Бредель Вилли - читать и скачать бесплатные электронные книги 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Абрамович Марк

Иисус, еврей из Галилеи


 

Тут выложена бесплатная электронная книга Иисус, еврей из Галилеи автора, которого зовут Абрамович Марк. В электроннной библиотеке forumsiti.ru можно скачать бесплатно книгу Иисус, еврей из Галилеи в форматах RTF, TXT или читать онлайн книгу Абрамович Марк - Иисус, еврей из Галилеи без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Иисус, еврей из Галилеи = 206.76 KB

Абрамович Марк - Иисус, еврей из Галилеи => скачать бесплатно электронную книгу




Марк Абрамович
Иисус, еврей из Галилеи
ИЕРУСАЛИМ 1998

Памяти родителей
Абрамовича Аркадия Исаевича и
Абрамович Товиты Гедальевны посвящаю.

Предисловие
В мире есть только один город, в который нельзя спуститься, в него можно только восходить, оставляя около его древних стен остатки своей гордыни и прежней, далеко не праведной жизни. Этот город — Иерусалим. Даже если вы спускаетесь в него с окружающих гор, вы все равно в него поднимаетесь. В еврейском языке не существует такой формы, которой можно было бы выразить мысль «я спустился в Иерусалим»! Да что выразить, об этом нельзя даже подумать, сам язык не дает такой возможности. А если бы она и была, еврей бы ею не воспользовался: все его национальные, эмоциональные и религиозные устремления восходят к Иерусалиму. Есть в еврейском языке специальный глагол, который с древности применяется для обозначения только одного действия — прибытия в этот священный город. Слово это звучит так — «лаалот», что означает «подниматься», «восходить». Каждый год за пасхальным столом евреи всего мира провозглашают: «В этом году здесь, в будущем — в Иерусалиме!» А в «Тегилим» прямо говорится: «И если я забуду тебя, Иерусалим, пусть отсохнет моя правая рука!» (ст. 137).
Особое место занимает Иерусалим во всех религиях, исходной точкой которых является Тора — в христианстве и мусульманстве. Для христиан — это город, где, как они думают, зародилась их религия и где проповедовал и погиб мученической смертью их бог Христос, взяв на себя все грехи мира.
Для мусульман — это город, из которого вознесся на небо их пророк Мухаммад. Вам охотно покажут место, где ему спустили с неба золотую лестницу и он поднялся по ней за семь сфер в эмпиреи*Господа, где и был Им лично принят и, после аудиенции по ней же благополучно вернулся на землю!
Сила воздействия Иерусалима на людей настолько велика, что некоторые, соприкоснувшись с его напряженным духом, не выдерживают и объявляют себя пророками, мессиями, новыми воплощениями Иисуса Христа… Это психическое расстройство так и называется — «Иерусалимский синдром». Справедливости ради, стоит отметить, что излечивается он легко и стойких изменений психики не вызывает.
Есть ли причина той внутренней напряженности, которая до предела возбуждает все эмоциональные струны души верующего человека? Посудите сами… Вы выходите из Старого города через Львиные ворота, поворачиваете направо и перед вами открывается Кедронская (Иософатова) долина, по дну которой струится ручей. Узкое и глубокое ложе Кедрона — это многовековое кладбище, на котором гробницы разных времен и народов тысячелетиями наслаивались друг на друга. Кто из верующих не знает имени этой долины! Оно связано библейским пророчеством с днем Страшного Суда. Иудеи, христиане и мусульмане верят, что именно здесь в заповеданный день прозвучит грозная труба архангела Гавриила и встанут из своих могил праведники и грешники и предстанут перед Господним судом. От вершины Масличной горы до Храмовой площади будет протянута тонкая нить и пойдут по ней воскресшие: праведники дойдут до Храма, а грешники упадут вниз, и это будет их последнее падение…
Дальше на север — гора Скопус, гора наблюдателей, Здесь располагался наблюдательный пост римских легионов, осадивших город перед окончательным штурмом Храма. На юго-восток от нее — гора Поругания (Хар Ашпала). По преданию, именно на этой горе состарившийся царь Соломон воздвиг капища* в утешение своим бесчисленным языческим женам.
Обернитесь и увидите Масличную (Елеонскую) гору — Хар hа-Зейтим. Эта гора как бы нависает над всем городом — она самая высокая из окружающих Иерусалим гор. Христианские паломники именно с этого места начинают свой трепетный путь по Святому городу, так, как через Гефсиманию* проходил Христос, направляясь к Иерусалиму. Давайте молча проследуем за паломниками и послушаем проникновенный голос экскурсовода…
Глава 1. Иерусалимский синдром
Если вы попали в Иерусалим, как же не пройти весь путь страданий Спасителя от Гефсиманского сада, где он был схвачен храмовой стражей, до места его распятия — Голгофы*. Как только вы начнете свой путь, ваше внимание привлечет небольшая часовенка на четырех хрупких колоннах, а за нею широкий арочный вход в подземный храм. Это храм Успения Божьей Матери. Если спуститься по мраморной лестнице в 50 ступеней, можно попасть внутрь православной церкви, в которой находятся могилы родителей Марии — Анны и Иоахима, а так же ее мужа Иосифа — отца Иисуса. Могила Девы находится в высеченной прямо в скале крипте* богато украшенной иконами, ценными лампадами и картинами. В плите гробницы проделано три больших отверстия, специально для того, чтобы желающие могли прикоснуться к святыне. В этой гробнице находилось тело святой Девы до вознесения на небо. Здесь же вы увидите в каменном киоте большую чудотворную икону Божьей Матери.
Напротив этой церкви стоит небольшой храм, воздвигнутый над местом убиения первомученника Стефана. Именно здесь, утверждает монах, был побит камнями святой Стефан за страстную проповедь учения Христа.
Следуя дальше по Крестному пути, через Львиные ворота* мы входим в пределы Старого города и сразу за воротами видим храм святой Анны, матери девы Марии. Это настоящая жемчужина архитектуры, ее строгие простые линии максимально соответствуют настроению паломника — настроению скорбной сосредоточенности. Этот храм, находящийся на попечении Белых Отцов, был сооружен в 1142г. по велению вдовы Бальдовина 1 Иерусалимского, королевы Арды, на том месте, где родилась Мария. В подземных помещениях католического монастыря и храма, гораздо более древних, чем сами строения, вам покажут вделанную в стену плиту, украшенную иконами. Именно на этом месте, утверждают монахи, Анна произвела на свет святую Деву.
За скромным фасадом монастырского здания целый археологический заповедник. Здесь открыты остатки водоема — так называемая «Овечья купель», Вифезда. Во времена Второго храма левиты* мыли в нем предназначенных для жертвоприношения овец. По грубым каменным ступеням можно спуститься к купели, где Иисус исцелял больных. Все это было покрыто двухтысячелетним культурным слоем. (Кстати, вы никогда не задумывались, почему результаты варварства, войн и разрушений называют культурным слоем?..).
Императрица Елена воздвигла над купелью храм, но время не сохранило его. Позже крестоносцы построили на этом месте новый храм, но и его не пощадили войны и люди, остался только фасад да часть мозаики византийских времен…
Via Dolorosa — Скорбный путь, или Крестный путь Христа — так в 16 веке назвали эту дорогу, потому что именно этим путем прошел Иисус под тяжестью креста от Крепости Антония до Голгофы. На протяжении этого пути происходили различные события, при которых шествие прерывалось. Канонизировано 14 таких остановок, или станций. Каждая из них отмечена храмом, часовней или мемориальной доской.
1 остановка. «Конвент Бичевания», здесь Пилат допрашивал Иисуса, здесь он был осужден и приговорен, отсюда отправился на смертную казнь на Голгофу. Отсюда каждую пятницу в три часа дня отцы-францисканцы начинают свою процессию. Собственно отсюда и берет начало известная на весь мир Виа Долороза… Здесь располагалась ставка прокуратора — римский Преторий. В северо-восточном углу Претория высилась могучая башня Антония, где Понтий Пилат осудил Христа. Теперь на этом месте женский католический монастырь Сестер Сиона*. Нижняя ступень мраморного крыльца монастыря сохранилась со времен римлян. Стены монастырского храма украшают три современных витража, на которых изображен Иисус во время суда. На одном — он изображен привязанным к столбу во время бичевания, на втором — он рядом с Пилатом*, умывающим руки в знак непричастности к пролитию крови «праведника сего». На третьем — освобождение Варравы. В глубине храма в нише над алтарем стоит беломраморная скульптура — Христос со связанными руками и в терновом венце. Внизу надпись: «Экце хомо» — вот человек.
От монастыря, через улицу Виа Долороза перекинута арка. Отсюда Пилат показал толпе осужденного Христа.
«Тогда вышел Иисус в терновом венце и в багрянице. И сказал им Пилат: се Человек! Когда же увидели Его первосвященники и служители, то закричали: распни, распни Его!» (Иоанн, 19:5). В честь этого события арка и носит название — «Экце хомо».
На монастырском дворе находятся две часовни византийского периода — часовня Осуждения, воздвигнутая над местом осуждения Христа. Плиты пола и четыре колонны сохранились с тех времен. Внутренние стены расписаны сценами суда и встречи Иисуса с Девой Марией на Крестном пути. Справа — Часовня Бичевания, но это уже вторая остановка.
2 остановка. Это место, где Христос был подвергнут бичеванию: "Тогда Пилат взял Иисуса и велел бить Его. И воины, сплетя венец из терна, возложили Ему на голову, и одели Его в багряницу*, и говорили: радуйся Царь Иудейский! и били Его по ланитам." (Иоанн, 19:1).
В подвале храма сохранились остатки плит Претория — это Лифостратон (Литостратос — по-гречески — мощенное место), т.е. внешний двор Претория. Здесь был публично допрошен Христос, а солдаты преторианской гвардии грубо издевались над ним, называя его лжепророком. Здесь они разыгрывали в кости одежду Христа, подтверждением чего служат найденные здесь игральные кости, а на древних плитах — грубо вычерченные римской солдатней круги с разметкой для этой игры.
К храму Сестер Сиона примыкает небольшая греческая православная церковь, над входом в которую высечена надпись: «Заточение Христа». Здание построено на месте тюрьмы римского Претория, в котором содержался Христос и разбойник Варавва. Вам покажут углубление в скале с каменной скамьей — это и есть темница Христа, на этой скамье он сидел. Показывают и темницу Вараввы — пещеру с каменными лавками и вделанными в стену кольцами, к которым приковывали заключенных.
3 остановка. Если идти дальше по улице Виа Долороза, то сразу за поворотом налево у здания Армянского патриархата третья остановка. Она отмечена маленькой католической часовней, построенной на деньги, собранные польскими солдатами-кавалеристами. В настоящее время часовня принадлежит Армянскому патриархату. Рельеф над дверью изображает Христа, изнемогающего под тяжестью креста. На этом месте Христос упал в первый раз.
4 остановка. Еще дальше, по этой же стороне Виа Долороза можно увидеть дверь в стене, ведущую в небольшую часовню. Эта часовня отмечает место, где Иисус встретил свою мать. Горельеф над входом в часовню изображает их встречу.
5 остановка. На углу Виа Долороза и пересекающей ее улицы Эль-Вад, наискосок от 4 остановки стоит францисканская часовня, построенная в память о пятой остановке Христа на Крестном пути. В этом месте Симон Киринеянин взял у изнемогающего Иисуса крест, и возложив его на свои плечи, понес дальше. В стене, справа от входа в часовню вам покажут глубокую впадину — отпечаток руки Христа, опершегося в изнеможении о стену.
6 остановка. Подходим к часовне святой Вероники. Здесь блудница Вероника отерла пот и кровь с чела Христа. По этому случаю церковь причислила ее к лику святых.
7 остановка. Далее улица Виа Долороза пересекается с Сук-хан эз-Зайн — шумной базарной улицей. На углу у входа во францисканскую часовню сохранился остаток колонны, где Христос упал во второй раз.
8 остановка. Следуя по этой же улице, мы подойдем к греческому ортодоксальному монастырю, над входом в который можно увидеть изображение креста. Здесь Иисус проповедовал Иерусалимским женщинам.
9 остановка. У ворот коптского* монастыря в неглубокой нише стоит покосившаяся колонна. Она отмечает место, где Христос упал в третий раз.
Остальные пять остановок находятся внутри храма Гроба Господня, или, как его еще называют — в Святой Гробнице.
10, 11, 12 и 13 остановка. Все эти остановки расположены непосредственно в храме. Поднимаемся у камня «Помазания» по крутой лестнице вверх и попадаем на вершину Голгофы в часовню, которая и посвящена этим остановкам. Часовня разделена на два притвора: один принадлежит греческой ортодоксальной церкви, а второй — римско-католической. В католической капелле находятся две остановки (10 и 11), в этом месте Христос был оголен и пригвожден к кресту, это место обозначено алтарем. В греческой капелле 12-я остановка: мертвый Иисус на кресте. Под крестом обнаженная вершина Голгофы. Серебряный диск с отверстием обозначает место, куда был вставлен крест, на котором был распят Иисус Христос. Тут же двумя черными кругами обозначены места крестов, на которых одновременно с Христом были распяты два разбойника. Место, на котором лежало тело Христа после снятия с креста, обозначено алтарем и является 13 остановкой.
14 остановка. Это последняя остановка — «Кувуклия» (Гроб Господень) — небольшая купольная часовня, воздвигнутая над пещерой, в которой находится место захоронения Христа. Она тоже состоит из двух частей-зон: первая — это Капелла Ангела, в центре которой хранится обломок скалы, на которой сидел ангел, когда женщины подошли к уже пустой гробнице. Вторая зона — собственно гробница. В гробницу ведет очень низкий проход, и уже поэтому каждый входящий в нее склоняется в низком поклоне. Небольшое помещение (2,0 х 1,5 м.) освещается только серебряными лампадами, их 43 — тринадцать католических, столько же греческих и армянских и четыре коптских. Под плитой из белого мрамора находится высеченная в скале гробница Бога.
Позади этой часовни находится притвор греческой церкви, где вам покажут большую каменную вазу, символизирующую «центр земли», находящийся, как известно, в святом Иерусалиме.
Если выйти из храма Гроба Господня через центральные ворота и пройти через калитку мимо фасада церкви Спасителя (Рудимер), можно попасть на территорию Александрийского подворья. Здесь находится последний видимый предел Крестного пути — «Судные ворота». Через эти ворота выводили осужденных на казнь за пределы города. Камни этих ворот сохранились до наших дней. На этом экскурсия по Виа Долороза обычно заканчивается…
Правда, экскурсоводы, более досконально следующие евангелической истории, после Гефсиманского сада поведут вас сначала к могиле царя Давида. Почему сюда? Потому что именно здесь, в этом же здании, находится святыня христианского мира — Сенакулум — Горница «Тайной Вечери», где ученики Иисуса собрались вместе со своим учителем праздновать Пасху.
После возвращения домой паломники еще долгие годы будут вспоминать эти места и воскрешать в своей душе высокие переживания, связанные с посещением святых мест — ведь именно здесь, в Иерусалиме они соприкоснулись с великой реальностью, приобщились к жизни своего Спасителя.
Великая Реальность… А вы никогда не задумывались над тем, насколько реальна эта «Великая Реальность», материальные следы которой вам показывают во время паломничества? Давайте разберемся. И очень вероятно, что именно это явится самым простым лекарством от Иерусалимского Синдрома.
Итак, вперед по тем же местам, но без установки на святость.
Виа Долороза. В наши дни даже церковь не настаивает на подлинности Крестного пути — слишком велики успехи современной археологии. Дело в том, что древние улицы эпохи второго Храма (начало нашей эры) проходили на два метра ниже и чуть в стороне от того пути, по которому идут паломники, примерно по линии теперешней застройки. Так что не здесь находилось большинство «остановок», которые вам показывают.
1 остановка. От некогда грозной башни Антония не осталось и следа, разве что остатки фундамента. Что же показывают паломникам? Ступень мраморного крыльца, оставшуюся со времен римлян, да двор казармы преториан. Никаких доказательств того, что именно здесь прокуратор Понтий Пилат проводил судебные разбирательства ни у служителей культа, ни у археологов попросту нет.
Что же касается арки, откуда прокуратор, якобы, показал собравшимся осужденного и предварил это представление словами: «Экце хомо» — «Вот человек…», то, согласно археологическим изысканиям, точно установлено, что арка в те времена попросту не существовала. Она воздвигнута императором Адрианом в ознаменование победы над Бар-Кохбой. Произошло это никак не ранее 135 года нашей эры, после того как Иерусалим сравняли с землей и на его развалинах воздвигли чисто римский город Элиа Капитолина…
2 остановка. Действительно, в подвале храма сохранились остатки плит внешнего двора римской Претории. На этих плитах видны борозды, которые наносились на камни, чтобы не поскользнулись лошади. Хранят плиты и насечки, нанесенные солдатами-преторианцами для игры в кости. И остатки тюрьмы Претория подлинны. Естественно, раз есть тюрьма, а в ней скамья, то простая логика подсказывает, что на этой скамье кто-то сидел. Но вот кто? Нет никаких доказательств того, что именно на этой скамье сидел сам Иисус.
Что же касается игры в кости… Да, не были святыми римские легионеры, играли они в азартные игры, для этого и была нанесена разметка на плиты двора их казармы. Что же касается одежды Христа, то не разыгрывали ее солдаты в кости. Во-первых, это противоречит самому Евангелию, где черным по белому написано: «И воины, сплетя венок из терна, возложили Ему на голову, и одели его в багряницу…» В этой же багрянице, т.е. плаще солдата преторианской гвардии, который был накинут на Иисуса с целью поиздеваться над ним, он и был выведен к народу. Разумеется, хозяин взял его потом обратно. Одежду Иисуса, по тому же Евангелию, разыгрывали совсем в другом месте…
Вернемся на минуту к Евангелию от Иоанна: «Пилат… вывел вон Иисуса и сел на судилище, на месте, называемом Лифостратон, а по-Еврейски Гаввафа» (Иоанн, 1:13). Как следует из текста, Пилат взошел на специальное возвышенное место — судилище — и свершил свой суд. Паломникам же показывают внутренний двор преторианской казармы рядом с конюшнями, где солдаты коротали время за игрой в кости. А «Литостратос», как мы уже упоминали, означает просто мощеное место.
3 остановка. Где, в каком Евангелии написано, что Иисус упал под тяжестью своей ноши? Как установили это место? Ведь позже город был разрушен до основания — его просто сравняли с землей! И еще: ни в одном Евангелии не говорится о том, что Иисус нес свой крест. Все евангелисты единогласно утверждают, что когда повели Иисуса на распятие, то «выходя (из претория), они встретили Киринеянина, по имени Симона; сего заставили нести крест Его».
4 остановка. Не упоминают Евангелия и о встрече Иисуса со своей матерью на крестном пути…
5 остановка. Нет, не добровольно водрузил на себя крест Симон Киринеянин, его заставили. Во всяком случае, так написано в Евангелии от Луки: «И когда повели Его, то, захвативши некоего Симона Киринеянина, шедшего с поля, возложили на него крест, чтобы нес за Иисусом.» (Лука, 23:26). А евангелист Марк выражается по этому поводу еще определеннее: «И заставили проходящего некоего Киринеянина Симона, отца Александрова и Руфова, идущего с поля, нести крест Его.» (Марк, 15:21). Заставили его, заставили нести крест, так как не в обычае римлян было заставлять самого осужденного к казни нести крест! Таким образом, весь путь Виа Долороза не имеет исторического подтверждения. Тем более, что место это невозможно определить. А камней с «отпечатками» ног, рук и прочих мест человеческого тела в Израиле сколько угодно: эрозия частенько оставляет причудливые следы в мягких местных породах.
6 остановка. Нет этого факта ни в одном из синоптических Евангелий. О какой, собственно, Веронике-блуд-нице идет речь?!
7 остановка. Ох, уж эти падения. Кто их считал?!
8 остановка. В Евангелии от Луки, в главе 23, говорится об этом так:
27. И шло за Ним великое множество народа и женщин, которые плакали и рыдали о Нем.
28. Иисус же обратившись к ним сказал: дщери Иерусалимские! не плачьте обо Мне, но плачьте о себе и о детях ваших;
29. Ибо приходят дни, в которые скажут: «блаженны неплодные, и утробы неродившие, и сосцы непитавшие!».
Что тут скажешь… Буквально несколько минут назад эти люди фанатично кричали «Распни его!» и просили отпустить Варраву, и вот, тот же самый народ в «великом множестве» плачет и стенает по поводу его казни…
Грубые солдаты, ведущие на казнь только что избитого ими «лжепророка», над которым они всего час назад глумились, позволяют ему остановиться и проповедовать?!
Мало того, в «великом множестве народа», сопровождавшем осужденного были не только женщины, но мужчин Иисус почему-то не заметил.
Вы видели улицы старого города? Не того, который мы видим в наши дни, а того, древнего Иерусалима, раскопки которого можно увидеть в археологических заповедниках? Трехлетний ребенок после короткого разбега может пересечь такую улицу одним прыжком. Посмотрите обязательно, и тогда россказни о великом множестве народа, сопровождавшем Иисуса на Голгофу предстанут перед вами в истинном свете.
9 остановка. Опять упал. В третий раз. Просто фатальная цифра. Три раза пропел петух перед отречением Петра. Три раза его перед этим вопрошали, не ученик ли он Иисусов. И вот опять. О месте падения мы уже говорили.
Последние остановки, Голгофа. Оговоримся сразу, римляне пригвождали преступников к кресту очень редко. Обычно их привязывали. Лишь в особых случаях, желая сократить мучения привилегированного страдальца, ему пробивали руки и ноги гвоздями. Тем не менее: в храме Гроба Господня есть алтарь Гвоздей Святого Креста, которые были обнаружены на этом месте. Это ли не чудо?! И сооружение, на котором распинали римляне преступников никак не напоминало крест. Это был всегда столб с перекладиной сверху, напоминающий букву Т. Если же казни совершались всегда на одном и том же месте, то там строили постоянную раму с подпорками, на которой и распинали преступников. Нашли же крест, а к нему еще и гвозди. Это ли не второе чудо? Но главное чудо заключается в том, что то место вообще обнаружили.
В 325 году новой эры Елена, мать Византийского императора Константина Великого вдруг уверовала в то, что именно на этом месте она найдет гробницу Христа. Раскопки, начавшиеся по приказу императрицы, позволили обнаружить довольно хорошо сохранившуюся гробницу, и все решили, что это гробница Иисуса. Тем более, что, как уверяла императрица, неподалеку, во рву были обнаружены остатки крестов. Тут же было объявлено, что это кресты Христа и двух, распятых с ним разбойников. Ее уверенность основывалась только на внутренней убежденности и подтверждении епископа Макария, сопутствовавшего ей во всех мероприятиях. Чего стоят подтверждения лиц, приближенных к державным особам, мы все хорошо знаем…
В храме Гроба Господня вам покажут крипту святой Елены — матери Константина. Вам расскажут трогательную историю о том, что из ниши этой крипты императрица самолично наблюдала за раскопками. Но история развеяла и этот миф.
Первая церковь на этом месте была сооружена в 335 году н. э. по велению императора Константина. Строилась она 9 лет, но через 279 лет, в 614 г. была разрушена персами. Через 15 лет аббат Модест реконструировал церковь, но в 1009 халиф эль Хакем сравнял ее с землей.
15 июля 1099 года н. э., взяв город, крестоносцы начали грандиозное строительство нового храма, который и был освящен в 1149 году. Но на этом злоключения храма не кончились. В 1808 году в результате сильного пожара большая часть храма была разрушена. Поговаривали, что пожар возник не без помощи греческих монахов, которые под шумок наполеоновских событий в Европе решили таким способом прибрать к рукам святое наследство…
История преподнесла еще один, пожалуй, самый главный сюрприз сторонникам версии святости этого места. По преданию, на этом холме был захоронен череп Адама, поэтому, желая принизить чувства верующих евреев, чтивших святое для них место, император Адриан после разрушения Иерусалима воздвиг на этом холме Форум и Капитолий, где отныне должны были поклоняться Юпитеру, Юноне и Венере. Это произошло после разрушения Храма. Вряд ли в те времена, когда Храм еще стоял и римляне в какой-то мере считались с верованиями жителей страны, они могли безнаказанно использовать это место для позорных казней…
Что же касается Голгофы, то она находится совсем в другом районе Иерусалима и называется в наши дни Гордонова Голгофа, по имени английского офицера Гордона, который первым открыл это место с высоты Дамасских Ворот. Этот холм напоминает своей формой череп человека, поэтому он так и называется: «гулголет», на иврите — череп. Холм хранит древнюю могилу, которую многие христиане считают настоящей могилой Христа. Подтверждением тому, по их мнению, служит тот факт, что там же, неподалеку от городских ворот обнаружены винный пресс и большая цистерна винодельни, которые упоминаются в Евангелиях. В настоящее время все это находится в ведении Гарден Томб Ассошиейшн, штаб-квартира которой находится в Англии.
Сенакулум — Горница «Тайной Вечери»… Во-первых, никто не знает, где проходила тайная вечеря, на то она и была (если была) тайной. Во-вторых, Горница, как таковая не сохранилась — напомним, что после разгрома восстания, город был разрушен до основания. Почти ничего не сохранилось даже со времен крестоносцев, которые в свое время построили приблизительно на этом месте храм. В Х1V веке на этом же месте монахи францисканского ордена построили новый храм, но в середине ХV1 века были изгнаны, а храм был превращен в мечеть.
От былого храма сохранилось только несколько колонн и свод, которые, естественно, к Горнице никакого отношения не имеют…
Глава 2. «Я верю полной верой»
Многие еврейские мудрецы предпринимали попытки в сжатой форме выразить сущность и основополагающие принципы иудейской религии. Очень часто они выражали эту суть одной мыслью, иногда даже одной фразой. Многим известен ответ р. Гилеля Старшего* одному язычнику, просившему объяснить ему все еврейское учение за то время, пока он будет стоять на одной ноге. Ответ знаменитого мудреца был краток: «не делай другому того, чего себе не желаешь, в этом суть Торы. Все остальное — лишь комментарии к ней. Иди и учись».
Другой мудрец, раби Акива* видел суть Торы в заповеди «люби ближнего своего, как самого себя». Эта заповедь часто встречается в его блестящих комментариях, в которых он показал всю ее глубину и фундаментальность. Традиция была продолжена мудрецами средних веков и завершена великим мудрецом Х11 века Рабби Моше бен Маймоном, известным под именем Рамбам, а европейцам — как Маймонид. Завершая многовековые усилия многих поколений ученых, он сформулировал в законченном виде 13 принципов иудаизма, являющихся квинтэссенцией того, что было абсолютно ясно любому еврею уже две тысячи лет тому назад.
Среди прочих, есть одно положение, которое выражает главную суть иудаизма, основную его мысль, обосновывающую смысл Бытия, а именно: глубокая вера в то, что Творение имело конкретную цель, и достижение этой цели, в первую очередь зависит от евреев. Эта мысль выражена в двенадцатом постулате: «Я верю полной верой в приход Машиаха. И, несмотря на то, что он медлит, я буду ждать его прихода каждый день.»
Машиах (Мессия) — Помазанник — это человек из рода царя Давида, с приходом которого установится Царство Божие на Земле — Царство Справедливости. С его приходом не будет больше угнетения и несправедливости, не будет неправды и беззакония. Тора воссияет во всем ее великолепии, а ее мудрость станет явной и доступной всем народам, населяющим нашу планету. Весь мир не только признает существование единого Творца и Его власть, но и назовет Его одним Именем — «В день тот Господь будет Един и Имя Его будет Едино» — так говорил об этом пророк Захария.
Перед этим днем должен прозвучать рог, и пророк Элияhу, проходя по всей земле, призовет всех выйти из домов и приветствовать долгожданное появление Помазанника Божьего и приход Царства Справедливости. Но евреи столько раз ошибались в этом, что выработался определенный скепсис по отношению к предсказанному Его приходу. Рабан Йоханан бен Закай* (1 век н.э.) сказал по этому поводу так: «Если ты держишь в руке саженец и тебе говорят, что пришел Машиах, сначала посади саженец, а потом иди встречать Машиаха». Однако вера в Его приход и в наступление эры Машиаха так глубоко и прочно укоренилась в еврейской традиции, что иронические шутки и скепсис нисколько не поколебали горячей и искренней веры в Его приход.
Еврейская традиция, Писание* и пророки, утверждают пять главных отличительных черт Машиаха — мессии — спасителя (по-гречески Христа), и признаков, сопутствующих Его приходу:
1. он будет происходить из рода царя Давида,
2. он завоюет суверенитет земле Израиля,
3. соберет евреев с четырех сторон света в страну Израиль,
4. восстановит полное соблюдение всеми законов Торы,
5. принесет мир всему миру.
Вера евреев в грядущее пришествие и царствование Машиаха всегда отличала их от окружающих народов, более того, в каждый переломный момент их бурной истории вера эта обострялась до состояния материализации — ведь его приход предрекали пророки!
Пророк Иеремия. Глава 23.
"Горе пастырям, которые губят и разгоняют овец паствы Моей! говорит Господь.
2. Посему так говорит Господь, Бог Израилев, к пастырям, пасущим народ Мой: вы рассеяли овец Моих и разогнали их и не смотрели за ними; вот Я накажу вас за злые деяния ваши, говорит Господь.
3. И соберу остаток стада Моего из всех стран, куда Я изгнал, и возвращу их во дворы их, — и будут плодиться и размножаться.
4. И поставлю над ними пастырей, которые будут пасти их, и они уже не будут бояться и пугаться и не будут теряться, говорит Господь.
5. Вот, наступают дни, говорит Господь — и восставлю Давиду Отрасль праведную, и воцарится Царь, и будет поступать мудро, и будет производить суд и правду на земле".
Обратите внимание, в оригинале написано не «отрасль праведную», а «росток праведный» (цемах цадик), т. е. росток, идущий непосредственно от корня.
"6. Во дни Его Иуда спасется и Израиль будет жить безопасно; и вот имя Его, которым будут называть Его: «Господь — оправдание наше!»
7. Посему, вот наступают дни, говорит Господь, когда уже не будут говорить: «жив Господь, Который вывел сынов Израилевых из земли Египетской»,
8. Но: «жив Господь, Который вывел племя дома Израилева из земли северной и из всех земель, куда Я изгнал их», и будут жить на земле своей".
В книге пророка Исайи содержится знаменитое пророчество: «И будет в последние дни, гора Дома Господня будет поставлена во главу гор, и возвысится над холмами, и потекут к ней все народы. И пойдут многие народы, и скажут: прийдите, и взойдем на Гору Господню, в дом Бога Иаковлева, и научит Он нас своим путям; и будем ходить по стезям Его. Ибо от Сиона выйдет закон, и слово Господне из Иерусалима. И будет Он судить народы, и обличит многие племена; и перекуют мечи свои на орала, и копья свои — на серпы; не поднимет народ на народ меча, и не будет более учиться воевать». Подтверждая происхождение мессии от рода Давидова, Исайя указывает, какими качествами он будет обладать, и какие события будут сопутствовать его воцарению:
Глава 11
"2. И почиет на Нем Дух Господень, дух премудрости и разума, дух совета и крепости, дух ведения и благочестия;
3. И страхом Господним исполнится, и будет судить не по взгляду очей Своих, и не по слуху ушей Своих решать дела.
4. Он будет судить бедных по правде, и дела страдальцев земли решать по истине; и жезлом уст Своих поразит землю, и духом уст Своих убьет нечестивого.
5. И будет препоясаньем чресел Его правда, и препоясаньем бедр Его — истина.
6. Тогда волк будет жить вместе с ягненком, и барс будет лежать вместе с козленком; и теленок, и молодой лев, и вол будут вместе; и малое дитя будет водить их.
7. И корова будет пастись с медведицею и детеныши их будут лежать вместе; и лев, как вол, будет есть солому.
8. И младенец будет играть над норою аспида, и дитя протянет руку свою на гнездо змеи.
9. Не будут делать зла и вреда на всей святой горе Моей: ибо земля будет наполнена ведением Господа, как воды наполняют море.
10. И будет в тот день: к корню Иесееву, который станет, как знамя для народов, обратятся язычники, — и покой его будет слава."
И далее:
"12. И поднимет знамя язычникам, и соберет изгнанников Израиля, и рассеянных Иудеев созовет от четырех концов земли.
Глава 56
6. И сыновей иноплеменников, присоединившихся к Господу, чтобы служить Ему и любить имя Господа, быть рабами Его, всех, хранящих субботу от осквернения ее и твердо держащихся завета Моего,
7. Я приведу на святую гору Мою, и обрадую их в Моем доме молитвы; всесожжения их и жертвы их будут благоприятны на жертвеннике моем; ибо дом Мой назовется домом молитвы для всех народов.
8. Господь бог, собирающий рассеянных Израильтян, говорит: к собранным у него Я буду еще собирать других."
В накаленной обстановке Иудеи тех времен бродячие проповедники то и дело возвещали скорый приход спасителя, Мессии (Машиаха) — помазанника Божия, который освободит избранный народ и станет истинным «царем иудейским». А обстановка действительно была очень и очень напряженной. Судите сами…
В шестидесятые годы первого века до нашей эры два претендента на первосвященнический титул Аристобул и Гиркан обратились к Риму за помощью друг против друга. Но и народ тоже отправил делегацию к Помпею* с настоятельной просьбой избавить их от обоих претендентов. Помпей не замедлил воспользоваться представившейся возможностью и обложил Иерусалим. Следуя своей обычной политике, он предложил Аристобулу признать верховенство Рима, обещая взамен сохранить все привилегии сану первосвященников и правящей верхушке. Аристобул слишком долго размышлял над ответом, и Помпей в 63 г. до н.э. взял его в плен и осадил Иерусалим. Осенью того же года в субботний день Помпей овладел городом и, попутно уничтожив двенадцать тысяч жителей Иудеи, осквернил Храм. Иудея потеряла независимость и стала подчиняться наместнику Сирии, а ее правителем был назначен Гиркан II, старший сын Александра Яная. Правда, он лишился царского достоинства и пользовался лишь титулом этнарха, но сохранил за собой титул первосвященника.
На Иудею была наложена дань. Под влиянием своего советника идумеянина Антипатра Гиркан всю свою жизнь оставался верным Риму. Народ, конечно, с этим примириться не мог. То и дело вспыхивали восстания. В большинстве случаев восстания возглавляли сторонники Аристобула, младшего брата Гиркана.
Обстановку вокруг Иудеи может характеризовать такой эпизод: в 58 г. до н.э. Флакк, наместник провинции Азии был обвинен в вымогательстве, так как покусился на деньги, собранные евреями его провинции на содержание Иерусалимского храма. На суде его защищал знаменитый Цицерон. Он оправдывал действия подзащитного на том основании, что иудаизм — «варварское суеверие.., несовместимое с великолепием этой империи, достоинством нашего имени и учреждениями наших предков» (Cicero, Pro Flacco, 28.). Цицерон был освистан, но суд Флакка оправдал. Между тем, события для Рима развивались не очень успешно… В 49 г. в Италии началась гражданская война между Помпеем и Юлием Цезарем. В 48 г. до н.э. у Фарсала в Греции Помпей был разбит, бежал в Египет и там был убит. Антипатр быстро договорился с Цезарем, даже получил римское гражданство и звание прокуратора Иудеи. Более того, Цезарь разрешил ему снова укрепить Иерусалим. Казалось, наступила эра возрождения еврейской политической жизни, Цезарь начал относиться к евреям не только, как к объекту вымогательства и источнику пополнения казны, но в 44 г. до н.э. Цезарь был убит. Один из его убийц — Кассий прибыл на Восток: для продолжения гражданской войны ему очень нужны были деньги, и деньги немалые. На евреев была наложена тяжелая дань, а четыре города были проданы в рабство.
В 43 г. до н.э. советник Гиркана и Кассия — Антипатр был отравлен. Его немедленно заменил сын Антипатра — Ирод*. Но и Кассий, и сенатский режим почили в битве у Филипп. Победу одержал Антоний*. За крупную сумму денег Ирод добивается у Антония своего утверждения тетрархом* Иудеи. Но ровно через три года парфяне, воспользовавшись гражданской войной в Риме, заняли и Сирию, и Иудею. Сын Аристобула Маттатия — Антигон* решил, пользуясь моментом, восстановить независимость Иудеи. При помощи парфян в 40 г. он овладел Иерусалимом. Гиркан был взят парфянами в плен, а Ирод бежал в Рим. Там он был радушно встречен двумя триумвирами Антонием и Актовианом.
В 39 году римляне решили разделаться с парфянами и снова вторглись на территорию Израиля и Иудеи. Вместе с римскими войсками возвращается и Ирод. В 37 году после почти пятимесячной осады Иерусалим пал. Антигон был обезглавлен, и царем Иудеи стал Ирод, ярый сторонник римлян. Он настолько их устраивал, что они включили в состав его царства все территории бывшего Хасмонейского государства. Надежды патриотов на скорое освобождение от римского владычества разлетелись вдребезги. Страна оказалась в крепких и кровавых руках царя-клиента упрочившейся Римской империи.
Царь Ирод Великий проводил двойственную политику: с одной стороны он всячески поощрял эллинизм, а с другой, с неслыханным великолепием вновь отстроил иерусалимский Храм и использовал все свое влияние для защиты евреев диаспоры. Правление Ирода даже на фоне общей жестокости того времени отличалось особой жестокостью. По его повелению было уничтожено множество людей, в том числе его жена и трое сыновей. Узнав об этих казнях, император Август сказал, что «лучше быть свиньей Ирода, чем его сыном».
Правление Ирода сопровождалось массовыми выступлениями, шесть тысяч фарисеев, отказавшихся принести присягу Августу и Ироду, были репрессированы, а многие казнены. Группу молодых людей, сорвавших золотого орла поставленного по велению Ирода над воротами Храма, он приказал заживо сжечь.
В 4 г. до н. э. Ирод умер. Пока его сыновья вели в Риме спор из-за наследства, обобранный еврейский народ восстал и против всего семейства, и против римской оккупации. Восстание было подавлено, а страна разделена между тремя сыновьями Ирода, но ни один из них не унаследовал царский титул отца.
В 6 г. н. э. Архелай, правитель Иудеи и Самарии вызвал к себе такую ненависть населения, что император Август вынужден был взять страну под свое непосредственное управление. Евреи ответили на это новым восстанием под руководством Иуды Саддука из Гамалы, прозванного Галилеянином.
Непосредственной причиной выступления послужила опись имущества, произведенная по велению Августа сирийским легатом Сульпицием Квиринием. Восстание было разгромлено, но оно породило подпольное движение зелотов и сикариев (кинжальщиков), которое просуществовало вплоть до последнего восстания 66 — 70 гг.
Сикарии и особенно зелоты выступали за непримиримую борьбу против Рима и собственной знати, а в промежутках между частыми восстаниями вели индивидуальный террор (сикариями был убит первосвященник Ионатан).
Иудея и Самария были объединены в новую административную единицу — Иудею, правителями которой назначались римские наместники в чине префекта, или прокуратора, но Галилея и Перея находились под властью сына Ирода — Ирода Антипы вплоть до 40 года, когда император Калигула лишил его власти.
Ненависть народа к Ироду и его сыну Архелаю была настолько велика, что вначале прямая власть Рима была принята с некоторой надеждой на лучшее. Но так продолжалось недолго, лишь до той поры, когда наместником Иудеи стал Понтий Пилат (26 — 36 гг.).
Римские наместники вообще-то не очень считались с обычаями и традициями подвластных им народов, но все же пытались сохранить видимость незыблемости местного уклада жизни. По отношению к евреям это правило соблюдалось меньше всего. Особое негодование у всего населения вызывал подушный налог, который взымался со всех евреев Палестины и диаспоры в пользу храма Юпитера Капитолийского. Налог обязаны были платить даже женщины и дети. Тяжесть этого налога усугублялась еще и тем, что его не платил никто из подвластных Риму народов, кроме евреев.
Правитель Понтий Пилат отличался особо пренебрежительным отношением к обычаям и традициям местного населения. Так, при своем вступлении в должность он приказал войскам триумфально войти в Иерусалим и нести перед собой войсковые знаки легиона, изображения римских орлов и изображение императора. Естественно, это оскорбило религиозные чувства иудеев*. Понтий Пилат не считался с этими чувствами и во время своего правления. Без всяких колебаний он использовал казну Храма на постройку водопровода и вообще не пропускал случая, чтобы не пренебречь «варварскими» обычаями.
Страна бурлила. То Симон бывший раб Ирода выходец из Иорданской долины предает огню царский дворец в Иерихоне, объявляет себя мессией* и царем иудейским, то пастух Атронг на юге Галилеи, образует свое «государство» и тоже объявляет себя царем и мессией…
Наместник Сирии Квинтилий Вар подавил оба восстания, сжег города, в которых укрывались вожди повстанцев, и распял вдоль дорог две тысячи их сторонников. Но появляется новый мессия, самаритянский пророк, который в 36 г. н. э. обещал своим ученикам показать священные предметы, спрятанные самим Моисеем на горе Гаризим*.
Многотысячную вооруженную толпу, собравшуюся идти за мессией, разогнал, устроив резню отряд солдат, посланных Понтием Пилатом. Этот эпизод и послужил причиной отзыва Пилата из Иудеи в следующем году: самаритяне, друзья Тиберия — будущего императора Рима подали протест сирийскому легату Вителию, и Пилат вынужден был срочно покинуть ненавистную им страну.
Один мессия сменялся другим: некто Февда, убеждал собравшихся, что воды Иордана расступятся перед ним, а те, кто за ним последует, перейдет через реку «яко по суху» и обретет спасение. Восторженная толпа следует за ним. Но тут другой проповедник, пришедший из Египта, конечно, тоже «мессия» собирает огромную толпу и идет освобождать Иерусалим!
Иосиф Флавий в «Иудейской войне» в главе тринадцатой книги второй пишет:
«Это были обманщики и прельстители, которые под видом божественного вдохновения стремились к перевороту и мятежам, туманили народ безумными представлениями, манили его за собою в пустыню, чтобы там показать ему чудесные знамения его освобождения». Всех этих «мессий» и «прельстителей» римляне без лишних размышлений методично вытаптывали конницей, избивали и вырезали вместе с их немногочисленными последователями. Тем более, что никто из них не мог похвастать своим происхождением от царя Давида.
Веком позже немало евреев пошло за новым предполагаемым Машиахом Бар Кохбой*… Но это уже совсем другая история.
Что же говорят Евангелия о Машиахе Иешуа?
Глава 3. По путаным тропам
Единственным источником, на который опираются все проповеди о достоверности крестной муки и смерти Христа, является «новозаветная» литература, в которой особое место занимают Евангелия. Но прежде чем перейти к ним как источникам сведений о рождении и жизни Иисуса, хотелось бы напомнить, что означает само слово. Слово «евангелие» происходит от греческого «евангелион» и первоначально обозначало вознаграждение, полагавшееся человеку, принесшему добрую весть. На народном греческом языке койне это слово означало вообще любое доброе известие или сообщение о прибытии какого-то значительного лица. Известна надпись в одном греческом городе о приезде императора как о его евангелии.
Как бы там ни было, для жителя греческого мира слово «евангелие» обозначало самое очевидное его понятие — благая весть. Именно в этом значении употребляется слово «евангелие» в наши дни — благая весть о жизни и смерти Иисуса Христа.
«Благую весть» о земной жизни Иисуса Христа составляют четыре Евангелия: от Матфея, от Марка, от Луки и от Иоанна. Первые три по содержанию сходны, поэтому они в литературе называются синоптическими, совпадающими. Рассмотрим каждое из них с точки зрения того, что оно может нам дать для реконструкции образа Иисуса — Спасителя.

Евангелие от Матфея
Наиболее полно и последовательно биография Иисуса Христа представлена только в Евангелии от Матфея. Начинается она с родословного списка, по которому происхождение Иисуса по прямой линии привязывается к царю Давиду и от него к праотцу Аврааму. Правда, тут же это генеалогическое древо оказывается недействительным, так как отец Иисуса «де юре» не является, по Евангелию, его отцом «де факто».
После обручения со своим будущим мужем Иосифом оказалось, что невеста уже «имеет во чреве». Незадачливый жених хочет тут же вернуть невесту домой родителям, но явившийся во сне ангел, ссылаясь на пророка Исайю, убеждает Иосифа не делать этого и сообщает, что у его жены родится не простой ребенок, а спаситель человечества, и что зачат он от духа святого.
«Во дни царя Ирода» ребенок благополучно рождается в городе Вифлееме. Узнав о рождении ребенка от волхвов* «с Востока», которых привела в эти края звезда появившаяся на небосводе, царь Ирод решает убить младенца и, чтобы наверняка, он приказывает убить всех детей «в Вифлееме и во всех пределах его, от двух лет и ниже». К Иосифу опять является ангел, и предупрежденный им Иосиф бежит вместе с семьей в Египет. После смерти жестокого царя оповещенный ангелом Иосиф возвращается в Израиль. Но, опасаясь наследника царя Ирода — Архелая, поселяется не в своем родном городе, а в Назарете, «в пределах Галилейских».
На этом эпизоде повествование о жизни Иисуса прерывается. Евангелист переходит к рассказу об Иоанне Крестителе*, проповедующем «в пустыне Иудейской». Иоанн призывал к покаянию в преддверии прихода царства небесного. К нему «выходили» все жители Иерусалима и окрестностей иорданских и «крестились от него в Иордане, исповедуя грехи свои». Всех паломников проповедник предупреждал о том, что вслед за ним идет «сильнейший от него», который будет крестить уже не водой, а духом святым и огнем. Под идущим за ним подразумевался Иисус, который и пришел к Иоанну на Иордан принять от него крещение. В этот момент «отверзлись небеса» и дух божий в виде голубя «ниспустился» на Христа, а «глас с небес» во всеуслышание объявил, что Иисус «есть Сын Мой Возлюбленный, в Котором Мое благоволение».
После официального объявления Иисуса сыном божьим «Дух» низводит его в пустыню «для искушения от диавола». После сорока дней и ночей поста к сыну божьему «приступил» дьявол, искушая его прекратить пост и превратить камни пустыни в хлеб. Иисус возражает: «не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих». Не поддавшегося искушению Иисуса сатана переносит на «крыло храма» и предлагает ему, если уж он сын божий, спрыгнуть с него. Любопытно, что, искушая Иисуса, сатана, как истый богослов, цитирует Писание и пророков: дескать прыгай, "ибо написано: «Ангелам Своим заповедает о Тебе, и на руках понесут Тебя, да не преткнешься о камень ногою Твоею». Упорствующего Иисуса дьявол переносит «на весьма высокую гору, и показывает Ему все царства мира и славу их», более того, дьявол предлагает Иисусу эти царства в полное владение, если тот поклонится ему. Но Иисус резонно отвечает «диаволу», что поклоняться следует только Господу: «Господу Богу твоему поклоняйся и Ему одному служи». Окончательно сраженный этим аргументом «диавол оставляет Его», после чего «приступившие» к нему ангелы «служили Ему».
Заметьте, даже сатана согласился с Иисусом, что поклоняться нужно только одному Господу и никому иному, а более полутора миллиардов христиан всего мира упрямо твердят, что поклоняться следует троице и нескольким сотням святых.
Вскоре Иисус узнает, что Иоанн «отдан под стражу», и переселяется в Капернаум, в Галилею. Матфей говорит, что все это происходит во исполнение предсказания пророка Исайи: «да сбудется реченное через пророка…». Там, «в пределах Завулоновых и Неффалимовых» Иисус и начинает "проповедовать и говорить: «покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное». Видимо, ничего, кроме повторения проповедей Иоанна, новый проповедник еще сказать не мог.
В Галилее к нему начинают примыкать ученики: «Симон, называемый Петром, и Андрей, брат его». Здесь же, на берегу «моря Галилейского»* за Иисусом пошли другие два брата Иаков Заведеев и Иоанн, брат его. Брат этот, скорее всего, приходился Иакову двоюродным. Путешествовал новый учитель по всей Галилее с огромной свитой, «следовало за ним множество народа из Галилеи и Десятиградия, и Иерусалима и Иудеи и из-за Иордана». Как на это не обращал внимания Понтий Пилат, безжалостно уничтожавший мечом и дубинами менее значительные группы, никак не понятно.
Следующие три главы посвящены так называемой Нагорной проповеди, так как, по Матфею, Иисус произнес ее с некоей горы, на которую он поднялся, «увидев народ», следовавший за ним. Все предыдущее время он, видимо, этот народ по какой-то причине просто не замечал. Окруженный учениками Иисус всю свою проповедь посвятил толкованию Торы*, толкуя ее зачастую строже, чем было принято законоучителями его времени, но, спохватившись, заявил: «Не думайте, что я пришел нарушить закон или пророков; не нарушить пришел я, но исполнить. Ибо истинно говорю вам: доколе не прейдет небо и земля, ни одна иота или ни одна черта не прейдет из закона, пока не исполнится все». Но потом его снова «заносит», и он вполне серьезно заявляет оторопевшим слушателям следующее: «Вы слышали, что сказано: „люби ближнего твоего и ненавидь врага твоего“. А я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас…» Где могли услышать эту заповедь о ненависти к врагам своим собравшиеся, проповедник не сообщил, так как ни в Торе, ни у пророков ее и в помине нет.
Анализу Нагорной проповеди будет посвящена отдельная глава, а в пересказе содержания хотелось бы отметить лишь некоторые важные моменты. В этой проповеди, излагаемой в «Евангелии от Матфея», наряду с призывами к любви, гуманности и всепрощению, имеются и совершенно противоположные призывы: «Не давайте святыни псам и не бросайте жемчуга вашего пред свиньями, чтоб они не попрали его ногами своими и, обратившись, не растерзали вас». Неправда ли, это весьма прозрачный намек на людей, которые не желают принять новое учение. Затем учитель всепрощения и милосердия дает указание, как поступать со «лжепророками»: «Всякое дерево, не приносящее плода доброго, срубают и бросают в огонь».
Далее следуют сообщения о чудесных исцелениях, которые совершал Иисус: он поднимает на ноги «расслабленного», мгновенно очищает прокаженного, исцеляет слугу сотника и тещу апостола Петра, изгоняет духов из «многих бесноватых» и, наконец, «в стране Гергесинской»* переселяет бесов из двух бесноватых в стадо свиней. Больные исцеляются, а стадо бросается с обрыва в море и погибает в нем. Затем рассказывается об исцелении женщины, страдающей кровотечением, о прозрении слепых, о воскресении девушки и т.п.
Красной нитью в этих рассказах проходит мысль о том, что основой исцеления является вера больного в то, что он выздоровеет. Слепых, обратившихся к нему за помощью, он спрашивает: «веруете ли, что Я могу это сделать?», и только после ответа последних — «ей, Господи!» — Иисус исцеляет их прикосновением к глазам и отправляет со словами — «по вере вашей да будет вам». Когда же он приходит в свои родные места, где все прекрасно знают и его, и всю его родню, он «не совершил там много чудес по неверию их». Разочарованный таким поворотом событий, Иисус произносит фразу, ставшую затем крылатой: «не бывает пророка без чести, разве только в отечестве своем и в доме своем».
Все случаи чудесных исцелений Иисус по неведомой и непонятной причине старается сохранить в тайне, но какая уж тайна, если за ним следуют толпы народа, чудеса творятся у них на глазах, и молва разносит весть о чудесах по всей стране. Более того, Иисус наделяет чудотворной силой исцеления своих учеников, которых к тому времени становится уже двенадцать, и рассылает их по всей стране, наставляя апостолов идти «наипаче к погибшим овцам дома Израилева», а «на путь к язычникам не ходите и в город Самарянский не входите». Всю эту деятельность апостолы должны совершать безвозмездно — «даром получили, даром давайте» — даже заботиться о пропитании им было запрещено, так как их будут принимать и кормить, «А если кто не примет вас и не послушает слов ваших, то, выходя из дома или из города того, отрясите прах от ног ваших; истинно говорю вам: отраднее будет земле Содомской и Гоморрской в день суда, нежели городу тому». Нет, никак не вяжется это напутствие апостолам с идеями Нагорной проповеди — «Любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас»…
Давая напутствия своим ученикам, Иисус говорит о тяготах и невзгодах: их будут гнать и преследовать, отдавать в судилища и даже пытаться убить, но… «не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убить; а бойтесь более того, кто может и душу и тело погубить в геенне». Во всяком случае, следует избегать больших неприятностей и «когда будут гнать вас в одном городе, бегите в другой». А главное, о чем должны помнить апостолы, что «Я пришел разделить человека с отцем его, и дочь с матерью ее, и невестку со свекровью ее. И враги человеку — домашние его». Такая вот «всеобщая любовь и всепрощение» — кто не с нами, тот против нас! И помышлять о мире не пытайтесь, ибо: «Не думайте, что я пришел принести мир на землю; не мир пришел Я принести, но меч». Думайте о царстве Божьем, которое грядет, все свершится на глазах ваших, так как «Не успеете обойти городов Израилевых, как придет Сын Человеческий». Не успев отослать учеников на самостоятельный подвиг, Иисус снова учит народ в их окружении. Когда и как это произошло, евангелист не говорит.
На этом Матфей прерывает повествование об Иисусе, для того чтобы поведать нам об Иоанне Крестителе, находящемся в темнице. До него доходят слухи о деятельности нового проповедника, и Иоанн посылает к нему двух своих учеников с единственной целью — выяснить «Ты ли Тот, Который должен придти, или ожидать нам другого?». Имеется ввиду предсказанный пророками приход спасителя — Мессии. Довольно странные сомнения со стороны человека, видевшего во время крещения Иисуса «Духа Божия, который сходил, как голубь, и ниспускался на Него» и слышавшего голос с неба «Сей есть Сын Мой возлюбленный, в котором Мое благоволение»! Как бы там ни было, высокая миссия учителя подтверждается. Послы уходят. Тут же Иисус объявляет всему собравшемуся народу, что Иоанн «есть Илия, которому должно придти». Он дает понять всем собравшимся, что его приход в качестве спасителя Израиля, как и предсказывали пророки, предварен приходом Иоанна, как нового воплощения Ильи-пророка.
После этого Иисус обращается ко всему народу с обличением городов, которые так и не покаялись, несмотря на все явленные в них чудеса, и делает очень важное сообщение: «Все передано Мне Отцем Моим, и никто не знает Сына, кроме Отца; и Отца не знает никто, кроме Сына, и кому Сын хочет открыть». Тем самым впервые он официально объявляет себя сыном Бога и уже с этих позиций призывает всех: «Приидите ко Мне, все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас». Обратите внимание, речь идет об успокоении, покое душам измученных жизнью людей, а не о стремлении изменить мир к лучшему, как подобает спасителю-Мессии. Казалось бы, этим все сказано, но тут же новоявленный Мессия утверждает, что «От дней же Иоанна Крестителя доныне Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его»…
После описания этих противоречивых призывов, евангелист опять возвращается к проповедям и чудесам творимым Иисусом, в окружении своих учеников. Дважды он чудесным образом насыщает толпу в несколько тысяч человек несколькими хлебами и рыбами, причем после этой трапезы набирается еще много корзин с остатками. Потом Иисус поражает учеников своих шествием по бурному морю «яко по суху». Когда же апостол Петр попытался повторить то же самое, то потерпел неудачу, ибо испугался и, «начав утопать, закричал: Господи! спаси меня». Иисус его, естественно, спасает, но укоряет за маловерие.
Далее Матфей описывает чудо преображения Иисуса, который на глазах у трех апостолов, возведенных им на гору высокую, «преобразился» и «просияло лице Его как солнце, одежды же Его сделались белыми как свет». Все это сопровождалось и другими чудесами. Вначале явились для беседы с Иисусом пророк Илия и сам Моисей. Это так понравилось апостолам, что они даже предложили Иисусу построить для прибывших и для учителя три шалаша («кущи») и остаться здесь. Но, «се, облако светлое осенило их; и се, глас из глас из облака глаголящий: Сей есть Сын Мой Возлюбленный, в Котором Мое благоволение; Его слушайте». Страшно испугавшихся апостолов Иисус, конечно, успокоил, но рассказывать об этом чуде запретил вплоть до дня своего воскресения из мертвых.
Вся проповедническая деятельность Иисуса этого периода в изложении Матфея проходит под знаком постоянных противоречий с законом, заповеданным самим Господом, с тем, что современные христиане называют Ветхим заветом. То Иисус обусловливает «вхождение в жизнь вечную» исполнением десяти заповедей, среди которых он упоминает запрещающие убивать, красть, прелюбодействовать, лжесвидетельствовать и устанавливающие обязанность почитать родителей своих, то сам же проявляет абсолютное непочтение к собственной матери. Матфей описывает такой случай: когда Иисус говорил с народом, мать и братья его стояли около дома, где проходила беседа, и «некто сказал Ему: вот Матерь Твоя и братья Твои стоят вне, желая говорить с Тобою». Проповедник же почитания родителей дает ему отповедь: «кто матерь Моя, и кто братья Мои?» и, указав на учеников, поставил точку: «вот матерь Моя и братья Мои; ибо, кто будет исполнять волю Отца Моего Небесного, тот Мне брат и сестра и матерь». Само собой разумеется, что право определять тех, кто выполняет или не выполняет волю его небесного отца, он оставил за собой.
Можно привести еще несколько примеров проповедуемого пророком и мессией всепрощения, кротости и терпимости. В приступах гнева, что само по себе очень странно для роли, которую он на себя принял, он называет своих оппонентов «змеями», «порождениями ехидниными» и всех огулом — «родом неверным и прелюбодейным». Вот характерный эпизод: женщина ханаанеянка умоляла Иисуса помочь ее тяжко страдающей дочери, а в ответ услышала, что он послан лишь «к погибшим овцам дома Израилева» и что «не хорошо взять хлеб у детей и бросить псам»! Такое оскорбительное отношение к людям никак не вяжется с образом человеколюбца, страдальца за всех страждущих. Очень поучительна в этом отношении рассказанная Иисусом притча о пшенице и плевелах. К плевелам, разумеется, относятся все те, «кто против меня». После жатвы все они будут собраны и преданы огню «при кончине века сего». Этот окончательный расчет наступит в самое ближайшее время — при жизни данного поколения. В Евангелии так и говорится: «Истинно говорю вам, — есть некоторые из стоящих здесь, которые не вкусят смерти, как уже увидят Сына Человеческого, грядущего в Царствии Своем».
Отношение Иисуса к тому, как следует вести себя простым людям в преддверии наступающего царствия небесного, ярко иллюстрируется таким эпизодом: некий юноша подошел к учителю и спросил его, что следует сделать для того, чтобы унаследовать жизнь вечную? Иисус советует ему соблюдать заповеди — не убивать, не прелюбодействовать, не красть, не лжесвидетельствовать, и почитать своих родителей. Юноша как настоящий иудей, исполнял эти заповеди всю свою жизнь «от юности своей». Тогда Иисус посоветовал ему: «пойди, продай имение твое и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи и следуй за Мною». Юноша не был готов к такому повороту темы и «отошел с печалью». Иисус отреагировал на это знаменитой притчей: "истинно говорю вам, что трудно богатому войти в Царство Небесное; и еще говорю вам: удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши*, нежели богатому войти в Царство Небесное".
Слыша это, Петр от имени всех учеников напрямую спрашивает Иисуса: «вот, мы оставили все и последовали за Тобою; что же будет нам?» Иисус успокаивает свои учеников: «истинно говорю вам, что вы, последовавшие за Мною… когда сядет Сын Человеческий на престол славы Своей, сядете и вы на двенадцати престолах судить двенадцать колен Израилевых», а за все оставленное имущество — земли, дома и прочее, получите «во сто крат» и «жизнь вечную». Нетрудно сделать вывод, о каком царстве идет здесь речь, в небесном царстве нет смысла в стократном прибавлении домов и земель, речь явно идет о царстве земном.
Готовясь войти в Иерусалим, Иисус очень интересуется, как воспринимает его народ. С этим вопросом он обращается к своим ученикам: «за кого люди почитают Меня, Сына Человеческого?» Переходя с высокого евангелического стиля на общепринятый язык того времени, Иисус спрашивает: за кого люди принимают меня — обычного человека? Ответ учеников, что народ принимает его то за Иоанна Крестителя, то за Илию — предтечу мессии (по-гречески Христа), то за Иеремию, его не удовлетворяет, и он обращается к ученикам: «а вы за кого почитаете Меня?» Первым откликнулся апостол Петр: «Ты — Христос, сын Бога Живого». Вот это другое дело! Обрадованный Иисус обещает Симону-Петру за такие слова высшую награду: «Я говорю тебе: ты — Петр (буквальное значение имени в переводе с греческого — камень), и на сем камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее; И дам тебе ключи Царства Небесного; а что свяжешь на земле, то будет связано на небесах; и что разрешишь на земле, то будет разрешено на небесах». Войдя в роль сына самого Бога, Иисус все же спохватывается и, когда к нему обратились, назвав его «учителем благим», он весьма решительно возражает: «Что ты называешь Меня Благим? Никто не Благ, как только один Бог». Именно в качестве человека он должен принять страдание и смерть, а затем воскреснуть, о чем он и объявляет апостолам. Петр, ободренный своим новым назначением, отозвав Иисуса в сторону, пытается отговорить его от этого: «будь милостив к Себе, Господи! да не будет этого с Тобою!» В ответ, разгневанный Иисус отвечает «носителю небесных ключей»: «отойди от Меня, сатана! ты мне соблазн…» И поясняет остальным ученикам: «если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя и возьми крест свой и следуй за Мною».
Во главе своих учеников и в сопровождении народа творя, по пути чудеса, Иисус приблизился к Иерусалиму. Прибыв к горе «Елеонской», Иисус посылает двух учеников в селение, которое перед ними, и велит им привести оттуда ослицу и осленка. Матфей тут же уточняет, что все это происходит во исполнение того, что сказано пророком Захарией. Так все и произошло — Иисус сел на ослицу и осленка (как это ему удалось сделать, Матфей не уточняет) и двинулся в город.
Встретили Иисуса триумфально: под ноги его ослов народ бросал свои одежды, тут же срезанные ветви деревьев и приветствовал возгласами: «осанна Сыну Давидову! благословен Грядущий во имя Господне! Осанна в вышних!» Весь город пришел в движение, несведущие спрашивали у знающих — «кто Сей?» Знающие же просвещали несведущих, отвечая, «Сей есть Иисус, Пророк из Назарета Галилейского». Нет, даже знающие никак не хотели признавать в Иисусе мессию!
Едва войдя в город, Иисус сразу же начал наводить в нем порядок. Для начала он вошел в храм Божий «и выгнал всех продающих и покупающих в храме, и опрокинул столы меновщиков и скамьи продающих голубей (и куда только смотрела храмовая стража?)». Совершив в храме между прочими делами несколько чудес, Иисус отправился на ночь в Вифанию*.
Выйдя поутру из Вифании, он по дороге взалкал и подошел к одной смоковнице (фиговое, или инжирное дерево), растущей при дороге, но плодов на ней не нашел. В это время года плодов на ней просто не бывает. Как это Иисус об этом не знал? Обидевшись на дерево, Иисус его проклял, и оно тотчас засохло. Пораженным этим чудом ученикам он объяснил, что все дело в вере: «если будете иметь веру и не усомнитесь, не только сделаете то, что сделано со смоковницей, но, если и горе сей скажете: „поднимись и ввергнись в море“, — будет». Сам Иисус, видимо верил недостаточно, ибо, согласно этому высказыванию, на смоковнице, невзирая на пору года, по его вере, должны были появиться плоды!
Прийдя опять в храм, Иисус снова начал учить и наставлять народ, причем показал солидные знания заповедей, Торы и толкований мудрецов. Более того, он обнаружил и полемический талант, и находчивость, и дипломатические способности: если обстоятельства того требовали, он мог уклониться от вопроса или неожиданным поворотом темы, контрвопросом поставить оппонента в затруднительное положение. Основным языком в словесных поединках меду ним и «первосвященниками и фарисеями» был общепринятый тогда в иудаизме язык иносказаний и притч, которым Иисус владел прекрасно. Матфей приводит многочисленные примеры, когда и «первосвященники и фарисеи», а также «старейшины и книжники» в этих спорах терпели поражение. Само собой, они хотели тут же схватить его, но: «побоялись народа, потому что Его почитали за пророка». Потерпев поражение в диспутах, посрамленные фарисеи пытаются «уловить Его в словах» и для этого идут на прямую провокацию — задают Иисусу чреватый серьезными последствиями вопрос — «позволительно ли давать подать кесарю или нет?» В ответ Иисус просит показать ему «монету, которою платите подать». Фарисеи принесли ему денарий. Иисус спросил: «чье это изображение и надпись?» И надпись и портрет, понятно, были кесаревы. И тут последовал блистательный ответ, Иисус сказал оторопевшим фарисеям вошедшие в поговорку слова: «итак отдайте кесарево кесарю, а Божие Богу».
После этого приступили к нему саддукеи, отрицавшие загробную жизнь и воскресение «из мертвых», с довольно каверзным вопросом, с кем из семи братьев должна будет жить после воскресения женщина, если она последовательно была женою их всех? Ответ Иисуса привел в замешательство и саддукеев, ибо, сказал Иисус: «в воскресении ни женятся, ни выходят замуж, но пребывают, как Ангелы Божии на небесах».
Фарисеям бы возрадоваться поражениям своих идеологических противников, но «слышав народ дивился учению Его», а стерпеть это фарисеи, видимо, не могли. Они собрались вместе и в результате коллективного творчества родили очень «каверзный» вопрос: «какая наибольшая заповедь в законе»? Ай да фарисеи! На этот вопрос смог бы в эти времена ответить любой ученик первого года обучения самой захудалой религиозной школы, так как это — фундамент Торы и иудаизма. Естественно, Иисус мгновенно ответил: «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всем разумением твоим», и добавил «Вторая же подобная ей: „возлюби ближнего твоего, как самого себя“; на сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки». Многомудрые в толковании Торы фарисеи так удивились, что молча разошлись.
Дискуссии с «книжниками и фарисеями» продолжались. Иисус не стесняется в выражениях, он именует своих оппонентов «змиями, порождениями ехидниными безумными и слепыми». Он обличает их в формальном соблюдении религиозных предписаний, в искажении истинной сути Божественного закона, в том, что они «очищают внешность чаши и блюда, между тем внутри они полны хищения и неправды». Он упрекает их в том, что они «все дела свои делают с тем, чтобы видели их люди», чтобы приветствовали их на улицах и в народных собраниях словами «учитель! учитель!» Он настолько увлекается обличениями, что забывается и начинает провозглашать: «А вы не называйтесь учителями, ибо один у вас Учитель — Христос, все же вы — братья». И наставниками себя не называйте, «ибо один у вас наставник — Христос». Надеюсь вы не забыли, кого Иисус считал Христом, и как за догадливость наградил своего ученика Петра ключами от царствия небесного?
На этом же этапе своей проповеднической деятельности Иисус начинает пророчествовать: «восстанет народ на народ, и царство на царство, и будут глады, моры и землетрясения по местам». Храм будет разрушен, а верные новому учению будут предаваемы на мучения и убиваемы и когда «увидите мерзость запустения, реченную чрез пророка Даниила, стоящую на святом месте, — читающий да разумеет», вот тогда и придет конец. И вот тогда все «увидят Сына Человеческого, грядущего на облаках небесных с силою и славою великою». Напугав всех основательно, пророк заявил: «Истинно говорю вам: не прейдет род сей, как все сие будет; небо и земля прейдут, но слова Мои не прейдут». Такое вот пророчество. Много «родов прешло», а мир стоит…
Порекомендовав слушателям ждать дня сего каждую минуту, ибо «только Отец Мой один» знает точно, когда это будет, и рассказав несколько притч о его понимании добродетели, Иисус объявил, что через два дня будет Пасха «и Сын Человеческий предан будет на распятие».
Действительно, «книжники, фарисеи и старейшины народные» собрались на двор первосвященника Каиафы и «положили в совете взять Иисуса хитростью и убить», но «только не в праздник, чтобы не сделалось возмущение в народе». Евангелист неоднократно подчеркивал на протяжении всего Евангелия, что Иисус был очень популярен в народе, и именно этой популярностью вызваны опасения возможного возмущения собравшихся на праздник людей. Но, как мы увидим в дальнейшем, для такого возмущения были более важные причины…
Задачу заговорщиков облегчало то, что один из учеников Иисуса Иуда Искариот сам, добровольно явился к «первосвященникам» и предложил свои услуги. «Что вы дадите мне», спросил он, если «я вам предам Его? Они предложили ему тридцать серебренников»*. Иуда согласился, и с этого времени искал только удобного случая, чтобы отработать полученную плату за предательство.
И вот наступил величайший еврейский праздник — Песах. Евангелист, видимо, об этом не знал и назвал его «пасха». Иисус, как и все евреи, «возлег с двенадцатью учениками» своими за ритуальным пасхальным столом. Здесь во всеуслышание он объявил: «истинно говорю вам, что один из вас предаст Меня». Очень странное заявление из уст пророка: почему предаст, когда уже предал два дня тому назад? Ученики «весьма опечалились», и каждый из них спрашивал: «не я ли Господи?» Естественно, спросил и Иуда — «Не я ли, Равви?» (равви — звательный падеж от ивритского слова рав — учитель), на что Иисус ответил ему уклончиво: «Ты сказал». Затем, «когда они ели», учитель «преломил хлеб» и, раздавая его каждому, заявил «ядите, сие есть Тело мое». После этого он взял чашу вина и, воздав благодарственную молитву Господу, произнес: «пейте из нее все; ибо это есть кровь моя нового завета, за многих изливаемая во оставление грехов» (в чем конкретно заключается суть этого нового завета, учитель не объяснил). Воспев песнь, все отправились на гору Елеонскую.
Здесь, на горе Иисус открыл своим ученикам, что в эту ночь все вы «соблазнитесь о Мне». Петр возразил учителю: «если и все соблазнятся о Тебе, я никогда не соблазнюсь», но Иисус настаивал на своем: «истинно тебе говорю, что в эту ночь, прежде нежели пропоет петух, трижды отречешься от Меня». Все ученики искренне заявили учителю, что даже под угрозой смерти не отрекутся от учителя.
После этого они все вместе переходят «на место, называемое Гефсимания». Иисус просит учеников «посидеть тут», пока он «помолится там». Придя на новое место с Петром и двумя сыновьями Зеведеевыми, «начал скорбеть и тосковать». Не в силах выдержать этой тоски, он просит уединившихся с ним учеников «пободрствовать с ним», а сам, отойдя немного и пав «на лице Свое молился и говорил: Отче мой! если возможно, да минует Меня чаша сия; впрочем не как Я хочу, но как Ты».
Возвратясь на старое место, он застает и Петра, и сыновей Зеведеевых спящими. Упрекнув их за нерадивость, Иисус удаляется помолиться еще раз, и опять не выдержали ученики, заснули. Так повторялось трижды. Наконец, Иисус произнес: «Встаньте, пойдем: вот, приблизился предающий Меня».
Действительно, пришел Иуда и с ним «множество народа с мечами и кольями, от первосвященников и старейшин народных». Заранее условившийся с сопровождающими его людьми Иуда подошел и со словами «радуйся Равви», поцеловал его. Это было условным знаком. «Тогда подошли, и возложили руки на Иисуса, и взяли Его». Ученики не оказали никакого сопротивления, правда, «один из бывших с Иисусом, простерши руку», ударил мечом «раба первосвященникова» и отсек ему ухо, но сам учитель запретил ему дальнейшее противоборство, сказав при этом фразу, которая тоже стала крылатой: «все, взявшие меч, мечем погибнут».
Итак, «все ученики, оставивши Его бежали», а Иисуса этой же ночью отвели к первосвященнику Каиафе, куда собрались к тому времени все пресловутые «книжники и старейшины». Все собравшиеся «и весь синедрион»*, который, надо думать, тоже собрался у первосвященника, стали искать основания для ареста и осуждения Иисуса. Найти лжесвидетелей долго не удавалось, но вот явились двое, которые сказали: "Он говорил: «могу разрушить храм Божий и в три дня создать его». Все понимали, что это не причина для ареста. Тогда первосвященник спросил Иисуса напрямую: «заклинаю Тебя Богом живым, скажи нам Ты ли Христос, Сын Божий?» От прямого ответа Иисус уклонился, он произнес: «ты сказал», но тут же добавил: «отныне узрите Сына Человеческого, сидящего одесную силы и грядущего на облаках небесных». Обвинителям этого оказалось достаточно и они сказали: «повинен смерти».
Только апостол Петр последовал за Иисусом. Сидя во дворе первосвященника, он ожидал исхода дела. Его заподозрили в том, что он тоже был с «Иисусом Галилеянином». Но он отрекся «пред всеми». И еще дважды ему задавали тот же вопрос, и дважды Петр отрекался от «Сего Человека». Как и предсказывал учитель, на третий раз пропел в Иерусалиме петух…
Наутро, в тот же, первый день Пасхи, «все первосвященники и старейшины народа» после совещания связали Иисуса и отвели его к Понтию Пилату. Первым долгом правитель поинтересовался, правда ли, что он, как утверждают обвинители, является царем иудейским? Обвиняемый ответил уклончиво — «ты говоришь». Выпады «первосвященников и старейшин» обвиняемый игнорировал… Пилат в действиях Иисуса не усмотрел ничего предосудительного и был готов отпустить его, тем более, что за него вступилась даже сама супруга правителя. Пилат предложил собравшимся отпустить им Иисуса, ибо «правитель имел обычай отпускать народу одного узника, которого хотели», но, возбужденный первосвященниками и старейшинами народ, только два дня назад восторженно встречавший учителя и пророка, потребовал вернуть им Варавву. Пилат дважды предлагал освободить Иисуса, но народ но народ упорствовал: «Да будет распят!» Пилату ничего не оставалось, как « взять воды и умыть руки» в знак невиновности в пролитии крови «Праведника сего». Но для порядка, перед распятием правитель все же приказал избить осужденного.
«Тогда воины правителя» забрали Иисуса в преторию и, собрав «на Него весь полк» и изрядно поиздевавшись над узником, повели его на распятие (стало быть, на это время весь Иерусалим и сам правитель, остались без всякой охраны). По дороге они заставили некоего «Киринеянина. по имени Симона» нести его крест до самого места казни. "И пришедши на место, называемое Голгофа, что значит: «лобное место», палачи разделили по жребию между собой одежду казненного, и остались на месте, пока распятый ими Иисус не умрет. По обе стороны от Иисуса были распяты два разбойника, «один по правую сторону, а другой по левую», а над головой его поставили надпись, «означающую вину Его: Сей есть Иисус, Царь Иудейский». И казненные вместе с ним разбойники, и «проходящие» злословили и поносили его, говоря: «спаси Себя Самого; если Ты Сын Божий, сойди с креста». «Подобно и первосвященники с книжниками и старейшинами и фарисеями, насмехаясь, говорили: других спасал, а Себя Самого не может спасти!»
Между тем в природе происходили удивительные события. Все началось с того, что как только Иисуса распяли, целых три часа «тьма была по всей земле до часа девятого». Неизвестно, как долго она бы еще продолжалась, но тут, «около девятого часа», возопил Иисус громким голосом: «Или, Или! лама савахвани!» то есть: Боже Мой, Боже Мой! для чего Ты Меня оставил? И тут произошли еще более грозные явления: "завеса* в храме раздралась на-двое, сверху до низу; и земля потряслась; и камни расселись; и гробы* отверзлись; и многие тела усопших святых воскресли". Правда, непонятно, как узнал об этом Матфей, так как вышли эти воскресшие из гробов только через три дня, «по воскресении Его» (Иисуса), и абсолютно непонятно, что эти воскресшие целых три дня после возвращения к жизни в «гробах» делали?
Вечером того же дня пришел к месту казни «богатый человек из Аримофеи, именем Иосиф, который также учился у Иисуса». Непонятно, когда и как он успел стать учеником Иисуса, учитывая тот факт, что Иерусалима Иосиф по роду своей деятельности не покидал (он был членом Синедриона), а сам Иисус провел в святом городе только два-три дня. Как бы там ни было, получив предварительно разрешение Пилата, он снял с креста тело учителя, обвил его плащаницею* и «положил его в новом своем гробе, который высек он в скале». Все это происходило при свидетелях: «была же там Мария Магдалина и другая Мария (видимо мать Иакова и Иосии), которые сидели против гроба».
На другой день, «который следует за пятницею» — в субботу, спохватившиеся «первосвященники и фарисеи» собрались к Пилату с просьбой установить стражу у гроба, так как: «обманщик тот еще будучи в живых» обещал через три дня после смерти воскреснуть, так вот, как бы ученики его не украли тело и не стали бы говорить потом, что учитель их воскрес, а этот обман будет похуже первого! Однако такое развитие событий Пилата совершенно не смутило, и он ответил обеспокоенным фарисеям и первосвященникам: «имеете стражу; пойдите, охраняйте, как знаете». Делать нечего, пришлось выставлять свою стражу и для гарантии поставить на камень печать. Для верности…
На рассвете первого дня недели, в Воскресение*, обе Марии «пришли посмотреть гроб», и тут началось… «И вот, сделалось великое землетрясение, ибо Ангел Господень, сошедший с небес, приступив отвалил камень от двери гроба и сидел на нем». Стража и обе Марии, естественно, окаменели от страха, но ангел их успокоил: «не бойтесь, ибо знаю, что вы ищете Иисуса распятого», его здесь нет. Они воскрес из мертвых и ждет вас всех в Галилее. Женщины бросились к апостолам с радостной вестью, но по дороге их встретил сам воскресший, тем самым подтвердив это сообщение.
«Некоторые из стражи» не замедлили сообщить первосвященникам о причине «великого землетрясения», поразившего страну. Сообщили они, надо думать, и об объявленом «ангелом Божиим» воскресении Иисуса. К сожалению, эта новость книжников и фарисеев вкупе с первосвященниками абсолютно не потрясла, а жаль, если бы не это, христианство распространилось бы во всем мире на два-три века раньше. Более того, пресловутые первосвященники дали «довольно денег» стражникам с тем, чтобы они распространили в народе версию о краже тела Иисуса его учениками, так де спокойнее и безопаснее во всех отношениях. Да и правитель, если до него дойдет эта версия, будет более спокоен. Так и поступили, «и пронеслось слово сие между иудеями до сего дня». Надо полагать, те «некоторые из стражи», которые не пошли с известием к первосвященникам, а просто разбежались, не получив «довольно денег», сохранили эту новость в тайне, так как о воскресении Иисуса никто из иудеев так и не узнал.
Одиннадцать оставшихся апостолов, отправились в Галилею, где они и встретились с воскресшим. Учитель, предварительно заверив своих учеников в том, что ему «дана всякая власть на небе и на земле», отправил их «научать» все народы, очевидно, иудаизму, ибо он, по его же словам, «явился в мир не изменять законы, а утверждать их».
Ученики его, видимо, не поняли, и «научали» не тому. Так появилось христианство.

Евангелие от Луки.
Самое обстоятельное жизнеописание нового учителя несомненно принадлежит евангелисту Луке. Свое повествование он адресует «достопочтенному Феофилу», чтобы тот «узнал твердое основание того учения, в котором был наставлен». Лука откровенно признается Феофилу, что пишет он потому, что «уже многие начали составлять повествования о совершенно известных между нами событиях», и сразу же оговаривается — все жизнеописание составлено им не по личным впечатлениям, а «как передали нам то бывшие с самого начала очевидцами и служителями Слова».
Евангелие начинается с рождения «во дни Ирода, царя Иудейского» в семье людей весьма преклонного возраста — Захарии и Елизаветы, сына Иоанна. Это и был Иоанн Креститель. Отец Иоанна был священником из «Авиевой чреды», а мать — «из рода Ааронова»*.

Абрамович Марк - Иисус, еврей из Галилеи => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга Иисус, еврей из Галилеи автора Абрамович Марк дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу Иисус, еврей из Галилеи своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Абрамович Марк - Иисус, еврей из Галилеи.
Ключевые слова страницы: Иисус, еврей из Галилеи; Абрамович Марк, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 Миледи Трех миров - 2. Предсказание Совета