Набоков Владимир Владимирович - Удар крыла - читать и скачать бесплатно электронную книгу 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Верн Анри

Желтая Тень - 6. Двойники Желтой Тени


 

Тут выложена бесплатная электронная книга Желтая Тень - 6. Двойники Желтой Тени автора, которого зовут Верн Анри. В электроннной библиотеке forumsiti.ru можно скачать бесплатно книгу Желтая Тень - 6. Двойники Желтой Тени в форматах RTF, TXT или читать онлайн книгу Верн Анри - Желтая Тень - 6. Двойники Желтой Тени без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Желтая Тень - 6. Двойники Желтой Тени = 104.2 KB

Верн Анри - Желтая Тень - 6. Двойники Желтой Тени => скачать бесплатно электронную книгу



Желтая Тень – 6

«Возвращение Желтой Тени; Двойники Желтой Тени»: Канон; Москва; 1995
ISBN 5-88373-031-0
Анри Верн
Двойники Желтой Тени
Глава I
«Что-то странное творится с лордом Бардслеем, — размышлял Боб Моран, предусмотрительно подняв воротник твидового пальто. — Эта невнятная просьба поскорее прибыть к нему. А тут ещё проклятый туман, как клочья ваты не первой свежести…»
Моран приехал в Лондон сегодня утром, а Лондон в его глазах всегда проигрывал по сравнению с Парижем. Но он посещал английскую столицу не впервые, и чаще, чтобы встретиться со старым другом Биллом Баллантайном, живущим в далекой Шотландии, откуда тот был родом. Вот и нынче Боб собирался на вокзал Чаринг Кросс, куда должен был прибыть поезд Билла. Однако за час до того, как ему в гостиницу позвонил лорд Бардслей, которому француз написал несколько дней тому назад, прося о встрече. Боб знал, что лорд недавно вернулся из экспедиции в Тибет и рассчитывал выцыганить у него какие-нибудь не слишком ценные, но любопытные предметы старины, поскольку был коллекционером-фанатиком изделий азиатских умельцев. С лордом Бардслеем они были давно знакомы и частенько встречались в Азии и Европе на официальных приемах, да и в Англии у лорда, симпатизируя друг другу.
Их взгляды на культуру Востока в значительной степени совпадали, к тому же их объединяла страсть к путешествиям и приключениям. Разница была только в возрасте — лорду за шестьдесят, а Морану — тридцать.
Боба удивил звонок Бардслея, так как он собирался встретиться с ним через пару дней, и к тому же волнение всегда невозмутимого британца, голос которого дрожал на другом конце провода:
— Боб, скорее приезжайте ко мне… Прошу вас, скорее… Они вокруг… Мне угрожают…
— Не понимаю, что случилось? Объясните, пожалуйста…
— Это… Он… Я там нашел кое-что… в Тибете… Он хочет помешать мне…
— Но кто это «он?» О ком вы говорите, сэр?
— Вы сами знаете… Это тот, имя которого не произносят… Оно приносит несчастье… Помогите… только захватите оружие…
— Но все-таки, что случилось? Объясните…
— Я…
В этот момент связь прервалась, и, сколько ни пытался Моран, дозвониться не удалось.
«Он», — размышлял Боб. — Тот, чье имя, не произносят…» И тут понял и вскочил, как подброшенный пружиной, кинувшись снимать пальто с вешалки.
— Нужно как можно скорее добраться до лорда Бардслея, пока не поздно, — прошептал он.
Впопыхах Боб нацарапал записку Билла Баллантайну. Естественно, увидев, что друг не встретил его на вокзале, тот направится в отель, где прочтет послание.
Уже выходя из номера, Боб Моран вспомнил, что сэр Бардслей настоятельно рекомендовал обзавестись оружием. Поскольку он прибыл в Лондон как турист, то, понятно, никакого оружия с собой не взял. Мало того, у него просто не было времени обзавестись оружием. Пожав плечами, Моран пробормотал себе под нос:
— Тем хуже! Придется пользоваться подручными средствами. Время не ждет. Если лорд Джон имеет дело с человеком, о котором я думаю, нужно спешить, чтобы застать его в живых…
Боб бегом добрался до первого этажа и оставил записку для Билла у портье. А уже через десять секунд он был за дверью отеля. Там его поджидал неприятный сюрприз: все тонуло в смоге, смешанным с черным дымом. Город оглох и ослеп. Смог окутал город, превращая любой объект, в том числе и фонари, в признаков. Боб был вынужден идти на ощупь, чтобы не сбить с ног кого-нибудь из прохожих или не разбить себе нос о стену. Машины медленно ползли по мостовой, и их можно было определить только по тусклым пятнам фар, расплывающимся и бесформенным.
— Ну, что ж! — молвил француз, который часами и днями привык находиться в одиночестве в лесах и саваннах. — Ничего не поделаешь! Так уж мне всегда везет! Ну а поймать такси — нужно быть магом и волшебником…
Он не преувеличивал. Ни один кэб не попался ему, так что к дому лорда Бардслея пришлось идти пешком. Впрочем, будучи наполовину лондонцем, Бобу было не привыкать двигаться сквозь смог. Тем не менее, при всем его опыте «плаванья в гороховом пюре», пришлось несколько сотен метров до дома исследователя добираться почти полчаса. Иногда он останавливался, пытаясь сориентироваться, ощупывая руками стены и тротуар носком ноги, но тем не менее шел, буквально как слепой.
Добравшись, наконец, до улицы, где жил лорд Бардслей, Боб вытащил из кармана небольшой фонарик, который постоянно таскал с собой, и осветил стену. После долгих усилий круг света остановился на цифре, которую Моран попытался расшифровать.
— Семьдесят один, — прошептал он. — А лорд Бардслей живет в восемьдесят пятом. Я на правильном пути.
Продолжая свой путь, он прошел рядом с нечеткой формой стоящего у тротуара черного лимузина. «Если в этом пюре какой-либо шоферишка не врежет по этому лимузину, то машине и её владельцу просто повезет…»
Он обогнул авто и тут в нескольких метрах от него зазвучали в тумане шаги. А затем возник и силуэт, в котором Моран узнал человека, к которому шел на свидание. Человек носил macfarlan
в клеточку по старой моде и мягкую фетровую шляпу, глубоко надвинутую на глаза. Боб слишком хорошо знал лорда Бардслея, чтобы сомневаться в том, кого он видел. Оба столкнулись нос к носу, и Боб сказал:
— Лорд Бардслей. Я как раз и иду к вам, как вы просили…
Но, казалось, Бардслей не слышит слов Морана, ибо продолжал надвигаться на него и даже резко толкнул плечом, так что Боб поскользнулся на мокрой мостовой.
Восстановив равновесие, француз обернулся и крикнул вслед уходящему:
— Лорд Бардслей, куда же вы?.. Это же я, Боб Моран… Куда вы?..
Но силуэт англичанина уже поглотил смог… И только звук шагов свидетельствовал о том, что Бардслей ещё не отдалился. Затем шаги смолкли. Хлопнула дверца машины и заурчал мотор. Машина стала удаляться.
— Лимузин! — воскликнул Боб. — Нет, что-то здесь не так…
Это ещё было слабо сказано: «что-то не так…» Ведь не спал же Боб, не приснилось ему, что лорд Бардслей звонил и просил срочно прибыть. И все это полчаса тому назад! А тут в тумане он был глух и нем, как будто и не просил о помощи, а потом сел в машину и уехал… прямо как жулик какой-то…
Все это мелькнуло в голове у Морана, и он застыл на краю тротуара. Потом пожал плечами. «А может быть, я все-таки ошибся, и это был вовсе не лорд Бардслей. Да и вообще в этом тумане вполне можно обознаться…» Тем не менее, в глубине души Моран чувствовал, что не ошибся, ибо, когда он встречался с лордом в Лондоне, тот всегда носил макфарлан, подобный тому, в который был одет скрывшийся. Но ведь и черты лица были знакомы французу, не давая ни малейшего повода к сомнению.
Боб медленно двинулся вперед, чиркая по стенам лучом своего фонарика, который едва пробивался сквозь туман.
— Восемьдесят один, — считал Боб Моран. — Восемьдесят три… Восемьдесят три-бис… Восемьдесят пять. Вот я и пришел…
И тут он увидел темный прямоугольник открытой двери и клубящийся в черном коридоре туман, казавшийся живым существом с шевелящимися щупальцами.
Уходя, лорд Бардслей оставил входную дверь открытой.
Ну, это уже было слишком. Неподвижно застыв перед зловещим черным прямоугольником, охваченный нехорошими предчувствиями, Боб старался разглядеть, не таится ли какая-нибудь угроза в глубине. Луч фонаря не мог пробиться сквозь туман, заползший в коридор, и высвечивал какие-то смутные формы, которые из-за из непонятности казались ещё опаснее.
«Что же случилось? — спрашивал себя Боб, борясь с нехорошими предчувствиями. — Почему же лорд Бардслей, позвав меня, тут же уходит, оставляя дверь отворенной? И это тот, кто запирал всегда замок на два оборота, дрожа за своим драгоценные коллекции! Решительно, дело все больше и больше дурно пахнет…»
Решив проверить все свои дурные предчувствия, Боб шагнул вперед и на обычном месте обнаружил выключатель. Свет залил широкий коридор, придавая ему знакомый и уютный вид, диванчики, инкрустированные перламутром и слоновой костью, а также мраморную лестницу с коваными перилами, ведущую наверх. Все, казалось, было на своих местах, все в порядке, если не считать угрюмой тишины, от которой сжималось горло и теснило грудь.
Боб сложил ладони рупором у рта и крикнул:
— Чанг!.. Маммут!.. Шейла! Это я, командан Моран…
Никакого ответа. Тишина стала как будто бы ещё более плотной и осязаемой.
— Чанг!.. Маммуд!.. Шейла! — снова крикнул Моран. — Ответьте мне!.. Ответьте кто-нибудь!..
Снова тишина. На этот раз дело становилось серьезным. Просто мистика какая-то, и Боб, которого подталкивало любопытство, его извечный, но не самый страшный грез, решил тут же разобраться во всем лично. Поскольку его позвали на помощь, а все вроде бы внешне выглядит нормально, следует проверить, что же за всем этим скрывается.
Боб повернулся и закрыл тщательно входную дверь, обезопасив себя с тыла. Другой бы на его месте поостерегся так вот прямо двинуться в дом, который, как было известно Морану, содержал массу закоулков и темных углов, но Боб никогда не играл в прятки с опасностью и чаще всего выигрывал.
Единственно о чем он пожалел, так это об отсутствии оружия. И хотя всегда предпочитал действовать мирным путем, прекрасно понимал, что пистолет, находящийся под рукой, придает большую уверенность в подобного рода передрягах и даже какую-то солидность, избавляя от кажущегося одиночества.
Но в данный момент в запасе у Морана были только собственные кулаки и мужество, с чем он и направился обыскивать первый этаж. Но, несмотря на все свои усилия, никого не обнаружил. Не было ни Чанга, ни Маммуда, ни Шейлы — слуг лорда Бардслея, которых тот вряд ли бы мог отпустить всех разом. И тут Боб решил, что следует обыскать весь дом. Он поднялся по лестнице на второй этаж и очутился в полном смутных теней коридоре. Моран без труда нашел выключатель и двинулся между рядами драконов и собак «Фо», которые стояли попарно у каждой двери, как бы охраняя вход.
У Морана была ясная цель — добраться до кабинета лорда Бардслея, который находился в конце коридора, выходя на огромный сад, расположенный за домом. По бокам двери, ведущей в кабинет, на подставках стояли доспехи монгольских воинов, сделанные из буйволиной кожи, проваренной в кипятке. Боб вошел и включил свет. Перед ним было помещение — настоящий зал, где можно устраивать балы — с широким рабочим столом, отличной библиотекой и креслами с высокими спинками эпохи Возрождения. Среди этой дорогой мебели теснились подлинные образцы чудесного восточного искусства: огромные бронзовые Будды, покрытые позолотой и отполированные руками верующий, а также статуи из нефрита, который глубиной и прозрачностью напоминал изумруд; кхмерские статуэтки, индийские многорукие богини с головами, растущими одна из другой, покрытыми чем-то вроде старинных поварских колпаков; ширмы с Коромандельского берега
; холодное оружие всех видов от древних самурайских мечей до кривых индусских кинжалов с серебряными рукоятками, от драгоценных арабских сабель до малайских крисов…
Но Боб не стал тратить время на рассматривание всех этих чудес, которые к тому же были ему хорошо знакомы. Его взгляд приковала уткнувшаяся лицом в стол неподвижная фигура, в которой он тут же узнал лорда Бардслея.
Глава II
Это было тело человека чуть больше пятидесяти лет, лицо которого опалило жаркое южное солнце, а в волосах пробивались седые пряди. Такая же седина, как знал Боб, была в кустистых бровях и густых усах лежащего. Лорд Бардслей был выше среднего роста, мощного телосложения и обладал недюженной силой. Да, это был тот самый человек, которого Моран встретил несколько минут тому назад выходящим из дома. Если во всем этом не было колдовства и мистики, то лорд Бардслей никак не мог перенестись с улицы в своей кабинет, к тому же, освободившись от макфарлана, одеть домашнюю одежду и умереть. А француз, много повидавший на своем веку, мог с полной уверенностью сказать, что лежащий человек мертв. Моран приблизился к трупу и, опустившись на колени, обнаружил по следам на шее, что она сломана и проделано это существом необычайной силы.
«Кто же мог обладать такой невероятной силищей? — подумал Моран. — Ведь и Бардслей был не ребенком, настоящий Геркулес, да ещё знаток бокса и джиу-джитсу. Но такое ощущение, что он даже не защищался. Противник переломил ему шею одним ударом, как кролику…»
Видя труп человека, которого он хорошо знал, Моран проникся острой жалостью. Опять он задавал себе вопрос, как мог погибнуть лорд Бардслей, если он только что разминулся с ним на улице. Будучи знаком с лордом, Боб никогда не слышал о том, что у того есть брат-близнец; ну и что же тогда? Речь идет о каком-то маскараде? Некий злодей проникает в дом, переодевшись Бардслеем, и совершает преступление? А для чего переодеваться? Чтобы его не узнали слуги? Какие слуги? Слуг в доме нет, а зачем же перед лордом Бардслеем устраивать этот маскарад? Нужно сказать, что отсутствие прислуги не могло не насторожить француза, тем более, что все они были выходцами из Азии, а это давало простор для всякого рода размышлений и беспокойных перспектив.
— Остается только одно — предупредить полицию… — прошептал себе под нос Боб.
Обойдя стол, Моран снял трубку и начал было набирать номер Скотланд-Ярда, как понял, что телефон молчит. Проследив взглядом за проводом, он обнаружил, что тот вырван из стены. «Все предусмотрено, — мелькнуло в голове у француза. — Как будто лорд Бардслей мог после смерти подняться и позвонить в полицию. Вот уж странный образ действий у преступника! Он создает двойника лорда, чтобы совершить убийство. Затем обрывает телефонные провода, как будто умерший будет справляться по телефону о времени, общаясь с часами-автоматом. И на закуску оставляет распахнутой входную дверь, как будто стремится к тому, чтобы преступление обнаружили как можно скорее…»
И тут Моран насторожился. Снаружи, через завесу ночи и тумана, прозвучал вибрирующий крик, в котором не было ничего человеческого, крик от которого застыла бы кровь в жилах у самого храброго. Моран слышал этот вопль уже неоднократно, и всегда в трагических обстоятельствах. И тут же понял, что ему придется и на этот раз защищать свою жизнь. Это был боевой клик дакоитов, индийской секты убийц полупрофессионалов, полуфанатиков, а служили они человеку, которого имел в виду, говоря по телефону, лорд Бардслей — «тот, чье имя не произносят вслух…»
Французу все стало ясно. Он понял, почему была открыта настежь дверь — его ждали. А телефонные провода были оборваны не для того, чтобы помешать позвонить в полицию несчастному лорду Бардслею, а чтобы этого не смог сделать он, Боб Моран.
Итак, это была ловушка для него.
А если у него и сохранялись малейшие сомнения на этот счет, то догадку подтвердили крики дакоитов-убийц, которые стали раздаваться со всех сторон дома: спереди, сзади, с боков и даже с крыши. И мысль о том, что с этими профессиональными убийцами ему придется бороться голыми руками, вызвала у француза холодную дрожь.
— Да, старина Боб, никакого сомнения, ты попал в волчью пасть. Но ведь, когда тебя позвал лорд Джон, ты уже подозревал, с кем тебе может быть придется столкнуться, и самым разумным было бы предварительно выдать звонок в Скотланд-Ярд. Но ты слишком самоуверен. Вот так однажды, играя в одинокого волка, и будешь проглочен, как ягненок… Теперь и расхлебывай сам…
Так, поругивая себя вполголоса, Моран продолжал чутко прислушиваться к тишине, но больше не раздавалось ни звука, что означало по меньшей мере, что дакоиты готовятся к нападению. Ну, и что же делать? Звать на помощь? Если даже его призыв будет услышан, соседи вряд ли высунут нос на улицу. Когда на Лондон спускается смог, все сидят по домам, особенно ночью, ибо известно, что никто добропорядочный не может рыскать в тумане. Что касается криков дакоитов, то их, наверняка, принимают за шутки дурного пошиба. Так что ни о какой помощи снаружи нечего и думать. В этом городе, с более чем восьмимиллионным населением, Боб был в такой же изоляции, как в пустыне.
Однако Моран не из тех, кто, покорно склонив голову, как баран, идет под нож. Напротив, он привык биться до конца. Если дакоиты хотят расправиться с ним, Боб постарается не дать им такой возможности. Быстро подскочив к двери кабинета, он дважды повернул ключ в замке и опустил задвижку. Затем подпер дверь тяжелой дубовой скамьей, да так, что теперь понадобился бы таран и немало людей, чтобы её пробить. Сделав это, Моран снял со стены висевшую там тяжелую бирманскую серебряную палицу, которая в умелых руках, а руки француза и были таковыми, могла служить серьезным оружием. Погасив свет, Боб проверил, закрыты ли окна, опустил механические жалюзи, а потом уселся за стол, положив на колени тяжелую дубинку.
Сколько он так просидел? Может быть, десять минут, а может четверть часа… Тишина была такой, что у Боба даже закралась мысль, что дакоиты отступили. Однако он слишком хорошо знал своего противника, и его худшие опасения не замедлили подтвердиться. Сначала в полной темноте раздался легкий шум. Даже скорее шуршание, которое производит голая или одетая в легкие туфли нога по кирпичу. Самое странное, что шуршание это доносилось не снаружи, а изнутри комнаты, иначе бы он его не расслышал. Было совершенно непонятно, как же мог кто-то проникнуть в запертую комнату, где кроме Боба Морана был только труп лорда Бардслея.
И тут француз вздрогнул. «Камин! — подумал он. — Камин!» Он прислушался и тут же понял, что не ошибся. Позади рабочего стола находился огромный зев камина, в котором можно было зажечь целый ствол дерева. Как и во всех старых домах, дымоход вполне мог служить лазом для человека нормального телосложения.
Вытянув в темноте руку, Моран на цыпочках двинулся к камину, пока не коснулся его каменной облицовки. Прислушавшись, он четко различил, что звуки идут из дымохода. Сомнений не было, кто-то спускался вниз, и это наверняка мог быть только дакоит… или несколько дакоитов.
«Ну что ж, в любом случае придется защищаться. У меня даже положение лучше, чем у противника. Я знаю, где они, а мое расположение им неизвестно». Боб притаился у камина, держа наготове палицу в правой руке, а в левой маленький электрический фонарь, готовый включить его в любой момент. Он внешне был спокоен, хотя каждый нерв напоминал туго натянутую струну.
Шум в камине с каждой секундой становился все отчетливее. Враги спускались медленно, но верно. Они, должно быть, находились уже в нескольких метрах от француза и вскоре должны были достигнуть очага. И вот, легкое скольжение и почти неслышный прыжок на пол. Морану показалось, что перед ним материализовалась тень. И тут он сработал, как машина с часовым механизмом. Левая рука включила фонарик, а правая взметнулась и опустилась с дубинкой, но удар пришелся вскользь. У человека подогнулись колени и он ткнулся в пол. Однако и дубинка выпала из рук француза. А дакоит тут же вскочил и в руке его сверкнуло лезвие ножа. Это был индиец, бедно одетый в европейское платье. Боб едва успел подставить левую руку, чтобы блокировать удар ножа. А кулак правой уже попал негодяю в солнечное сплетение. Противник согнулся, и Моран изо всех сил рубанул его по затылку. Дакоит рухнул и уже не шевелился. Сорвав шнур от занавеса, француз прочно связал пленника. Едва он закончил, как раздался новый шум из дымохода. На этот раз явно спускались несколько человек. Боб понял, что спасти его может только чудо.
Глава III
«Чудо! — подумал Моран. — Легко сказать… Как будто чудеса происходят по нашему желанию!..»
Связав дакоита, Боб оставил фонарик зажженным и вот, шаря лучом, он наткнулся на аккуратную кучку полешек, хорошо подсушенных и приготовленных для растопки камина. Они были сантиметров по пятьдесят и толщиной с руку человека. Он мгновенно осветил камин и увидел, что для растопки его не нужна лучина и бумага, а используется газовая подводка. Послушав, Боб понял, что у него ещё есть время выполнить свой план. Нападающие были достаточно высоко. Он быстренько наложил в камин поленья крест-накрест, затем схватил со стола огромную зажигалку, открыл кран и поджег газ. Произошла резкая вспышка и огонь лизнул дерево, которое мгновенно загорелось и стало чернеть. Вверх потянулся дым. Сухие поленья весело затрещали. По кабинету заходили красно-багровые блики, а дым, тянущийся в дымоход, становился все гуще и гуще. Сверху послышался крик, и Боб понял, что противник был ошеломлен этим его неожиданным действием. Послышалось шуршание, посыпались кусочки кирпича и цемента, падающие в пламя, а затем шум стал удаляться, свидетельствуя, что нежеланные посетители обратились в бегство, стремясь как можно скорее достичь крыши и выбраться на свежий воздух.
В полумраке Боб удовлетворенно усмехнулся.
— Будь ты трижды дакоитом, а сквозь пламя тебе не пробраться. Что и требовалось доказать…
Но тут усмешка на его лице сменилась серьезным выражением, и он снова забормотал:
— Но, пожалуй, рано трубить победу. Эти зверюги так просто не расстаются со своей добычей. Истинные кровопийцы!.. Ну уж, а что до их хозяина, то они не виноваты, что он ещё не наложил на меня лапу… Они давненько пытаются расправиться со мной по его приказу. Так что…
Он посмотрел на лежащую на полу палицу и с горечью подумал, что это не то оружие, с которым можно противостоять куче вооруженных ножами убийц-профессионалов, которыми являются дакоиты.
«Кстати, человек вроде лорда Джона Бардслея, часто попадавший во всякие переделки, наверняка должен держать где-то в кабинете оружие, — подумал Моран. — Пожалуй, стоит поискать…»
Револьвер он нашел в ящике комода. Это был «Смит и Вессон» 38-го калибра с полным барабаном, а рядом хранилась целая коробка запасных патронов.
Боб сунул патроны в карман, а револьвер за пояс. Затем подошел к очнувшемуся дакоиту и направил на него фонарик. Под лучом света пленник зажмурился, н,о тут же открыл глаза. На его темном лице не было ни тени страха. Да, впрочем, человеческое лицо этого существа было только маской. По сути своей это был робот в человеческом обличьи, запрограммированный на убийство. По сравнению с дакоитами, убийцы Старого и Нового света были просто-напросто любителями.
— Я полагаю, — начал Моран, — собрав все свои не слишком большие познания в хинди, — что ты, парень, в состоянии оценить ситуацию. Могу подтвердить, что ты влип по горло. В этом комнате убит человек, а ты являешься сообщником убийцы. Тут сомнений нет никаких. Если поможешь мне избавиться от твоей шайки, то полиция тебе это зачтет.
Дакоит ухмыльнулся, обнажив острые, как у зверя, зубы, черные от жевания бетеля
.
— Собаки сгложут твои проклятые кости, — бросил он с презрением.
Моран пожал плечами.
— Ну, это твое дело. Люди из Скотланд-Ярда разберутся с тобой…
Однако Боб знал, что ни полиция, никто другой не вырвут у дакоита ни малейших сведений. Его можно поджаривать, пытать, угрожать смертью, но убийца не проговорится.
Снова раздался шум, но на этот раз не со стороны камина, где все ещё дымились поленья, а со стороны двери, которую Боб запер и подпер для предосторожности. Она, конечно, не поддалась. Однако раздавались глухие удары, как будто с той стороны кто-то пытался сорвать её с петель. Но солидной крепости дубовые створки, бронзовый замок и подпорка из скамьи были достаточной защитой. Здесь нужен был таран. Тем не менее, Боб понимал, что противник снаружи довольно многочисленен, а в огромном доме можно найти какой-нибудь подходящий предмет для тарана. Например, старую кулеврину
, стоящую у самой лестницы…
«Нужно заставить их прекратить суету за дверью! — подумал он. — А для этого уц меня только одно средство…»
Он вынул из-за пояса револьвер и шесть раз выпалил в дверь.
Пули выбили щепки из двери и, если никого и не задели, то шум за дверью свидетельствовал, что атакующие поспешно отступили. Дакоиты были, конечно, нахраписты и храбры, но подставлять себя под пули явно не желали.
— Эй вы там! — закричал Боб Моран. — Если только кто-нибудь попробует сунуться сюда, пусть пеняет на себя! На каждого хватит по пули…
Спрятавшись за массивным креслом на случай, если противник тоже вздумает стрелять, Моран перезарядил оружие. Сделав это, он внимательно прислушался, но никаких свидетельств того, что дакоиты снова решили атаковать дверь, не последовало.
Потянулись долгие минуты, враг не проявлял активности, и Боб решил, что убийцы отступили. Но он понимал, что это не надолго, дакоиты ни за что не расстанутся с жертвой. Если не придет помощь, они терпеливо будут ждать часы и дни, чтобы выполнить приказ того, кто их послал.
«Нужно бы предупредить полицию, — размышлял Боб, — но как?» Звать на помощь, но тогда нужно открыть жалюзи, распахнуть окно. Однако в этом случае он станет прекрасной мишенью для сидящих на соседней крыше. Тем более, нет никакой гарантии, что его призывы услышат сквозь вату смога.
Тут он почувствовал острый и едкий запах, посветил фонарем на дверь и увидел, что в щель снизу поползли струйки дыма.
— Ну вот, — пробормотал он, — сначала я выкуривая их, а теперь они хотят то же самое проделать со мной… Да, у них явно не хватает собственного воображения…
Но он вскоре понял, что с воображением перегнул, его у них хватало. Боб узнал этот запах. Речь шла не просто о дыме, а о дыме некоторых специальных тропических растений, которые использоваться, чтобы погрузить человека в глубокий сон, или даже отравить. Он почувствовал головокружение и тошноту. Боб закашлялся, а глаза стали слезиться. «Окно, скорее открыть окно, пока не поздно…»
Теряя сознание Моран потащился в конец комнаты.
Боб с огромным трудом смог повернуть механические жалюзи и начал царапать шпингалет, но тот никак не поддавался. Он упал лицом на подоконник.
— Нужно открыть! Нужно… — уговаривал он себя. — Да открывайся же ты, проклятый…
Но ноги отказывались ему служить. Левая рука поднялась и вновь упала. И тут он ударил кулаком в стекло. Оно брызнуло осколками. В комнату ворвался поток свежего воздуха, смешанный со смогом, который показался Морану вкуснее и нежнее всякого горного. Он набрал этого воздуха полные легкие, и никак не мог надышаться.
А издали донесся звук полицейской сирены.
В дверь снова раздались глухие удары, но на этот раз они сопровождались криками, которые в полусознании доносились до Боба.
— Командан!.. Откройте!.. Но откройте же скорее, командан!..
Угар рассеивался, и Моран постепенно стал приходить в сознание. Первой мыслью было, что враги только хотели его усыпить, иначе он уже был бы мертв. Но удары в дверь продолжались и оттуда неслось:
— Командан!,, Откройте!.. Открывайте же!..
И тут до Морана стало доходить. Пошатываясь, он встал и побрел к двери, крича:
— Билл!.. Это ты, Билл? Иду, иду!..
Едва он повернул ключ, как дверь распахнулась и в кабинет ворвался человек огромного роста, настоящий гигант, на рыжих волосах которого заиграли отблески очага. И Моран, конечно, тут же его узнал.
— Билл!.. Ну, скажу тебе, вовремя же ты пришел…
Вновь пришедший прямо-таки заполнил собой кабинет и включил электричество. А за ним вошли с полдюжины английских «боби» в форме Скотланд-Ярда, тут же окружив связанного дакоита и неподвижное тело несчастного лорда Бардслея.
— Кажется, командан, вы опять вляпались по горло, — пробормотал гигант, оглядевшись вокруг.
— Это ещё мягко сказано, Билл… Но скажи-ка мне, пожалуйста, как это ты надумал заявиться сюда, да ещё в виде архангела Гавриила с его воинством?
— Все очень просто, — начал объяснять шотландец. — Вижу, что вас нет на вокзале. Ну, думаю, не похоже, что бы командан испугался смога и не пришел меня встречать… Короче говоря, я сразу двинул в отель, где мне передали вашу записку. И тут меня осенило: «Или я сильно ошибаюсь, или командан опять, очертя голову, ринулся в осиное гнездо». Тогда-то я и сделал то, что следовало в первую очередь сделать вам, — позвонил в Скотланд-Ярд — ну и все… Сэр Арчибальд будет здесь через несколько минут…
Ткнув пальцем в сторону трупа, Билл продолжал:
— Ну, а это, наверняка, лорд Бардслей?..
Моран грустно кивнул головой:
— Да, Билл, ты прав… Это он… По крайней мере, я так полагаю… Слишком поздно я прибыл, чтобы спасти его…
Гигант удивленно взглянул на Морана.
— Вы что, не уверены, что это лорд Бардслей?.. Ну и дела!.. Я-то и видел его как-то всего разок, но мне кажется, что никаких сомнений не может быть… Память у меня хорошая, если кого раз увижу, так уж никогда не забуду…
— Я знаю, что ты физиономист, Билл, — прервал его Моран, — но в данном случае этих лордов оказалось двое, так что трудно сказать, кто из них настоящий?..
Билл с беспокойством посмотрел на друга, как бы подозревая, не сдвинулся ли тот слегка.
— Два лорда Бардслея? — удивленно спросил он. — А вы не того… командан?
— Ты хочешь спросишь, не свихнулся ли я? Пожалуй, самое время объяснить тебе, а то ты и вправду решить, что я чокнулся…
Но Моран не успел ничего объяснить, потому что в кабинет в сопровождении двух «боби» вошло новое лицо. Этот джентльмен лет пятидесяти, высокий, элегантно одетый, носящий шляпу, как это могут только англичане, а точнее лондонцы, был никто иной, как руководитель Скотланд-Ярда, комиссар сэр Арчибальд Бэйуоттер.
Он подошел к Морану и пожал ему руку, говоря:
— Рад видеть вас живым и здоровым, Боб. Когда Билл позвонил мне по телефону, я очень за вас испугался…
— Как видите, сэр Арчибальд, — ответил француз, — я выпутался на этот раз, но…
Лицо полицейского посуровело.
— Значит, Он вернулся…
Боб утвердительно кивнул.
— Все свидетельствует об этом. Кто ещё кроме него додумается использовать дакоитов?..
Сэр Арчибальд подошел к трупу лорда Бардслея, с которого делал снимки полицейский-фотограф со вспышкой. Повернувшись к Морану, он кивнул в знак согласия.
— Да это несомненно он, лорд Джон Бардслей. Я частенько видел его и…
Шеф полиции замолчал, потом спросил:
— Отчего он умер?
— Как мне кажется, — ответил осторожно Боб, — у него свернута шея…
В этот момент вмешался судебный медик, человек в котелке, небольшой и юркий:
— У него сломана шея, — почти повторил он слова Морана, — но мало того, господин комиссар, она свернула руками человека очень большой силы…
— Человека? — переспросил сэр Арчибальд.
Медик пожал плечами.
— Может быть, может быть… Но явно обладающего стальными руками. Просто какая-то горилла; если учесть сложение жертвы, то можно представить рост нападавшего. Он не дал жертве опомниться… Свернул шею, как цыпленку.
Сэр Арчибальд снова обернулся к Морану и, склонив голову, печально произнес:
— Бедный Бардслей! Ведя жизнь, полную опасных приключений, преодолеть тысячи всяческих препятствий и закончить вот так, смертью в собственном кабинете в Лондоне. Для него это столь же непочетно, как умереть в собственной постели…
— Да-а… — протянул Боб Моран. — Остается только точно установить, является ли этот несчастный действительно лордом Бардслеем…
Как и до того Билл Баллантайн, сэр Арчибальд удивленно взглянул на Морана, и в его голубых глазах мелькнуло беспокойство.
— Что вы хотите сказать, Боб? У вас что, есть какие-то сомнения в отношении жертвы?
— Не знаю, — начал Боб. — Вроде бы это действительно лорд Бардслей. Тем не менее, у меня остаются кое-какие сомнения…
И тут француз быстро и коротко ввел полицейского в курс событий, от своего выхода из отеля до появления Билла Баллантайна. Когда он кончил, на лице сэра Арчибальда Бэйуоттера отразилось удивление.
— Разделяю вашу неуверенность, — согласился он. — Столкнуться нос к носу с лордом Бардслеем на улице, видеть, как он садится в машину, и обнаружить его здесь через несколько минут мертвым… Но, логически рассуждая, в данном случае речь никак не может идти об одном и том же человеке. Однако, поскольку я знаю, что у лорда Бардслея не было братьев-близнецов или двойников, то один из Бардслеев является лже-лордом.
— Да, я тоже так думаю, — согласился Боб. — Раз в деле участвуют дакоиты, то это явное доказательство, что здесь замешан противник, которого мы подозреваем, человек, названный по телефону лордом Бардслеем тем, «чье» имя не произносят вслух». Готов поклясться, что это именно так. Но нужно, конечно, доказать это…
Повернувшись, Боб направился ко все ещё связанному дакоиту, которого полицейские силой усадили в кресло. Наклонившись, Моран рванул рубашку негодяя и взором присутствующих предстала коричневая грудь с четкой татуировкой. Это была маска гримасничающего тибетского демона, на лбу которого виднелась непонятная, состоящая из неведомых знаков, надпись.
У сэра Арчибальда, глядящего через плечо Морана, невольно вырвалось восклицание:
— Знак Желтой Тени!
Билли Баллантайн, в свою очередь, сжимая огромные кулачищи, пробормотал:
— Минг!.г. Вечно он!.. Когда это чудовище оставит нас в покое?!
Глава IV
Этот господин Минг, более известный секретным службам мира под кличкой Желтая Тень, был великого ума монголом, но использующим свой необъятный интеллект во зло. Обладая состоянием, равным национальному богатству какой-нибудь великой державы, он многие годы заставлял содрогаться основы цивилизации. Движение «За Старую Азию», во главе которого он стоял, имело целью повернуть нынешнее общество к прошлому, отвратить человечество от механической цивилизации, от науки, которая, по мнению Минга, ведет человечество к гибели. Но считая так, Минг в борьбе использовал самые современные научные достижения и не гнушался самых жутких преступлений. Поскольку человечество не собиралось идти по начертанному им пути, Желтая Тень пытался заставить делать это путем террора. Убийства, шантаж, принуждение к рабству, массовые уничтожение непокорных — таково было оружие Минга, которым он постоянно пользовался, и именно поэтому Моран постоянно не переставал с ним бороться. С помощью Билла Баллантайна и сэра Арчибальда Бэйуоттера в ряде случаев Моран одерживал верх над этим опасным типом, но никогда не мог покончить с ним, ибо хитрость, ум и мощь Желтой Тени были поистине волшебными. Он заявлял, что является последним выходцем из династии императоров Мингов, откуда и происходит его имя, утверждал, что бессмертен, и это было недалеко от истины, ибо Боб и его друзья имели неоднократно возможность убедиться в способности Желтой Тени продолжать свое существование с помощью некоторых научных достижений, которые он держал в тайне
.
Во время одного из последних эпизодов борьбы Моран, Баллантайн и сэр Арчибальд одержали даже полупобеду над Желтой Тенью, но Минг снова проявил себя и в ещё более опасном качестве, чем когда-либо.
И вот после всех событий этого дня Боб Моран, Билл Баллантайн и сэр Арчибальд Бэйуоттер сидели в кабинете последнего в Скотланд-Ярде. Лица всех троих были суровы и каждый погружен в свои невеселые думы.
— Итак, — нарушил молчание сэр Арчибальд, — Он возвратился…
Моран кивнул так резко, что со стороны могло показаться, что его кто-то ударил по затылку.
— Сомнений нет, — глухо сказал Боб. — Он вернулся. Все, что произошло сегодня со мной, полностью в его духе: два лорда Бардслея, хотя нам известно, что в действительности существует только один, ловушка, в которую меня заманили, а также дакоиты с клеймом маски демона, татуированным на груди.
— Да, сомнений нет, — в свою очередь признал Билл Баллантайн. — Скорее всего случилось, что лорд Джон во время своей последней поездки в Центральную Азию обнаружил что-то, касающееся Желтой Тени. Тот, узнав об этом, послал вдогонку за ним своих дакоитов, которые и следили за лордом Бардслеем до самого Лондона. Почувствовав угрозу, несчастный исследователь хотел посвятить командана в свою тайну. Поэтому-то он вам и позвонил, чтобы вы пришли раньше, чем было оговорено. Увы! Вы пришли слишком поздно…
— Да, — согласился Боб, — я прибыл слишком поздно. Не будь смога, мне, может быть, удалось бы спасти жизнь лорду Джону… Наверное, мы так никогда и не узнаем, что он хотел мне сообщить…
Француз немного подумал и добавил:
— Конечно, все что ты только что высказал, Билли, не более, чем предположения. Но если все происходило именно так, как ты считаешь, то одна вещь остается неясной. Кто же такой, этот человек, столь похожий на Бардслея как брат-близнец, которого я встретил на улице? Что он там делал?
— Если хотите знать мое мнение, командан, так этот самый таинственный двойник и прикончил лорда Джона. Не забывайте, что двойник, обладая ростом и внешностью Бардслея, мог располагать не меньшей силой.
Вспомните-ка, что вы мне рассказывали. Когда вы были ещё на улице, этот непонятный двойник так толкнул вас плечом, что вы чуть с ног не слетели. А вы ведь, прямо скажу, не слабачок…
— Возможно, ты и прав, Билл, — признал Моран. — Когда этот тип толкнул меня, то было ощущение, что я налетел на стену. По силе-то уж он наверняка равен тебе, а то и ещё сильнее… Так что шею лорду Джону он вполне мог свернуть. Это уж явно работе не дакоитов, так как те бы использовали свои ножи; а если бы это были туги-душители, которых тоже не редко использует господин Минг, то они, естественно, воспользовались бы rhumal
, что бы задушить жертву…
Проговорив это, Моран обратился к сэру Арчибальду:
— Ну, а каково ваше мнение, комиссар?
До того шеф Скотланд-Ярда хранил молчание, но при вопросе Боба Морана поднял голову.
— Ты хочешь знать мое мнение, Боб? Трудно сказать. Вполне возможно, что прав наш друг, но нужны доказательства… Пожалуй, с уверенностью можно утверждать только, что мы имеем дело с Мингом. Все это в его манере, как вы только что говорили. И, кстати, когда я думаю о смерти лорда Бардслея, на память приходят два подобных случая, которые имели место в Лондоне всего несколько недель тому назад. В обоих случаях после убийства человека свидетели встречали мертвого через час после смерти. И вот что заметьте, каждый раз жертвой был эксперт в азиатских делах: один сэр Эндрю Слипперс, бывший консул Англии в Пекине, другой — известный антиквар, специалист в искусстве Дальнего Востока Саймон Уилде…
— Да, это действительно заставляет задуматься. Можно предположить, что оба эти человека знали слишком много и представляли какую-то опасность для Желтой Тени, который, не колеблясь, расправился с ними… Этот демон не впервые действует таким образом…
Тут уж не выдержал Билл Баллантайн и заворчал:
— Ну ладно!.. Опять мы имеем дело с господином Мингом. Остается решить, с чем начать борьбу с ним в Лондоне, чтобы победить его окончательно. Не забывайте, что если он знает о том, где мы находимся, следит за каждыми нашими шагами и жестами, то у нас нет ни малейшего следа, ведущего к нему…
— Вы забыли о дакоите, Билл, которого мы захватили, — заметил сэр Арчибальд.
— Вы прекрасно знаете, что он вряд ли заговорит, — заметил Боб. — Причем, даже если вы его подвергнете пыткам…
— Пытки мы не используем, это не наш метод, — отрезал сэр Бэйуоттер. — Но у нас есть и другая возможность, чтобы вытянуть из него сведения: это так называемая «сыворотка правды». Знаю… знаю… Вы хотите сказать, что это шокирует вас, ибо наслышаны, что не в правилах английской полиции пользоваться средствами воздействия на сознание, даже если речь идет о преступниках. Но можем ли мы колебаться в подобном случае? С одной стороны, дакоит, почти дикий зверь, способный на любое преступление, убивающий, поскольку испытывает удовольствие от убийства; с другой — тысячи человеческих жизней, которые мы можем заранее спасти, да к тому же, порушить мощь Желтой Тени. Так что же вы решили бы на моем месте?
— На вашем месте, комиссар, — бросил Баллантайн, — я давно бы вместо разговоров ввел этому проклятому дакоиту скополамин

— Я тоже считаю, что это правильное решение, — поддержал его Моран. — Помимо всего прочего, Минг опять объявил нам войну, и если мы хотим победить…
Сэр Арчибальд хлопнул ладонью по столу.
— Решено! — резко встав, заявил он. — Скажем так: сегодня впервые Скотланд-Ярд воспользуется «сывороткой правды». В первый… и я смею надеяться, последний раз… Если вы готовы следовать за мной, то мы сейчас пойдем выяснять, что хранится в голове у этого проклятого дакоита.
Официальный врач полиции повернул кресло со все ещё связанным дакоитом и сделал укол в руку, затем сказать, обращаясь к сэру Арчибальду:
— Следует немного подождать, сэр, пока начнется действие препарата. Кроме того, хочу вам напомнить, сэр, что я действовал по вашему прямому указанию…
— Я дал вам слово, Айвор, — несколько нетерпеливо проговорил комиссар. — К тому же, скажу вам, что и я сам получил разрешение на это от вышестоящих властей. Сейчас тот момент, когда следует отказаться от некоторых табу, поскольку речь идет о судьбе нации, а то и бери выше, человечества…
Врач вышел, а сэр Арчибальд, Боб Моран и Билл Баллантайн остались наедине с дакоитом, ожидая эффекта укола. Расположились они в пропыленном кабинете на последнем этаже здания на набережной Виктории. Наркотик уже должно быть начал действовать, ибо пленник расслабился, а его светлые глаза, до того наполненные ненавистью, потеряли всякое выражение и уставились в одну точку. Тянулись в молчание долгие минуты, затем шеф Скотланд-Ярда бросил взгляд на цифербтал своих часов и сказал:
— Полагаю, что мы можем начать…
По его тону Моран и шотландец поняли, что ему самому претит то, чем им предстоит заниматься.
Сначала дакоит, должно быть, потерял сознание. Потом он замер с открытыми глазами, уставившись в одну точку, расслабившись и как бы абстрагировавшись от всего окружающего. Сэр Арчибальд наклонился к нему и на хинди, который он изучил ещё в бытность полковником британской армии в Индии, спросил:
— Кто ваш хозяин?
Пленник сонно покачивал головой, как будто силился ответить, но что-то ему мешало, какая-то сила, которая была выше его.
— Кто ваш хозяин? — повторил Бэйуоттер. — Отвечай без боязни. Здесь никто не сделает вам плохого… И он не сможет ничего сделать…
Вновь сонное покачивание головой, и, как будто решившись, дакоит ответил наконец:
— Это Он… Тот, чье имя не произносят вслух…
— Вы хотите сказать, что это господин Минг? — опять задал вопрос шеф Скотланд-Ярда.
Дакоит утвердительно кивнул.
— Да, тот, чье имя не произносят вслух…
— Кто и как убил лорда Бардслея?
Индиец отрицательно замотал головой и прошептал:
— Я не знаю… Я не знаю… Но не дакоиты… Не дакоиты…
Сэр Арчибальд настаивал:
— Как получилось, что на месте было два лорда Бардслея? Может быть, один убил другого?..
Новое отрицательное движение головой и тот же ответ:
— Я не знаю… Я не знаю…
Дакоит смолк, потом заговорил пронзительным голосом:
— Это его тайна… его тайна… Только он один знает…
Арчибальд Бэйуоттер и другие поняли, что если под воздействием «сыворотки правды» дакоит твердит, что он не знает, то это действительно так. Настаивать было бесполезно, так что шеф Скотланд-Ярда даже не настаивал, предпочтя сменить направление допроса, чем тратить время впустую.
— Поскольку господин Минг — твой хозяин, ты знаешь, где можно его найти, — утвердительно и уверенно проговорил сэр Арчибальд.
Пленник вдруг потерял всю свою безучастность, которую до того сохранял. Все его тело напряглось, как будто он хотел освободиться от пут, и бурно задергался.
— Я ничего не знаю, — выкрикнул он. — Я ничего не знаю.
— Нет, ты знаешь, — настаивал полицейский. — Мы уверены, что ты знаешь…
Дакоит замолчал, но продолжал извиваться. Наконец он опять расслабился и замер, откинувшись назад.
— Скажи нам, где можно найти твоего хозяина.
Губы дакоита зашевелились и он забормотал неразборчиво:
— Да, я скажу… Я все скажу… Он живет на Барнабо-стрит, в номере 32… Барнабо-стрит…
Комиссар радостно подпрыгнул.
— Барнабо-стрит, 32!.. Наконец-то мы его схватим!..
— Не спешите, не так быстро, — вмешался Билл. — Не забывайте, что мы имеем дело с Желтой Тенью, а с ним нужно быть готовым ко всему…
Но англичанин не слушал его. Он бросился к телефону, сорвал трубку и после ответа собеседника тихо спросил:
— Можете ли вы сказать, где находится Барнабо-стрит?
Прошло некоторое время, пока ему ответили:
— Так…. в квартале Поплар?.. Так я и думал… Этот человек просто обожает подобные кварталы…
И тут же опять собеседнику:
— Кто у нас сегодня во главе Специальной Бригады%.. Инспектор Уортон?.. Прекрасно… Свяжите меня с ним…
Через несколько секунд сэр Арчибальд стал давать указания инспектору Уортену. Он говорил долго и, когда повесил трубку, то повернулся к Бобу и Биллу, весело потирая руки.
— До сих пор все идет как по маслу. Уортон примет все необходимые меры безопасности, и если Минг все ещё на Барнабо-стрит, ему от нас не скрыться.
— Кстати, учтите, комиссар, что у Желтой Тени, наверняка, были расставлены свои шпионы, и весь квартал под их контролем. Так что, малейшее подозрение и паф!.. никого. Птичка улетела…
Комиссар стал строгим.
— Вы, конечно, правы, Боб. Когда имеешь дело с Мингом, то любые предосторожности не лишне. Может, и у вас есть свой план?..
Моран утвердительно закивал головой.
— Да, комиссар, план есть… Мне кажется, что ваши люди должны переодеться моряками, рабочими или бродягами. Конечно, вооружиться. Я понимаю, что это не в правилах Ярда, но и не стоит сбрасывать со счетов, что мы имеем дело с Мингом и его подчиненными. Это не обычный противник… Пока ваши люди будут следить за кварталом, мы с Биллом попытаемся проникнуть к дому 32 на Барнабо-стрит, где подвалами, где по крышам, а вы будьте готовы действовать по первому сигналу, скажем, по свистку…
— Если я правильно понимаю, — вмешался Баллантайн, — то мы опять первыми полезем в пасть к Мингу… Мы уже столько раз ускользали от него, что рано или поздно так и останемся в его пасти… Опасно постоянно испытывать судьбу…
— Все это так, Билл, — признал Моран, — но что же ты предлагаешь?.. Мы-то ведь знаем противника лучше всех других вместе взятых, знаем его привычки и слабости… Так что уц нас больше шансов преуспеть там, где другие потерпят поражение…
— Я тоже того же мнения, — подхватил сэр Арчибальд. — Если Желтая Тень и опасается кого, так это вас, Боб, и вас, Билл. Вы выходили победителями во многих передрягах, и одна только мысль об этом поможет вам выиграть и на этот раз. Но отчасти я разделяю и мнение Билла — судьбу нельзя часто испытывать… Но, если вы все же решите действовать по своему плану, то мешать я, конечно, вам не буду…
Моран с видом фаталиста пожал плечами.
— Нам не впервой с Биллом служить наживкой для Желтой Тени, ну, знаете, как… на козленка приманивают тигра. Конечно, на этот раз там можно остаться и навсегда, но это ещё не обязательно, к тому же и у коз, как вы знаете, комиссар, есть рога.
Глава V
Барнабо-стрит располагалась в довольно странном квартале, в самом центре Поплара и неподалеку от Вест-индийских доков, которые отгораживала водная поверхность от Собачьего острова, где, как говорят, иногда по ночам ещё бродят стаи собак из Гринвичского дворца, при котором когда-то была псарня.
Скажем прямо, странным местечком был этот квартал, в котором перемешались лачуги, руины и новые дома. Лачуги были построены ещё до войны, руины — результат немецких бомбежек, а новые дома высились прямо на месте некоторых руин. Немецкие самолеты-снаряды «V-1» не уничтожили лачуги, так что при восстановлении домов, до того, чтобы снести эти хибары, руки не доходили. Еще торчали обломки стен, не были засыпаны подвалы-ловушки, зияющие провалы которых прикрывала и маскировала буйная растительность; то тут, то там виднелись дома с сорванными крышами, слепые окна и заколоченные двери. Здесь был свой изолированный мирок, где по ночам гуляли огромные крысы из близрасположенных доков, за которыми охотились бродячие готы. Этот столь любимый подпившими матросами квартал пронизывали темные улочки, по которым бродили лже-нищие и хулиганы всех мастей. С другой стороны к нему примыкали, с прямо-таки оскорбительной чистотой и белизной, новые кварталы.
Вот через эту-то подозрительную и ненадежную зону и шли теперь Моран и Билл Баллантайн, засунув руки в карманы штанов и покачиваясь, как матросы, нагрузившиеся виски или шум-шумом, паршивым рисовым самогоном, которым подчуют в занюханных китайских забегаловках в Лаймхаузе. Одеты оба друга были в оборванные и грязные одежды, так что их трудно было распознать в этом маскарадном облике.
Туман придавал этому месту зловещее обличье, разбитые и ободранные дома в нем вызывали представления о каких-то адских существах, окутанных дымом. Горел свет в нескольких окнах, которые казались желтыми глазами, а темные провалы рядом — слепыми глазницами. Душераздирающие крики котов звучали воплями демонов, что ещё больше усиливало иллюзию ада.
Другие бы на месте Боба Морана и Билла Баллантайна вряд ли рискнули бы проникнуть, да ещё ночью, в этот дикий квартал, где бродила в это время всякая шантрапа и можно было нарваться на что угодно. Но наши друзья не из тех, кого могла бы смутить зловещая атмосфера этих мест. Конечно, они помнили о возможном присутствии здесь сообщников Желтой Тени, но также знали, что в течение часа улочки, соседствующие с Барнабо-стрит будут аккуратно и незаметно заполнены агентами Специальной Бригады. Они их, конечно, не видели, но люди уже были там: дремлющие бродяги, утеплившиеся с боков старыми газетами; в уголках за дверьми и на тротуарах, прислонясь спинами к стене, расселись пьяницы, прихлебывающие прямо из горлышек бутылок, какие-то нищие… Их отчасти скрывал рассеивающийся туман, но тот же туман мог скрывать равно и сообщников Минга, так что Билл и Боб были настороже, сжимая в карманах своих драных плащей рукоятки пистолетов. Каждую минуту они ожидали, что раздасться где-то рядом боевой клич дакоитов, но, к счастью, кроме криков котов ничего не было слышно.
Прежде чем отправиться в свой поход, друзья внимательно изучили на подробном плане столицы свой путь, так что теперь они двигались к Барнабо-стрит почти что уверенно. Шли они уже целых полчаса, когда Билл, наконец, перестал мучать шотландскую балладу, которую он фальшиво насвистывал, насколько это было возможно, и прошептал:
— У меня такое впечатление, командан, что сейчас мы уже недалеко от цели…
— Ты прав, старина, самое время удвоить бдительность…
Действительно, ещё несколько десятков шагов и, повернув за угол, они вышли на Барнабо-стрит. Это была улица, начинавшаяся прямо из руин. С одного конца она была усыпана лачугами и хибарами, а другим — выходила прямо к новым кварталам. Номер 32 они точно установили по кадастровому плану. Речь шла о здании, находившемся ещё в более менее приличном состоянии, но со времен войны в нем никто не жил и никто из наследников на него не претендовал. Так что дом вполне мог быть использован Желтой Тенью в качестве ночного пристанища.
Друзья остановились у соседнего с нужным им зданием под номером 30, стоявшим без окон и дверей. Они осторожненько огляделись, но не заметили ни одного опасного признака или хотя бы чьего-либо пребывания. Если где-то поблизости и были люди Минга или агенты Специальной Бригады, то они хорошо замаскировались. Что касается номера 32, то на его слепом фасаде не светилось ни огонька.
— Эй, Смоуки, а не поискать ли нам местечко, где бы можно было подрыхнуть этак минут пятьсот? — нормально вслух проговорил Моран с ужасным ирландским
акцентом. — После этого проклятого пойла чувствуешь себя, как после кварты керосина; я просто с ног валюсь…
— Ты прав, Флип, — в свою очередь заплетающимся языком ответил Баллантайн. — У меня тоже башка трещит…
Шотландец покачался, потом ткнул пальцем в сторону номера 30.
— Пошли туда… Поищем какие-нибудь деревяшки и разведем костерок. Разогреем это гороховое пюре, которое пробирает меня аж до костей…
Лже-Флип засмеялся, потом утвердительно заявил:
— Ты, как всегда, прав, Смоуки! Но может быть опасно разжигать огонь из-за этого проклятого керосина, которого мы наглотались сегодня вечером. А то откроешь пасть, что бы зевнуть, да и взорвешься… Хотя можно и рискнуть…
А поскольку 30 номер не имел ни дверей, ни окон, они спокойно проникли вовнутрь. Внутри не было ни крыши, ни пола, а все заполнял туман. Они осторожно двинулись вперед, нащупывая носками ботинок изрытое ямками пространство. Но через несколько шагов остановились перед глубоким черным провалом.
— Подвалы, — прошептал Баллантайн. — А уж раз невозможно добраться до 32 по крышам, может попробуем пройти под землей. Держу пари, что эти подвалы соединяются с соседними…
— Это бы было неудивительно, — заметил Моран. — во время войны многие подвалы объединили общими ходами, чтобы относительно спокойно передвигаться во время бомбардировок, не получая осколком по башке… Ну-ка, глянем, что там внизу…
Говоря так, француз лег на живот на краю дыры и посветил вниз небольшим фонариком. Внизу оказалась сухая ровная поверхность, покрытая щебнем.
— Где-то около трех метров, — прикинул Боб, — и нет воды… Пожалуй, можно спуститься…
Оглядевшись по сторонам, чтобы ещё раз удостовериться, что за ними никто не следит, оба соскользнули вниз. Посветив фонариками, они обнаружили, что находятся в довольно просторном сводчатом помещении, где висели, как грязная кисея, проникшие сверху клочья тумана, а в стороне к дому номер 32 виднелось в стене отверстие, в которое без труда мог проникнуть человек нормального телосложения.
— Да, я не ошибся, — торжествующе проговорил Моран. — Эти два дома сообщаются между собой.
Они посветили в отверстие и увидели там точно такой же подвал, как и тот, в котором находились, а может быть, даже несколько больше. Им было достаточно сделать только один шаг, чтобы войти туда, но они колебались. Какие опасности ждут там, за этой стеной? До сего времени все шло вроде бы нормально. Не возникали на их пути дакоиты Минга и даже ничем не проявляли себя люди сэра Арчибальда. Но это-то спокойствие и внушало друзьям опасение. То ли адрес, который им дал дакоит под воздействием «сыворотки правды», не соответствовал по каким-то причинам действительности, и людей Желтой Тени тут нет и в помине; то ли место действительно то, которое им нужно, и их присутствие уже давным-давно обнаружено.
Тем не менее нужно было решаться; ведь не отступать же в последнюю минуту перед неизвестностью.
— Ну давай! Двинулись! — бросил Моран.
И держа в руках оружие, они протиснулись в брешь в стене, проникнув в соседний подвал. Как ни странно, но он оказался даже несколько меньше, чем это им показалось на первый взгляд, и Баллантайн не преминул заметить:
— Готов биться об заклад, что это только часто подвала, поскольку само здание на поверхности тянется метров на пятнадцать по меньшей мере, а здесь не более восьми…
— Может быть, под домом два отдельных подвала, и в них разные входы с разных сторон. В любом случае нам следует внимательно осмотреться и разобраться, что бы в любой момент быть готовыми просигналить людям из спецбригады…
Осторожно, на цыпочках, они направились к лестнице справа, ведущей наверх. Еще не ступив на ступеньки, прислушались, но вверху не раздавалось ни малейшего шороха, так что дом, действительно, казался вымершим. Тогда они, один за другим, двинулись вверх, пока не добрались до входа на первый этаж. Друзья обыскали дом до самого верха, но никого не обнаружили. Все комнаты были пусты; ничего, даже обломков мебели не было. Обои на стенах свисали лохмотьями, потолки покрывали ржавые пятна от просачивающегося сквозь щели в крыше дождя, пол уже начал гнить.
— У меня такое впечатление, — начал Билл Баллантайн, — что тут не то что нет и следа Желтой Тени, а вообще пусто, как на Северном полюсе…
Моран сделал гримасу.
— Да, Билл, ты прав, мы идем по ложному следу… Отчаливаем отсюда…
Они спустились по лестнице, почти дошли до первого этажа, и вдруг насторожились. Из коридора над ними донесся звук голоса, не слишком громкий, но тем не менее друзья сразу его узнали. Это был голос господина Минга.
Остановившись на лестнице, друзья замерли и прислушались. Им показалось, что голос раздается из комнаты первого этажа, дверь в которую они оставили открытой, когда осматривали здание. Но тогда комната была совершенно пуста, тут они были уверены.
Прошел первый момент остолбенения, и они уже могли даже разобрать слова Желтой Тени, который говорил на хинди:
— Все вы обычные неумехи и разгильдяи! Вам было приказано довести до конца дело с этим дьяволом, команданом Мораном! Вас было двадцать против одного, вы были вооружены, а он безоружен, и, несмотря на это, вы ухитрились провалить дело… Вы будете наказаны… Вы слышите меня? Строго наказаны…
По всей видимости Минг выговаривал дакоитам за провал операции этой ночью, когда Боба изолировали в доме лорда Бардслея.
— Нужно сейчас же исправить эту ошибку, — продолжал монгол.
Друзья обменялись взглядами и, сжав в руках пистолеты, на цыпочках спустились с лестницы, направившись к двери, из-за которой доносился голос Минга.
— Вы отправитесь в отель, где остановился командан Моран, и я даю вам два часа на то, чтобы вычеркнуть его из числа живых… Только два часа… Ясно?..
Боб и Билл снова обменялись взглядами. Раз Желтая Тень говорит так, то он явно не знает, где они находятся. Значит, за ними не следят, и им удалось скрыться от охраны дома, которая располагалась где-то неподалеку. Конечно, без всякого сомнения, им помогла завеса тумана. Так что они могли действовать неожиданно, и нужно было воспользоваться такой возможностью.
Баллантайн сунул в рот свисток, которым они должны были предупредить людей из Ярда в тот момент, когда возьмут Минга и его сообщников под прицел своего оружия. Моран мотнул подбородком в сторону комнаты, и они ворвались туда. Однако их ожидал совершенно неожиданный сюрприз — комната была абсолютно пуста. Только голые стены с лохмотьями обоев и кусками обвалившейся штукатурки.
Тем не менее, голос Желтой Тени продолжал звучать в темноте. Он говорил:
— В доказательство того, что вы выполнили задание, принесете мне голову командана Морана. Если только он сам не притащил её мне… Ха! Ха! Ха!
Этот смех-то и вывел друзей из состояния ступора. Последняя фраза все объяснила.
— Бежим, командан! — воскликнул Билл. — Мы в ловушке…
Друзья бросились к двери, но было слишком поздно. Пол ушел у них из-под ног. Билл ещё успел отскочить, но Морану не повезло. Махая, как птица крыльями, руками, он полетел в темный колодец, скрытый полом, — ловушку, открывшуюся у него под ногами. Еще находясь в воздухе, он услышал истошный свист Билла, похожий на звук, издаваемый взбесившимся локомотивом.
Падение было не долгим, где-то с восьми-десяти метров. И вместо того, чтобы треснуться о землю, как он ожидал, Моран плюхнулся в ледяную воду и погрузился до заиленного дна. Кругом царила темнота, хоть глаз коли. Фонарь вырвался во время падения и погас. Вода была густая, и резко воняло гнилью.
«Должно быть, я попал в старый водосток, — подумал он. — Да, нам сразу стоило задуматься, как только мы забрались в этот дом. С Мингом всегда попадешь в сточные канавы и в руины. Этому типу только такие места и нравятся, как ночному хищнику, каким, впрочем, он и является…»
Француз поднял голову, но люк, через который он провалился, был закрыт, и ни один лучик света сверху не пробивался.
«Да, сижу по горло в полном смысле этого слова. Нужно спокойно разобраться в ситуации… Если я в водостоке, то здесь где-то должен тянуться карниз».
Он поплыл, но даже через десяток метров так и не смог дотронуться до стены. Наверное, это был канал. Еще несколько гребков, и Боб наконец коснулся скользкого камня. Но сколько он ни щупал над головой, никакого карниза не было. Правда, Моран вроде бы уцепился за какое-то кольцо, на котором и повис.
«Наверное, лучше всего так и оставаться, дожидаясь, — подумал он. — Билл установит контакт с людьми из Ярда, и они выловят меня. Дело-то не сложное. Открыть люк, спустить лестницу или веревку. Конечно, не столь уж весело торчать здесь в темноте, полупогруженным в воду, которая не только холодна, но и не слишком ароматна… Да еще, не дай бог, здесь где-нибудь скрываются крысы…»
Боб тихонечко засмеялся, но подумал еще:
«По крайней мере я теперь знаю, почему подвал соседнего дома был больше, а этого показался нам меньше. Остаток подвала был стенкой колодца водостока ип являлся, должно быть, запасным выходом для Желтой Тени. Ну, а для меня он оказался ловушкой…»
Так он размышлял не долго, ибо слева загорелся свет, пятно которого начало к нему приближаться. Вскоре он даже смог различить небольшую барку, в которой размещалась целая куча людей. Один из них стоял на носу с фонарем, а остальные гребли M — Наглядно представить себе такое подземное плавание можно, посмотрев французский фильм с Луи де Фюнесом и Бурвилем «Большая прогулка» (Прим. переводчика).>. Суденышко остановилось рядом с мораном и он смог рассмотреть, что в нем сидели индийцы, одетые в бедные европейские одежды! За поясом у каждого поблескивал кинжал. «Дакоиты, — сразу мелькнуло у него в голове. — Это же дакоиты!..»
Тут его схватило множество рук, а к горлу был пристален нож… Втащили на борт барки, и тут же, не успел боб опомниться, как был связан по рукам и ногам. Проделав это, дакоиты снова сели за весла и двинулись в обратном направлении по коллектору.
Боб Моран с ужасом понял, что стал пленником господина Минга.
Глава VI
Почти полчаса они плыли по старому водостоку в полной тишине, нарушаемой только ударами весел о воду и шуршанием разбегающихся по карнизам крыс. Дакоиты не произносили ни слова и только свет фонаря бросал на их сумрачные лица смутные отблески и углубляя тени. И поскольку у Боба не было ни малейшего желания задавать вопросы, а у дакоитов отвечать на них, то плавание проходило при полном молчании сторон.
Наконец тишину нарушило какое-то ритмичное постукивание и гудение, доносящееся издали, но постепенно становящееся громче, в котором Боб узнал сирену речных судов, пробирающихся сквозь туман, и понял, что они приближаются к Темзе. Он не ошибся. Барка остановилась у железной решетки, за которой виднелась густая вата смога. Стоящий на носу, завозился возле прутьев, решетка заскрипела и открылась, барка выплыла наружу. Индиец прокричал что-то на хинди. Через несколько секунд туман пробил луч прожектора и раздался приближающийся звук мотора. К барке пристала длинная и мощная лодка. Боба бесцеремонно перетащили в неё и бросили на металлический пол. Почти тут же зафырчал мотор и они отчалили.
«Эти люди явно ищут на свою шею приключений на туманной Темзе, — подумал француз. — Тут вполне можно с кем-нибудь столкнуться и перевернуться, а мне только не хватает ещё одной холодной ванны, да ещё связанным по рукам и ногам…» Конечно, такого рода катастрофа помогла бы удрать от людей Минга… Но скрыться куда?.. Под воду?.. Это не решение; нужно потерпеть, а потом случай рано или поздно может представиться сам по себе…
Насколько мог судить пленник, они находились у левого берега, затем пересекли реку по диагонали к правому. «Скорее всего, — подумал Моран, — мы направляемся к Вулвичу или куда-то поблизости». Впрочем, пока он мог строить только предположения. Единственной неоспоримой реальностью было только то, что он — пленник Желтой Тени. В Вулвиче или в другом месте, судьба его вряд ли измениться.
Плавание продолжалось ещё почти три четверти часа. К счастью для них, в это позднее время, да ещё в тумане, все плавсредства подавали сигналы сиреной, что, конечно, уменьшало риск столкновения.
Они пристали к берегу, где-то между Вулвичем и Гринвичем. Там их пересадили в автомашину и повезли к югу по каким-то пустынным улочкам, тихим и окутанным туманом.
Насколько теперь мог судить Боб, они двигались к Рочестеру. Но, не доезжая Дартфорда, машина свернула на проезжую ухабистую дорогу, потом пересекла какой-то парк и остановилась у огромного здания викторианской эпохи, довольно ободранного и не ухоженного. Окна были заколочены и изнутри не пробивалось ни лучика света. На крыльце их встретила какая-то очень древняя старуха, лицо которой было густо покрыто рисовой пудрой, скрывавшей морщины.
Полупешком, полуволоком, Боб оказался в широком коридоре, а затем у подножья монументальной лестницы. Его почти на руках поднимали вверх. Первый, второй, третий этажи, которые мало чем отличались один от другого. Каждый из них совещали керосиновые лампы. Наконец по узкой лесенке через люк просунули в какое-то помещение, тоже освещенное керосиновой лампой, висевшей на стене. И он оказался на чердаке. Это было обширное вместилище всякого хлама. Какие-то обломки средневековых доспехов, незаконченная модель каравеллы, старые книги, поломанные чемоданы с откинутыми крышками, старые манекены, куклы, одни без ног, другие без голов, старинные велосипеды…
В другое время Моран аж подпрыгнул бы от радости при виде такого зрелища и тут же начал бы рыться во всех этих старых, запыленных «сокровищах» с прирожденной страстью коллекционера, который собирает все — от кольца царя Соломона до волос Будды или каких-нибудь палимпестов
, которым нет цены, небрежно отброшенным невежественными преступниками.
Но, повторим, было не время удовлетворять свою страсть покопаться в старье. К тому же его подвесили за кисти рук, так что ноги не касались пола. Дакоиты окружили его, поблескивая пустыми глазами, в которых не было ничего человеческого. Сними с них одежду — ни дать, ни взять, стая волков, собравшаяся вокруг добычи. Но Боб знал, что основная опасность — не эти фанатики, по крайней мере в данный момент. Если бы они должны были его убить, то сделали бы это давным-давно, и уж во всяком случае не подвешивали бы. «Не дай бог, впрочем, — подумал Моран, — что они хотят позабавиться, испытывая ловкость в метании в меня ножей, как в мишень…»
Но француз не долго размышлял таким образом, так как на чердаке появилось новое лицо. Хотя керосиновая лампа давала не так уж много света, он тут же узнал вновь пришедшего. Это был рослый человек с покатыми плечами, в черном, застегнутом до верха сюртуке, со стоячим воротничком, как у пастора. Мускулистые руки, выпирающие из рукавов, свидетельствовали об огромной физической силе, а кисти выглядывали, как крабьи клешни, затаившихся в норе ракообразных. Моран знал наверняка, что одна из них искусственная, но тем не менее мощная и легко выполняющая все пожелания своего хозяина даже лучше, чем натуральная. Особенно приковывало внимание монголоидное лицо этого человека, широкие скулы и нос, а также бритый череп, блестевший как полированный биллиардный шар из слоновой кости. И хотя на чердаке было не слишком светло, Боб знал, что глаза этого типа имеют цвет амбры, являясь в то же время настоящими глазами дикого зверя.
Это и был ужасный господин Мин по прозвищу Желтая Тень.
Скрестив руки на груди, Минг стоял перед подвешенным Бобом Мораном и внимательно разглядывал его. Потом он разразился смехом, что, как было известно французу, сулило кому-нибудь серьезные неприятности, вплоть до расставания с жизнь.
— Итак, — проговорил Желтая Тень, отсмеявшись и успокаиваясь, — перед нами знаменитый командан Моран. Прямо скажу, не могу сделать и шагу, чтобы вы ни следовали за мной, как голодный волк за добычей. Но, к несчастью для вас, добыча сама стала диким зверем, идущим по вашему следу…
Боб пытался усмехнуться, но у него ничего не получилось из-за сильной боли в кистях рук, туго перетянутых веревками.
— Не забывайте, Минг, что судьба переменчива…
Огромный монгол милостиво кивнул головой в знак согласия.
— Признаю это, — проговорил он, — признаю… Вы — крепкий орешек, командан Моран, и любой другой на моем месте проиграл бы партию, склоняясь перед вашим мужеством и настойчивостью. Но вы имеете дело со мной, с тем, кого называют Желтой Тенью, и это ещё раз объясняет, почему вы сейчас в моей власти…
Боб и сам знал это, так что Мингу не стоило лишний раз подчеркивать свою победу. Но, несмотря на всю парадоксальность ситуации, Боб не мог не задаваться вопросом, который мучил его ещё ночью и на который он не мог найти ответа. Действительно, последняя встреча их была в Азии, когда Минга вместе с его сумасшедшим двойником поглотила снежная лавина в Гималаях. Как же он смог очутиться в Лондоне живой и здоровый? Конечно, Желтая Тень располагал «дубликатором», созданным его научным гением, который в случае смерти монгола, через систему реле получал команду на изготовление нового господина Минга, точной копии предыдущего. Однако к тому времени аппарат работал с дефектом, что создавало риск скомпрометировать это дьявольское детище, ибо другой Минг, хотя и напоминал оригинал, как брат-близнец, но тем не менее обладал порядочной дозой сумасшествия. Неужели этот необычный человек, ученые знания которого были наравне с его хитростью и жестокостью, сумел как-то привести в порядок свою машину
?
Казалось, что монгол читал мысли своего пленника.
— Уверен, что вы задаете себе вопрос, — произнес он с волчьей ухмылкой, обнажившей острые, как у хищника, зубы, — как же я, погребенный под тоннами снега, справился с сумасшедшим. А дело в том, что когда меня поглотила лавина, я тут же погиб, а маленький передатчик, вживленный в мозг, передал приказ оживить моего двойника, расположенного ближе всего к месту катастрофы. Когда же я восстал со всеми своими физическими и умственными качествами, а также с той памятью, которую до этого имел, то основным моим побуждением было выяснить: не дала ли моя сошедшая с ума копия тоже своего двойника. Если этого не случилось, то существовало только два объяснения: или «дубликатор» сам себя починил, или двойник ещё жив. Я быстро добрался до места схода лавины, всего за несколько дней. Там, с помощью тибетских горцев я перекопал огромное количество снега и нашел сначала свое тело, потом тело двойника. Как я и надеялся, он был жив, попав в пустоту под снегом, которая позволяла ему дышать, однако холод замедлил все его жизненные функции, и он впал в состояние спячки… Ну, а остальное вы можете додумать сами. Я доставил его в свою резиденцию в Тибете, а там сумел отключить «дубликатор», ну и, естественно, уничтожил свою копию, а потом вновь запустил аппаратуру в действие…
— Да, должен сказать, Минг, что вы быстро реагируете и, кроме того, вам везет, — с горечью заметил Моран.
Снова ужасный смех Желтой Тени нарушил тишину.
— Вы говорите везет?.. Ничего подобного, все делается по моей воле, вы бы уж должны это знать… Я своего рода маг…
— Какой вы маг, вы просто дьявол во плоти, а мне просто-напросто не хватило немного святой воды, чтобы изгнать вас… Что вы хотите сделать со мной?
Желтая Тень пожал плечами.
— Что сделать с вами?.. С того момента, как я узнал, что вы прибыли в Лондон и собираетесь встретиться с лордом Бардслеем, ваша судьба была предрешена… Сначала я покину этот дом, где во врем я моего последнего и короткого пребывания в Англии располагалась штаб-квартира, ну а вы останетесь здесь в том самом положении, в котором находитесь сейчас, то есть в подвешенном… А через полчаса или чуть меньше…
Чудовище тихонечко хихикнуло.
— А через полчаса, — продолжал Минг, — взорвется заряд тринитротолуола
, который помещен в подвале, превратив это здание в руины, остатки которых поглотит пожат. Так что от вас ничего не останется… Слышите меня, ничего… Так что никто не будет уверен в смерти командана Морана. Никто, кроме меня самого, конечно…
Монгол помолчал, насмешливо посмотрел на узника и продолжал:
— Подумать только. Вы решили, что сможете поймать меня, захватив одного из моих людей и введя ему «сыворотку правды»! Но вы забыли об одной маленькой детали, о передатчике, который я вживляю некоторым из моих помощников. Я сейчас все чаще использую этот метод, и вот, услышав, что дакоит проговорился о доме 32 по Барнабо-стрит, уже сам стал диктовать все дальнейшее. Так я и устроил ловушку, в которую вы ринулись, очертя голову!
Моран с трудом уже разбирал смысл последних слов, ибо для него это означало окончательно и бесповоротно смертный приговор.
— Почему же вы не убили меня сразу? Зачем эти полчаса, если достаточно секундного удара, кинжалом в сердце одним из ваших убийц…
Минг снова пожал плечами и ответил:
— Видите ли, командан Моран, я своего рода сентиментален. Когда-то давным-давно вы спасли мне жизнь. Так что во время наших последующих схваток я вам оставлял маленький шанс на спасение. Я ведь игрок по натуре и почти всегда выигрываю. Поэтому-то я вам и оставляю ещё один шанс. Тем более, что меня охватывает легкое сожаление при мысли, что вы должны умереть. Разве вы не мой лучший враг?
Желтая Тень подождал, что ответит на это Моран, но, не дождавшись ответа, продолжал:
— Так вот, я оставляю вам последний шанс. Если в течение получаса вы не выпутаетесь из этой ситуации, в которой сейчас находитесь, то тогда… бу-у-м… и вы исчезаете в клубах дыма и пламени… А на случай, если вам вдруг повезет, я оставляю на нижнем этаже охранника, личность которого достаточно удивила бы вас, окажись вы на свободе… Что касается меня, то мне остается выполнить этой ночью некоторые формальности. А затем — прощай Англия… — Пошел бы ты к черту, Минг! — со злобой бросил Моран. — Если я и умру, то рано или поздно найдется тот, кто заставит заплатить за все злодеяния. Вы воображаете себя равным богу, а на самом деле просто человек, одновременно гениальный и чудовищный, по сравнению с другими; тем не менее — просто человек…
Разведя руками, Желтая Тень заключил:
— Грустно, командан Моран, видеть, что вы такого мнения обо мне. Скажу откровенно, я хотел бы видеть вас в числе своих друзей, а если и не друзей, то лиц, дружески, по крайней мере, и с пониманием ко мне относящихся… Но, увы!.. Так что, пожелаю вам удачи, командан Моран!
Минг повернулся и, сопровождаемый своими дакоитами, пересек чердак. Через несколько секунд все они скрылись в люке, который медленно закрылся за ними. И боб остался в одиночестве, подвешенный, как копченый окорок.
Его хватило какое-то безразличие, ибо каждая истекшая секунда приближала к неумолимому концу.
Глава VII
«Полчаса, — стучало в висках у Морана. — Всего полчаса…»
Под ним затихли шаги спускающегося Минга и его людей, но вдруг кто-то затопал внизу один. Звук тяжелых шагов поднимающегося по ступенькам шел с нижнего этажа, как какой-нибудь медведь ходит по клетке. Без всякого сомнения, речь шла об охраннике, о котором предупреждал Желтая Тень и который должен был удивить Боба. Моран прекрасно понимал, что от Минга можно ждать чего угодно, а скорее всего самого худшего!
Но основная мысль сверлила мозг француза, как выпутаться из того незавидного положения, в котором он находился. Снаружи вряд ли могла прийти помощь; так что выпутываться нужно было с помощью собственных, подручных средств.
Он поднял глаза к балке, к которой был привязан. «Вот бы забраться на нее! Там бы у меня было больше возможности освободиться…» Потом подумал: «Лишь бы тот, кто бродит внизу не вмешался и не помешал мне!»
Подтягиваясь на руках, он начал раскачиваться всем телом. Это заняло довольно много времени. Боб качался, как огромный маятник, и это доставляло ему дикую боль в связанных руках. Он даже едва чувствовал, что кровь тонкими струйками течет вниз по изрезанным кистям. Но его подогревала одна мысль: перебросить ноги на балку любой ценой. В этом и только в этом было его спасение.
И вот наконец размах был достаточен, чтобы движением тренированного тела сделать переворот, оказавшись на балке. Не удайся это с первого раза, вряд ли удалось бы повторить. Несколько секунд он отдыхал и старался отдышаться. Затем медленно поднял руки и лежал на животе, стараясь не потерять равновесие. Потом, сантиметр за сантиметром, подтянул веревку и постарался усесться на балку, как на лошадь. Повернул зубами веревку так, чтобы узел находился возле рта, и начал развязывать его. Естественно, это была болезненная операция как для кистей, так и для зубов, но, тем не менее, он преуспел, веревки упали и он был свободен. Потом осмотрел кисти рук. Артерии были целы, хотя кожа и кое-где мясо порезаны. ТОогда он тихонечко спрыгнул на пол.
«Ну, а теперь посмотрим, что из себя представляет мой сторож внизу. Если он не столь уж силен — что конечно было бы довольно удивительно! — то у меня хватило бы времени выбраться из здания, прежде чем начнется фейерверк, обещанный Мингом».
На цыпочках, ступая, как кошка, он добрался до люка, поднял крышку и, лежа на животе, заглянул вниз в коридор.
Сначала он ничего не увидел. «Может быть страх ушел?» Но Моран тут же понял, что ошибся, ибо тяжелые шаги раздавались все четче с каждой секундой. Страж был, наверняка, в другом конце коридора, когда Моран открывал люк, а теперь он возвращался. Он вот-вот должен был появиться, и Боб с любопытством, хотя и с настороженностью хотел его увидеть. Когда имеешь дело с Мингом, удивляться нечему. Боб бы не удивился, если бы это оказался какой-нибудь волк-людоед с торчащими из пасти клыками, горящими глазами и когтистыми лапами или вампир с огромными шелковыми крыльями. Это Морана нисколько бы не поразило.
Но вот страх появился. Это был не волк-людоед, ни вампир, а обыкновенный человек. Это был гигант с рыжими волосами, которого француз тут же узнал… Билл!.. Это был Билл Баллантайн!.. Но как же шотландец очутился здесь?! Он не мог быть тем сторожем, о котором говорил Минг. «Он шел по моим следам, — подумал Боб, — пристукнул охранника и идет меня…» Но поразила одна деталь: почему его друг одет не в свою обычную одежду? Тут он поднял люк до конца и бросился на лестнице, крича:
— Билл!.. Я здесь… Скорее убираемся отсюда! Скоро все взорвется!..
На этот призыв гигант поднял голову, но на лице его не отразилось и следа радости, а даже какое-то огромное безразличие было написано на нем. Горели только глаза, как полированные драгоценные камешки. И тут Боба охватило чувство, что друг не узнает его и смотрит, как на незнакомца.
Боб инстинктивно остановился на середине лестницы, застыв как птица под змеиным взглядом.
— Билл, это же я! — медленно проговорил он. — Это я, Боб… Командан Моран… Ты что, не узнаешь меня?
Короткая дрожь прошла по лицу шотландца и снова оно застыло. Глаза продолжали блестеть стеклянным блеском. «Его опоили наркотиком, — мелькнуло у Боба, — или загипнотизировали, что, впрочем, одно и то же…» И тут он понял, что имел в виду Минг, когда, покидая чердак сказал, что Боба внизу ждет сюрприз. Этот страх был ни кем иным, как Биллом Баллантайном, которого злой гений монгола превратил в слепое орудие смерти.
— Билл! — в отчаянии завопил он. — Очнись… Это я, Боб… Ты что, не узнаешь меня больше?.. Меня не узнаешь?..
Но и этот вопрос был без ответа. И тут гигант двинулся вперед, вытянув руки, и жесткое зверское выражение появилось у него на лице. Он начал подниматься по лестнице, и каждый шаг заставлял болезненно скрипеть ступени. И тут Боб понял, что ему придется сражаться со своим другом. Конечно, Баллантайн был силен, как Геркулес, но и француз, благодаря своему искусству рукопашного боя, мог не только оказать сопротивление, но и одержать победу. Он мог это сделать физически, но никак не морально. Хотя этот человек и был охвачен жаждой убийства, это, тем не менее, его друг и только дьявольщина проклятого Минга изменила его.
— Остановись, Билл! — зарычал Моран. — Стой, где стоишь! Слышишь меня?
Все напрасно. Гигант уже протянул руки к горлу Морана, что бы задушить… Но реакция Боба оказалась мгновенной. Не желая сражаться с потерявшим свой человеческий облик другом, он отклонился в сторону и прыгнул вниз, в пустоту, между лестницей и стеной коридора. Он приземлился на согнутые ноги и выпрямился, как пружина. Шотландец тут же повернулся и начал спускаться с целью преградить путь беглецу. Этот быстрый маневр не удивил Морана, ибо он знал подвижность и гибкость колосса, несмотря на его вес и рост. А тот тоже совершил прыжок через перила лестницы, повторяя трюк своего противника, хотя и более замедленно.
«Без сомнения, — подумал Боб, — гипнотическое состояние несколько замедлило его рефлексы. Нужно этим воспользоваться… Возможно, что постепенно наркотическое состояние или, уж не знаю, что там, ослабнет со временем, и мне удастся избежать сражения».
И он припустился прямо к концу коридора. Сзади раздавились тяжелые шаги, которые все ускорялись и ускорялись, сменившись на бег. Этот колосс преследовал его. Боб добежал до лестницы и посыпался вниз. Баллантайн висел у него на пятках и мчался следом вниз в новый коридор. Вот уже показался холл первого этажа, когда гигант бросился сверху как локомотив на полном ходу.

Верн Анри - Желтая Тень - 6. Двойники Желтой Тени => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга Желтая Тень - 6. Двойники Желтой Тени автора Верн Анри дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу Желтая Тень - 6. Двойники Желтой Тени своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Верн Анри - Желтая Тень - 6. Двойники Желтой Тени.
Ключевые слова страницы: Желтая Тень - 6. Двойники Желтой Тени; Верн Анри, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн