Полански Кэтрин - Медный ангел - читать и скачать бесплатно электронную книгу 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Крузи Дженнифер

Чудесное превращение


 

Тут выложена бесплатная электронная книга Чудесное превращение автора, которого зовут Крузи Дженнифер. В электроннной библиотеке forumsiti.ru можно скачать бесплатно книгу Чудесное превращение в форматах RTF, TXT или читать онлайн книгу Крузи Дженнифер - Чудесное превращение без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Чудесное превращение = 134.33 KB

Крузи Дженнифер - Чудесное превращение => скачать бесплатно электронную книгу



OCR Виктоша -site
«»: ; ;
ISBN
Оригинал: Jennifer Crusie, “The cinderella deal”
Аннотация
Чтобы получить долгожданную работу, Линкольну Блейзу необходимо… найти жену хотя бы на одни сутки. Кто же подойдет для этой роли лучше, чем его соседка — мечтательница и сумасбродка… Однако притворство вскоре оборачивается настоящей пыткой — их неудержимо влечет друг к другу…
Дженифер Крузи
Чудесное превращение
Глава 1
За окнами бушевала гроза, свет в коридоре мигал, а собственная тень заслоняла от Линкольна Блейза почтовые ящики. Но это не имело ровно никакого значения. Линкольн знал наизусть, что написано на ящике соседки снизу: «Дейзи Флэттери, апартаменты 1Б. Сказки, оригинальные идеи. Нереально — не значит лживо».
Линк хмуро смотрел на надпись, которую считал совершенно не подходящей для почтового ящика в солидном старом доме, где он жил вместе с тремя другими соседями. Именно по этой причине Линк снял квартиру в понравившемся ему доме — тот привлек его своим горделивым достоинством. Линк ценил достоинство, так же как и покой, размеренность и тишину. Ему понадобилось слишком много времени, чтобы добиться всего этого в своей жизни и в своей квартире. А потом он встретил соседку снизу.
Нахмурившись еще сильнее, Линк вспомнил, как впервые увидел Дейзи Флэттери во плоти. Дейзи шипела на него, как змея, — а Линк всего-навсего отшвырнул от своей машины ее кошку. Темные вьющиеся волосы девушки, словно наэлектризованные, стояли дыбом вокруг головы.
Последующие встречи не опровергли первого негативного впечатления, и воспоминания о них вряд ли были способны поднять настроение Линка. Дейзи, высокая и худощавая, носила длинные, в основном темно-синие платья, которые нагоняли на Линка уныние. Дейзи всегда хмурилась, встречаясь взглядом с Линком, и при этом ее густые брови сходились на переносице под синей бархатной шляпкой, которую девушка носила, плотно надвинув на уши, даже летом. Дейзи напоминала одну из героинь «Маленького домика в прерии». Линк обычно старался проскользнуть мимо, ограничившись вежливым кивком и дежурной улыбкой.
Но сейчас, разглядывая при свете молний надпись на почтовом ящике, Линк думал о том, что. возможно, теперь ему придется познакомиться с соседкой поближе. И он сам во всем виноват.
От этих мыслей сразу заболела голова. Линк поспешил засунуть в карман пиджака вынутую из ящика корреспонденцию и подняться наверх, в свою квартиру, где можно наконец принять аспирин и лечь.
Этажом ниже Дейзи Флэттери, нахмурившись, прислушивалась к раздававшимся за дверью звукам. Или ей почудилось, или она только что слышала нечто странное. Что-то среднее между скрипом несмазанной двери и криком попавшей в беду кошки.
Она посмотрела на Лиз, но маленький пушистый черный комочек неподвижно лежал на углу письменного стола, греясь в свете лампы, которую Дейзи удалось купить всего за доллар в магазинчике «Гудвилл». При виде этой картины Дейзи всегда хотелось улыбнуться — черный гладкий мех, переливающийся в свете лампы. Трудно поверить, что кто-то выкинул такую красавицу, как Лиз, на помойку, где и нашла ее Дейзи.
— Эй! — Миниатюрная блондинка, сидевшая напротив Дейзи, помахала рукой у нее перед носом. — Ты здесь или где-то еще? У тебя совершенно отсутствующий вид.
— Мне показалось, что я слышала что-то странное, — объяснила Дейзи. — А впрочем, не обращай внимания. Так на чем я остановилась? Ах, да. Я разорена. — Дейзи пожала плечами, не глядя на Джулию. — Ничего нового.
— Но ты расстроена. И это кое-что новое.
Джулия взяла из вазочки печенье и подвинула остальное Дейзи, чуть не задев возвышавшуюся посреди стола лампу. Лампа эта стала еще одной удачной находкой Дейзи — с абажуром от Тиффани из синего, зеленого и желтого стекла. В абажуре была небольшая трещинка, именно поэтому лампу уценили, и Дейзи смогла ее купить. Благодаря этой трещинке лампа имела в глазах Дейзи еще большее очарование — у нее как бы была своя история, она становилась реальной, почти живой. «Примерно как мои руки», — сказала себе Дейзи, сравнивая их с наманикюренными пальчиками Джулии. Шершавые, заляпанные краской, все ногти разной длины. Интересные руки. Руки реально существующего персонажа.
Как всегда, не обратив внимания на потрясающее преломление цветов в абажуре, Джулия, не имеющая ни капли фантазии, продолжала:
— А ты по-прежнему покупаешь самые дорогие кошачьи консервы? Хотела бы я так питаться, как твоя Лиз!
— Ну, хорошо, — продолжая хмуриться, Дейзи подняла голову. Она не любила даже думать о деньгах и, наверное, именно поэтому за последние четыре года очень часто сидела без них. — Может быть, мне не стоило оставлять преподавание.
Джулия выпрямилась так резко, что Лиз даже открыла один глаз, почувствовав движение воздуха.
— Вот это действительно новость! — воскликнула подруга Дейзи. — Так ты сомневаешься в себе? Такого еще никогда не было. — Она наклонилась через стол, чтобы заглянуть Дейзи в глаза. — Возьми себя в руки. Сделай чаю к печенью. Расскажи мне сказку. Сделай что-нибудь странное и непрактичное, чтобы я поняла, что передо мной снова Дейзи Флэттери.
— Очень смешно!
Встав из-за стола, Дейзи отправилась на поиски пакетиков с чаем и своего видавшего виды медного чайника. Она была почти уверена, что чай лежит в одной из банок на полке, но чайник — чайник мог оказаться где угодно. Открыв один из шкафов, Дейзи посмотрела на набившиеся туда сковородки, книги и кисти, которые решили по каким-то причинам поселиться вместе.
— Я не шучу. — Джулия прошла вслед за Дейзи к раковине. — Я знаю тебя двенадцать лет, и ты впервые говоришь, что не можешь с чем-то справиться.
Разозлившись, Дейзи резко обернулась к подруге, ударившись при этом головой о дверцу шкафа.
— Ой! — Она, морщась, потерла ушибленное место. — Я вовсе не утверждаю, что не могу стать художницей. — Снова заглянув в шкаф, Дейзи вытащила несколько форм для кекса и нашла наконец притаившийся в углу чайник. — Я верю в себя. Просто я, возможно, поторопилась уйти из школы.
Встав, Дейзи наполнила чайник водой из-под крана.
— Ну что ж, ты всю жизнь торопилась. — Перебрав банки на полке, Джулия нашла наконец чай. — И как это тебе пришло в голову положить чай в банку, на которой написано «Какао»? Ну да ладно. Тебе какой? «Констант Коммент» или «Эрл Грей»?
— «Эрл Грей». — Поставив чайник на конфорку, Дейзи зажгла плиту. — Настал серьезный момент, и мне нужен серьезный чай.
— А я лучше выпью «Констант Коммент». — Джулия вытащила из банки два пакетика с чаем. — У меня в жизни не бывает серьезных моментов.
— Могла бы притвориться ради меня, что у тебя они тоже бывают.
Дейзи тяжело вздохнула, завидуя оптимизму Джулии. Конечно, Джулия не бросала надежную и уважаемую преподавательскую работу, чтобы стать художницей. Она не жила последние четыре года только на собственные сбережения, которые в конце концов кончились. Дейзи поморщилась, потрогав шишку на голове.
— Знаешь, Джулия, я не могу так больше. Мне надоело наскребать гроши, чтобы заплатить по счетам. Я устала от попыток продать свои картины людям, которые не понимают моего творчества. — Она закусила губу, чтобы не расплакаться. — Я устала постоянно беспокоиться обо всем.
И это было главное. Дейзи устала от вечной нестабильности. Вот что способна сделать с человеком бедность.
— И что же ты собираешься сделать? — спросила Джулия, но тут откуда-то явственно послышался все тот же звук — нечто среднее между скрипом и мяуканьем, и Дейзи снова внимательно прислушалась.
— Клянусь, я слышала кошачий плач, — сказала она Джулии. — Прислушайся хорошенько. Слышишь?
Джулия напрягла слух, но через минуту покачала головой.
— Хм-м. Вода уже закипела. Может, это чайник издает такой звук?
Дейзи сняла с огня чайник, а Джулия разложила пакетики с чаем в две разные чашки, поставив их перед этим на два разных же блюдца. Дейзи налила кипятку.
— Как красиво, — произнесла она, глядя, как заварка постепенно смешивается с прозрачной водой.
— Забудь хоть ненадолго о красоте. — Взяв чашку, Джулия вернулась к столу. — У тебя сейчас кризис. Деньги кончились, картины не продаются. Кстати, а как твои сказки?
— Бюджет урезали. — Дейзи уселась напротив подруги. — Большинство библиотек не могут позволить себе пользоваться моими услугами. Для книжных магазинов тоже настали тяжелые времена, а о школах можно вообще забыть. Они все говорят, что я очень популярна и они обязательно свяжутся со мной, как только положение изменится к лучшему. Но пока мне не везет.
— Ну, хорошо, — наморщив нос, Джулия задумалась. — Как еще ты зарабатывала на жизнь? Ах, да, драгоценности. Как насчет драгоценностей?
Дейзи виновато посмотрела на Джулию.
— Драгоценности продаются, но Говард не заплатит мне денег до конца месяца. Он уже должен мне небольшую сумму, но обещает выдать все сразу. Там не так много, около сотни, но это помогло бы решить часть проблем. — Дейзи знала, что должна настойчиво потребовать причитающиеся ей деньги, но очень не хотелось ругаться с Говардом. Он так походил на ее отца!
Джулия снова нахмурилась.
— Так сколько же тебе нужно денег? Я имею в виду — чтобы волки не выли под дверью.
— Около тысячи, — вздохнула Дейзи. — Квартплата за прошлый месяц, квартплата за этот месяц, плюс расходы. Тогда я бы дотянула до расплаты с Говардом, а там, глядишь, подвернулось бы что-нибудь еще. — Все это звучало довольно жалко. — Я ведь уволилась, чтобы иметь возможность рисовать, а получается, что все время вместо творчества я трачу на попытки свести концы с концами. На работе сосредоточиться некогда. Я рассчитывала на выставку, но сильно сомневаюсь в ее успехе. И хотя у меня достаточно картин для выставки, не знаю, будет ли все это кому-то интересно. Кто я, в конце концов, такая?
Джулия отпила из чашки.
— Уф! Горячо! Подуй, прежде чем пить. То есть что значит — никому не интересно? Мне вот очень нравятся твои работы. Все эти мелкие детали…
— Ну да, детали. — Дейзи отодвинула чашку и оперлась грудью о стол. — Мне они тоже нравятся, но я уже освоила это. Пора развиваться, пробовать то, что труднее, но я не могу позволить себе. Я создала себе репутацию именно такими жанровыми картинами и не могу превратиться вдруг в художника-абстракциониста.
Джулия скорчила гримаску.
— Так вот чего тебе бы хотелось!
— Нет. — Закрыв глаза, Дейзи попыталась представить себе картины, которые хотела бы писать. Картины, каждый мазок которых дышал бы эмоциями, а не просто бытовые сюжеты с прорисованными деталями. Сочные мазки вместо четких линий. — Мне надо работать шире. Мне надо…
Снова послышалось громкое мяуканье.
— Это определенно кошка, — сказала Дейзи и направилась к окну.
Ворвавшийся в комнату ветер тут же поверг все вокруг в еще больший хаос. Лиз вскочила на все четыре лапы и раздраженно замяукала, но Дейзи не обратила на нее внимания. Она напряженно вглядывалась в бушевавшую на улице грозу.
Из-под растущего под окнами куста на нее смотрели два горящих глаза.
— Не убегай от меня, — приказала Дейзи и побежала к входной двери.
— Дейзи, куда ты? — спросила Джулия, но дверь за ее подругой уже захлопнулась.
Дейзи выбежала под дождь. Горящие в темноте глаза куда-то исчезли. Дейзи пришлось опуститься на четвереньки и заглянуть под куст.
Промокший взъерошенный котенок забился под ветки и сжался в комок. Дейзи протянула руку и тут же была оцарапана в ответ на свои добрые намерения.
— Я спасаю тебя, глупая киска, — сказала она, вытаскивая котенка из-под куста. — Прекрати сопротивляться.
Снова оказавшись в кухне, Дейзи завернула мокрый комочек в посудное полотенце. Джулия и Лиз наблюдали за происходящим примерно с одинаковым отвращением.
— Похоже на крысу, — произнесла Джулия. — Неужели ты спасла крысу?
Лиз зашипела, и котенок зашипел в ответ, когда Дейзи, вытерев его насухо, развернула полотенце.
— Это миткалевая кошка, — Дейзи опустилась на колени, чтобы лучше разглядеть крохотное животное на кухонном столе. — Ну вот, теперь с тобой все в порядке.
Не сводя глаз с Дейзи, котенок издал пронзительный звук, напоминавший скрежет ногтя по школьной доске.
— Именно то, чего тебе не хватало, — с сарказмом прокомментировала Джулия. — Еще один едок. — Она сочувственно посмотрела на Лиз: — Если захочешь переехать жить ко мне, я вполне тебя пойму. Даже для тебя, наверное, слишком — жить в одной квартире с крысой.
Лиз снова взглянула на котенка, потом свернулась калачиком в свете лампы и задремала.
— Котята едят не много, — сказала Дейзи.
Она нашла на полке над раковиной банку тунца, спрятавшуюся за томиком сказок братьев Гримм, баночкой малиновой краски и пакетиком с корицей.
— Хочешь тунца? — спросила Дейзи подругу.
— Нет. Я просто зашла к тебе попить чаю с печеньем и поболтать. — Джулия и котенок продолжали с отвращением смотреть друг на друга. — Знаешь, это не самая милая на свете крыса.
— Прекрати, Джулия.
Дейзи выложила тунца в фарфоровую тарелку, разрисованную фиалками, отложила примерно треть на половинку булочки, а остальное поделила между красной миской Лиз и желтым фарфоровым блюдечком из тонкого дорогого фарфора. Она вернулась с едой к столу, поставила перед Лиз ее миску, а перед котенком блюдечко, заставляя себя отвлечься от контраста желтого цвета и фиолетовых фиалок.
«Цвет и контраст, — подумала она. — Противоречие. Вот из чего состоит жизнь».
— Дейзи, — сказала Джулия. — Я знаю, ты сейчас начнешь возражать, но я могла бы одолжить тебе тысячу долларов. Я очень хочу одолжить тебе тысячу долларов. Пожалуйста, возьми у меня деньги.
Дейзи застыла на месте, потом посмотрела на Джулию. В свете лампы с витражным стеклом подруга ее выглядела такой хрупкой и уязвимой, а глаза ее были полны сочувствия. Дейзи готова была расцеловать Джулию, хотя очень злилась на сделанное ею предложение.
— Ты же знаешь, что я не возьму у тебя деньги, — упрямо сказала она.
Джулия закусила губу.
— Тогда продай мне свою картину. Ты ведь знаешь, как нравится мне картина с Лиззи Борден. Позволь мне…
— Джулия, ты уже купила три моих картины. Хватит благотворительности.
— Это не благотворительность, — настаивала на своем Джулия. — Я купила эти картины, потому что влюблена в них. А я…
— Нет. — Дейзи взяла со стола приготовленный бутерброд. — Хочешь тунца? Мы можем разделить это пополам.
— Нет, — вздохнула Джулия. — Нет. Мне надо идти проверять тетради. — Она задвинула стул под стол и с сожалением посмотрела на Дейзи. — Если тебе понадобится моя помощь, ты знаешь — я всегда готова.
— Знаю и очень ценю это. — Дейзи присела рядом с котенком, стараясь сосредоточиться на нем и забыть о великодушном предложении Джулии. — Если придумаешь какой-нибудь легкий способ сделать тысячу долларов, дай мне знать.
Джулия кивнула:
— Постараюсь.
Котенок снова заскрипел, и Джулия поспешила ретироваться к двери.
— Научи это животное молчать. Гатри будет недоволен, если узнает, что ты держишь в его доме кошку. Лиз терпят только потому, что она скорее не домашнее животное, а комнатное растение.
Как только Джулия ушла, Дейзи снова опустилась на колени, чтобы заглянуть в глаза котенку.
— Послушай, я понимаю — мы только что познакомились, — серьезно сказала она. — Но поверь мне на слово — ты должна есть, киска. Я знаю, у тебя было тяжелое детство. У меня тоже. Но я же ем. К тому же теперь ты кошка Флэттери. А кошки Флэттери не отказываются от еды. Съешь тунца, и ты можешь остаться.
Взяв крошечный кусочек рыбы, Дейзи поднесла его к самому носу киски. Та сначала лизнула тунца, потом осторожно взяла в рот.
— Видишь, как вкусно! — Дейзи нежно почесала котенка за ушами. — Бедный малыш. Ты — маленькая сиротка под дождем. Маленькая сиротка Энни. Но теперь ты со мной.
Маленькая сиротка Энни, выпутавшись из полотенца, подползла к блюдечку и начала есть — сначала медленно, затем жадно. Дейзи заправила за уши непослушные пряди волос и, не сводя глаз с котенка, принялась за остывший чай.
— Тебе придется вести себя тихо, — сказала она. — Мне не разрешено держать в квартире животных, так что будем прятать тебя от хозяина. И от парня, что живет наверху. Большой черноволосый злобный мужчина. Никакого чувства юмора. Все время раздувает ноздри. Такого не пропустишь. Он однажды ударил Лиз. Вид у нашего соседа такой, словно он завтракает кисками вроде тебя.
Покончив с тунцом, Энни старательно вылизала блюдце. Ее рыже-каштановая шерстка чуть подсохла, но все еще липла к тельцу.
— Может быть, ты — добрый знак, — Дейзи погладила котенка по спине. — Может, все это означает, что теперь мои дела пойдут лучше. Может…
И она начала рассказывать сказку. Сказку о своей новой жизни, которую строит последние четыре года. Дейзи пренебрегла осторожностью, решив последовать за своей мечтой, так что нет ничего удивительного в том, что сначала ей пришлось столкнуться с трудностями, потому что без трудностей и борьбы не бывает настоящей сказки. Но рано или поздно геробв сказок ждет вознаграждение. И она не будет исключением из этого правила. Картины начнут наконец продаваться, и. может быть, карьера сказочницы тоже сдвинется с мертвой точки. Появление принца также не помешало бы. Кто-нибудь большой и теплый, чтобы избавить ее от одиночества.
Прошло уже восемь месяцев с тех пор, как съехал Дерек, — этот негодяй прихватил ее стереоустановку, — и Дейзи готова была снова поверить какому-нибудь парню с хромосомой У. Конечно, о замужестве не может быть и речи. Дейзи уже видела, что способно сделать с женщиной обручальное кольцо на пальце. Стоило только взглянуть на ее мать. При одной мысли о матери у Дейзи еще больше испортилось настроение.
Энни оставила пустую тарелку и стала слизывать крошки тунца с мордочки. Скрипучий звук ее мяуканья вернул Дейзи к действительности.
Пора забыть о прекрасном принце. В сказках все всегда хорошо, но принц — вовсе не сказочный персонаж. Принцев просто не существует в природе. Дейзи поняла это еще тогда, когда стало ясно, что все обещания матери о том, что скоро вернется отец, — самая большая сказка в ее жизни. Никто никогда не оказывается рядом, когда нужен тебе. «Ты родилась одна, и ты умрешь в одиночестве, — повторяла себе Дейзи. — Помни об этом. А теперь подумай, как справиться со своим сегодняшним положением».
Свернувшись калачиком, Энни заснула. Лиз тоже доела тунца и с довольным видом погрузилась в забытье. Дейзи долго сидела неподвижно, разглядывая узор своей цветной лампы.
А этажом выше Линк вытянулся наконец на кожаном диване, стараясь расслабиться и немного отдохнуть. Головная боль постепенно утихала, но проблемы были по-прежнему при нем. И от мысли, что он виноват во всем сам, конечно же, не становилось легче.
Итак, он солгал.
Линк поморщился. Он вовсе не был лжецом, он вообще не был уверен, врал ли когда-нибудь раньше. Но он также не мог вспомнить, чтобы ему хотелось чего-нибудь так сильно, как хочется сейчас занять место преподавателя истории в солидном частном колледже в Прескотте. Вся основная информация, сообщенная им во время беседы с представителями администрации, была правдой: весьма внушительный послужной список, самые что ни на есть честные и благородные цели.
Линк закрыл глаза. Все это отговорки. И ничего не меняет. Он солгал. Подробности собеседования всплыли в голове Линка, снова причиняя боль. С ним говорили доктор Кроуфорд, декан гуманитарных факультетов, и доктор Букер, заведующий кафедрой истории. Доктор Кроуфорд внешне напоминал южного копа на пенсии: большой, грузный, с туповатым выражением лица. Он носил бабочку, видимо, чтобы больше походить на ученого. Доктору Букеру подобный камуфляж не требовался. Выглядел он так, словно многие годы из него постепенно испарялась влага, и теперь осталась только высушенная оболочка за очками в роговой оправе. Линк начал мечтать о заведовании кафедрой истории, как только увидел, что доктор Букер старше самого Господа Бога.
Сначала все шло хорошо. На обоих произвели впечатление рекомендации Линка, его первая книга, опубликованная четыре года назад, его безукоризненные манеры и весь облик. Линк понимал, что добился успеха, он годами жертвовал собой, чтобы добиться успеха. Публиковался в нужных изданиях, участвовал в нужных конференциях. У него было безукоризненное прошлое, он всегда делал и говорил только правильные вещи. И теперь вопрос был только в том, сочтут ли его подходящим кандидатом на это место. Но оказалось, он предусмотрел не все. Доктор Кроуфорд, кривя свои толстые губы, задал неожиданный вопрос: «Вы женаты, доктор Блейз?»
— Нет, — брякнул он и тут же увидел на лице доктора Кроуфорда сожаление. — Но я помолвлен, — поспешил добавить Линк. На него словно снизошло озарение. — Прескотт прекрасно подходит для наших планов. Мы решили подождать со свадьбой, пока я не осяду на одном месте, чтобы можно было воспитывать детей в этом прекрасном городке.
Тут Кроуфорд буквально расцвел на глазах:
— Замечательно, замечательно. Вы это правильно решили. Мы непременно свяжемся с вами, доктор Блейз, и сообщим свое решение.
Доктор Букер скорчил какую-то невразумительную гримасу.
А Линк вдруг понял, что окончательно сошел с ума. Мало того, что он выдумал себе невесту, так еще понадобилось бормотать что-то о будущих детях. Но самое странное, что, когда он произносил свою ложь, это казалось ему таким естественным. Нет, не невеста, но сама мысль о том, чтобы осесть где-нибудь в тихом месте с милой домовитой женщиной и нарожать детей. Линк словно видел перед собой аккуратно подстриженную лужайку и послушных ребятишек в отглаженных шортиках. «Ты просто жалкий врунишка, Блейз, — сказал он себе тогда. — Ты солгал, и Бог заставит тебя заплатить за это. Возможно, тебя поразит молния».
Но настоящим наказанием оказалась вовсе не молния, а все тот же доктор Кроуфорд. Линка пригласили сделать на факультете доклад о своих исследованиях — обычная процедура для ученого, претендующего на должность преподавателя. «И, — написал в приглашении Кроуфорд, — не забудьте привезти свою невесту».
Прекрасно! Линк сделал глоток пива. Он заслужил это. Если его не готовы были взять в Прескотт просто за его достоинства, надо было повернуться и уйти. Есть ведь и другие колледжи. А когда он закончит книгу, над которой работает…
Но он никогда не сможет закончить книгу, преподавая, как сейчас, в городском университете трем ужасным, сумасшедшим группам. Чтобы завершить свой труд, ему необходимо тихое, спокойное место вроде Прескотта. А чтобы попасть в Прескотт, надо что-то придумать, чтобы обхитрить администрацию колледжа.
Линк заворочался на кушетке. У него есть выбор.
Он может приехать без невесты, рискуя не получить вожделенное место. Он, конечно, останется честным человеком, но других преимуществ у этого плана не было. Есть еще один вариант — уговорить кого-нибудь представиться его невестой. Потом, получив место, придется сообщить коллегам, что помолвка расстроилась. Они уже не смогут уволить его.
Сначала Линк не хотел даже думать об этом, называл себя несчастным авантюристом, но, по мере того как приближался срок доклада, план казался все более привлекательным. Другого пути попасть в Прескотт он просто не видел.
Теперь Линку нужна была женщина — достаточно умная и хорошенькая, респектабельного вида, готовая врать и не краснеть, а потом без лишних вопросов исчезнуть из его жизни. Сначала он подумал о Джулии, живущей на нижнем этаже. У них в прошлом был короткий роман, и они с Линком расстались друзьями. Джулия, возможно, согласится помочь ему, но Линк все же сомневался, что это подходящая кандидатура на роль его невесты. Джулия слишком смазлива и невоздержанна на язык. Ему нужна была… женщина, похожая на жену. Женщина из «Маленького домика в прериях». И в то же время женщина, способная соврать не моргнув глазом.
Дейзи Флэттери?
«Нет», — подсказывал разум. Но в то же время Линк понимал, что Дейзи — его последняя надежда. «Сказки, оригинальные идеи» — написано на почтовом ящике девушки, значит, отвращение к вранью не является одним из ее достоинств. К тому же Джулия как-то сказала, что Дейзи — порядочный, бесхитростный человек, а Джулия редко ошибалась в людях. Дейзи Флэттери дюймов на шесть ниже его, с приятными округлыми формами. Если надеть на нее скромное платье в цветочек, Кроуфорд вполне может проглотить наживку. По какой-то непонятной причине Дейзи ненавидела Линка. Значит, на дружескую помощь рассчитывать нечего. Она должна сильно нуждаться в деньгах, чтобы согласиться принять его предложение и потратить на него свое время. Ну что ж, она не походила на богачку. Отчаяние может заставить человека сделать то, о чем он даже не задумался бы при более благоприятных обстоятельствах.
«Надо все же предварительно навести справки, — подумал Линк, глядя в потолок. — Позвоню завтра Джулии и расспрошу поподробнее об этой Флэттери».
Но тут он вдруг понял, что времени осталось не так много. Уже вторник, а доклад назначен на пятницу. У него вдруг закружилась голова, и Линк понял, что опять задерживает дыхание — он всегда реагировал так на нервное напряжение.
«Дыши, Блейз! — орал на него тренер по футболу, после того как Линк в очередной раз упал в обморок на поле. — Ты не должен останавливать дыхание, если хочешь играть в эту игру».
Глубоко вдохнув через нос, Линк протянул руку к телефону и набрал номер Джулии.
Пришлось подождать минут пять, пока прекратится истерический смех на другом конце провода
— Что-что ты им сказал? — выдохнула Джулия, как только смогла говорить. — Я просто не могу в это поверить.
— Хватит смеяться, — разозлился Линк. — На карту поставлена моя карьера.
— А мы все знаем, что карьера для тебя важнее любой части тела. — поддразнила его Джулия. — Меня до глубины души тронула эта история. Так ты хочешь, чтобы я представилась твоей невестой? Никаких проблем. Я надену скромное платьице и не буду красить губы.
— Нет, — поспешил вставить Линк, прежде чем Джулия успела увлечься этой идеей. — Мне нужна профессиональная лгунья, которая не начнет вдруг путаться в собственных словах и хихикать в решительный момент.
— Тебе подойдет Дейзи, — уверенно заявила Джулия. — Она — просто чудо, и на нее можно положиться.
— К тому же она врет, чтобы заработать себе на хлеб.
— Она вовсе не врет, а сочиняет сказки, — поспешила защитить подругу Джулия. — «Нереально — не значит лживо», как говорит сама Дейзи. К тому же ты у нас тоже не так уж кристально чист. Ведь это ты выдумал себе невесту.
Линк сокрушенно вздохнул.
— Никак не могу поверить, что ты солгал, — продолжала Джулия. — Ты ведь у нас такой праведник. Но, может быть, все это пойдет тебе на пользу, выведет из привычной колеи…
— Мне нравится моя колея, — сердито ответил Линк. — И вообще, я должен идти. Пока.
— …потому что ты превращаешься в камень прямо у меня на глазах, — слышалось в трубке, когда он опускал ее на рычаг.
О Боже! Линк без сил откинулся на спинку кожаного кресла. В его распоряжении всего три дня — а невесты нет как нет. Оставалось только надеяться на чудо. Неужели нет другого выхода? Линку вовсе не хотелось возлагать все свои надежды на Дейзи Флэттери.
Поднявшись, он взял из холодильника еще бутылку пива.
Все утро Дейзи пыталась найти хоть какую-то работу, но абсолютно безуспешно. Первым, кого она увидела, открыв входную дверь, была Энни, которая умудрилась выскользнуть из квартиры и ждала ее на ступеньках вместе с хозяином дома, человеком, которого Дейзи называла про себя Злобный Гатри. «О нет, только не это», — подумала Дейзи и поспешила, расправив плечи, на выручку бедной киске, не обращая никакого внимания на черноволосого зазнайку с верхнего этажа, который как раз мыл свою противную черную машину. Дейзи ненавидела эту машину почти так же, как ее хозяина.
Гатри указал пальцем на котенка с таким видом, словно видел перед собой гигантского таракана.
— Это кошка, — возмущенно произнес он.
— Да, я знаю. — Набрав в легкие побольше воздуха, Дейзи улыбнулась Гатри.
Она знала, что некрасива, но Бог дал ей нечто получше красоты — широкую, сияющую улыбку, растопляющую сердца мужчин. За это надо благодарить мать и множество гувернанток с Юга, прошедших через ее жизнь. Улыбка была единственным оружием Дейзи, зато она никогда не подводила ее, не подвела и сейчас.
Гатри усмехнулся в ответ, и Дейзи перевела дух в надежде, что все обошлось.
Но в это время Энни пронзительно замяукала.
Гатри нахмурился.
— Вы задолжали плату за месяц, Дейзи. И вам не разрешается держать в квартире животных.
— Я знаю. — Улыбка Дейзи сделалась еще ослепительнее. — Но вы ведь знаете, что я обязательно заплачу. Я живу здесь уже восемь лет и никогда вас не подводила.
Гатри нечего было возразить на это.
— Да, но кошка…
— Я взяла ее к себе до тех пор, пока вернутся ее хозяева. — Дейзи говорила чистую правду, умолчав лишь о том, что хозяева Энни вряд ли когда-нибудь вернутся. — Знаете, это ведь очень ценная порода. — Дейзи понизила голос, словно желая вовлечь Гатри в заговор. — Единственная в своем роде. Красная ализариновая кошка. Она очень необычно мяукает. Не говорите никому, а то сюда явятся похитители кошек. — Гатри удивленно заморгал, а Дейзи продолжала своим обычным голосом: — Я уверена, что Джулия не будет возражать. А верхние жильцы не узнают. Ведь это всего-навсего котенок.
— Но они уже знают, — сказал Гатри. — Доктор Блейз знает. Он может подтвердить.
Дейзи повернулась и взглянула на ненавистника кошек с верхнего этажа. Он был почти таким огромным и страшным, как она говорила Энни. С иссиня-черными волосами и пронзительным взглядом темных глаз. Он наблюдал за Дейзи и Гатри, прислонившись к машине, но взгляд его вовсе не был злым. Доктор Блейз выглядел так, словно подсчитывал что-то в уме
Дейзи решила воспользоваться моментом.
— Вы ведь не возражаете, доктор Блейз? — Она улыбнулась в лучших традициях своих родственниц с Юга.
И Линк вдруг широко улыбнулся в ответ. Это была настоящая улыбка, а не кривая усмешка, которой он обычно одаривал ее при встречах.
— Вовсе нет, мисс Флэттери. Это большая честь — иметь в доме столь редкое животное.
Дейзи вдруг стало нехорошо. Однако этот человек заслуживал благодарности, хоть он и пнул однажды Лиз.
— Спасибо, доктор Блейз. Это очень мило с вашей стороны, — Дейзи улыбнулась еще шире, и сосед снова улыбнулся в ответ.
Странный человек.
— Я скоро заплачу вам, — пообещала Дейзи Гатри, и тот удалился, недоверчиво покачивая головой и что-то бормоча себе под нос.
Дейзи взяла на руки котенка и повернулась, чтобы уйти, но тут кошачий ненавистник вдруг окликнул ее.
— Могу я поговорить с вами, мисс Флэттери?
«Я так и знала, — подумала Дейзи. — Это было слишком хорошо, чтобы оказаться правдой».
Она глубоко вздохнула и обернулась к Линку, улыбаясь изо всех сил, готовая на все, только бы Энни не пришлось снова стать сироткой.
Глава 2
Он вышел из-за машины, и только теперь Дейзи заметила, что на Линкольне Блейзе надеты только черные спортивные брюки и весьма поношенные белые кроссовки. Его большое, сильное тело было отлично сложено, но это не имело никакого значения. Дейзи изучала пропорции тела в художественной школе, а мужчин знала по собственному опыту. «Да, он красив, — сказала она себе. — Но забудь об этом. Он обижает кошек. Он ездит на ужасной черной машине. И Джулия рассказывала, что у него дома кошмарное люминесцентное освещение». Доктор Блейз явно не принадлежал к числу людей, с которыми Дейзи приятно было бы провести время.
Но она должна вести себя вежливо, чтобы сохранить кошку. Дейзи снова одарила Линка улыбкой мощностью в сотни мегаватт. Он продолжал улыбаться в ответ. Что ж, хорошо.
— Большое спасибо, что спасли мою кошку, мистер Блейз. Если могу быть вам чем-то полезна…
— Можете. У меня к вам деловое предложение. — Улыбка его мгновенно испарилась. — Строго деловое.
Дейзи мысленно поморщилась. Ну конечно, строго деловое. Что же может быть еще? У него просто не хватило бы воображения начать к ней приставать. И слава Богу. Потому что она обязательно отшила бы его, и Блейз снова набросился бы на ее кошку.
— Деловое, доктор Блейз? — переспросила Дейзи.
— Линк, зовите меня Линк. — Сделав шаг в сторону девушки, он взял ее под локоть. — Почему бы нам не зайти в дом и не поговорить об этом?
О, прекрасно, так он из тех, кто любит взять под локоток. Подразнить женщину.
Дейзи осторожно высвободила руку.
— Как насчет моей кухни, подойдет? Хотите чаю с травами?
— Замечательно, — не слишком убежденно пробормотал Линк и последовал за Дейзи в подъезд.
На пороге квартиры Дейзи Линк застыл в изумлении, не решаясь шагнуть дальше. Квартира выглядела так, словно здесь только что провели обыск. Дверцы шкафов были распахнуты, ящики выдвинуты, повсюду валялись какие-то бумаги, стол загромождала разнокалиберная посуда, баночки с красками и кисти, книги валялись на полу, и посреди всего этого ужаса неподвижно лежала огромная черная кошка, которую вполне можно было принять за дохлую, так как она ни на что не реагировала. Линк ждал, что Дейзи закричит и побежит звонить в полицию, но она только опустила котенка, которого держала на руках, в заваленное одеждой кресло и, перешагнув через черную кошку, направилась в кухню.
Судя по поведению хозяйки, ее дом всегда выглядит так. Как же можно здесь жить?
Дейзи сняла свою любимую синюю шляпку, и ее густые темные волосы с рыжеватым отливом упали на плечи поверх синего свободного свитера. Из-под длинного свитера выглядывала клетчатая юбка — сочетание цвета электрик и ярко-розового. Линку больно было смотреть на эти цвета, такими яркими они казались.
Но тут Дейзи открыла холодильник и предложила Линку пива, после чего ее рейтинг тут же повысился.
— А как же обещанный чай с травами? — спросил Линк, надеясь в глубине души, что он не будет подвергнут этой пытке.
— Мне показалось, что вы предпочитаете пиво, — и Дейзи улыбнулась ему простой, дружелюбной улыбкой, в которой не было и следа недавних попыток изобразить роковую женщину.
— Угадали. У вас есть открывалка?
Дейзи взяла из рук Линка бутылку и растерянно огляделась в поисках открывалки. Так и не найдя ее, она открыла бутылку о край кухонного стола и снова передала Линку.
Прежде чем поднести бутылку к губам, тот посмотрел внимательно, нет ли осколков на горлышке. «Помни, что она нужна тебе. Будь вежливым».
— Вы — настоящий профессионал, Дейзи. Спасибо.
Линк уселся напротив девушки за огромный дубовый стол. Дейзи включила стоящую на углу стола лампу с цветным абажуром, и на стене и потолке появился настоящий калейдоскоп радужных отсветов. Цвета, цвета. Весь дом был полон цветов и контрастов. И как она только спит здесь?
— Деловое предложение? — задумчиво произнесла Дейзи, склонив голову набок. — Но я ведь, знаете ли, не деловая женщина.
При свете лампы Линк внимательно изучал свою собеседницу. Копна темных волос, огромные карие глаза, широко расставленные над довольно крупным носом, яркие, чувственные губы. А вид у Дейзи был такой целеустремленный, что она, пожалуй, запросто могла бы продать молоко владельцу молочной фермы. Если одеть ее в нормальное платье, а не в одежду, которая велика как минимум на три размера, Дейзи вполне сойдет за невесту университетского преподавателя. Она была не в его вкусе — Линку нравились субтильные хрупкие блондинки — этакие эфемерные создания, — но Дейзи выглядела определенно в духе Прескотта, если, конечно, поработать над ее имиджем. Линк заметно приободрился.
— Я хочу просить вас об одолжении. — Линк наклонился вперед, призвав на помощь все свое обаяние. — Чисто практическом, но очень личном одолжении. — Он заметил, как Дейзи нахмурила брови при слове «личный», и поспешил добавить: — В этом нет ничего противозаконного. А я заплачу за вас задолженность по квартплате.
Брови девушки удивленно поползли вверх.
— Но это триста долларов…
Линк кивнул:
— Знаю. Но я сейчас нахожусь в отчаянном положении. Мне нужна невеста на двадцать четыре часа. — Так как предложение его звучало несколько странно, Линк поспешил уточнить: — Только невеста — речь идет о чисто платонических отношениях.
— Я понимаю, что вы не собираетесь предлагать мне руку и сердце на самом деле. — Дейзи сложила перед собой руки, как послушный ребенок. — Можете не уточнять это каждую минуту.
— Хорошо.
Линк немного расслабился. Затем глотнул еще пива, думая про себя, насколько труднее, чем он представлял себе, оказался этот разговор. Дело было не только в том, что Линк стеснялся признаться перед посторонним человеком в том, что солгал. Но Дейзи Флэттери… Иметь дело с такой женщиной — это чем-то напоминало его детские опыты с химическим набором. Все так увлекательно, но непредсказуемо.
— Но почему вам вдруг понадобилась невеста? — прервал его мысли голос Дейзи.
Линк набрался смелости и рассказал ей все, сначала запинаясь, потом все более уверенно. Дейзи не выставила его за дверь и не разразилась громким хохотом.
— Вы в тяжелом положении, — согласилась она, когда Линк закончил. — Но не знаю, чем могу помочь вам. Я ведь не похожа на девушку, собирающуюся вскоре замуж.
— Нет, но что вам стоит притвориться ею всего на двадцать четыре часа. Я куплю вам новое платье. Надо только изобразить из себя невесту, пока я не выступлю с докладом и мы не побываем вместе на вечеринке преподавателей, которая последует за выступлением. В пятницу около полуночи мы уедем оттуда, а в субботу днем вы будете дома.
Дейзи вдруг рассмеялась.
— Итак, вы вытаскиваете меня из долговой ямы, я получаю новое платье и должна притворяться тем, чем не являюсь на самом деле. А в полночь должна покинуть бал, пока часы не пробьют последний раз. — Дейзи широко улыбнулась. — Ведь так говорится в сказке про Золушку?
— Кажется, да. — Линк никогда не мог похвастаться особым чувством юмора и знанием сказок.
— После этого вы получаете работу, о которой мечтали, и возможность закончить свою книгу. — Дейзи склонила голову набок. — Мне нравится эта сказка. Все в результате выигрывают.
— Даже Гатри, — сказал Линк. — Он получит квартплату, которую вы ему задолжали.
— И я смогу оставить Энни. — Дейзи благодарно улыбнулась Линкольну. — Как мило с вашей стороны было сказать Гатри, что вы не возражаете против ее присутствия. Вы ведь не знали, соглашусь ли я помочь вам. Для человека, ненавидящего кошек, это был почти подвиг.
Линк озадаченно посмотрел на Дейзи.
— Но я вовсе не ненавижу кошек. Почему вы так решили?
Улыбка Дейзи стала гораздо холоднее.
— Я видела однажды, как вы-пнули Лиз.
— Лиз? — непонимающе нахмурился Линк. Дейзи кивнула на черную кошку, развалившуюся во всю длину среди разбросанных вещей. Все то время, что они провели в квартире, кошка ни разу не пошевелилась. Может быть, она все-таки мертва? Линк подавил в себе желание потрогать кошку, чтобы проверить, дышит ли она. Тут он вспомнил их первую встречу.
— Ах. да. Но я вовсе не бил ее. Просто убрал ногой с дороги. Она мешала мне подойти к машине.
Теперь улыбка Дейзи исчезла окончательно.
— Она имеет право лежать там, где ей нравится. Замечательно! Так она злилась на него все это время за то, в чем он вовсе не был виноват.
— Забудем о кошке, — поморщился Линк. — Вы сделаете то, о чем я прошу?
Дейзи задумалась, подперев ладонью подбородок, и только теперь Линк вдруг понял, какой упрямой может быть эта девушка.
Затем она вдруг кивнула головой и сказала:
— Да, я сделаю это. За тысячу долларов.
Линк даже вздрогнул от неожиданности.
— За тысячу?!
— Именно столько мне нужно, чтобы продержаться на плаву. — Дейзи снова улыбалась ему улыбкой, с помощью которой наверняка потопила за свою жизнь не один десяток кораблей. — Я не собираюсь быть Золушкой, если вы не спасете меня до конца, понимаете?
Улыбка Дейзи лишала его возможности четко мыслить. Линк представил себе, что может сделать эта улыбка в Прескотте. Не забыть сказать ей, чтобы улыбалась почаще.
— Хорошо. Пусть будет тысяча долларов, — сдался он.
Дейзи протянула руку через стол, и Линк сжал ее теплую ладонь. Рукопожатие девушки было твердым и решительным.
— Будем считать, что мы заключили сделку. Сделку Золушки.
— Замечательно, — процедил сквозь зубы Линк. Как раз то, что ему нужно. Невеста-ребенок, до сих пор верящая в сказки. — Вы свободны завтра около часа дня? Нам надо бы порепетировать предстоящую роль.
Дейзи кивнула.
— За тысячу долларов я очень даже свободна. И практически в любое время.
— Хорошо. — Линк вроде бы не заметил иронии в ее словах. Поднявшись, он потрепал Дейзи по волосам. — Тогда до завтра.
Дверь уже закрылась за Линком, а Дейзи все стояла, не сводя с нее глаз.
Мало того, что этот Линкольн Блейз пинал кошек и хватал женщин за локти, он еще, оказывается, любил потрепать их по волосам.
— Может быть, мы и заключили сделку Золушки, — сказала она кошкам, — но, можете поверить мне, это не сказочный принц.
Когда Линк зашел за Дейзи в назначенное время, сомнения, мучившие все утро, охватили его с новой силой. На Дейзи было ярко-желтое платье балахоном, доходившее почти до щиколоток и скрывавшее какие бы то ни было женские формы, а волосы, как всегда, были спрятаны под дурацкую синюю шляпку. И где Дейзи берет такие жуткие бесформенные платья? Она ведь не такая уж маленькая, по меньшей мере пять футов восемь дюймов. Правда, рядом с Линком Дейзи казалась меньше. Надо сказать ей, чтобы не вставала рядом с Букером. А то будет выглядеть как валькирия рядом с гномом.
Линк открыл перед Дейзи дверцу машины, а она вдруг с нескрываемым ужасом посмотрела на его «Порше».
— Что такое? — спросил Линк. — Что опять не так?
— Эта машина просто ужасна, — с отвращением произнесла Дейзи. — Из нее надо изгнать злых духов.
Линк удивленно посмотрел на Дейзи.
— Эго «Порше». Я с ней столько провозился. Это потрясающая машина.
— Она черная, длинная, приземистая и выглядит как ад на колесах. — Дейзи покачала головой. — Не могу представить себе солидного профессора колледжа в такой ужасной машине.
Мысль эта была не нова. Каждый, кто видел машину Линка, говорил примерно то же самое. Что эта машина совершенно не подходит ему, и как это его угораздило купить такую. Линк нашел эту машину, когда, еще учась в школе, подрабатывал на свалке. В минуту абсолютного безумия, пораженный тем, что кто-то мог выкинуть такую красоту, он купил машину, пообещав отработать долг. Конечно же, это было только начало. Понадобилось еще пять лет и куча денег, чтобы машина смогла ездить. И вот теперь, когда он с гордостью садился за руль своего детища, эта женщина посмела насмехаться над плодами его трудов.
— После пятницы вам никогда не придется больше в ней кататься, — сказал Линк. — А сейчас садитесь.
— Да, но мне все равно придется смотреть на это чудовище. А это, поверьте, стоит больших усилий.
— Проявите терпение. — Линк захлопнул дверцу. Многие женщины ничего не понимают в автомобилях, и не удивительно, что Дейзи Флэттери оказалась одной из них.
— Куда мы едем? — спросила Дейзи, когда они вывернули на дорогу.
Порывшись в кармане пиджака, Линк протянул ей бумажку, на которой было написано: «Кольцо. Платье. Ленч».
— Нам нужно кольцо, — Линк привык повторять все по нескольку раз для своих учеников, чтобы те как следует усвоили материал. — И платье. А потом мы пообедаем и все обсудим. — Посмотрев на платье Дейзи, Линкольн поморщился и сказал. — Платье купим белое.
Дейзи нахмурилась.
— Мне нравится цветное.
Линк не сводил глаз с дороги.
— В этот уик-энд на вас будет белое. — Скосив глаза, чтобы понаблюдать за реакцией девушки, Линк заметил, что Дейзи нахмурилась еще больше. — И прекратите хмуриться. От такого выражения лица, как у вас сейчас, киснет молоко.
Вздохнув, Дейзи разгладила складку между бровями.
— Я начинаю жалеть, что согласилась на ваше предложение.
— Подумайте об ожидающей вас тысяче долларов, — сказал Линк, вспомнив, как благодарна была ему Дейзи еще вчера.
— И об Энни, — кивнула девушка.
Снова эта кошка. Неужели она не может прожить ни минуты без упоминания об этих мерзких животных?
— Послушайте, я в любом случае позволил бы вам оставить в доме кошку.
— Правда?
— Ну конечно. У вас вид человека, которому не помешал бы друг.
Дейзи задиристо вскинула подбородок.
— У меня есть друзья, — с обидой бросила она. — И довольно много.
— Извините. Просто я никогда не видел вас в компании друзей.
Линк заметил, что Дейзи снова хмурится.
— Перестаньте морщить лоб.
Дейзи послушалась, не возразив ни слова.
— Дерек не любил компании. Впрочем, и мои друзья невзлюбили Дерека, так что большинство из них я растеряла.
— Дерек… — припомнил Линк. — Это тот блондин, что слишком громко включал музыку?
Дейзи кивнула.
— Дерек — музыкант. У него проблемы со слухом, потому что на концертах он стоит рядом с колонками. Так мы и познакомились. На одном из концертов кто — то резко увеличил звук, и Дерек упал со сцены прямо к моим ногам. Поранил голову. А у меня был с собой пластырь. Дерек сказал, что впервые видит женщину, которая носит пластырь на рок-концерт.
Линк удивленно посмотрел на Дейзи. Она наверняка выдумала все это, потому что более нелепой ситуации в жизни он представить себе не мог.
— Вы сочиняете на ходу.
Дейзи опять нахмурилась.
— Вовсе нет. Через неделю он ко мне переехал.
Линк снова перевел глаза на дорогу. Он был просто в отчаянии. Как можно быть такой легкомысленной? Зная человека всего неделю, Дейзи позволила ему переехать к себе. У этой женщины совершенно нет здравого смысла. А впрочем, это не его дело.
Однако то, что они делали сейчас, явно касалось Дерека. Линк не собирался жить с женщиной, но если бы собрался, то вряд ли позволил бы этой женщине изображать невесту другого мужчины.
— А Дерек не будет расстроен тем, что вы делаете для меня? — осторожно осведомился он.
— Дерек ушел
Линк удивленно взглянул на Дейзи, но она явно не собиралась пускаться в более подробные объяснения, касающиеся ее личной жизни.
— Что ж, спасибо, что приглушили звук у своего стерео, — сказал он любезно. — Для работы мне крайне важна тишина.
— Дерек забрал стерео с собой. — Говоря это, Дейзи смотрела в окно и не видела реакции Линка.
Хоть это было и не его дело, он все же не удержался и спросил:
— Это была его аппаратура?
— Нет.
Линк только покачал головой. Этот Дерек, должно быть, круглый дурак. Замечательная квартира, женщина с пластырем наготове, которой все равно, что он оглох, потому что был слишком глуп и не сообразил встать подальше от колонок. А он вместо благодарности за внимание и приют крадет ее стерео. Как он вообще умудрился найти его среди беспорядка, царящего в квартире Дейзи?
Линк остановил машину у небольшого ювелирного магазинчика.
— Только держите себя в разумных рамках, — попросил он. — Я ведь все-таки профессор колледжа, а не миллионер.
Покорно кивнув, Дейзи прошла вслед за Линком в прохладный зал магазина.
Дейзи чуть не налетела на Линкольна, когда несколько минут спустя он остановился у витрины с бриллиантами. Девушка заглянула ему через плечо. Камни напоминали россыпь льдинок на синем бархате. Дейзи покачала головой и двинулась дальше со словами:
— Они слишком холодные. Я люблю жемчуг.
— Спасибо, — сказал Линк, и Дейзи поняла: он подумал о том, что сэкономит кучу денег. Но Дейзи действительно любила жемчуг.
Жемчужинки были гладкими, матовыми, загадочно мерцающими, словно живыми. Линк сразу показал на одно кольцо, напоминавшее цветок: старомодный ободок с маленькими жемчужинами вокруг крошечного сапфирового центра.
— Вот это, — сказал он продавцу, затем повернулся к Дейзи и произнес: — Оно выглядит так естественно. В старинном стиле. Кроуфорду такое понравится.
Дейзи едва удержалась от реплики, что лучше бы он подарил это кольцо Кроуфорду, потому что оно совершенно не в ее стиле. Кольцо, которое ей нравилось, лежало рядом — серебряное, с гравировкой и четырьмя жемчужинами неправильной формы. Но Линк посоветовал ей вырабатывать чувство такта, и Дейзи старалась изо всех сил. Видит Бог, он платит ей достаточно, чтобы иметь право рассчитывать на это.
— Очень милое кольцо, — Дейзи улыбнулась Линку. — Но мне нравится то, что рядом. — Она указала на серебряное. — Я люблю пресноводный жемчуг.
— Забудь об этом, — отрезал Линк. — Кольцо с сапфиром в центре, — решительно сказал он продавцу.
Тот бросил на Дейзи вопросительный взгляд, и это не укрылось от нее. Свет в магазине был достаточно тусклым. Подбирая кольцо по размеру Дейзи, продавец вел себя с ней как с обиженным ребенком. Дейзи часто не давали ее возраста при неярком освещении. Может, этот номер пройдет и здесь. Стоило попытаться — хотя бы для того, чтобы дать понять этому тирану, что с ней не стоит конфликтовать.
Взяв Линка под руку, Дейзи изобразила наивную улыбку.
— Хорошо, дорогой, мы купим это колечко. Но, когда мне исполнится восемнадцать, ты подаришь мне то, другое? Пожалуйста, пожалуйста. — Она захлопала длинными ресницами, изображая юную наивную девчонку.
Продавец нахмурился, не понимая, что происходит, а Линк изумленно застыл на месте, тоже совершенно сбитый с толку.
Теперь мишенью для знаменитой улыбки Дейзи стал продавец.
— Он так добр ко мне, — щебетала девушка. — Не понимаю, почему мама с папой его не любят.
Продавец возмущенно покачал головой и отправился оформлять продажу кольца.
Дейзи с самым невинным видом посмотрела в глаза Линку, которому явно не понравилась ее шутка.
— Послушай, солнышко, ты очень остроумная девочка и выглядишь достаточно молодо, но на восемнадцать никак не тянешь, — заявил он. — Так что перестань придуряться и создавать ненужные проблемы.
Дейзи лучезарно улыбнулась своему спутнику.
— Ты разве не понял? Этот парень принял меня за несовершеннолетнюю. А тебя за извращенца.
Теперь нахмурился Линк.
— Частью нашей сделки является твоя помощь.
— В Прескотте, — уточнила Дейзи. — Но сейчас мы ведь не в Прескотте.
Когда они вернулись к машине, Линк открыл перед Дейзи дверцу и хмуро посмотрел на часы. Они не укладывались в намеченный график. Проследив за его взглядом, Дейзи чуть не заскрипела зубами. Она ненавидела расписания, которые всегда порождали спешку и чувство вины за опоздание, две вещи, которые она любила меньше всего. А Линк совсем испортил ей настроение, когда, забравшись в машину, произнес:
— Хоть платье-то мы можем выбрать без того, чтобы ты устраивала спектакль в примерочной?
Дейзи посмотрела ему прямо в глаза:
— Никогда нельзя знать заранее, что произойдет.
— Вот это-то мне и не нравится. — Линк завел машину и резко тронул с места.
Но платье они купили всего за пятнадцать минут. Дейзи затащила Линка в отдел, где была распродажа, и там они купили белое платье из вискозы с белой же вышивкой. Дейзи смотрела, как Линк обводит помещение глазами, отмечая, что здесь только уцененные вещи, и готовясь сказать «нет». Она собиралась дать ему отпор. Проведя с Линком всего несколько часов, Дейзи уже читала этого мужчину как открытую книгу.
— Поверь мне, — начала Дейзи. — Я уже мерила однажды это платье и повесила обратно, потому что выгляжу в нем как безмозглая девчонка. Оно прекрасно подойдет к купленному тобой кольцу. — Она почти презрительно посмотрела на Линка. — И поможет осуществить все твои фантазии, папочка.
Продавец посмотрел на Линкольна с интересом и одновременно с отвращением.
— Прекрати, — прошипел Линк и тут же купил платье — на что и рассчитывала Дейзи, — чтобы только поскорее убраться из этого магазина.
Потом они пошли есть сандвичи в небольшое кафе в подвальчике неподалеку от колледжа. Дейзи сидела напротив Линка и смотрела, как он ест, с отчаянием думая о том, что олицетворял собой этот мужчина — белые платья, уродские кольца, в общем, ненависть ко всему яркому и оригинальному.
— Итак, теперь расскажи все, что необходимо знать твоей невесте. Каким ты был, когда был ребенком? Где вырос?
— В маленьком местечке в Огайо. Сидней.
Линк с удовольствием впился зубами в сандвич, и Дейзи вдруг вспомнила слова Джулии о том, что он весьма активен в постели. «Прекрати, — сказала она себе. — Тебя это не касается. И не забывай о его ужасной машине».
— Кто такой Сидней?
Линк покачал головой, проглатывая кусок.
— Сидней — это название городка. Наша команда называлась «Желтые куртки Сиднея». У меня до сих пор осталась спортивная форма. Вдруг ты захочешь надеть мою куртку. По-моему, это могло бы понравиться Кроуфорду.
Дейзи нахмурилась.
— «Желтые куртки»? С полосками, как у пчел?
Линк кивнул:
— Наши цвета были желтый и черный.
Дейзи изумленно смотрела на Линка, который снова сражался с сандвичем.
— «Пчелы-убийцы» из Сиднея, Огайо?
— Ну да. Я даже получил стипендию от спортивного клуба.
Покачав головой, Дейзи взяла свой сандвич с индейкой.
— Надо же, мой муж — пчела-убийца.
— Огайо — футбольный штат, — продолжал Линк, не обращая внимания на ее язвительный тон.
— Так, значит, я теперь пчелиная матка?
— Моя стипендия действовала только в штате Огайо.
— И ты стал трутнем.
— Это была небольшая стипендия.
— Это отчасти объясняет, почему у тебя такие скучные вкусы.
— Но это не имело значения, потому что я получал еще академическую стипендию.
— Мы могли бы жить в маленьком коттедже под названием «Улей», — с отсутствующим видом произнесла Дейзи.
Линк остановился. Создавалось впечатление, что каждый из них разговаривает сам с собой.
— Ты вообще слушаешь меня?
Дейзи смотрела на него широко раскрытыми глазами.
— Конечно, дорогой. Ты был звездой футбола и получал стипендию в штате Огайо. Ты встречался с самой красивой девочкой, был кумиром в выпускном классе, и тебя обожали учителя. Потом ты потерял невинность незадолго до окончания высшей школы после первого футбольного матча сезона.
— Откуда ты знаешь? — удивленно заморгал Линк.
Дейзи лукаво взглянула на него.
— На тебе просто написано слово «яппи». Я никогда не догадалась бы только об одном — что ты был «пчелой-убийцей». — Дейзи занялась сандвичем, радуясь про себя тому, что ей удалось поддеть Линка.
Отложив свой сандвич, Линк улыбнулся Дейзи.
— Теперь попробую я. Ты была членом арт-клуба, клуба драматического искусства и Общества национальной славы. Ты носила очки и странно одевалась. Писала стихи, получала отличные оценки по английскому. И встречалась с парнями, которые серьезно относились к жизни. Ты потеряла невинность только в колледже, и это стало для тебя большим разочарованием. И ты всю жизнь мечтала, что бывшая звезда футбола из Сиднея, штат Огайо, сделает тебе предложение и попросит переехать с ним в Прескотт, чтобы ты смогла нарожать кучу детей и стать членом партии республиканцев.
Проглотив кусок индейки, Дейзи улыбнулась в ответ.
— Ты угадывал все правильно, пока не дошел до звезды футбола из штата Огайо.
— Ну ладно, хотя бы на этот уик-энд притворись уж, что это тоже правда.
Дейзи пыталась понять этого человека. В детстве его наверняка угнетали родители. У нее было бы такое же детство, если бы приходилось жить с отцом круглый год, а не только летом. И у Линка наверняка была властная мать с тяжелым характером.
— А я понравлюсь твоей матери? — спросила Дейзи.
— Моей матери не нравится никто, включая меня.
— Это просто ужасно. — Дейзи отложила сандвич. Ей неожиданно расхотелось есть.
Линк пожал плечами.
— Она не слишком эмоциональная женщина. Не то чтобы она относилась ко мне неприязненно, просто я мало ее интересую. Меня вполне все устраивает. Я знаю мужчин, которым их мамочки звонят каждый уик-энд, чтобы выяснить, не женились ли они за прошедшую неделю.
— Примерно как моя мама. — Дейзи снова принялась за сандвич.
— А отец наверняка называет тебя Булочка, — предположил Линк.
Да, как же!
— Мой отец не называет меня никак. — Вид Дейзи ясно давал понять, что эта тема разговора ей неприятна. — А что представляет собой твой отец?
— Он умер. — Линк дожевал и проглотил очередной кусок.
Неприятные воспоминания о собственном отце уступили место сочувствию, и Дейзи опять расхотелось есть.
— О, Линк, извини…
Линк покачал в ответ головой:
— Отец умер, когда мне было тринадцать. Он успел посмотреть на мой первый гол.
— Что же, это просто чудесно… — Дейзи подумала о том, что на все остальные игры Липку пришлось ходить одному. В голове у нее тут же сложилась трогательная история о молодом спортсмене, который после каждого забитого им гола ищет на трибунах лицо отца, прекрасно зная, что его там нет и уже никогда не будет. Глаза девушки наполнились слезами.
— Прекрати. — Линк протянул ей салфетку. — Это все было двадцать пять лет назад. Я уже плохо помню, как он выглядел. Расскажи мне о своем отце.
Дейзи вытерла глаза и постаралась взять себя в руки.
— Рассказывать особо нечего. Он нас бросил.
«И зачем только я спросил?» — мысленно упрекнул себя Линк, но тут же задал следующий вопрос:
— Это было тяжело?
Дейзи пожала плечами.
— Он бросил нас, когда мне был всего год. Я давно пережила это.
Линк пытался выдавить из себя слова сочувствия, но у него получилось только: «О!»
— Я проводила с отцом каждое лето. Он пытался сделать из меня воспитанную девочку, чтобы я не позорила его. Когда мне исполнилось шестнадцать, я не захотела больше к нему ехать. С тех пор мы почти не виделись.
История выглядела весьма неблагополучно, и Лин-ку расхотелось обсуждать эту тему.
— Твоя мать вышла второй раз замуж?
— Нет. — Дейзи с отсутствующим видом вытащила из сандвича маринованный огурец, и Линк понял, насколько она расстроена. — Она все ждет, что отец вернется к ней.
— Что?
— Я понимаю, как нелепо это звучит. — Дейзи растерянно покусывала огурец. — Даже ребенком я знала, что этого никогда не будет. Но мама по-прежнему надеется, что он вернется. Она просто не может смотреть в глаза реальности.
«Так, значит, это у вас наследственное», — подумал Линк.
— Наверное, она очень любила твоего отца, — произнес он вслух.
— Не знаю, — задумчиво ответила Дейзи. — Они так романтично встретились. Отец увидел мать за прилавком цветочного магазина, где она работала, поднял на руки и отнес в свой лимузин. Какое-то время они были друг от друга без ума, но потом для моего отца кончился этот период безумия, он посмотрел внимательно, на ком женился, и остался недоволен увиденным. — Дейзи пожала плечами. — Отец очень консервативный человек. Очень правильный, очень серьезный. — Она взглянула вдруг прямо в глаза Линку. — Как ты. — Линк не знал, что ответить, но Дейзи продолжала: — А моя мать немного… легкомысленная. Ей ни разу не пришло в голову, что она не подходила отцу. Мама наверняка считала, что делала все хорошо и правильно, была отличной маленькой женушкой. А отцу нужна была элегантная, изысканная спутница жизни, женщина, которая жила бы его реальностью. Он нашел такую женщину и оставил мать.
Линк сочувственно посмотрел на нее.
— Да, — вздохнула Дейзи. — Но мать до сих пор живет иллюзиями и верит, что отец просто ошибся и рано или поздно вспомнит, что только она — его истинная любовь. — Дейзи пожала плечами.
— Рано или поздно? — удивленно переспросил Линк. — Но сколько же прошло времени?
— Тридцать один год.
— Твоя мать просто ненормальная, — Линк поморщился, понимая, что ляпнул лишнее. — Прости, я не хотел…
— Не думаю, что она на самом деле сумасшедшая, — сказала Дейзи. — Просто мама оторвалась от реальности и сделала это, чтобы выжить. — Снова взглянув в глаза Линку, Дейзи словно прочла его мысли — Я не оторвана от реальности. Я могу брать небольшие отпуска, но всегда знаю, как вернуться обратно.
— Это хорошо. В этот уик-энд постарайся в отпуск не отправляться. Итак, продолжим. Как зовут твою мать?
— Пэнзи — анютины глазки.
— Что? — почти с отвращением произнес Линк
— Ее просто зовут Пэнзи.
Линк недоверчиво покачал головой.
— Хорошо. Стало быть, твоя мать — Пэнзи. Как она выглядит?
Дейзи задумалась на секунду, вызывая в памяти облик матери, чтобы поточнее описать ее.
— Она маленькая. Совсем не похожа на меня. Блондинка. Умненькая. Южный тип. Мама сошла бы с ума от счастья, если бы ей купили такое кольцо. — Глаза Дейзи вдруг сузились. — И от тебя она бы тоже сошла с ума. Большой черноволосый красавец-янки, который пришел похитить ее маленькую магнолию. Прямо как Рэт Батлер.
Линк выглядел почти расстроенным.
— Честно говоря, никогда не сравнил бы тебя с магнолией.
Дейзи не стала расстраиваться и спорить.
— Я ведь тоже никогда бы не подумала, что ты — «пчела-убийца». Чего только не узнаешь, когда помолвишься с кем-нибудь. А как зовут твою мать?
— Гертруда.
— Гертруда? Действительно? Гертруда Блейз?
— До замужества она была Гертрудой Шмидт.
Дейзи кивнула.
— Немка. Я так и знала. — Она вдруг задержала дыхание. — О Боже, я, наверное, не смогу выйти за тебя замуж.
Линк встревоженно посмотрел на девушку.
— Мое имя. — Дейзи старалась изо всех сил, чтобы слова ее звучали как можно трагичнее.
— Дейзи?
— Дейзи Блейз. Это звучит просто отвратительно.
Линк улыбнулся, понимая, что над ним снова подшутили.
— Действительно. Похоже на псевдоним стриптизерши.
— Может быть, именно так мы и встретились, — подхватила игру Дейзи. — Я раздевалась на сцене, а ты…
— Нет! — с ужасом воскликнул Линк, представив лица профессоров, которым Дейзи, не жалея красок, описывает сцену их знакомства.
— Ну хорошо. — Дейзи старалась изо всех сил вести себя разумно. — И как же тогда мы встретились? Это должно быть что-то особенное.
— Нет, ничего особенного придумывать не надо. — Линк погрозил Дейзи пальцем. — Забудь свои фантазии. Мы встретились, потому что живем в одном доме. Постараемся врать как можно меньше, а то совсем запутаемся.
— Это неинтересно. Я все-таки придумаю что-нибудь.
— Нет, — снова оборвал ее Линк, возвращаясь к сандвичу.
— Ну хорошо. — Дейзи отодвинула тарелку и постаралась найти нить разговора. — У тебя есть братья или сестры?
— Два брата, Уилсон и Кеннеди. Уил и Кен.
— Линкольн, Уилсон и Кеннеди?
— Отец был поклонником ролевых моделей. Как насчет тебя?
— Я тоже верю в ролевые модели. — Дейзи уже приготовилась рассказать ему о Розе Парке, но тут вдруг поняла, что вопрос Линка касался ее семьи.
— У меня есть две сводных сестры — Мелисса и Виктория. Очень шикарные.
— Понял. — Покончив с сандвичем, Линк посмотрел на часы.
«Неужели тебе скучно со мной?» — подумала Дейзи.
— Ты хочешь знать что-то еще? — произнесла она вслух.
— Чем ты зарабатываешь на жизнь?
«Именно тем, что написано на моем почтовом ящике», — хотела сказать Дейзи, но подавила свое желание. Находясь рядом с Линком, ей приходилось подавлять в себе очень многое. И это не нравилось Дейзи.
— Я рисую и сочиняю сказки. Джулия говорила, что ты написал книгу. Как она называлась?
— «Роль спортивных состязаний в социальной истории девятнадцатого века».
— Захватывающее название. Кто будет играть твою роль в экранизации? Голливуд уже купил права на твое произведение?
Линк смотрел на нее, изображая невозмутимость.
— Возможно, — задумчиво произнес он, — мне лучше сказать всем в Прескотте, что моя невеста — немая.
Дейзи улыбнулась в ответ.
— Я буду вести себя хорошо, обещаю.
— Не забудь об этом. Что же ты рисуешь?
— Примитив.
— Примитив?
Дейзи чуть было не начала объяснять ему, рассказывать о женщинах, которых она рисовала, используя минимум изобразительных средств, а потом окружала крошечными деталями их жизни, так что простота превращалась в сложность, так же как простота любой жизни оказывалась сложной, если всмотреться в надежды и страхи, мечты и сказки, в которые верит человек.
Но Дейзи окинула взглядом сидящего напротив Линка, такого логичного и разумного, и решила не продолжать. Этот человек наверняка не интересуется ни изобразительным искусством, ни жизнью женщин.
— Трудно объяснить, что это такое, но я рисую это очень хорошо.
Линк кивнул, но ему было явно не интересно.
— Что еще? Как ты на самом деле зарабатываешь на жизнь?
— Я же сказала тебе. Рисую. Придумываю разные истории. Продаю драгоценности в один магазин. У меня были сбережения с тех времен, когда я преподавала, но они закончились.
Линк по-прежнему пребывал в недоумении.
— Сколько же тебе лет?
— В сентябре будет тридцать два,
— Тебе тридцать два, а у тебя нет ни карьеры, ни твердого источника доходов? — Линк покачал головой. — Кто же тебя кормит? Сорока в клюве приносит?
— Я прекрасно справляюсь. — Реальность была не той сказкой, которую хотелось рассказывать сегодня Дейзи. — Это твоя история, — напомнила она Линку. — Я должна лишь продержаться до двенадцати часов, когда снова смогу превратиться из принцессы в замарашку. Почему бы тебе просто не рассказать мне твою версию, я выучу ее, и все будет хорошо.
— Ладно, — кивнул Линк и начал говорить.
Все оказалось намного хуже, чем предполагала Дейзи. Фантазии Линка хватало лишь на мечты об улыбающейся домохозяйке в клетчатом фартуке, розовощеких детях и скучной карьере в скучном городе. У этого человека начисто отсутствовало воображение. А она ведь уже завязла в его истории. Хорошо, что всего на двадцать четыре часа. Если бы кто-нибудь услышал Дейзи, повторяющую с несчастным видом прописные истины, ее карьере сочинительницы сказок навсегда пришел бы конец.
Закончив говорить, Линк почувствовал себя лучше. Дейзи явно была сообразительной женщиной, а история его звучала неплохо. Он в первый раз почти с уверенностью подумал, что, пожалуй, у них может получиться.
— Вне всяких сомнений, это самая дурацкая сказка из всего, что мне приходилось когда-либо слышать, — сказала Дейзи.
Линк едва удержался от резкости. Ему нужна была эта женщина. В конце концов, он должен вытерпеть всего один вечер.
— Что ж, в Прескотте тебе придется притвориться, что эта сказка тебе нравится.
— Никаких проблем.
Дейзи слегка наклонила голову набок, заправила за уши непокорные пряди и широко открыла глаза.
— Я просто в восторге от того, что попала наконец в Прескотт, милый маленький городок в Огайо, — защебетала она. — Это такое чудесное место, чтобы вырастить моих будущих крошек, которые получат стипендию и будут учиться в Гарварде. Не могу даже передать словами свой восторг.
Чуть наклонившись к Линку, Дейзи взглянула на него сквозь полуприкрытые ресницы . Он смотрел на изящную линию ее шеи, на полные, округлые груди, видневшиеся в вырезе ужасного желтого платья. Линк поспешно отвел глаза и встретился взглядом с Дейзи. Черт побери, у этой женщины соблазнительное тело. Линк как-то не замечал этого раньше за ее мешковатыми одеждами и постоянными колкостями. Дейзи улыбалась ему своей убийственной улыбкой, сразившей наповал Гатри, ее мягкие влажные губы были чуть приоткрыты. На Линка накатила вдруг волна желания. «Она сумасшедшая, бестолковая и раздражает тебя до предела», — напомнил он себе. Но сейчас Линк видел только эту улыбку и эти пышные формы.
— Я вся в нетерпении, — продолжала Дейзи.
— Прекрати! — воскликнул вдруг Линк, и она рассмеялась.
Линк встал, чтобы оказаться от нее подальше.
— Пошли, Магнолия. Мне пора возвращаться на работу.
Когда они оказались на улице, Дейзи снова закатила глаза при виде его черной машины, но вела себя нормально примерно до половины пути, что дало Линку возможность немного успокоиться. Но тут Дейзи вдруг положила ладонь ему на руку и попросила:
— Мы не могли бы остановиться здесь на минуту? Всего на минуту, пожалуйста.
Линк посмотрел в ту сторону, куда указывала Дейзи. Магазинчик сувениров. Ничего особенного. К тому же Дейзи выйдет из машины, и Линк сможет окончательно восстановить ясность мысли, оказавшись от нее на расстоянии.
— Конечно. — Посмотрев в зеркало заднего вида, Линк притормозил у магазина. — Только побыстрее. Через сорок пять минут у меня урок.
Дейзи кивнула, секунду раздумывала, собираясь что-то сказать, но передумала, вышла из машины и направилась в магазин.
Наблюдая за ней через лобовое стекло, Линк немного расслабился. Когда Дейзи Флэттери не открывала свой маленький ротик, чтобы позлить его, или не находилась в опасной близости, чтобы вызвать у него огонь в крови, с ней вполне можно было иметь дело. Линк смотрел, как Дейзи подходит к прилавку. В своей нелепой длинной юбке она напоминала девчонку, нацепившую великоватую для нее одежду матери. Дейзи сказала что-то, и парень за прилавком, со скучающим видом облокотившийся о кассу, покачал в ответ головой. Дейзи сказала что-то еще — та же реакция.
Линк нетепеливо посмотрел на часы, потом опять на парня, который смеялся в лицо Дейзи. Да что это с ней? Сначала Дерек, теперь еще один хам. «У этой женщины просто слабость к негодяям», — сказал себе Линк, вылезая из машины.
— Послушай, Говард, кончай темнить. — Дейзи дала себе слово, что будет твердой. — Ты продал мою последнюю работу две недели назад.
— Я ведь говорил тебе, — Говард поджал губы, всем своим видом давая Дейзи понять, что едва терпит ее присутствие, — расчеты в конце месяца.
— Но в конце прошлого месяца ты не рассчитался со мной. — возразила Дейзи. — А ведь к тому времени некоторые вещи были уже проданы.
— Расчеты в конце месяца, — скучающим тоном повторил Говард. Подняв голову, он улыбнулся кому — то за ее спиной, и Дейзи обернулась, чтобы посмотреть на вошедшего.
Это был Линк, который выглядел в своем дорогом костюме весьма преуспевающим молодым человеком. Линк, который казался ей сейчас внушительным и опасным, как наемный убийца. Но у него было покровительственное выражение лица, что немного утешало Дейзи. Большой, опасный, покровительствующий ей наемный убийца.
— Могу я быть вам чем-нибудь полезен? — масленым голосом спросил из-за прилавка Говард.
К черту осторожность. Этой чертой характера она просто не обладает.
— Ты пропал, Говард, — зловещим тоном сказала Дейзи, показывая через плечо на Линка. — Это мой браг из Нью-Джерси.
Глава 3
Линк и Говард смотрели на нее, оба одинаково пораженные.
Дейзи кивнула с серьезным видом, подтверждая свои слова.
— Братец не одобряет мой образ жизни, но считает, что справедливость есть справедливость, и он не переносит парней, которые обманывают бедных трудолюбивых женщин. Я рассказала, что ты не платишь мне, хотя уже продал все мои вещи. Извини, Говард, но что еще могла сделать слабая женщина?
— Дейзи! — По голосу Линка было слышно, что она снова перегибает палку.
— На первый раз не ломай ему пальцы, Линк, — попросила Дейзи, не сводя глаз с Говарда. — Он не такой уж плохой парень. Он заплатит мне мои деньги.
— Кого ты пытаешься одурачить? — Говард снова осклабился, очевидно, не приняв слов Дейзи всерьез.
— Погодите-ка!
Дейзи скосила глаза на Линка. Теперь его ледяной взгляд был устремлен на Говарда. Что ж, хорошо. Посмотрим, каков он в действии.
— Не стоит оскорблять девушку, — угрожающе произнес Линк. — Если ты должен ей деньги, заплати. Но, как бы там ни было, обращайся с ней как с леди.
У Дейзи потеплело внутри. Она и не представляла, как это здорово — иметь брата.
Теперь Говард нагло ухмылялся в лицо Линку.
— Эй, да эта малышка знает, что делает.
— Если ты должен ей деньги… — снова начал Линк.
— Не знаю, кто ты на самом деле, парнишка, — перебил его Говард, — но…
Парнишка? Дейзи смотрела, как наливается кровью лицо Линка. «Слава Богу, Говард, что ты такой осел. — подумала она. — Осел, каких еще не видывал свет».
— Отдай ее деньги, Говард, — удивительно спокойно сказал Линк.
Дейзи снова взглянула на него краем глаза. Он был в бешенстве. Огромный и бешеный. И все это из-за нее. Прекрасно. Просто чудесно.
— Что? — переспросил Говард, чуть отступая назад.
— Я сказал — отдай ей деньги. — Линк оперся обеими руками о прилавок, угрожающе нависая над Говардом. — Представь себе, что сейчас конец месяца, и отдай ей деньги.
Дейзи посмотрела на Говарда, ожидая снова увидеть наглую ухмылку. Но на этот раз она ошиблась. Хозяин магазинчика смотрел на Линкольна с почти благоговейным уважением. А Линк в эту минуту не походил ничем на преподавателя колледжа. Только не с таким подбородком. Скорее на гангстера. Дейзи услышала, как зазвенел кассовый аппарат, и Говард протянул ей кучу банкнот.
Девушка, не торопясь, пересчитала деньги.
— Здесь только семьдесят, Говард. А ты должен мне сто двадцать.
— Ты злоупотребляешь нашим терпением, Говард, — произнес Линк.
Говард швырнул Дейзи еще несколько купюр. Дейзи снова пересчитала.
— А это слишком много. — Она положила несколько бумажек на прилавок. — Вот теперь мы квиты.
— Замечательно, — сказал Говард, не сводя глаз с Линка.
— Я тоже так думаю, — согласилась Дейзи, направляясь к выходу из магазинчика.
В машине Дейзи с гордостью посмотрела на Линка.
— Хороший у меня братец из Нью-Джерси.
Линк закрыл глаза, пытаясь вспомнить, были ли у них в роду сумасшедшие. Нет, пожалуй, он первый. Сначала: «Да, у меня есть невеста». А теперь: «Да, я ее брат из Нью-Джерси». Но на этот раз он хотя бы не соврал вслух. И ни в чем не виноват. Линк повернулся к Дейзи:
— Никогда больше не делай ничего подобного. Дейзи поерзала немного на сиденье, глядя на зажатые в кулаке банкноты.
— Это было потрясающе.
Линк вывел машину на середину дороги и посмотрел на радостную Дейзи. Он готов был убить негодницу, и в то же время ему хотелось наброситься на нее с поцелуями, что было еще ужаснее.
— Слышишь — никогда!
Дейзи улыбнулась.
— Ты был просто неподражаем.
Линк сердито смотрел на свою спутницу.
— Ты поняла, что я сказал, — никогда.
— Хорошо. — Продолжая улыбаться, Дейзи крепче сжала деньги. — Никогда. Будем считать, что мой новоявленный братик из Нью-Джерси уже мертв.
Выехав на скоростную полосу, Линк прибавил газу. Что вообще делает здесь эта женщина? А он — что здесь делает он? Линк покачал головой. В общении с Дейзи явно таилась угроза. И все же она не заслужила такого обращения со стороны этого подонка из магазина. Что бы там ни вытворяла Дейзи Флзттери, Линк был уверен, что она не стала бы требовать деньги, которых не заработала. А Говард дурил ее просто потому, что она ничего не могла сделать. Линк ненавидел таких негодяев — ему пришлось еще в молодости столкнуться с парочкой подобных типов, которые думают, что, если ты беден, над тобой можно издеваться как угодно. Он сумел объяснить негодяю, что это не так, и испытал от этого почти что удовольствие. Приятно было видеть, как испарилась с лица Говарда наглая ухмылка. Пусть это было по-детски, неумно, безответственно, зато так приятно. И забавно…
Нет, надо гнать прочь подобные мысли, а то вся его затея плохо кончится. В их странной паре хотя бы один человек должен сохранять трезвость мысли.
Остановившись на светофоре, Линк снова посмотрел на Дейзи.
— Чтобы ничего подобного больше не было.
Девушка закатила глаза, изображая отчаяние.
— Хорошо.
Застонав, Линк изо всех сил надавил на педаль газа, как только зажегся зеленый свет.
— Знаешь, — сказала Дейзи через несколько минут, когда они подъехали к дому. — По-моему, ты меня не ценишь.
— Тебя надо прежде распробовать, — сказал Линк. вылезая из машины. — А мы, к сожалению, будем вместе совсем недолго, так что мне просто не успеть.
— Ничего не к сожалению, — возразила Дейзи. — Ты что, думаешь, что тебе достаточно захотеть меня распробовать, чтобы я позволила это сделать? Скажи спасибо, что недолговечность нашего союза избавляет тебя от моего отказа и связанной с ним неловкости.
Линк решил, что на сегодня с него достаточно.
— Можешь мне поверить, — заявил он Дейзи, — что, если бы я действительно захотел тебя распробовать, ты бы просто не смогла мне отказать. Я ведь неотразим.
Линк поймал взгляд Дейзи, приготовившись к сражению, но она вдруг снова улыбнулась ему своей знаменитой обезоруживающей улыбкой. После прилива адреналина, которое он испытал, защитив Дейзи от Говарда, и прилива желания, которое чувствовал всякий раз, глядя украдкой за ворот ее платья, улыбки этой оказалось достаточно, чтобы Линк окончательно утратил способность ясно мыслить. Ему стало вдруг нечем дышать.
— Не делай этого, — медленно произнес Линк.
— Не стоит недооценивать меня, — предупредила Дейзи.
— Это было бы ошибкой, — согласился Линк, снова усаживаясь за руль; он постарался сосредоточиться на дороге, чтобы позабыть о своей странной соседке.
На следующий день, уже оказавшись в самолете, Линк с облегчением отметил про себя, что Дейзи сегодня совсем другая. Она тихонько сидела в своем белом платье, приняв скромную позу и не говоря ни слова. Во время взлета Дейзи держала его за руку, как испуганная девочка, и прикосновение ее тонких пальцев казалось Линкольну удивительно приятным, пока он не заметил, что Дейзи сжимает его руку так крепко, что у нее побелели костяшки пальцев.
— Тебе страшно? — поинтересовался Линк.
— Терпеть не могу летать, — едва слышно прошептала Дейзи.
— Почему ты не сказала об этом?
— Из-за тысячи долларов.
— По статистике, полеты безопаснее автомобильного и железнодорожного путешествия, так что ты можешь расслабиться. — Линк тихонько разжал пальцы девушки. — Сконцентрируй мысли на деньгах. Кстати, я заплатил твою квартплату. Отослал деньги Гатри, чтобы он не хватился тебя, пока нас не будет, и не подумал, что ты сбежала.
— Я знаю, — ответила Дейзи. — Гатри звонил мне.
Линк поморщился.
— Как-то не подумал об этом. Теперь он решит, что я содержу тебя. Не угрожал выселить за аморальное поведение?
Дейзи покачала головой.
— Не могу сказать с уверенностью, но, по-моему, он не прочь заступить на твое место, если у нас ничего не получится.
— Что?
— Мне показалось, он сделал недвусмысленное предложение. Но я не могу это утверждать наверняка. Гатри ведь никогда не говорит прямо.
— Негодяй. — Снова взяв Дейзи за руку, Линк подумал о том, как назойливы бывают мужчины по отношению к беззащитным женщинам вроде Дейзи. — Хочешь, я сломаю ему пальцы?
Дейзи закатила глаза.
— Линк, он-то ведь прекрасно знает, что ты вовсе не мой брат из Нью-Джерси.
— Все равно переломаю пальцы этому старому козлу.
Линк был в ярости. Бедная Дейзи. Она совсем как ребенок. Все стараются воспользоваться ее добротой и беспомощностью.
Усилием воли Линк заставил себя остановиться. Кажется, он попался на собственную удочку. Поверил в сочиненную им сказку. Дейзи вовсе не беззащитный ребенок. Она весьма зубастая особа. Но черт побери, Дейзи даже его заставила поверить в то, что он имеет дело с беззащитной малышкой.
Линк внимательно посмотрел на нее. Дейзи действительно напоминала школьницу даже теперь, когда он знал, сколько ей лет. Одна рука ее лежала на колене, а другой она снова и снова сжимала ладонь Линка, когда самолет в очередной раз проваливался в воздушную яму.
— Он расстроил тебя?
— Гатри? — Покачав головой, Дейзи отпустила его руку. — Совсем нет. Просто я не люблю летать. — Несколько минут самолет летел ровно. Дейзи вдруг подняла глаза на Линка. — А как ты? Нервничаешь по поводу предстоящего доклада?
— Нет. — Однако, подумав о речи и особенно о вечеринке, Линк заерзал на кресле.
— Так из-за чего же тогда ты нервничаешь?
— Что?
Линк посмотрел на Дейзи, раздраженный тем, что она заметила его волнение. Но Дейзи спокойно встретила его взгляд, и тут Линк понял вдруг, что опять не дышит. Он с силой втянул воздух через ноздри, а Дейзи вдруг сказала:
— Ненавижу, когда ты так делаешь! Если не хочешь говорить со мной, не говори, только не раздувай ноздри, как загнанный конь…
— Что? Я вовсе не раздуваю ноздри…
— …потому что это выглядит ужасно.
— Я дышу.
Дейзи явно не убедили его слова, и Линку пришлось объяснить:
— При нервном напряжении я непроизвольно задерживаю дыхание. Это дурная привычка, поэтому мне приходится концентрироваться на том, чтобы дышать через нос. Иначе я могу потерять сознание.
Дейзи, удивленно моргая, смотрела на Линка.
— Шутишь? Ты хочешь сказать, что просто забываешь дышать?
Линк отвернулся и посмотрел в окно.
— Это достаточно распространенная реакция на стресс.
— Никогда бы не подумала, что у тебя бывают стрессы, — сказала Дейзи. — Вроде бы это не в твоем, характере.
— Ты права, это не в моем характере. Потому я и забочусь о правильном дыхании. И вообще, мы не могли бы поговорить о чем-то другом?
— Конечно. — Дейзи наклонила голову набок.

Крузи Дженнифер - Чудесное превращение => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга Чудесное превращение автора Крузи Дженнифер дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу Чудесное превращение своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Крузи Дженнифер - Чудесное превращение.
Ключевые слова страницы: Чудесное превращение; Крузи Дженнифер, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн