Биленкин Дмитрий Александрович - Земные пpиманки 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Коупленд Лори

Семья Мэлоун - 3. Вкус искушения


 

Тут выложена бесплатная электронная книга Семья Мэлоун - 3. Вкус искушения автора, которого зовут Коупленд Лори. В электроннной библиотеке forumsiti.ru можно скачать бесплатно книгу Семья Мэлоун - 3. Вкус искушения в форматах RTF, TXT или читать онлайн книгу Коупленд Лори - Семья Мэлоун - 3. Вкус искушения без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Семья Мэлоун - 3. Вкус искушения = 131 KB

Коупленд Лори - Семья Мэлоун - 3. Вкус искушения => скачать бесплатно электронную книгу



Семья Мэлоун – 3

OCR Angelbooks
«Только ты. Вкус искушения»: Русич; Смоленск; 1994
Лори Коупленд
Вкус искушения
Глава 1
Тейлор Мак Куэйд любил поухаживать за девочками — все это знали.
Само его присутствие вызывало у Анни Малоун тревожное чувство. У нее было внутреннее недоверие к людям такого рода. И почему из всех мужчин Колорадо Спрингс именно он достался ей в партнеры? Скрестив руки на груди, Анни смотрела в лицо своей судьбе. В одной руке она сжимала проволочный венчик-взбивалку.
Готовить Анни умела. Основные вещи она выучила еще в нежном возрасте: в то время как ее матери приходилось работать, чтобы обеспечить их обоих, Анни поддерживала порядок в квартире и готовила еду, хотя была еще подростком.
Но ей хотелось научиться готовить блюда других стран мира, и поэтому она записалась на вечерние курсы под названием «Пища как всеобщее выражение любви», занятия на которых проводились дважды во время летних студенческих каникул. Само название курсов казалось ей несколько вычурным, но описание тематики вызвало у нее интерес: «Занятия для новичков и опытных. Приготовьте блюда для гурманов — кухня близких и далеких стран. Создайте ваш собственный шедевр».
Первый же вечер Анни на занятиях Школы творческой кулинарии под руководством мисс Ле Бо уже предвещал беду. Большая группа учащихся напоминала сборище восьмиклассников, женская половина участников собралась на одном конце профессиональной кухни, а мужская — на другом. Мисс Ле Бо объявила, что, ознакомившись с заявлениями учащихся, она разделила всех на пары, состоящие из новичка и опытного кулинара. Взаимное обучение, объяснила она, это новое слово и дает хорошие результаты. Затем мисс Ле Бо зачитала имена первой пары: Тейлор Мак Куэйд и Анни Малоун.
Новые трудности обычно вызывали у Анни энтузиазм, но сегодня она чувствовала себя как в ловушке. Хотя на лице у нее была дежурная улыбка, но морщинка на лбу выдавала ее разочарование. Краем глаза она заметила Тейлора Мак Куэйда.
Он стоял, возвышаясь на целую голову над своими дружками, которые прислонились к столу по обеим его сторонам! Время от времени она бросала взгляд на эту троицу. Его друзья были красивы, словно актеры Голливуда, но ей пришлось признать, что Тейлор был даже более привлекательным. Казалось, жизненный опыт придал ему вид сильной личности. Но, конечно, поспешила напомнить себе Анни, внешность бывает обманчива.
Он держался гордо, и даже более того, с почти нескрываемым высокомерием, что раздражало ее. Анни недовольно ходила по комнате, рассматривая все оборудование, сделанное по последнему слову техники.
Незаметно для нее в ее воображении возник образ Тейлора Мак Куэйда, стоящего рядом с ней, касаясь ее своими широкими плечами, на их маленьком рабочем месте, и она невольно вздрогнула от возбуждения. Она вздохнула, упрекая себя за слабость, и напомнила себе, что ей придется быть не только рядом с ним, но и с его огромным самомнением.
И почему она тут же не попросила дать ей в партнеры кого-нибудь другого? Ведь в двадцать шесть лет женщина должна уметь постоять за себя, возмущалась Анни молча, массируя шею. Но затем она была вынуждена признать, что этот человек не причинил ей никакого вреда, и отказаться быть его партнером на занятиях по кулинарии было бы и грубо, и нелепо. А теперь было уже невозможно что-нибудь сделать.
Мисс Ле Бо повысила голос, стараясь, чтобы ее услышали, несмотря на шум.
— Сегодня мы будем готовить по-итальянски, — готовим цыпленка пармигиано. Рецепт я вам дам, но прислушивайтесь к собственному чутью. На наших занятиях мы не должны все вместе идти по одной протоптанной кулинарной тропе. — Она подняла плечи. — Экспериментируйте. Самовыражайтесь. — Голос ее смягчился. — И помните, как говорит пословица: путь к сердцу мужчины… — Смех прокатился по комнате.
— Итак, — продолжала она, — это задача для ума и воображения, потому что — и она сделала выразительную паузу — в конце двухнедельных занятий из вашей группы будут отобраны четверо, которые представят собственные шедевры на благотворительном обеде в Вейле. Рецепты-победители будут опубликованы в журнале «Творчество Кулинарии» и попадут на общенациональный конкурс. Гран-при конкурса — полностью оплаченная поездка в Париж на двоих. — Раздался шепот одобрения, все двадцать учащихся переглянулись. — Поэтому… создайте что-нибудь замечательное. Удачи вам — и приятного аппетита!
Тейлор небрежно рассматривал лица присутствующих в комнате. Он видел и раньше Анни Малоун в окружении ее друзей в маленьких кафе днем по пятницам, но они не были знакомы. Что-то в ней всегда показывало, что подруги затащили ее с собой против ее воли. Она была довольно хорошенькая, как он помнил, но всегда выглядела так, словно не одобряет все это. За свои тридцать три года он встречал немало привлекательных женщин и предпочитал иметь дело с теми, которые относились к людям дружелюбно.
Тейлор заметил Анни в толпе торопливо расходящихся по своим местам учащихся. Держа проволочный венчик в руке, она направлялась навстречу к нему. Ее обычно бледное лицо сейчас порозовело, а каштановые волосы до плеч, уложенные в классическую прическу, подчеркивали правильный овал ее лица. Широко поставленные глаза, зеленые как медленно движущаяся вода, следили за ним, а пухлые надутые губки сразу же заставили его забыть о цыпленке пармигиано.
— Вы, должно быть, Анни. Ребята говорили мне, что я должен ждать шикарную брюнетку. — Улыбка тронула его губы. Он сделал несколько шагов и протянул ей руку. — Тейлор Мак Куэйд, — представился он.
— Анна Малоун. — Она разрешала только близким друзьям называть ее Анни. Но улыбка не исчезла с лица Тейлора, когда он сжал ее руку в своей большой и сильной руке. А он ловкий человек, подумала Анни, очень ловкий!
— Ну, — Тейлор взглянул на проволочный венчик в ее левой руке, — посмотрим, что можно сделать с этой курицей. — Они прошли на свое рабочее место, где Анни взяла карточку с рецептом с покрытого блестящим пластиком стола, в то время как Тейлор принялся рассматривать пакеты с компонентами будущего блюда, подготовленные для них и сложенные в картонную коробку.
Анни протянула ему карточку и стала распаковывать свертки.
— Похоже, у нас есть все, что нам может понадобиться, — сказала она.
Тейлор взглянул на нее.
— Вы умеете готовить?
— А вы нет? — Она продолжала раскладывать продукты на столе.
Он расстегнул манжеты дорогой рубашки и стал подворачивать рукава.
— Именно поэтому я и записался на курсы.
— Чтобы научиться? — Она с усилием оторвала взгляд от его сильных загорелых рук, сняла с металлической полки неглубокую кастрюльку с длинной ручкой и поставила ее на самую большую конфорку.
— Вы так всегда поступаете?
— Как именно? — Руки ее замерли, и она взглянула на него.
— Отвечаете вопросом на вопрос.
— Разве?
Он наклонился и посмотрел ей прямо в глаза, так что у нее перехватило дыхание. Ее испугало, как близко было его лицо от нее. Она увидела светлые точечки в его темно-синих глазах. Вдруг она почувствовала, что v нее подгибаются колени.
Шепотом он произнес:
— Вы сейчас именно так и поступаете.
Она отвела глаза.
— Ох, извините. — Анни хотела сделать глубокий вдох, но почувствовала, что не может, точно ей на грудь навалилось что-то тяжелое.
— По правде говоря, мне надоело все время питаться в ресторане. А пройти двухнедельный курс не так уж трудно. — Он взял большой белый поварской фартук, надел его через голову и завязал сзади. — Я думаю, мне будет приятно повозиться на кухне, и, кроме того, становится скучно покупать в магазине только готовые замороженные обеды.
Она кивнула. «Почему сексуальный мужчина в поварском фартуке выглядит еще сексуальнее?» — спросила она себя.
— Итак, мы оба знаем, что я новичок, следовательно, вы — опытная повариха. — Он протянул ей второй фартук.
Она пожала плечами.
— Я с этим кое-как справляюсь. — Она тоже надела фартук через голову, а он стал завязывать тесемки, прежде чем она сумела сделать это сама. Она старалась не обращать внимания на его пальцы, медленно затягивающие узелок у нее на спине.
— Готовите для одной? — Его взгляд скользнул через плечо на ее левую руку, где на безымянном пальце не было кольца.
Она посмотрела в сторону. Ну, мистер Ловкач, вам было легко меня вычислить: одинокая, более чем вероятно, доступная. Что же, вы повстречались с такой женщиной, которая не будет отвечать на все ваши вопросы!
— Иногда для двоих, — ответила она уклончиво, стараясь заставить сердце биться не так учащенно.
— Ну ладно. Раз вы знаете больше, чем я, почему бы нам не разделить обязанности? Скажите мне, что я должен делать.
Она смогла наконец вздохнуть; она не отдавала себе отчета, что задерживала дыхание — и стала подготавливать все принадлежности. Ей было удобнее чувствовать себя в роли руководителя. Где-то в глубине души она подозревала, что он это понимал и подыгрывал ей.
— Возьмите это, — она протянула ему неглубокую сковородку. — Растолките сухарики так, чтобы крошки были крупными.
— Это я могу, — сказал он спокойно.
Она посыпала пряности на сухарики, а он размял их деревянным пестиком. Взяв сырое яйцо, Анни разбила его о край миски и вылила в нее содержимое. Она слегка взбила яйцо вилкой. Затем, обойдя вокруг Тейлора, она подошла к плите и плеснула немного оливкового масла в кастрюлю.
Нагнувшись, чтобы уменьшить огонь, она коснулась его бедром.
— Извините. — Она поспешно выпрямилась и сделала шаг назад, как будто ее обожгло — и именно такое ощущение она и испытала.
Он улыбнулся ей, тепло и приветливо.
— Вам придется обходиться без извинений. Это такая кухонька, в которой обязательно на все натыкаешься. — Он пожал плечами. — Это непременно случится еще.
Ну нет, уж она постарается этого избежать. Она отступила в сторону и нагнулась с другой стороны конфорки посмотреть на пламя.
— Хорошо, — она обошла его кругом, возвращаясь на прежнее место, — сухарики выглядят как нужно. — Ей было легко говорить о деле. — А теперь разверните куриное филе.
Он уже собрался начать это делать, когда она вдруг взяла их у него из рук.
— Я, пожалуй, лучше сполосну их теплой водой. — Она повернулась к раковине.
— А разве они не чистые?
— Лишняя осторожность не помешает.
— Против чего?
— Против сальмонеллы.
— А! — протянул он, и ей стало ясно, что он-то не стал бы себя этим утруждать. Ну, подумала она, и кого беспокоит, что он думает?
Споласкивая каждый кусочек, она протягивала их ему по одному. Их пальцы соприкасались, и ей казалось, как будто между ними пролетали искры, но она заставляла себя не смотреть на него.
— Теперь мы обмакиваем филе в яйцо, вот так, — и она продемонстрировала это на первом кусочке, — а затем обваливаем в сухарях. — Анни положила подготовленное филе на тарелку и подошла к плите уменьшить огонь.
Она посмотрела на него, чтобы убедиться, что он делает все так, как она сказала. Он показал на запанированное филе:
— Вроде бы правильно?
— Прекрасно. — Она смотрела, как он расправляется с еще одной порцией, и подумала, а не ошибается ли она в нем. Он казался вполне безобидным, если бы только ее тело не так предательски реагировало на его притягательную мужественность.
Затем она вспомнила, что видела фотографии Тейлора в разделе светской хроники то с одной шикарной дамой, то с другой в самых разных местах и ситуациях. Ходили слухи, что он был активным участником всех скандальных историй от Колорадо до Лос-Анджелеса.
— Вы все делаете так, как будто это очень просто, — сказал он, наблюдая, как она стала разогревать духовку. — Мне нравится итальянская кухня. Скажите-ка, — он чуть подтолкнул ее руку, — а вы случайно не знаете, как готовить макароны Альфредо?
— Конечно знаю, это классическая вещь.
— О-о! Это мое любимое блюдо, — он вздохнул с восхищением. — Я просто влюблен в него.
Сердце ее забилось сильнее, но разум взял верх.
— Ну, теперь на этих курсах, — сказала она холодно, — вы, наверное, сможете сами научиться готовить макароны Альфредо.
Он посмотрел на нее добродушно.
— Все может быть, — игриво заметил он.
— Почему бы вам не обжарить цыпленка? — и она указала ему на дальнюю конфорку. — А я пока начну готовить соус.
— Ладно. — Тейлор аккуратно опустил запанированное филе в кипящее оливковое масло и лопаточкой переворачивал кусочки в кастрюле. Аромат приправ смешивался с запахом оливкового масла. Анни вздохнула с облегчением. Теперь будет легче не замечать мускусный запах его лосьона после бритья, пока готовится цыпленок.
— Привет, Мак Куэйд. Ты выглядишь совсем по-домашнему. — Молодой человек с блестящей пышной копной волос подошел к ним и подергал Тейлора за тесемки фартука. — А кто эта твоя новая подружка?
— Мой партнер по приготовлению блюд Анна Малоун, — Тейлор жестикулировал лопаточкой, знакомя их. — Натан Патрари.
Вновь пришедший, казалось, сошел с обложки модного журнала, и Анни узнала в нем одного из тех молодых людей, которые стояли рядом с Тейлором перед началом занятий. Она кивнула ему и продолжала мешать красный соус.
— Привет, — сказал Натан Патрари небрежно. — Я подумал, не досталось ли вам по ошибке двух пакетиков сыра. — Он кивнул головой в сторону своего худощавого напарника, стоявшего у отведенного им места чуть поодаль от них. — Уэсли прямо из себя выходит, потому что у нас его нет.
Тейлор прислонил лопаточку к краю кастрюли и подошел к столу. Анни взглянула в их картонную коробку — она была пуста — и продолжала заниматься своим делом.
— У нас только один пакетик сыра, — сказал Тейлор.
Натан пожал плечами.
— Не беспокойся, приятель. Я пойду к мисс Лиии-Бо. Я нравлюсь старушке. — И он небрежной походкой отправился в сторону преподавательницы.
Тейлор покачал головой и вернулся к плите.
— Ваш приятель? — спросила Анни как бы между прочим.
— Знакомый. Мы были вместе в колледже, и он попрежнему покупает у меня свои машины. Шутки Патрари иногда с бородой, но он не опасен.
— Я слышала о его шутках.
В Колорадо Спрингс все знали о похождениях Натана Патрари, известного местного Казановы с горнолыжных склонов Колорадо. В которых, разумеется, участвовал и Тейлор Мак Куэйд.
Тейлор взял карточку с рецептом и взглянул на инструкцию. У Анни сложилось впечатление, что он хочет сменить тему разговора. Она занялась салатом.
Тейлор на мгновение отошел, и Анни вдруг почувствовала резкий запах, как будто что-то подгорало. Повернувшись, она увидела, как из их кастрюли поднимается дым.
Чуть не вскрикнув, она кинулась к плите, ища кухонное полотенце.
— Я сам это сделаю, — Тейлор появился рядом с нею и тем самым невольно мешал ей.
— У меня все есть, — сказала она резко, отталкивая его в сторону, не задумываясь. — Стойте и не двигайтесь, чтобы я могла вас обойти. — Когда она снимала кастрюлю, пламя вспыхнуло и край полотенца загорелся.
Тейлор подтащил ее к раковине и открыл кран на полную мощность. Сильной струей воды через распылитель он облил тлеющее полотенце, кастрюлю с ее содержимым… и Анни.
Она стояла молча, поджав губы, и дым, валивший из кастрюли, заставлял ее еще сильнее хмуриться, когда она гневно смотрела на него.
Он взял кастрюлю у нее из рук, поставил ее в раковину и начал смущенно стирать мазки копоти у нее на подбородке чистым концом полотенца.
Продолжая разгневанно смотреть на него, она стояла, не шевелясь, пока он пытался промокнуть перед ее намокшей блузки. Неловко улыбаясь, он попытался откинуть мокрую прядь волос с ее лба, но это ему никак не удавалось, и волосы по-прежнему падали ей на глаза. Извиняющимся тоном он пробормотал:
— Я не хотел вас так намочить.
— Отличная работа, Мак Куэйд, — Тейлор повернулся и увидел Патрари, который смотрел на него с усмешкой. Тейлор собирался было объяснить ему, что произошло, когда заметил, что все остальные, окружив их, смотрят в молчании на него.
Мисс Ле Бо заставила зевак посторониться и дать ей дорогу.
— Все по местам. Здесь ситуация под контролем.
— Ага, — насмешливо протянул Патрари, глядя на кастрюльку в раковине. — Ну, Мак Куэйд, ты прекрасно освоил технику задымления. Я уверен, ты сможешь детей пугать этим твоим экзотическим блюдом.
— Патрари, исчезни.
— Возвращайтесь на свое место, мистер Патрари, — спокойно произнесла мисс Ле Бо. — Такие происшествия случаются гораздо чаще, чем вы думаете.
Посмеиваясь, Патрари пошел прочь. Мисс Ле Бо положила руки на плечи Анни и Тейлору, и ее по-матерински доброе лицо смягчила улыбка.
— Не теряйте присутствия духа, — сказала она.
Анни оглядела рабочее место, и ее взгляд упал на конфорку, где все еще плясали яркие языки пламени, пробиваясь через решетку рассекателя.
— Я ведь сама установила величину нагрева! — она растерянно взглянула на Тейлора. — Это вы открыли газ сильнее?
— Я ничего не трогал, — возразил Тейлор, защищаясь.
— Но… — Анни потянулась к ручке, чтобы выключить газ. — Но ведь ручка газа поставлена на максимум.
Мисс Ле Бо пожала плечами.
— Если здесь были только вы двое, — мягко начала она, — значит, один из вас, должно быть, случайно…
— У меня такое впечатление, будто мы стали жертвами очень не смешной шутки, — прервала ее Анни, глядя на Тейлора. Он взглянул на Патрари, стоящего поодаль. Тот широко улыбнулся и приветственно помахал рукой.
— Очень смешно, — пробормотал Тейлор.
— Неважно, как это случилось, — проговорила мисс Ле Бо успокаивающим тоном, — важно, какой урок мы из этого извлечем. — Она указала на все еще дымящуюся кастрюльку в раковине, и в ее голосе вновь зазвучала уверенность. — А теперь соберитесь с силами, как настоящая команда, и не позволяйте этому — скажем — этой неудаче испортить вам удовольствие.
Анни вздохнула и пошла к раковине, состоящей из двух отделений. В одной половине она растворила мыльные хлопья, а в другую соскоблила подгоревшие остатки из кастрюли. Тейлор, облокотясь на стол, наблюдал, как мисс Ле Бо делает то, что она, как считали многие, умеет делать наиболее успешно, — управляет людьми.
— А теперь, — прощебетала мисс Ле Бо, — скажите мне, у кого из вас лучше оборудована кухня?
— Должно быть, у нее, — Тейлор кивнул на Анни. — У меня на кухне только микроволновая печь и открывалка для банок.
— А вы свободны завтра вечером, мистер Мак Куэйд? — спросила мисс Ле Бо.
Что-то вроде улыбки промелькнуло на лице Тейлора.
— Да, конечно, мадам, я свободен.
Мисс Ле Бо оперлась на стол и посмотрела в лицо Анни.
— А вы, дорогая, вы завтра вечером свободны?
Анни поморщилась.
— Нет, я буду в это время занята.
— А послезавтра вечером? — не унималась мисс Ле Бо. — Вы понимаете, хотя наш курс и непродолжительный, но он требует домашней работы. Вы оба должны также найти время придумать оригинальный рецепт на конкурс.
Анни посмотрела на нее так, что выражение ее лица должно было охладить все желание преподавательницы продолжать в том же духе. Тейлор стоял у нее за спиной и, как понимала Анни, не мог ее видеть.
Но мисс Ле Бо восприняла молчание Анни как утвердительный ответ.
— Значит, как я понимаю, послезавтра вечером вы свободны?
Анни почувствовала, что ее загнали в угол.
— Да, — ответила она со вздохом.
— Вот и прекрасно. Мистер Мак Куэйд, почему бы вам не купить цыпленка и не прийти к Анни, скажем, в половине седьмого послезавтра?
— Я с удовольствием это сделаю, — сказал Тейлор весело.
— Ну и прекрасно. — Мисс Ле Бо с довольным видом упаковала в коробку оставшиеся продукты и приправы. — Вас там никто не будет отвлекать. И вы приготовите отличное блюдо. — Она сложила пальцы щепотью. — Принесите мне вот столечко, чуть-чуть, попробовать, и готовьте ваш шедевр для участия в конкурсе в Вейле. Нам нельзя забывать о нем. — Она похлопала Анни по руке. — И самое главное, вы снова обретете уверенность в своих силах.
Когда мисе Ле Бо повернулась, чтобы уйти, Анни вынула руки из раковины, где мыла посуду, и пошла за ней. Когда они зашли за следующее рабочее место, Анни быстро отозвала преподавательницу в сторону.
— Мисс Ле Бо, я думаю, что мистер Мак Куэйд и я не подходим друг другу.
— Да? — мисс Ле Бо посмотрела на нее с недоумением. — А что именно вы хотите этим сказать?
Анни смутилась.
— Я его не хочу критиковать, — поспешно продолжала она, — но мы совершенно разные люди. Он любитель больших скоростей, а я — художник.
— Вот как? Это очень интересно. — Мисс Ле Бо ласково улыбнулась. — Вы рисуете?
— Я занимаюсь резьбой по дереву.
— Неужели? И где я смогу посмотреть ваши работы, дорогая?
Анни понимала, что ее уводят в сторону от темы. Умышленно или нет — в этом она не была совсем уверена.
— У нас с партнером маленькая галерея «Художественная резьба по дереву».
— А где это, дорогая?
— Пиквик Плаза. Это там, где антикварные магазинчики и часы на…
— О, мне очень нравится это место. Я постараюсь зайти туда на этой неделе. Как чудесно, что среди нас есть художник.
Анни поняла, что она ничего не достигла.
— Извините меня, я не хочу поднимать шум. Но если бы вы могли изменить, с кем работать мистеру Мак Куэйду и мне на следующих занятиях, я бы…
— Видите ли, дорогая, я не могу уже менять партнеров, — прервала ее мисс Ле Бо. — Другие уже начали работать над своими блюдами. Я уверена, мистер Мак Куэйд не хотел сжечь цыпленка. — Она похлопала Анни по руке. — Я уверена, что если вы дадите ему еще одну возможность…
Анни тяжело вздохнула. Выхода у нее не было. Коротко кивнув головой, она смирилась со своей долей и пошла обратно к своему столу. Тейлор уже ополаскивал последнюю кастрюлю, собираясь поставить ее на сушильную полку, когда она подошла к нему.
Взглянув на ее лицо, он сразу понял, о чем она говорила с мисс Ле Бо. Вокруг них другие учащиеся вынимали свои кастрюли из духовок и восхищались результатами. Ополоснув последнюю сковородку, Тейлор положил ее на решетку, чтобы дать стечь воде. Он никому не собирался навязываться.
Вытирая руки, он посмотрел Анни прямо в глаза.
— Я вам не очень нравлюсь, не так ли?
Его прямота смутила ее.
— Но… я вас совсем не знаю.
Он поднял свои темные брови, ожидая продолжения. Под его взглядом она почувствовала, как в горле у нее пересохло, а сердце учащенно забилось. Она взяла чистое кухонное полотенце и стала вытирать посуду, чтобы отвлечься и не смотреть на него. Когда молчание стало ей уже невыносимо, она добавила:
— Я, по сути дела, и о вас почти ничего не знаю.
— Ну, мне приятно, что мы вас не обманули, продав вам не то, что вы хотели. Это иногда случается, даже в моем агентстве.
— Не беспокойтесь, — сухо сказала Анни. — Я не принадлежу к числу владельцев шикарных спортивных автомобилей.
Он смотрел на нее, стараясь понять ее настроение, прислушиваясь к тому, что она не сказала.
— Ясно, — сказал он спокойно, как будто и впрямь прекрасно понимал ее.
Что-то в том, как он это сказал, было ей неприятно, а, может быть, она почувствовала вину за то, что так осуждающе говорит с ним.
— Видите ли, я вовсе не закоренелый сноб, который ищет недостатки у людей только потому, что у них дорогие автомобили.
Он пожал плечами.
— Тогда, я полагаю, что во мне есть нечто, что вызывает у вас неприязнь.
Если бы! Ее потрясло, когда она вдруг осознала, что он нравится ей больше, чем кто-либо из тех мужчин, кого она встречала за долгое время. И чем больше она с ним говорила, тем слабее было ее сопротивление ему. Анни взглянула на другой конец комнаты, туда, где стояли его друзья, а потом опять перевела взгляд на него.
— Скажем, у меня мало общего с легкомысленными повесами.
— С легкомысленными повесами, — повторил он спокойно, повернув голову, чтобы взглянуть ей в глаза. — Дайте я угадаю: вы научены горьким опытом, да? Какой-нибудь ваш приятель, богатый, возможно, избалованный, разбил ваше сердце.
Она покачала головой, с трудом сдерживая смех.
— Вы ошибаетесь.
Она выглядела искренней, и он ей поверил. Но у них обоих осталось ощущение, что его предположение имело под собой определенные основания.
— Итак, вы не вздыхаете по утраченной любви?
— Я не играю с огнем, мистер Мак Куэйд.
Он посмотрел на обгоревшее полотенце, лежащее на столе рядом с ней, и ее глаза невольно последовали за его взглядом. На этот раз она не могла не рассмеяться.
— Вернее, я не делала этого, до встречи с вами.
Глава 2
Как Анни и опасалась, машина остановилась на дорожке у дома ровно в половине седьмого вечером во вторник. Глядя сквозь короткие занавески, она увидела Тейлора Мак Куэйда, вылезающего из своего черного «порше». Она окинула взглядом комнату, чтобы убедиться, не оставила ли она свои туфли на полу в гостиной, а затем посмотрела на себя в зеркало, прислушиваясь к его шагам на деревянной лестнице, ведущей к ее квартире на втором этаже. Она чуть растрепала волосы, отбрасывая их назад со лба, не желая, чтобы он подумал, что она очень готовилась к этому вечеру. В конце концов, они встречались только для того, чтобы поработать над домашним заданием по кулинарии, и ничего больше.
Анни открыла дверь, только когда он постучал в третий раз.
— А, привет. Проходите.
Он оценивающе рассматривал ее зеленый хлопчатобумажный свитер и старенькие, но аккуратные джинсы. Казалось, однако, что его интересовала вовсе не ее одежда. Под его взглядом она почувствовала себя беззащитной, точно раздетой.
— Можно оставить машину на дорожке?
Она заставила себя ответить небрежно.
— Конечно. Посетители галереи ставят машины перед ней, а гости — за домом.
Он оглядел комнату, входя в дверь и неся в руках две коричневые сумки.
— У вас очень уютно.
— Спасибо. Жить в том же доме, где работаешь, дает ряд преимуществ. Иногда вечерами я спускаюсь вниз, чтобы поработать. А иногда очень трудно вообще оставить работу.
— Мне ли этого не знать. — Он протянул ей сумку, в которой была бутылка вина. — Я бы с удовольствием побывал как-нибудь в вашей галерее.
Она подумала, не напрашивается ли он на приглашение.
— Мы всегда рады посетителям, — уклончиво ответила она, вынимая бутылку из сумки. — Если позволите, я поставлю вино охлаждаться.
Он пошел за ней на кухню и положил на стол вторую, большую сумку.
— Что это готовится? Пахнет чудесно. — Он потянулся к ручке духовки. — Можно?
Она утвердительно кивнула головой. Он открыл дверцу и осторожно приподнял крышку с кастрюли.
— Неужели это то, что я думаю? — Он заглянул внутрь, и его лицо расплылось в улыбке. — Макароны Альфредо!
Анни почувствовала, что заливается краской. Оба они знали, что ради того, чтобы приготовить соус Альфредо, нужно приложить немало времени и усилий, а она не хотела, чтобы он решил, что она из кожи лезла ради него.
— Я думала, это неплохо дополнит цыпленка пармигиано.
— Еще как!
Она не могла не улыбнуться. Она уже давно не готовила для кого-нибудь, кто бы воспринимал еду с таким энтузиазмом. Ее сводный брат и партнер по галерее, Бэр, всегда относился с благодарностью к тому, что она готовила для него. Но он так привык, что у нее в доме его всегда вкусно накормят, что его похвала была весьма умеренна.
Она начала выкладывать продукты из сумки Тейлора.
— Да вы принесли еды на целый полк.
— У нас опять может быть какая-нибудь неприятность.
Она вынула цыпленка и понесла его в холодильник.
— Я полагаю, мы оба знаем, кто был причиной прошлых неприятностей.
— Натан любит пошутить. Я должен извиниться за него.
Он удивил ее. Она думала, что знает, чего можно от него ожидать, и такие замечания смущали ее. Может быть, она неправильно о нем думает? Но ведь, напомнила она себе, он занимает одно из первых мест в списке самых выгодных женихов. А в ее представлении такие люди всегда обладали массой очарования, за которым было мало сути.
— Не нужно извинений. Может быть, приступим к работе?
— Я думаю, что помню, как начинать, — сказал он.
— Хорошо.
Позже, когда цыпленок уже был в духовке, Анни приступила к салату.
— Не знаю, какую заправку вы предпочитаете, — она наклонилась, рассматривая этикетки на бутылочках в дверце холодильника.
— Это единственное, что я могу сделать сам с самого начала.
Выпрямившись, она улыбнулась.
— Вы сами готовите заправку для салата?
— Конечно, но она не очень хорошая.
Его смущенная улыбка подняла его в ее глазах выше, чем она того хотела. Она освободила место на столе и отступила в сторону.
— Приступайте.
— Она такая простая, что мне даже неудобно. — У него действительно была обезоруживающая улыбка, отметила Анни про себя.
— Не стесняйтесь. Чем проще, тем лучше.
Она наблюдала, как он положил несколько ложек майонеза в пластиковый пакет, добавил чесночную соль и другие приправы.
— Я никогда не додумалась бы использовать пластиковый пакет.
— Я ненавижу мыть посуду, — признался он, — и, к тому же, при этом вы не разбрызгиваете повсюду томатный сок. — Он обмыл переспевший помидор и положил его в пакет, взглянув на Анни, чтобы убедиться, следит ли она за тем, что он делает. — А это я называю Технологией Тейлора. — Держа помидор в руке внутри пакета, он резко раздавил его. Сок вытек внутри, а он продолжал мять помидор, пока не получилась однородная масса.
— Эта технология превосходит все остальное, — сухо сказала она.
Усмехаясь, он вынул руку из пакета и вымыл ее. Затем, держа пакет закрытым, он сжал его дно, чтобы перемешать все составляющие.
— Очень интересно, — сказала Анни.
— Но ничего нельзя сказать, пока не попробуешь. — Он сунул руку в пакет, взял на палец немного содержимого и протянул к ней руку, давая ей попробовать.
Она заколебалась.
— Я подожду, пока будет готов салат.
— Попробуйте. Я вымыл руки. — Он говорил таким тоном, как будто немного обиделся.
Отказаться было бы невежливо. Наклонившись к нему, она почувствовала, как близко были их лица, и сердце ее забилось быстрее. Их взгляды встретились, когда она с внутренним сопротивлением попробовала заправку с его пальца.
— Как, вкусно? — он поднес палец ко рту и слизнул остальное. Она смотрела на него несколько дольше, чем нужно, но было невозможно не заметить, какие у него были твердые хорошо очерченные губы. Он поднял брови, как бы спрашивая: ну и как?
Какое-то время она не могла придумать ничего подходящего, чтобы ответить ему.
Он наклонил к ней голову.
— Вам нравится?
— Да, — произнесла она. Голос ее звучал несколько приглушенно, поэтому она откашлялась и попыталась еще раз. — Да, конечно. Очень неплохо.
— Неплохо? — он выглядел убитым.
— Восхитительно, — поправилась она и подумала, почему это он заставляет ее чувствовать себя неуверенно. Она сделала шаг назад, чтобы чувствовать себя в большей безопасности. Ничего не было такого страшного в том, что она слизнула салатную заправку с его пальца, уверяла она себя. Люди лижут мороженое каждый день. Но она чувствовала какую-то близость между ними в тот момент.
— Может, нам предложить вашу салатную заправку в качестве нашего конкурсного рецепта? — Она говорила слишком быстро. Перестань тарахтеть, сказала она себе. Ты всегда так делаешь, когда волнуешься.
— Предложить мою салатную заправку? — Она его удивила. Он был готов поспорить на свой «порше», что она просила мисс Ле Бо, чтобы ей дали другого партнера. И он не был уверен, почему же испытывает такое чувство облегчения от того, что она, по-видимому, сейчас уже готова закончить курс обучения вместе с ним.
— Я полагаю, мы придумаем что-нибудь получше, чем салатная заправка, — сказал он скромно. — В ней нет ничего особенного. Нам нужен необычный рецепт, необыкновенный десерт или какое-нибудь потрясающее мясное блюдо.
— Ну и что вы придумали? — Анни поставила кастрюлю с водой на плиту и зажгла газ. Пока варились макароны, они пили вино, обсуждая свои любимые блюда.
За макаронами Альфредо и цыпленком пармигиано они попытались придумать такой рецепт к конкурсу, который был бы достаточно смелым и оригинальным. Анни уже наливала кофе, но они все еще не могли принять решение.
— Я думаю, пармигиано у нас уже хорошо получается, — сказала она.
— Может быть, но его не сравнить с вашими макаронами. — Он подобрал последние макаронинки из миски со вздохом искреннего удовлетворения. Поднятая ложка замерла в воздухе, так как его вдруг осенила мысль. — А почему бы нам не включить их в заявку на конкурс?
Она улыбнулась.
— Мне не хотелось бы вас огорчать, но макароны Альфредо — не оригинальное блюдо.
На его лице выразилось насмешливое недоверие.
— Вы шутите.
Она покачала головой, невольно усмехаясь.
Минуту спустя он спросил:
— Есть еще идеи?
Она пожала плечами.
— Ну конечно, у вас есть идеи. — Он не хотел сдаваться. — Подумайте, что вы готовите, не глядя в рецепт. Я хочу сказать, я придумал салатную заправку однажды вечером, когда увидел, что у меня кончилась готовая. Ну, а что вы, так сказать, смешиваете, используя ваши любимые ингредиенты?
— Любимые ингредиенты, — проговорила она задумчиво. — Ну, я люблю сметанные соусы, похожие на соус Альфредо. Иногда я делаю соус из сметаны и сухого белого вина и запекаю в нем цыпленка.
— Просто из одной сметаны и белого вина?
— Нет, конечно, я добавляю понемножку того и другого, знаете, всякие травки и специи, которые есть у вас на полке.
— Вы использовали какой-нибудь рецепт для этого блюда?
Щеки ее порозовели.
— Нет, все происходит само собой. Беру немного одного, чуть-чуть другого — я на самом деле не уверена, в каком количестве я все это беру. — Она опять пожала плечами. — Я постепенно добавляю и добавляю, пока не станет вкусно.
— И получается так же вкусно, как это? — он показал вилкой на макароны.
— Я думаю, это зависит от того, что нам нравится, — сказала она уклончиво, не желая обнадеживать его, чтобы он потом не разочаровался.
— Вот что. Сейчас не время скромничать. Вы говорите с вашим партнером.
Она слегка улыбнулась. Ей они казались совсем не подходящей парой, но его благожелательность была заразительной.
— Я хочу сказать, похоже на то, верно?
— Хорошо, давайте попробуем.
Почему он говорил так, будто речь шла о чем-то… интимном?
— Но мы только что ели, — напомнила она ему, стараясь говорить легким тоном.
— Но ведь мы говорили о новых изобретениях. Неужели вы думаете, что Эйнштейн сказал бы: «Не сейчас. Мы только что ели»?
Она покачала головой.
— Вы невозможны. — Не говоря уж о том, что он был невозможно притягательным, как мужчина. Она никогда не сказала бы, что он любитель макарон Альфредо, глядя на его худощавую мускулистую фигуру.
— Послушайте, — сказал он, не отступая, — я принес кучу цыплят. Вы мне только скажите, что еще нужно, и я сбегаю и куплю.
— Ну, сметана на прошлой неделе была прекрасной, и я ее купила много, и лука-шалотт, мне кажется, у меня достаточно. А что касается белого вина, — она посмотрела на бутылку на столе, — того, что осталось, хватит.
— Еще что-нибудь нужно?
— Остальное на полочке с приправами.
Он встал и начал складывать посуду.
— Скажите мне, как начинать.
Она покачала головой, идя за ним на кухню. Его энтузиазма хватало на двоих.
— Не думаю, чтобы вам было трудно продавать машины.
Он поставил тарелки на стол, взял полотенце и сложил его, как будто хотел ее им отшлепать.
— Вы что, хотите сказать, что я навязчивый торговец машинами?
— Нет. — Она не хотела поощрять его, но ей было трудно не рассмеяться.
— Так-то лучше. — Перебросив полотенце через плечо, он повернулся к раковине и стал наливать в нее горячую воду. — Вы могли бы, леди, остаться без мойщика посуды. Не забывайте об этом.
Анни спассеровала зеленые луковички и куриное филе и положила все на мармит, а Тейлор тем временем покончил с посудой.
— Дайте вспомнить, что же я клала в тот соус.
Он наблюдал, как она налила немного вина из бутылки в неглубокую кастрюлю на длинной ручке. Собрав деревянной ложкой вытекший при жарке сок, она смешала его с вином.
— Я очень хочу победить Патрари и Барлоу, — рассуждал Тейлор, — особенно после той фразы, которую бросил нам Натан на прощание — что у нас нет никаких шансов.
— Мне не важно, кому придется поехать в Вейл, — сказала она, добавляя полпакета сметаны и размешивая ее в кастрюльке, — но только чтобы это были не они.
Они пили вино маленькими глотками и добавляли специи в соус, время от времени опуская в него ложки, чтобы попробовать.
— Он кажется очень жидким, нужно добавить сметаны, чтобы сделать его погуще, — сказала она и положила несколько больших ложек. Он добавил от себя немного лимонного сока и чуть-чуть мускатного ореха.
Они шутили в отношении ингредиентов, добавляя то немного одного, то щепотку другого.
— Нужно добавить вина, — сказал он, наливая его прямо из бутылки.
Анни остановила его предостерегающим жестом.
— Не думаю, чтобы кому-нибудь из нас нужно сейчас еще вина. — Ее улыбка стала непринужденной, и он подумал, что такая она ему еще больше нравится: в хорошем настроении, кокетливая, без обычной настороженности.
Он долил до верху ее и свою рюмки.
— Очень хорошо, ведь это последнее, что осталось. — Он открыл дверцу под раковиной и опустил бутылку в ведро для мусора.
Ей показалось, что он неплохо освоился в ее кухне — и с ней, тоже. Анни испытывала удовольствие в его обществе, может быть, подумала она, даже слишком большое. Она не знала, настоящий ли перед ней Тейлор Мак Куэйд или он играет роль. Несомненно, он был достаточно умен, чтобы выбрать такой образ, в который она поверит. Она покачала головой и постаралась избавиться от этой уж слишком сумасшедшей идеи.
Он взял ложку и попробовал соус из кастрюльки.
— Восхитительный, просто восхитительный. Его мы и представим на конкурс.
Анни тоже попробовала ложку.
— Нужно добавить еще специй.
Они добавляли, подсыпали и подливали, пока Анни, наконец, не сдалась и не отошла от плиты.
— Очень близко к совершенству, но не вполне.
— Чего же ему не хватает? Я считаю, он чудесен. Это наш билет в Париж, поверьте мне.
Она скептически подняла брови.
— Если мы сможем еще раз его приготовить.
— Один раз у нас уже получилось. Значит, мы сможем это повторить.
Она улыбнулась его логике.
— Мы знаем, что туда класть, но не знаем, сколько и в какой последовательности.
Он пожал плечами.
— Мы вспомним. Дайте мне список, и я принесу все, что нужно, а вы захватите с собой ваши специи. Конечно же, мы сможем повторить то, что сделали сегодня.
— Я не очень в этом уверена, Тейлор. — Она подняла руки ладонями вверх. — Я хочу сказать, легко чувствовать вдохновение, когда ты хорошо проводишь время. Совсем другое дело, когда ты на соревновании.
— А вы это чувствуете?
Она растерялась.
— Что именно?
— Что вы хорошо проводите время?
Сердце сильнее забилось в ее груди. Может быть, дело было в выпитом вине или в том, что она стояла рядом с плитой, но она почувствовала, что под его изучающим взглядом ей становится жарко.
— Конечно, — сказала она поспешно, — все было… нормально.
Он улыбнулся, видя ее нежелание признать, что ей приятно его общество. Он вдруг осознал, что он уже давно не проводил вечер с таким удовольствием. Он катался на лыжах и танцевал в разных местах и с разными девушками, но он не получал столько удовольствия, как сегодня. Какое-то мгновение он порывался было сказать ей об этом, но инстинкт подсказал ему, что она подумает, что он хочет ей польстить, говоря неправду.
Глядя в его голубые глаза, Анни поняла, сколь близко они стоят друг от друга, и насколько ослабела ее защита.
— Я бы предпочла пойти в класс с готовым рецептом. — Она с трудом отвела глаза, чтобы не видеть его магнетический взгляд. — Я предпочитаю все делать по плану.
— Да? А мне показалось, что у вас получается лучше, когда вы импровизируете.
Она сделала шаг назад и повернулась к столу. Ей будет легче, если руки будут чем-то заняты. Она стала закрывать жаровню пластиковой крышкой, стараясь собраться с мыслями.
Как он смог так хорошо ее понять? Неужели мужчины так легко читают ее мысли? Большинство людей, она знала, с трудом понимают ее. Они относили противоречивость ее характера за счет темперамента художника. Но этот человек, такой непохожий на нее, непохожий на всех остальных мужчин, которых она знала, догадывался о таких сторонах ее души, которые она стремилась никогда никому не раскрывать.
— Я обычно так не работаю, — сказала она. — Мне нужно, чтобы все было в определенном порядке, чтобы у меня была цель, и я шла по намеченной дороге.
— В этом есть определенный смысл, но иногда случается что-то хорошее, когда этого совсем не ждешь. — Он улыбнулся. — Иногда надо плыть по течению… полагаться на интуицию.
— Некоторые люди могут позволить себе жить такой жизнью, принимая или отвергая то, что она дает, когда хотят. — Она дала ему в руки упакованную жаровню. — Но у некоторых из нас есть обязанности. — И мечты, но последнее она ему не сказала. — Можете это взять. — Она взглянула на жаровню и сделала шаг к двери.
Это был знак, что ему пора уходить. Секунду он смотрел на блюдо, которое они создали вместе. Несколько минут тому назад он был бы счастлив взять его. Но теперь почему-то это показалось ему только утешительным призом.
Глава 3
На последнем занятии у мисс Ле Бо царило скрытое возбуждение. Партнеры, наклонившись друг к другу, обсуждали свои кулинарные планы. В атмосфере чувствовался дух соревнования.
Анни старалась казаться спокойной, но нервы ее были напряжены. Она была уверена, что их цыпленок окажется недостаточно пикантным, так как в соусе слишком много сметаны, а может быть, нужно было добавить меньше вина? В то же время она полагала, что, возможно, ее ощущение незащищенности объяснялось тем клубком противоречивых чувств, которые она испытывала всякий раз, когда думала о Тейлоре Мак Куэйде.
Несколько дней она не знала, предложит ли он подвезти ее на занятия. Были минуты, когда она надеялась, что этого не произойдет, потому что, убеждала она себя, ей будет лучше, если она будет проводить в его обществе не слишком много времени. Но были и другие минуты, когда ее захлестывали волны разочарования от мысли, что он не предложит ей подвезти ее или, хуже того, даже не подумает об этом.
К концу дня он заехал в галерею и как бы между прочим предложил подвезти ее, так как ему это было по пути. Но к тому времени она была уже так расстроена, что стала отказываться под предлогом того, что ей нужно поехать на своей машине, так как потом ей еще надо выполнить одно поручение. Он не стал переубеждать ее или расспрашивать о ее планах после занятий, и теперь она не понимала, чего же она хочет.
Когда она обжаривала цыпленка, она сказала себе, что поступила разумно, сохраняя определенное расстояние между ними. Анни взглянула на Тейлора, и он отвел глаза. Сегодня он выглядел очень по-деловому — вежливый, готовый помочь, но вовсе не участливый. Ей показалось, что он как будто сторонится ее.
Может, это его профессиональная маска. Или, может быть, события того вечера не были для него ничем особенным. В конце концов, какой контраст представляли для него возня на кухне и ее обед по сравнению с обедами в самых лучших ресторанах на побережье двух океанов и в разных уютных уголках для избранных между ними!
Она постаралась следовать тем же путем, каким они шли в тот вечер, но ей мешало сосредоточиться воспоминание о том, как он тогда выглядел.
— Что-нибудь не так? — прошептал Тейлор, когда замешательство отразилось на ее откровенном лице.
— Я не знаю — я просто не могу вспомнить. Мы добавляли сок лимона или нет?
— Мы добавляли лимонный сок. — Он взял у нее из рук лимон и щедрой рукой выжал его в кастрюльку.
— Это слишком много!
— Нет, мы ровно столько использовали и в прошлый раз.
Они потихоньку опускали ложки в соус, часто пробуя, что получается, и покачивали головами. Переговариваясь шепотом о том, что еще положить, они упорно продолжали работать. Все вокруг них внимательно следовали написанным рецептам, сверяясь с инструкцией перед каждым следующим этапом.
— Может быть, надо выпить, чтобы все получилось как следует? — предложил Тейлор. Они выпили порядочно в тот вечер.
— Как дела, детка? — вкрадчиво проговорил насмешливый голос над самым ухом Анни.
От неожиданности она вздрогнула и резко обернулась. Улыбающийся Натан Патрари положил руку ей на плечо.
— Исчезните, — ответила она, не задумываясь.
На лице Патрари отразилось нарочитое недоверие. Он взглянул на Тейлора, наморщив брови, ожидая от него поддержки.
— Да, Патрари, исчезни, — повторил Тейлор, не обращая на него внимания и выжимая еще немного соку в кастрюльку.
Сбросив его руку, Анни отстранила Натана с дороги и потянулась за мускатным орехом.
— Вот та благодарность, которую я получил за то, что потратил время, чтобы прийти поздороваться с вами. — Патрари почти надул губы от обиды.
Тейлор поднял острый нож, которым резал лук-ша-лотт, и легонько провел пальцем по лезвию.
— Шагай отсюда!
— Ой, ой, мы такие нервные, — взгляд Патрари скользнул в сторону Анни. — Это, наверное, из-за общества, в котором ты теперь вращаешься.
Анни взглянула в глаза Патрари через плечо, елейно улыбаясь.
— Боитесь проиграть?
— Я боюсь проиграть? Ты шутишь, лапочка. — Патрари гордо поднял голову и удалился.
Анни взглянула на Тейлора, и в глазах ее вновь зажглась решимость.
— Я думаю, нужно еще добавить луку.
— Не знаю — подождите минутку. — Тейлор раскрыл баночку из-под горчицы, в которой лежал кусочек цыпленка с соусом, которого она отдала ему с собой в тот вечер, зачерпнул ложку и дал Анни попробовать. — Чего не хватает?
— Чесночной соли.
— Верно.
Она кивнула и добавила еще немного чесночной соли в соус. Они опять попробовали соус из кастрюльки, а затем из горчичной баночки.
Прошло еще минут двадцать. От усилий они раскраснелись. Вкус был уже почти такой, как нужно. Почти, но не совсем.
Тейлор оглядел комнату и увидел, что все уже поставили свои блюда в духовки.
— Лучше остановиться и поставить запекаться, — сказал он.
Он придержал дверцу духовки, а Анни поставила жаровню на среднюю полку. Они быстро убрали все на своем рабочем месте, незаметно для других посматривая на таймер.
Остальные пары стали ставить свои произведения на длинный банкетный стол. Многие блюда были украшены петрушкой, гроздьями винограда, розочками из редиса или искусно вырезанной дыней.
— Пора уже вынимать, — пробормотал Тейлор, заметив осуждающий взгляд мисс Ле Бо, направленный в их сторону.
Анни заглянула в духовку через стекло, но на соусе только стали появляться пузырьки.
Она покачала головой.
— Еще не время.
Тейлор забеспокоился, когда мисс Ле Бо хлопнула в ладоши, чтобы все замолчали. Она подняла руки, приглашая всех подойти к ней и встать вокруг.
— А теперь посмотрите, — сказала она. — Возле каждого сервировочного блюда на столе есть номер. Я прошу вас взять немного с каждого блюда себе на тарелку. В конце стола возьмите карточку для занесения очков. Когда вы попробуете все, можете вернуться, если нужно, и взять еще. Затем выберите пять блюд, которые вам понравились больше всего. Обозначьте наиболее понравившееся вам блюдо номером один, следующее — номером два и так далее. Затем передайте карточки мне для подсчета очков. В конце вечера я объявлю имена двух пар победителей, которые будут участвовать в благотворительном конкурсе в Вейле на следующей неделе. А теперь начинайте!
Кивнув головой, Анни дала знать Тейлору, что пора вынимать цыпленка, как раз в тот момент, когда мисс Ле Бо встала на свое место во главе стола. Анни быстро поперчила красным перцем еще кипящий соус, и Тейлор поспешно понес его в другую половину комнаты, держа жаровню в руках, одетых в красные кухонные рукавички.
Все повернули головы и посмотрели на тот конец стола, где стоял Тейлор, ища, куда бы ему поставить свою блюдо.
— Ваше место здесь, на этом конце, мистер Мак Куэйд, — мягко сказала мисс Ле Бо, показывая на небольшое еще не занятое пространство. Тейлор поставил жаровню на подставку и взглянул на укрепленный номер.
— Я очень благодарен вам, — тихо сказал он. Затем добавил шепотом так, что только Анни могла его слышать, — я думаю.
Их номер был тринадцать.
После того, как целый час члены группы ходили вокруг стола, вновь и вновь пробуя, они сделали свой выбор и сдали карточки. Анни и Тейлор сидели рядом, когда к ним подошел Натан Патрари, уверенный в себе и самодовольный.
— Ну, детки, как вам понравился мой мусс с анисом и миндалем?
— Очень интересный, — проговорил Тейлор.
— Он исключителен, — сказал Патрари заговорщическим шепотом. — Он всем понравился, ведь он такой необычный!
— M-м. Он напоминает мне миндальный мусс, который подают в ресторане «Модная кухня», с добавлением капельки аниса, — сказал Тейлор задумчиво.
— И вовсе он не похож на него. — Патрари повернулся на каблуке так быстро, что его пышные светлые волосы разлетелись в стороны, как бахрома на шелковом абажуре.
Когда мисс Ле Бо вернулась в зал, воцарилось молчание. С удивлением Анни заметила, что она ждет результатов, затаив дыхание. Она даже не думала, что это будет так важно для нее. В конце концов она пришла на курсы, чтобы научиться готовить лучше, а не принимать участие в соревнованиях.
— Мы получили результаты, — объявила мисс Ле Бо. — У нас два безусловных лидера. Их суммы очков были максимальны и, как ни странно, полностью совпали. Обе пары попадут на конкурс В Вейл. Итак, победителями стали, — и она остановилась, чтобы создать больший эффект, — Натан Патрари и Уэсли Барлоу, а также Анни Малоун и Тейлор Мак Куэйд.
Раздались аплодисменты.
— Скажите, мистер Патрари, — спросила мисс Ле Бо, — как вы и мистер Барлоу называете ваш десерт?
Патрари встал с гордым видом.
— Поскольку двумя секретными компонентами были анис и миндаль, мы решили назвать его Мусс AM.
— Как интересно, — пробормотал Тейлор так тихо, что только Анни могла его услышать.
— А вы, мисс Малоун и мистер Мак Куэйд, как вы назвали ваш шедевр?
Анни и Тейлор переглянулись. Они никогда не обсуждали название блюда, никогда не думали, что сделают, если и в самом деле выиграют. Тейлор услышал, как Анни сделала резкий вдох и затаила дыхание.
— Знаете, — начал он, — мы называем его Цыпленок Малоун.
Анни выдохнула с облегчением и почувствовала, как он сжал ее руку под столом. Ей показалось, что между ними пробежал электрический ток, но она сказала себе, что это было только возбуждение от того, что их выбрали для участия в конкурсе в Вейле.
— Прекрасно, — сказала мисс Ле Бо. — А теперь обе пары, мисс Малоун с мистером Мак Куэйдом и мистер Патрари с мистером Барлоу, должны прибыть в следующую пятницу в отель «Рафаэль» со своими секретными рецептами и списком необходимых им продуктов. Отель обеспечит их всем необходимым и предоставит место, где они в субботу смогут приготовить свои блюда. Вечером того же дня ваши шедевры будут представлены редакторам журнала «Творчество кулинарии», и ваши рецепты затем попадут на общенациональный конкурс. Давайте все плюнем через плечо, чтобы не сглазить, и пожелаем, чтобы двое из присутствующих здесь выиграли бы главный приз.
Вновь раздались аплодисменты.
— Все рецепты победителей региональных конкурсов будут опубликованы в декабрьском выпуске журнала, — объявила мисс Ле Бо.
У Анни вздрогнуло сердце. Она всегда мечтала опубликовать рецепт под своим именем. Это была бы память о ее матери. Для Анни, в определенной степени, это бы означало, что нечто, опубликованное под именем Малоун, придало как бы бессмертие ее матери, которая в жизни имела так мало и все делила с Анни.
Итак, как ни странно, именно Тейлор Мак Куэйд сделал это возможным.
Глава 4
На следующую пятницу в полдень Тейлор подъехал и остановился в переулке у галереи Анни, чтобы отвезти ее в Вейл. Она вышла из боковой двери, держа в руках дорожную сумку.
Ей казалось, что будет легче ждать его здесь. Кроме того, она не хотела, чтобы он неправильно ее понял: она вовсе не желала, чтобы это выглядело как свидание — или, еще хуже, как романтическая встреча.
Он распахнул правую дверцу своего низко сидящего «Порше».
— Забирайтесь.
— Спасибо. — Она скользнула на сиденье, обитое гладкой кожей, и вдохнула ни с чем не сравнимый запах новой машины. Поставив ее сумку, Тейлор завел мотор и включил первую передачу. Низкий приглушенный звук работы машины окружал их, когда он медленно ехал по узкому переулку к пересечению с улицей.
— Вот что мне прислала мисс Ле Бо. — Он передал ей конверт. На нем витиеватым шрифтом были выписаны их фамилии.
— Мак Куэйд и Малоун, — прочла она вслух.
— Звучит как название юридической фирмы, — пошутил он.
Лучи сентябрьского солнца, проникая через открытый люк крыши машины, зажигали золотистые искорки в его темных волосах, и в это мгновение Анни могла понять, почему девушки теряют голову от него. Но только не я, клялась она самой себе, пытаясь заставить успокоиться учащенно бьющееся сердце. Нет уж, ни за что.
Подъехав к улице, Тейлор подождал, пока в потоке машин не показался просвет, а затем плавно влился в общий ряд. Анни откинулась назад на подголовник, и свежий ветер трепал ее волосы.
— Мы, должно быть, просто сошли с ума, если согласились принять участие в этом конкурсе, — сказала она.
Он коротко рассмеялся.
— Не знаю, как вы, но что касается меня, это уж точно.
Анни взглянула на него. В маленькой кабине они были совсем близко друг от друга. Рядом с этим крупным сильным человеком она чувствовала себя хрупкой и беззащитной. Она взглянула вверх. Маленький коготок Луны цепко карабкался по лазурному небу Колорадо.
— Интересная коллекция, — заметила она, указывая на приборную панель.
— Все, что вам может понадобиться, включая компьютер.
— Никогда этим не пользуюсь, — сказала она.
— Да? — Их глаза на мгновение встретились. — А как же вы следите за ним, как идут ваши дела?
Она пожала плечами.
— У меня есть старый калькулятор, но в большинстве случаев я лечу с горы на чем сижу.
Он неторопливо перевел взгляд на нее и улыбнулся с нескрываемым одобрением.
— Ну что же, тогда я бы не стал там ничего менять.
Испытывая гораздо большее удовольствие от его похвалы, чем она бы того хотела, она покраснела и резко сказала:
— Может, вам лучше бы не отводить глаза от дороги?
— Если это необходимо. — Несмотря на то, что она говорила так холодно, его необъяснимо тянуло к ней. Губы ее, упрямые, но чувственные, зажигали огонь в его крови. Переключая передачу перед поворотом, он подумал, что не прочь бы почувствовать их вкус.
Она смотрела по сторонам и не была готова к повороту. Ее бросило влево, и ее тело коснулось его плеча. У нее перехватило дыхание, и словно огненный поток пронесся сквозь нее. На нее совсем было непохоже так волноваться, реагируя на малейший физический контакт с мужчиной. Сосредоточь внимание на окружающей природе, приказала она себе.
Дорога шла вверх, и с вершины подъема она увидела табличку: «Клуб „Две сосны“. Частное владение. Въезд только для членов клуба». За ней простирались аккуратно подстриженные зеленые лужайки для гольфа, и капли утренней росы сверкали на них, точно тысячи маленьких призм. И тут она увидела их.
— Тейлор, остановитесь!
— Что случилось?
— Тише! — Она расстегнула молнию на большой сумке, стоящей у ее ног. — Быстрее.
Тейлор затормозил у больших запертых ворот.
— В чем дело?
— Олени! — прошептала она. — Там впереди пасутся олениха с олененком. Мне нужна только минутка. Я просто должна прицелиться пару раз.
— Прицелиться? Это же запрещено. Охотничий сезон откроется только через несколько недель. Вы что, с ума сошли. Мы даже за городскую черту еще не выехали, — попытался предупредить ее он.
— Да господи, у меня не ружье!
Она вынула из сумки фотоаппарат, по виду которого сразу было видно, что он дорогой, и умело присоединила телеобъектив. Высунувшись из открытого люка, она стала наводить на резкость. Сильные руки Тейлора поддерживали ее за талию.
— Спасибо, — шепнула она, неохотно благодаря его. Хотя его помощь позволяла ей держать камеру в равновесии, этого нельзя было сказать о ее влечении к нему.
Олениха перестала щипать траву и в волнении уставилась на машину, то и дело бросая взгляд на ничего не подозревающего олененка у ее ног.
— Спокойно, мамочка, — пробормотала Анни. — Это совсем не больно. — Затвор тихо щелкнул. Олениха растерянно озиралась по сторонам в поисках пути к отступлению. Она сделала несколько осторожных шагов и обернулась. Олененок следовал за ней. Позади них на зеленой лужайке ветер трепал флажок. — Это будет просто здорово, — шептала Анни, делая снимок за снимком. Не сводя глаз с машины, олениха приблизилась к провисшему заграждению. Она перепрыгнула через него и скрылась в высоком кустарнике. Только голова ее то и дело выглядывала над ним, пока она стояла в ожидании. Поколебавшись немного, олененок тоже прыгнул, и тут же исчез из виду.
— Изумительно! — Анни, победно улыбаясь, скользнула вниз на сиденье. Глаза ее сверкали. — Извините за остановку, но такая возможность встречается не каждый день.
— Нет проблем. — Тейлор внимательно смотрел на разрумянившуюся девушку. Анни всегда была хорошенькая, но в этот момент ее энтузиазм сделал ее настоящей красавицей. Он постарался не обращать внимания на то необычное притяжение, которое он начал испытывать всякий раз при взгляде на нее. — Я просто не знал, что вы собираетесь делать. Так вы еще и фотограф?
— Нет, но мои снимки служат мне моделями для резьбы по дереву. — Отвинчивая объектив, она пожала плечами. — Я бы могла использовать фотографии из книг и журналов, но это не то же самое. Те сценки, которые я снимаю сама, дают мне больше энергии — назовите это вдохновением. — Она убрала камеру в сумку и застегнула молнию. — Я подбираю фотографии дикой природы для серии, над которой сейчас работаю. — Благодарность смягчила тон, которым она говорила. — Спасибо, что остановились.
— Я бы очень хотел посмотреть твою работу, — тихо произнес он.
— Мы всегда рады новым посетителям, — небрежно парировала она. Взглянув через открытый люк на нависшие над ними тяжелые ветви, она ухватилась за возможность перевести разговор на другую тему. — Смотрите, — она указала на осенние листья цвета нового золота, — как красивы осины в это время года.
Ее очевидная уловка заставила его улыбнуться. Он включил зажигание и, сдав назад, выехал обратно на шоссе.
Когда позади осталось несколько миль, Анни откинулась на сиденье и немного расслабилась. Она планировала вести себя в этот уикэнд спокойно и рассудительно. Не следует давать Тейлору неправильное представление о ней. Они были совершенно разными людьми. Ей пришлось бороться за все, а у него все было.
Очевидно, что он вырос в роскоши, подумала она, и, взглянув на него, увидела, как лучи солнца, пробиваясь через листву, расплескивают мазки света и тени по напрягшимся мышцам его ног и… Она резко отвернулась.
— Что-то не так?
— Нет! — быстро ответила она в надежде, что он не заметил, как она разглядывала его. — Ничего. — Прижав пальцы к губам, она смотрела в свое окно.
— Проверяла?
— Что? — запинаясь, спросила она, бросив на него взволнованный взгляд, и вновь отвела глаза.
— Я же видел, — укоризненно произнес он.
— Нет, правда. — Сердце ее бешено колотилось; она чувствовала себя в западне. И как он мог заметить ее один невинный взгляд?
— Признайся. Ты смотрела.
— Это было неумышленно, — пробормотала она.
— Будем честны друг с другом, Анни.
— Может, переменим тему? — спросила она резко, от смущения и неловкости готовая провалиться сквозь обивку кресла. — Больше этого не повторится!
— Ладно, но я еще не встречал женщины, которая бы не проявляла любопытства.
— Что?
— Если хочешь знать, так прямо и скажи, — спокойно сказал он.
— Послушай, ты меня неправильно понял.
— Не нужно извиняться. Я все понимаю.
Она поерзала на сиденье, с трудом вынося его рассудительный тон.
— Полно, — сказал он убеждающе, — признайся, ты была настолько уверена, что я превысил скорость, что даже посмотрела, чтобы проверить. Эй, послушай, я держал не более тридцати пяти миль в час. Ты же сама это видела на спидометре.
— Ох. Верно. — От облегчения она безвольно осела в своем кресле.
— Некоторые парни выходят из себя, когда думают, что другие проверяют, как они ведут машину, а меня это не волнует. Если я еду слишком быстро, так и скажи.
— Спасибо, — прошептала она.
— Меньше всего я бы хотел, чтобы меня оштрафовали за превышение скорости.
— Конечно.
— В конце концов, мы же партнеры. — Он взглянул на нее и улыбнулся. — Правильно?
— Правильно.
Он озабоченно поднял брови.
— Ты немного побледнела. Ты в порядке?
— Просто немного волнуюсь. — Она сделала глубокий вдох, пытаясь восстановить силы. — Предстоящий конкурс и все такое.
— Не волнуйся. Я чувствую, что в этот уикэнд все будет хорошо. Думаю, нам будет что праздновать. — Он заговорщически понизил голос.
— Я надеюсь.
Он снова взглянул на нее с улыбкой, от которой сердце ее замирало.
— У меня неплохая память на хорошенькие личики. — А у нее в придачу были к тому же еще и стиль, и изысканность, решил он. — Разве не тебя я видел в городе за рулем красной маленькой машины?
Она кивнула.
— Она при последнем издыхании. Но, конечно, ведь не каждый может позволить себе купить «Порше».
— Кажется, я слышу нотки сарказма?
— Я не хотела быть мелочной. Прости.
— Нет, продолжай. Что-то во мне тебя беспокоит. Почему бы нам не поговорить начистоту?
— Ну, извини меня, но я не понимаю людей, которые считают, что просто должны водить подчеркнуто мужественные машины и быть членами клубов для избранных.
— Клубы для избранных? — Что же на самом деле беспокоит ее, недоумевал он. С самого первого момента их знакомства он чувствовал ее с трудом скрываемый гнев. Иногда даже он готов был поклясться, что видит в ее глазах кипящую неприязнь.
— Ты ведь член всех местных клубов, правда?
Он кивнул.
— И клуба «Порше».
— И что?
— Ну разве не факт, что ты можешь вступить в этот клуб, только если у тебя есть «Порше»?
Он пожал плечами, испытывая некоторую досаду.
— Честно говоря, я еще не встречал человека, у которого бы не было «Порше», но который хотел вступить в этот клуб. Это вопрос выбора.
— И хорошего вкуса, конечно, — добавила Анни.
— Естественно. — Видимо, этот разговор забавлял его, потому что уголки его губ дрогнули, и Анни испытала раздражение, решив, что он смеется над ней.
— Ну, мне это кажется проявлением снобизма, когда не каждый может позволить себе такую машину.
— Послушай, это не совсем так, — сказал он, включая низшую передачу. — Возьми, к примеру, старую девятьсот четырнадцатую модель. Такие машины стоят меньше, чем твоя микролитражка.
Она и хотела бы возразить, но в этом он, несомненно, разбирался лучше ее.
— И «подчеркнуто мужественные» автомобили? Тебе не кажется, что ты уж слишком переборщила?
— Может быть. — Анни жалела, что затеяла этот разговор.
Он съехал на обочину, остановился и, повернувшись к ней, взглянул ей в глаза.
— Анни, я не считаю ниже своего достоинства ездить на чем-либо другом, — взгляд его был проницательным, точно он заглядывал в ее душу, — просто я не переменчив. — Она хотела разорвать этот контакт, но глаза его не отпускали ее. — Когда мне попадается то, что мне нравится, я хочу это иметь. — Он внезапно опустил голову, и сердце ее учащенно забилось, когда она поняла, что он собирается поцеловать ее.
В этот самый момент раздался резкий гудок, развеяв все чары. Тейлор взглянул в зеркало заднего обзора.
— Эй, Мак Куэйд, устрой это представление на дороге! — Двое мужчин в желтом автомобиле с откидным верхом позади них махали им руками. Тот из них, что сидел за рулем, снова нажал на клаксон. — Вечером начнешь с ней работать!
— Проклятье! — пробормотал Тейлор, узнав некстати появившихся попутчиков.
— Кто это? — Анни взглянула на машину, остановившуюся за ними.
— Патрари и Барлоу — кто же еще? Можно было догадаться, что Патрари будет здесь ехать в то же время, что и мы.
— И что его беспокоит?
— У него слишком много свободного времени. — Тейлор включил зажигание и снова выехал на дорогу. — Натан при рождении унаследовал кучу денег, и поэтому он не работает. Он все время проводит в каких-нибудь соревнованиях. Он готов сделать все, что угодно, чтобы завоевать то, что хочет получить.
Анни кивнула. Это звучало знакомо, слишком знакомо.
Какое-то время Тейлор выбирал боковые дороги, чтобы не ехать по одному пути с Патрари.
На вершине горного перевала он съехал с шоссе на площадку для отдыха, чтобы они могли полюбоваться изумительным видом, от которого захватывало дыхание. Поблизости не было видно других машин. Они довольно долго сидели, молча наслаждаясь открывающейся перед ними панорамой.
Анни вздохнула.
— Какая красивая местность, правда?
— Красивая, — согласился он, переводя взгляд на нее.
— Удивительно, как горы по-прежнему зачаровывают меня. Может, поэтому я и осталась здесь.
В глазах ее плясали веселые огоньки, когда она взглянула на Тейлора, и что-то в его душе повернулось.
— Ты великолепна, когда улыбаешься. — Он не хотел говорить этого вслух, но раз уж так получилось, он протянул руку и ласково провел ладонью по ее шее, нежной как лепесток, так что большой палец лег на учащенно бьющуюся жилку пульса.
— И настоящая уродина, когда не делаю этого? — добавила она, надеясь отвлечь его внимание.
— Я бы тебе не отказал. — В глаза его вкрался чувственный блеск.
— Мы опаздываем. — Улыбка ее исчезла, словно солнце спряталось за тучу.
Тейлор перевел дыхание. Он не мог ее понять.
— Что тебе так не нравится во мне? — тихо спросил он.
Она отвернулась, пожав плечами.
— Это не касается тебя лично. Просто я не люблю иметь дело с повесами. Они берут, что хотят, и никогда не оглянутся назад, посмотреть, что они оставляют. — Ее все еще преследовало воспоминание о том дне, когда отец бросил их, и потрясенное выражение лица матери стояло перед ее глазами. С того самого дня мать постоянно внушала ей, что деньги развращают. Она уверила себя в том, что муж бросил ее ради легкой жизни, которую могли дать ему деньги. После развода отец Анни на какое-то время увлекся богатой наследницей и так был занят проматыванием ее состояния, что у него не было времени на своего ребенка от первого брака. В конце концов он снова женился, и в этом браке у него тоже был ребенок, которого он тоже бросил ради еще одной женщины с деньгами…
Если эти горькие годы и научили Анни чему-либо, так это не доверять людям со средствами. Так уж получилось, что для нее обеспеченная жизнь богатых стала неотделима от ее одинокого детства и чувства ненужности.
Нахлынувшие воспоминания так отразились во взгляде Анни, что Тейлор был потрясен. На какое-то мгновение глаза ее были полными боли, беззащитными. Он хотел расспрашивать ее дальше, и в то же время ему хотелось обнять ее. Но она бы не позволила ему этого — в этом он был уверен. Чтобы не касаться ее, он включил заднюю передачу.
— Ты несправедлива.
— Может быть, — признала она. — Кстати, ты пропустил поворот.
— Когда?
— Нам нужно было свернуть налево.
— Черт возьми! — И почему это она обязательно должна была вывести его из себя?
Почему он, в самом деле, все время спорит с ней? Анни, искоса глядя на него, изучала строгие линии его профиля. Она была уверена, что он прекрасно подходит для резного портрета под названием «Высокомерная надменность».
Сдав назад, он развернулся. Теперь «Порше» несся по дороге с предельно разрешенной скоростью.
Говорить было бесполезно. Казалось, она привлекала его только для того, чтобы снова оттолкнуть, держа его на расстоянии вытянутой руки. Отлично, подумал он, борясь с заносом на крутом повороте. В эту игру могут играть и двое.
Анни была возмущена собственным поведением. Она была готова позволить ему поцеловать себя. Не прилагая значительных усилий, Тейлор мог воспламенить ее чувства, словно искры в сухом дереве. Ничто не выходило так, как должно было быть.
Проехав в молчании несколько миль, он, наконец, взглянул на нее, заметив морщинку на лбу. Тейлор мог видеть, как она упрямо сжала губы.
— Ты серьезно волнуешься об этом конкурсе? — спросил он.
— Нет, со мной все в порядке. Все в порядке. — Она надеялась, что это правда.
Часом позже Тейлор остановился на заправочной станции. Анни пошла умыться и привести в порядок макияж.
— Проголодалась? — спросил он, когда она вернулась к машине.
— Ужасно. — Она успела остыть за долгие мили езды по неровным дорогам. Она решила, что им и так предстоит провести вместе целый уикэнд, и если они будут ссориться, то он покажется им еще дольше.
— Ты не против, чтобы взять что-нибудь? — Он притормозил у кафе быстрого обслуживания, где можно было получить еду, не выходя из машины.
— Конечно, нет. Меня это вполне устроит.
Тейлор подъехал к доске, на которой было написано меню, и они какое-то время изучали его, а потом Тейлор нажал на кнопку вызова.
— Добрый де… кракл, кракл. Добро пожаловать в… кракл, кракл. Вы хотите… заказ… кракл… пожалуйста? — сквозь треск раздался голос из динамика.
— Мне чизбургер и напиток, — решила Анни.
Сквозь статические разряды вновь раздался голос:
— Бург… гор… марин… щами…?
— Простите?
— Бург… гор… марин… щами, кракл, горячий яблочный… кракл, сегодня?
Она посмотрела на Тейлора в недоумении.
— Что она говорит?
— Хочешь ли ты чизбургер с маринованными овощами и горчицей, и не желаешь ли попробовать сегодня горячий яблочный пирог?
Она перегнулась через него, чтобы говорить прямо в микрофон.
— Нет, только чизбургер, с кетчупом и горчицей, и маленькую бутылочку «Диет-Пепси».
— … кракл, кракл… сыр?
— Да, я хочу чизбургер с сыром.
— Нужно… кракл, кракл, больше луку…
— Извини, — пробормотала она, снова опираясь ему на грудь.
— В любое время. — Его дыхание шевелило прядку волос у ее уха, и она чувствовала, как бьется его сердце под рубашкой. Усилием воли она заставила себя сосредоточиться на меню.
— Чизбургер без лука, без маринованных овощей, только с кетчупом и горчицей, и любую колу!
— Это… кракл… будет…? — спросил голос.
— Минуту. — Она взглянула на Тейлора — их лица были на расстоянии нескольких дюймов друг от друга. — Что ты хочешь?
Взгляд его дал ей понять, что этого в меню нет.
Со вздохом отчаяния она вернулась в мягкие объятия вогнутого кресла и прикрыла глаза. Тейлор откашлялся и повернулся к микрофону.
— Мне то же самое, и еще добавьте большой пакет жареного картофеля.
— Спасибо. Подъезжайте, пожалуйста, к окну номер один.
Теперь, конечно, голос звучал чисто, как колокольчик.
Тейлор подъехал к первому окну, заплатил и затем передал белые пакеты Анни.
— Через дорогу есть парк, — сказал он. — Может, было бы неплохо выйти из машины на несколько минут?
— Ладно. — В парке было довольно много людей, и он был прав — было бы совсем неплохо немного размять ноги.
Тейлор остановился в тени огромного дуба. Развернув старое солдатское одеяло, он постелил его на землю. Ей было немного неловко, когда он сел рядом с ней, но ствол дерева служил им обоим удобной спинкой.
— М-м-м, как приятно выпрямиться. — Анни потянулась, откинувшись назад. Они ели молча, но невидимые токи пробегали между ними. Анни не могла не обращать внимания на его потрясающую мужественность. Когда он предложил ей жареного картофеля, она взглянула на него, не в силах сдержать смех.
— Что случилось? — спросил он.
— До тебя к этому дереву долго никто не прислонялся. — Она протянула руки, чтобы снять тончайшие нити паутины, запутавшейся в его волосах. — Нагнись. — Он послушно наклонил голову и сидел неподвижно, пока ее длинные пальцы проводили по его роскошной темной шевелюре. Его теплое дыхание шевелило тонкие пряди ее волос, и она вдыхала исходивший от него аромат — свежий запах лимона и еще что-то, присущее только ему.
На мгновение повисла тишина.
— Я думаю, теперь ты в порядке, — сказала она, пытаясь, чтобы голос ее звучал непринужденно.
— Спасибо.
Они кончили есть в молчании. Когда они встали, чтобы идти обратно, Тейлор свернул одеяло и взял его подмышку. Взглянув на него, она увидела, что он смотрит на нее.
Он широко улыбнулся ей — от такой улыбки любой мог растаять.
— Почему бы нам с тобой не заключить перемирие, Анни? Я обещаю, что не буду приставать к тебе весь этот уикэнд, так что ты можешь расслабиться.
Она кивнула смущенная тем, что чувства ее были так очевидны.
— Так-то лучше. — Улыбаясь, он открыл ей дверцу машины, и она села, чувствуя, что ведет себя очень глупо, точно ее преследуют навязчивые идеи.
— Ах, прекрасный Вейл, — произнесла Анни, когда перед ними открылась местность, напоминавшая Швейцарию в миниатюре.
Они ехали по узким улочкам, вдоль привлекательных витрин магазинов. Очаровательный городок, приютившийся высоко в горах Колорадо, процветал, обслуживая лыжников и туристов.
— Уикэнд перед Днем Труда, и полно народа, — заметил Тейлор, снижая скорость в плотном, бампер к бамперу, кольце машин.
— Вот он. — Анни указала на здание, похожее на маленький баварский замок. Тейлор отыскал стоянку машин перед отелем и успел занять последнее свободное место.
Отель «Рафаэль» отличался сдержанной роскошью. Ковры восточной работы покрывали полы из привозного мрамора. Хрустальные люстры свисали с высоких потолков, богато украшенных замысловатой лепкой. Тейлор и Анни вошли в переполненный людьми холл, ища стойку бронирования.
— Вот она, на той стороне холла, — заметил ее Тейлор.
Крупная женщина с чемоданом в одной руке и двумя пуделями на поводке-сворке в другой загородила им дорогу.
— Простите, — извинился Тейлор, пытаясь протиснуться мимо нее.
— Молодой человек, — женщина толкнула Тейлора локтем в ребра, — не могли бы вы порекомендовать мне хороший отель в этом городе? Ума не приложу, что мне делать! — сказала она с раздражением и вздохнула.
— Этот вполне приличный, — ответил Тейлор.
— Этот просто переполнен! Вам лучше снять номер здесь, потому что на мили вокруг ничего нет, — сказала она сердито.
— Ну, должно же что-нибудь быть. — Тейлор продолжал слегка подталкивать Анни вперед.
— Только представьте себе! Я заказывала номер для моих девочек и меня, — крикнула женщина ему вслед. Она взглянула на своих ухоженных собачек и снова вздохнула. — Отель переполнен, мест нет, а номер отдали каким-то идиотам, приехавшим на дурацкий кулинарный конкурс!
— Да, вот не повезло! — крикнул в ответ Тейлор, поспешно направляясь к стойке бронирования в углу.
— Пожалуйста, комнаты для Малоун и Мак Куэйда. — Анни и Тейлор подождали, пока служащая введет информацию в компьютер.
— Надеюсь, комнаты готовы, — проговорила Анни. — Я ужасно устала.
— Ваша комната не вполне готова, мадам. У нас сегодня был ужасно напряженный день. Может быть, вы хотите подождать в соседнем зале? Мы называем его «Счастливый Часок».
— И сколько времени понадобится для подготовки моей комнаты? — не отставала Анни.
— Недолго. Ваш заказ подтвержден, но просто горничные немного запаздывают.
— Пойдем, они нам сообщат, когда все будет готово. — Тейлору удалось заставить протестующую Анни замолчать. Она вздохнула, смирившись, и они направились в зал.
Эта комната с панелями из выдержанного дерева выглядела очень привлекательно. На каждом столике горели свечи, а вдоль одной из стен тянулась длинная стойка бара, обитая медью.
— Что ты будешь пить? — Тейлор нашел столик и пододвинул ей мягкий стул.
— Белое вино, пожалуйста.
— Здесь столько народу. Я пойду к бару и сам закажу.
Откинувшись на спинку стула, Анни наблюдала, как Тейлор решительно направился к бару, и заметила, как люди оборачиваются посмотреть на него. Не только его интересная внешность, но та аура власти, которая окружала его, заставляла других обращать на него внимание. Анни чуть порозовела от гордости, чему сама немало удивилась. Он не принадлежал ей, но тем не менее она им гордилась.
Прокладывая себе путь обратно, Тейлор с улыбкой взглянул на нее, и ее сердце, казалось, подпрыгнуло и перекувырнулось.
— Спасибо, — сказала она, когда он протянул ей бокал вина. На мгновение их пальцы соприкоснулись, а глаза встретились. Она отвела взгляд, чтобы разорвать невидимую волнующую связь, не зная, почувствовал ли и он это.
Если он и почувствовал что-либо, то и вида не подал. Он сидел, отпивая маленькими глотками пиво, и смотрел на окружающих.
Рисуя пальцем кружочки на запотевшем стекле бокала, она пыталась придумать, что бы сказать такое остроумное и оригинальное.
— Эй, посмотри-ка, кто здесь! Кажется влюбленные пташки все же добрались сюда!
Повернувшись, они увидели Натана Патрари и Уэсли Барлоу.
— Давно здесь, Мак Куэйд?
— Нет, — ответил Тейлор. — А вы?
— Недавно. Мы не рассчитывали увидеть вас снова так скоро. Думали, вы двое будете где-то в стороне от дороги. — В голосе его отчетливо звучал намек. — Не возражаете, если мы к вам присоединимся? — спросил он, отодвигая от стола стул.
Тейлор отпил еще глоток пива, прежде чем ответил.
— Вам, наверное, будет более приятно сидеть за отдельным столом, — он помолчал немного, — на другом конце комнаты. — Тон его не допускал возражений.
— Ну, Тейлор, что ты злишься. Прости, что побеспокоили вас, — извинения Натана звучали не очень искренне. Он перевел взгляд с Тейлора на Анни. — Знаете что, мы вас оставим сегодня вдвоем. — Он усмехнулся, посмотрев на Уэсли. — Мы знаем, что вам завтра предстоит трудный день, и вам нужно отдохнуть.
— Вот так и делай, — сказал Тейлор.
— Уже сделал, — кинул через плечо Натан.
— А вы развлекайтесь вдвоем, — хохотнул Уэсли, вслед за своим приятелем.
Анни вздохнула, откинувшись на мягкую спинку стула, и допила вино. Она была рада, что эти двое ушли.
— Я думаю, надо пойти посмотреть, не готовы ли комнаты. Я совсем выбилась из сил.
— Слишком рано, — уверенно сказал Тейлор. Он знал, что когда служащая отеля сказала, что горничные запаздывают, это было как поцелуй смерти. — Мы еще не обедали. Можем заказать что-нибудь сюда, если хочешь.
— Почему бы и нет?
Съев сэндвич, Анни почувствовала себя лучше. Вино и свойственный Тейлору шарм помогли ей расслабиться. Отхлебывая кофе по-ирландски и слушая негромкие звуки оркестра, расположившегося в другом конце зала, Анни смотрела, как на маленькой площадке танцуют пары.
Она постепенно теряла бдительность. Его интерес к ее работе казался искренним, и Анни обнаружила, что рассказывает ему о своих мечтах.
— Я знаю, что моя надежда достичь известности в мире искусства всей страны может казаться несбыточной, — заключила она, чувствуя, что ведет себя довольно глупо. Он просто притворялся, напомнила она себе. Его интерес — это просто убедительно исполняемая роль. Ведь Тейлор Мак Куэйд был известным дамским угодником.
— Ты добьешься этого, — тихо сказал он.
— Как ты можешь быть уверен в этом? — Она чуть улыбнулась. — Мы так недолго знаем друг друга.
— Мы, наверное, провели больше времени, готовя вместе, чем некоторые пары проводят за месяц свиданий. — Он говорил легким тоном.
— Да, но мы же не ходили на свидания.
— Нет, — он поставил свой бокал на стол, — ты это ясно дала понять.
— Прости. Просто ты напоминаешь мне одного человека — только и всего.
— И с этим человеком не все получилось так, как хотелось бы, — догадался он.
Она вздохнула, зная, что была не очень-то вежлива с ним. В самом деле, что плохого ей сделал Тейлор?
— Не так, как я надеялась, — призналась она.
— И чем же я на него похож?
— Он был повесой.
Он возмущенно хмыкнул, порываясь что-то сказать, но сумел взять себя в руки.
— Я попробую угадать — у него была спортивная машина?
— Между прочим, — она помолчала, не в силах сдержать улыбку, — да, была.
Он кивнул.
— Все сходится.
— Мужчины в спортивных машинах пускаются в погоню за женщинами из спортивного интереса, — твердо сказала она. — Вот почему я не встречаюсь с людьми такого типа. Я не имею ничего против тебя лично.
— Я не обижаюсь.
— Я рада, что мы поняли друг друга. — Она отодвинулась от стола. — Комната наверняка уже готова, если только они не начали строить ее заново.
— Я думаю, я еще немного здесь побуду.
Конечно, чтобы поискать какую-нибудь женщину.
— Мы встретимся за завтраком? — спросила она.
— Как скажешь.
— В холле?

Коупленд Лори - Семья Мэлоун - 3. Вкус искушения => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга Семья Мэлоун - 3. Вкус искушения автора Коупленд Лори дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу Семья Мэлоун - 3. Вкус искушения своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Коупленд Лори - Семья Мэлоун - 3. Вкус искушения.
Ключевые слова страницы: Семья Мэлоун - 3. Вкус искушения; Коупленд Лори, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 Общая психопатология: Пособие для врачей