.
- Привет, я уже освободился.
- Как раз вовремя,- ответила Джейн. Она оставила Руну работать одну,
а сама, слегка оттолкнувшись от пола, подобно птице взмыла вверх, где
под потолком, около лифта, где заросли винограда переплелись наиболее
сильно, превратившись в непролазные джунгли. Джон последовал за ней. По-
удобнее устроившись в зарослях, некоторое время они молчали. Джейн о
чем-то думала, Джон изредка бросал на нее взгляд, понимая, что никак и
ничем он не сможет ускорить их разговор. Наконец Джейн сделала глубокий
вздох, и начала говорить.
- Я не знаю, с чего начать. Джон, то, что ты сейчас услышишь, не счи-
тай выдумкой или бредом. Я понимаю, что поверить мне будет трудно, но
врать нет смысла.
- Джейн...
- Не перебивай, я и так собьюсь с мыслей. Мой отец был нумистом, он
до последнего дня верил в лучшее, восхищая своей работоспособностью, от-
давая людям все тепло своего сердца. Он жил так, словно боялся, что этот
день последний в его жизни. Когда я была маленькой, не могла понять, за-
чем к нам ночью приходят какие-то незнакомые люди, сидят с отцом до ут-
ра, а на рассвете опять исчезают, почему при мне они ничего не говорят,
или говорят мало и шепотом. Но помаленьку все стало проясняться. Однажды
была забастовка на концерне "Супермоторс". Вечером отец пришел не один,
с ним было еще шесть человек. Они все были избиты, у кого ссадины, у ко-
го подтеки под глазами, у кого разбиты губы. Я очень сильно испугалась,
мне казалось, что мой отец состоит в какой-то шайке главарем. Они что-то
долго обсуждали, до ночи, потом неслышно покинули наш дом. Я не спала,
когда отец зашел в мою комнату. "Дочь моя,- сказал он,- Я не разбойник и
не убийца, хотя в нашей стране я считаюсь самым опасным преступником,
потому что я ненавижу насилие и рабство, презираю обман. Я скрывал от
тебя это лишь для того, что бы ты жила спокойнее, я не хотел омрачать
твое детство. И сейчас я это говорю только потому, что мое чутье подска-
зывает, что скоро меня могут забрать. Но отсиживаться нет смысла, когда
полиция избивает до смерти людей на улицах, вышедших отстаивать свои за-
конные права. Фактически, для меня жизнь уже закончена, но я не жалею о
том, как я ее прожил. Единственное - о чем я жалею: тебе придется трудно
из-за того, что твой отец - нумист. Тебе сейчас семнадцать лет, не спеши
жить. Мой тебе совет: с помощью моего старого друга можно устроить тебя
работать в космических службах, где тебя не достанут службы национальной
безопасности". Через три дня отец не вернулся. Еще через день меня выз-
вали в полицейский участок. Начались допросы, один за одним. Через неде-
лю такой жизни я позвонила другу отца, объяснила. Им оказался наш капи-
тан. Он был как раз в отпуске. Он меня пригласил к себе домой, внима-
тельно выслушал. Мне повезло еще в том, что я училась последние пять лет
в специализированном медицинском колледже и после окончания получила
диплом врача-терапевта второй категории. Благодаря Смиту Филду я очень
быстро оказалась в космосе. Мне тогда казалось, точнее, казалось до вче-
рашнего дня, что это счастье - быть вдали от подлецов и быть полезным
людям, творя добро и пользу на благо мира. Но, оказывается, и в космос,
за пределы Тенли уже пробралась эта нечисть. Джон, как же дальше жить?!
Джон сидел не двигаясь, и по выражению его лица невозможно было по-
нять, о чем он думает. Но в эту минуту Джон вообще ни о чем не думал. Он
просто не мог, он был полностью парализован услышанным рассказом. Прошло
минут пять.
- Джейн, а что же произошло с тобой вчера? -внутренне Джон уже наст-
роился на еще один какой-нибудь сногсшибательный рассказ. И не ошибся.
- День начался, как обычно, -продолжала Джейн, -работа ладилась, все
было хорошо. Но вдруг я почувствовала, что где-то рядом находится незна-
комый человек, но я почему-то не испугалась. Это произошло само собой, я
даже не знаю почему. Я огляделась. Никого не было. Я продолжала рабо-
тать. Но через некоторое время я почувствовала чей-то полуприказ-полуп-
росьбу, чтобы я шла вперед. Я подчинилась этому незнакомцу. Куда я шла,
я не помню. Наконец я увидела сидевшего на камнях старичка, старенького
и полностью седого, как снег. Глядя мне в глаза, он начал говорить:
- Джейн, не бойся нас, мы не желаем зла ни тебе, ни твоим друзьям.
Очень скоро произойдут значительные события, и поэтому я хочу тебя пре-
дупредить: никто и никогда не находил счастья в покое. Счастье - это
ожидание покоя в бурном круговороте событий, вечное ожидание. Не бойся
врагов как таковых, самое страшное в жизни - это безразличие. Подумай на
досуге сама, и ты поймешь, что порой враг и друг нас радуют и огорчают
одинаково, вселяя надежды, радости и огорчения, и только безразличие не
рождает ничего хорошего, кроме пустоты и страха. Учись сразу определять
людей - друг, враг или безразличие. Твой отец был настоящим человеком,
потому что за его спиной стояло будущее. В твоей жизни тебе будет иногда
очень трудно, но помни, что именно так рождается счастье. Мы можем по-
мочь тебе и твоим друзьям, но от этого не будет никакой пользы. Учись
управлять собой, своими эмоциями и желаниями, и тогда ты почувствуешь в
себе истинные силы, Наши силы. Будущее идет за тобой, оно - за твоей
спиной.
После этих слов его тело окутала лазурь, он оказался внутри голубого
облака и начал медленно растворяться. Осталось только лишь удивительно
чистое голубое облако, которое растворялось в пространстве, уменьшаясь в
размерах и становясь все более бледным, пока не исчезло совсем. Минут
десять я стояла в задумчивости без движений, стараясь осмыслить проис-
шедшее, и вдруг изнутри заговорил Его голос:
- Если ты не веришь в мои слова, то это можно легко доказать: ты сей-
час можешь без скафандра дойти до своего Краба.
Не долго думая, я разделась, взяла в руки одежду и пошла, хотя нигде
не было видно моего Краба. Вскоре он появился. Я шла спокойно, словно по
Тенле, совершенно не дыша. Но как только я забралась в кабину, по-
чувствовала легкую усталость, которая росла с каждой секундой. Больше
ничего не помню. Очнулась только в каюте. Вот и все.
При этих словах Джейн подняла свой взгляд на Джона, стараясь понять
его мысли.
- Санта Мария, Святая дева Катерина, черт знает что! - скороговоркой
выпалил Джон, тем самым давая понять, что он не может разобраться в про-
исшедших событиях. Через минуту он перестал хаотично перемещаться по са-
ду и крутиться как волчок, успокоился и устроился в зарослях лиан около
Джейн. Наконец он заговорил:
- Допустим, что взрыв и старичок совершенно независимы. Итак: кто он
такой, откуда, от кого, и что ему надо? Самое главное определить: откуда
и от кого, и тогда все станет ясно. Понятно, что он не амирец. Значит,
либо от руссан, либо какой-нибудь космический пришелец, на которых все
фантасты-дураки давно сломали голову. Реальнее всего, что он от руссан.
Но с другой стороны, можно почти точно сказать, что такие возможности
недоступны будут людям по меньшей мере лет двести. Есть еще один вари-
ант, то есть я хочу сказать, что это могут быть наши тенляне из будуще-
го. А, вообще говоря, почему именно старичок? Н-да, голову сломать мож-
но. А почему бы не молодой человек? Если он такой всесильный, то немуд-
рено, что ему было известно про взрыв. Кстати, от его слов сильно веет
восточной философией, тоже непонятно. Единственное, что можно сказать
уверенно, это то, что мы находимся под чьим-то наблюдением. Хотелось бы
верить, что во время безвыходных ситуаций Он все-таки придет на помощь.
Джон глянул на Джейн. Она смотрела куда-то вдаль сквозь кварцевый
бронеколпак купола, на изумруды далеких звезд, обдумывая слова Джона.
Вздрогнув, она повернулась к нему.
- Ладно, Джон, я пойду посмотрю что и как, а то не могу даже сориен-
тироваться, - сказала Джейн и поплыла между лиан к люку.
Джон остался переваривать еще раз все события. Мысли лезли, одна не-
лепее другой, от них становилось как-то не по себе. Словно назойливые
мухи, они крутились в голове, и Джон никак не мог от них избавиться. Так
он просидел до самого обеда.
КАПИТАН
После завтрака Смит Филд поднялся в капитанскую рубку, и, устроившись
поуютнее, молча сидел с закрытыми глазами. Казалось, что он спит. Смит
старался продумать все до мелочей. Он волновался, что было с ним очень
редко. Раньше главной задачей его работы было выполнение заданий с Тен-
ли, сейчас задача была потруднее.
Теперь ему предстояло спасти и уберечь от неминуемой гибели четырех
человек, спасти и уберечь от жестокой Тенли. Задача почти невыполнимая.
В скором времени предстоял сеанс связи с центром, а отчет о причинах вы-
нужденного старта с полным объяснением дел еще не был готов. Но прежде
чем что-либо писать, нужно четко определить свои собственные планы на
будущее: возвращаться или нет на Тенлю. Но, с другой стороны, это реше-
ние зависит от поведения Тенли, да и от самого экипажа корабля. Кто их
знает, что им может прийти в голову, может, они согласны на неминуемую
гибель, лишь бы только на Тенле. Смит прекрасно знал каждого, кто на что
способен, но отношение людей к родной Тенле не знает никто, кроме них
самих." -Интересно, что бы ответил Робинзон Крузо, если бы ему перед его
роковым плаванием сказали, что он проживет двадцать восемь лет в полном
одиночестве?" - уныло подумал капитан. Утром капитан еще не был готов
четко объяснить свои планы, точнее, не смог. "-Может, старею?" - про-
мелькнуло в голове. Еще раз Смит вспоминал и анализировал действия, вы-
ражения глаз, мимику лиц членов своей команды, когда он говорил про сож-
жение Тенли и про вариант "Побег". Такое название он придумал только
что. Но после детального размеренного анализа Смит пришел к выводу, что
его последние слова были пропущены всеми без исключения, в тот момент в
глазах своих астронавтов он читал ужас от того, что они услышали из его
уст.

Зенин Игорь - Отречение => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга Отречение автора Зенин Игорь дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу Отречение своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Зенин Игорь - Отречение.
Ключевые слова страницы: Отречение; Зенин Игорь, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн