Райсвик Летиция - читать и скачать бесплатные электронные книги 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Херрон Рита

Азбука любви


 

Тут выложена бесплатная электронная книга Азбука любви автора, которого зовут Херрон Рита. В электроннной библиотеке forumsiti.ru можно скачать бесплатно книгу Азбука любви в форматах RTF, TXT или читать онлайн книгу Херрон Рита - Азбука любви без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Азбука любви = 142.98 KB

Херрон Рита - Азбука любви => скачать бесплатно электронную книгу



Текст предоставлен издательством «АСТ»
«Азбука любви»: АСТ; Москва; 2003
ISBN 5-17-018850-1
Аннотация
Интерес мастера скандальной хроники Гейба Торнтона к самым экстравагантным незамужним наследницам Юга был чисто профессиональным, пока очередное журналистское расследование не привело его к Кейси Макинтайр, в которой удивительным образом сочетались черты прелестной юной женщины – и лихая душа крутого парня. К девушке, упорно ищущей идеального возлюбленного. Но… идеальный возлюбленный для Кейси – это Гейб!
Так как же укротить строптивого?! Быть может, превратиться из "своего парня" в женственную красавицу, опутывающую мужчину подлинными чарами старого юга?..
Рита Херрон
Азбука любви
Глава 1
Объявление в колонке знакомств привлекло Гейба Торнтона своей необычностью. Оно гласило:
«Антиквариат, бег трусцой, виноград, голубые колокольчики, дерево (эбеновое), елка на Рождество, зайцы (игрушечные), кардамон, камины, киношка, калейдоскоп, ласковые объятия, мороженое, нарциссы, непознанное, оливки, плюшевые мишки, писательство, радость, спагетти, смех, труд, утешение, фиалки, хот-доги, циннии, честность, шелк, яблоки…»
Это надо же – женщина умудрилась не сообщить о себе ровно ничего. Один только бессмысленный набор слов. Правда, слова были расположены в алфавитном порядке, что, собственно, и насторожило Гейба.
Он решил, что такую чушь могла написать только какая-нибудь ненормальная, а может, и того хуже – воровка. А может, это имеет отношение к целой серии преступлений, произошедших в Атланте за последнее время и до сих пор не раскрытых. Пресса придумала им звонкое название – «алфавитные ограбления». Само собой, перспектива связать два журналистских расследования в одно придала Гейбу свежих сил.
Все остальные объявления были совершенно обыкновенными – мольбы одиноких душ, жаждущих найти себе пару. Гейб издал недовольный звук – то ли фырканье, то ли рычание. Гейб тоже хотел найти себе пару, но перестал надеяться на возможность серьезных отношений с женщинами. Узнав об этом, его босс Хэнк поручил ему сделать материал о знакомствах по объявлению. И вместо того чтобы сосредоточиться на «алфавитных ограблениях», он вынужден заниматься черт-те чем. Да еще шустрый парень из «Сан» все время наступает ему на пятки – того и гляди найдет вора раньше, чем он, Гейб Торнтон. Мало того, Хэнк, подсовывая свое задание, посоветовал хорошенько развлечься и получить от работы максимум удовольствия.
Подумать только! Удовольствие! Должно быть, Хэнк никогда не знакомился по объявлению. Да после четырех встреч у Гейба набралось материала не на какую-то жалкую статью – он мог бы написать книгу о несчастных одиноких женщинах!
Взять хотя бы Бренду. Талантливый математик, она всегда разрезала свою отбивную на восемь одинаковых по величине кусочков. Морин – жалкое создание – рассказывала ему про своего бывшего, а потом пролила вино Гейбу на брюки и пыталась вытереть их своей салфеткой. А Сандра, мастер по тату, предложила выколоть свои инициалы на его заднице. Это доконало Гейба, и ночью ему приснился кошмар: сзади ему непрерывно угрожал какой-то острый инструмент, похожий на дрель, в то время как Бренда пыталась расчленить его тело на множество одинаковых кусочков.
Вчерашний вечер тоже выдался нелегким, он совсем не отдохнул и не выспался. Рот его неудержимо кривился в зевоте, а в висках пульсировала боль. И теперь надо было еще ехать по такому необычному объявлению, автором которого была Кейси Макинтайр.
Сегодня утром Гейб разговаривал с ней по телефону, и его вдруг охватило странное чувство, или, вернее, предчувствие. Ему показалось, что предстоящая встреча с девушкой непременно изменит его жизнь. Но вот к лучшему или к худшему?
Как все уроженцы Юга, она растягивала слова, и речь ее звучала удивительно певуче. Гейбу пригрезился запах сирени и жимолости, который, казалось, должен царить там, где живет девушка с таким чудесным голосом. Он попытался представить, как она выглядит. Интересно, какого цвета у нее волосы? Каштановые, наверное… А может быть, рыжие? Но тут в трубке послышался звонкий детский голосок, и все его фантазии рассеялись как дым: одно дело надеяться на возникновение серьезных отношений с милой южанкой и совсем другое – получить уже готовую семью, мамашу с ребенком. Нет, такая встреча грозила только неприятностями. Подтверждением были звуки рвущей барабанные перепонки музыки, которая вдруг зазвучала на том конце трубки и сделала практически невозможным дальнейший разговор.
Гейб посмотрел на часы: 19.00. Хорошо бы Кейси была готова: чем раньше их встреча состоится, тем раньше закончится, и тогда он сможет добраться до дома и хоть немного отдохнуть.
Он еще раз проверил адрес и свернул на подъездную дорожку. Газета с тем самым объявлением в колонке знакомств лежала рядом на сиденье, и, когда его взгляд упал на его строчки, набранные безликим шрифтом, но оттого не менее странные, Гейба вдруг опять охватило предчувствие, словно там, за поворотом, его ждала не просто очередная работа, а что-то большее… может, даже судьба?
Выбравшись из машины, Гейб пошел к дому. Поймав взглядом свое отражение в стекле входной двери, состроил гримасу – видок у него… Он ездил в один из опасных районов города на встречу с информатором, потому оделся попроще. Но там все вышло не слава Богу, завязалась драка, и теперь на его джинсах зияла пара живописных дыр. А на обратном пути сломалась машина, пришлось менять колесо, что тоже не прибавило ему шика. И побриться он сегодня не успел, о чем красноречиво свидетельствовала щетина на подбородке.
«Бабушка застыдила бы меня», – подумал Гейб. Явиться на свидание к женщине в таком виде! Возможно, Кейси просто выгонит его, увидев на пороге бродягу вместо ожидаемого джентльмена. Надо было бы заехать домой и привести себя в порядок. Но у Гейба был пунктик насчет точности – он терпеть не мог опаздывать. В конце концов, они могут вместе заехать к нему домой, чтобы он принял душ и переоделся, а уж потом он повезет ее ужинать.
Нужно скорее покончить с назначенным свиданием и сосредоточиться на ограблениях. На настоящий момент было уже пять жертв. Первого пострадавшего звали Ангус. К сегодняшнему дню вор добрался до буквы «Е». И что настораживало: все ограбления происходили неподалеку от дома, на крыльцо которого он поднимается в данный момент.
Гейб помедлил на пороге, раздумывая о том, что если бы Кейси, у которой явно имеется некий комплекс, связанный с алфавитом, оказалась тем самым вором или хоть как-то была бы связана с ограблениями – такое везение стало бы настоящей журналистской удачей и позволило бы превратить дурацкий материал в сенсационное расследование.
Взгляд его упал на деревянного, раскрашенного вручную зайца, который примостился у входной двери. Сам дом, построенный в колониальном стиле и выкрашенный светло-голубой краской, тоже казался немного игрушечным. «Да, – разочарованно подумал Гейб, – вряд ли женщина, у которой такой домик и ухоженная лужайка с разноцветными кормушками для птиц, имеет криминальные наклонности». Впрочем, внешность бывает обманчива. Гейб десять лет работал журналистом и проводил расследования. Он не раз сталкивался с опасными психами, которые на первый взгляд ничем не отличались от вполне добропорядочных граждан.
Гейб уже поднял руку, собираясь постучать в дверь, но тут из открытого окна донеслись громкие звуки музыки, и он с трудом подавил желание уйти. Боже, как было бы здорово: просто поехать домой, посмотреть телевизор и выспаться. Он вполне может закончить эту чертову статью – материала вполне достаточно, и нет нужды проводить еще один вечер в обществе скучной особы…
Но тут в нем заговорили совесть и гордость южанина. Бабушка Мод не одобрила бы его поведение, узнай она, что ее мальчик назначил женщине свидание и не пришел на него. «Прости меня, бабуля, но иногда я жалею, что родился на Юге», – мысленно принес извинения Гейб. Он глубоко вздохнул и решительно постучал в дверь с мыслью, что хорошо бы вечер поскорее кончился.
Кейси уже несколько минут разговаривала по телефону и еле сдерживала себя.
«Черт! Черт бы тебя побрал!» – думала она.
– Ты никогда не получишь Генри, Трэвис, – говорила она в трубку, сдерживая душивший ее гнев. – Ты не любишь его. Все, что тебе нужно, – это деньги мальчика.
– Ты забыла, Кейси, что он мой сын, а не твой. Он моя плоть и кровь, и суд будет на моей стороне. – Трэвис Саттерфилд язвительно засмеялся, и у Кейси сжалось сердце от испуга.
– Я официально назначена его опекуном. Перед смертью Бев все оформила, и я усыновила Генри. Так что у меня есть все необходимые документы.
– Да плевать мне на документы! Я его отец! Ты совсем «Новости» не смотришь? Во всех делах подобного рода, доходивших до суда, побеждали кровные родственники.
– Да уж, ты еще тот отец! – Кейси с трудом проглотила выражения покрепче. – Ребенку два года, а ты ни разу даже не зашел взглянуть на него. Как ты думаешь, суду твое поведение понравится?
В трубке слышалось тяжелое дыхание Трэвиса – он думал. При его куриных мозгах процесс мог и затянуться. Но тут он нашелся:
– Я скажу, что пытался увидеться с сыном, но ты не пустила меня.
Кейси кусала ноготь, подыскивая достойный ответ. На секунду она отвлеклась – ей послышался стук в дверь, но все потонуло в радостных криках малыша.
– Ты пожалеешь, если попробуешь мне помешать, – гнусным голосом сказал Трэвис.
– Не вздумай что-то затевать! Генри счастлив, и я не позволю тебе мучить мальчика! Поищи деньги для уплаты долгов где-нибудь в другом месте! – И Кейси бросила трубку.
Генри завопил, и она помчалась к малышу.
– Боже, что ты еще натворил? Ты опять пошел в ванную? Я же говорила тебе не спускать туалет, потому что унитаз не работает, и я вызвала сантехника…
Девушка добралась до ванной комнаты, и слова замерли у нее на губах. Одним движением она выгребла из шкафчика все полотенца и швырнула их на пол, надеясь остановить поток воды, прежде чем он доберется до ковра в гостиной. Генри осторожно попробовал воду босой ножкой и поджал пальцы:
– Холодная!
– Конечно. Поэтому не лезь! – Кейси торопливо скручивала волосы в узел на макушке. – Малыш, что ты засунул в унитаз? Ну-ка, признавайся!
– Фа’ики… – На лице мальчика расцвела гордая улыбка.
– Шарики? Но у нас дома нет шариков – я все надула в прошлом месяце, когда у тебя был день рождения. Где же ты их взял?
Генри ткнул пальцем в маленькую коробочку, которая покачивалась на волнах в одном из углов ванны.
Кейси узнала коробочку – после своего прошлого визита Брик и Шейла забыли в спальне упаковку ярко-зеленых презервативов. Девушка вздохнула:
– Генри, если ты будешь продолжать в том же духе, я поседею раньше срока.
– У тебя к’асивые волосы – к’асные, – захихикал малыш.
– Да уж, красные с оранжевым. А кто их такими сделал? Кто покрасил маме волосы, стоило ей задремать? У меня сегодня свидание, а я выгляжу как пугало!
– А ’отик у тебя синий. – Пальчик малыша показал на губы.
Натягивая желтые резиновые перчатки, Кейси тыльной стороной ладони потерла губы и, взглянув на себя в зеркало, передернулась.
– Да, синий. И у тебя тоже, дружок. И как мы с тобой умудрились купить такую дурацкую жвачку! Мне придется либо оттирать губы, либо наложить толстый-толстый слой помады, чтобы скрыть это безобразие. Бедняга Габриэл Торнтон сбежал бы как заяц, застань он меня в таком виде!
– Зайка! – Генри помахал руками над головой, изображая длинные заячьи уши. – Хоцу зайку! – И он устремился в гостиную.
– Не трогай зайца, который сохнет на столе! Он еще не готов! – закричала Кейси вслед мальчику, прекрасно зная, что никакие просьбы его не остановят, если он решил добраться до ее очередного произведения искусства.
Добавив еще пару полотенец к той куче, которая уже имелась на полу и уже порядком промокла, она побежала вслед за мальчиком, но по дороге услышала громкий стук в дверь.
– Ах ты Господи, это, должно быть, сантехник… Генри, я прошу тебя, побудь немного хорошим мальчиком.
Девушка оглядела комнату – пол был ровным слоем покрыт детскими вещами и игрушками. Потом она посмотрела на свой халатик и заколебалась. Стук в дверь стал громче.
«Никогда не думала, что позволю какому-нибудь мужчине увидеть себя в таком виде, даже сантехнику, – с досадой подумала Кейси и пошла открывать. – Какой, однако, нетерпеливый сантехник». Девушка взглянула на часы: «Слава Богу, еще только шесть, и я вполне успею привести себя в порядок к приезду Гейба. Господи, да он сейчас звонок оборвет!»
– Иду уже!
Она наконец рывком распахнула дверь, и все мысли о свидании и собственном непрезентабельном внешнем виде разом вылетели у нее из головы, как только она встретилась взглядом с самыми глубокими и завораживающими серыми глазами на свете.
– Вы Кейси Макинтайр? – спросил Гейб.
Только многолетний опыт журналиста, привыкшего ко всякого рода встречам, позволил ему быстро прийти в себя и придать лицу более-менее нормальное выражение. Женщина, которая стояла перед ним, выглядела как помесь панка и бродяжки: волосы в красно-оранжевую полоску, голубые губы и неестественно зеленоватый оттенок кожи лица. А уж такого жалкого подобия купального халата он не видел и на свалке. Значит, вот как выглядит его дама на сегодняшний вечер? Ну уж нет. Плевать на то, что сказала бы бабушка Мод, на Хэнка и на принципы джентльмена. Он нормальный мужчина, и есть вещи, которые он не будет делать даже ради любимой работы.
Губы женщины зашевелились – она что-то говорила, но слов он не мог разобрать из-за громкой музыки, поэтому на всякий случай просто кивнул, а потом решил все же уточнить: а вдруг он ошибся адресом?
– Это… Риверсдейл, 2505? – запинаясь спросил он.
Ничего себе сантехник, думала Кейси, разглядывая высокого и широкоплечего мужчину на пороге. Больше шести футов роста, сплошные мускулы, на голове шапка вьющихся волос цвета ржаного виски. Может, отменить к черту назначенное свидание и заняться сантехником? Тут она заметила, что он слегка побледнел, и на лице его выступили капли пота.
Ах, какая жалость, подумала Кейси, такой красавец, но явно не гигант мысли. Слова и то подбирает с трудом. Наверняка о высшем образовании и речи нет… Бедняжка… Но с другой стороны, у него есть профессия и он честно зарабатывает себе на жизнь – факт, достойный восхищения.
Видя, с каким напряжением дался мужчине даже простейший вопрос, Кейси решила быть с ним поласковее и не заставлять много говорить. Она выдала свою самую дружелюбную улыбку, пальцами босой ноги быстро выключила магнитофон, стоящий рядом с дверью, и, протянув руку, втащила мужчину в холл.
– Заходите, заходите, я вас ждала.
– Вы… меня ждали?
Похоже, он по-прежнему чувствует себя неуверенно. Бедняжка! Кейси окинула взглядом потертые джинсы и линялую майку.
– Да. Боюсь, штаны ваши недолго останутся сухими, – жизнерадостно сказала она.
А про себя добавила, что его штанам уже все равно, так как в них зияли дырки размером с бейсбольный мяч. А его майку стирали не менее тысячи раз. Либо парень начисто лишен вкуса, либо у него плохо с наличными. Странно, она всегда была уверена, что сантехники зарабатывают очень прилично. Кроме того, Кейси ничего не имела против дырок на джинсах, когда через них просвечивает такое на редкость мускулистое и хорошо сложенное тело. Она даже пожалела, что сзади штаны уцелели – у него наверняка ладная попка. А если бы и майка была рваная, она смогла бы увидеть его грудь… Интересно, есть ли на ней дорожка из волос и если да, то какого цвета волосы? «Эй, Кейси, да ты сегодня чересчур озабочена, – одернула она себя, – надо же, размечталась о том, чтобы раздеть туповатого беднягу».
Мужчина между тем явно чувствовал себя не в своей тарелке. Он все еще не произнес ни слова. Кейси заметила, что его адамово яблоко судорожно двигается вверх-вниз, а по виску стекает струйка пота.
Пытаясь установить какой-то контакт с бедным работягой, Кейси произнесла четко, словно разговаривала с Генри:
– Ваши джинсы наверняка промокнут насквозь.
Не заметив никакой реакции, девушка в изнеможении подумала, что надо как-то ускорить события. Ей просто необходимо поскорее смыть маску с лица. Она уже чувствовала, как подсохший скраб стягивает кожу. Еще чуть-чуть и он просто начнет отваливаться кусочками. А может, наоборот – пристанет намертво и придется отскребать его шпателем.
Сантехник смотрел на нее так, словно перед ним было привидение. Ну и черт с ним.
– Вы не принесли с собой инструменты? – спросила Кейси уже с некоторым раздражением.
Мужчина, как ей показалось, смутился и покачал головой.
– Ну да ладно. – Она мягко коснулась его руки, как делала, желая успокоить маленького Генри. – Думаю, у меня есть все, что вам нужно.
Кейси потянула мужчину за собой. Тот сделал несколько шагов и остановился. Глаза его расширились при виде погрома, царившего в гостиной. Кейси подавила желание извиниться. Еще чего, какое дело сантехнику до беспорядка, который устраивает ее сын? Ей в детстве пришлось тяжело: отчим был из тех людей, что впадают в бешенство, увидев полотенце не на месте или пыль на мебели. Она не для того сбегала из дому, чтобы теперь мучить своего малыша дурацкими придирками, которыми изводили ее в детстве.
Конечно, шустрый мальчишка устраивал в доме жуткий кавардак, но он был такой замечательный. Пусть ей придется заплатить кучу денег за ремонт туалета, не пойти на свидание и ходить с голубыми губами и волосами в полосочку. Пусть. Зато у нее есть Генри.
– Просто перешагивайте через игрушки, – спокойно сказала девушка и пошла вперед, показывая дорогу. – Ванная там. Я бросила на пол полотенца, но, думаю, коленки вы все равно намочите. Надеюсь, вы управитесь быстро, и я смогу все прибрать.
Мужчина вдруг встал как вкопанный, застигнутый приступом кашля.
– С вами все в порядке? – заботливо спросила Кейси. – Или вам налить водички, пока вы не начали?
Но он помотал головой, продолжая хрипеть и кашлять. Кейси постучала по широкой спине, но ее маленькие кулачки не произвели никакого эффекта – слишком плотной была броня мускулов. Черт, неужели он так накачался, ремонтируя трубы, удивилась она. Вот был бы классный сюжет для кассеты из серии «Спорт у вас дома» – «Чините сантехнику сами и совершенствуйте свою фигуру».
Гейб был ошарашен и не знал, как себя вести. Что-то для первого свидания события развиваются слишком стремительно. Впрочем, он бросил на женщину быстрый взгляд и опять зашелся смехом, возможно, с такой внешностью ей приходится действовать без промедления, чтобы заполучить мужчину в постель. «Думаю, ни один нормальный тут надолго не задержался. И мне стоит поторопиться…»
– Мамочка!
В комнату вошел толстощекий малыш, светловолосый, с губами того же замечательно голубого цвета, что у матери. На нем были трусишки и маечка, надетая наизнанку и задом наперед. Он тащил за собой плюшевого мишку ростом почти с себя самого. На мишке красовались черные кружевные трусики и красный шелковый бюстгальтер.
Должно быть, ребенок унаследовал мамину экстравагантность, подумал Гейб.
– Боже мой! – Кейси покраснела даже сквозь свою жуткую маску. – Что ты сделал, Генри?
– Одел Бобби. – И малыш гордо выставил перед собой медвежонка.
Кейси встретилась взглядом с Гейбом, и тот засмеялся.
Закрыв лицо руками, Кейси простонала:
– Господи, это худший день в моей жизни! Надеюсь, все плохое, что могло случиться, уже случилось.
Гейб подумал, что она жестоко ошиблась, так как в комнату ворвался огромный пес, весом не менее ста пятидесяти фунтов. Мохнатый шар пролетел мимо Генри, Кейси и Гейба и устремился в ванную.
– Нет, Пес, нет! – И, подобрав полы халата, Кейси рванулась следом. Гейб не раздумывая пошел за ней, а следом торопился Генри.
Все замерли на пороге ванной, а Пес влетел туда, шлепая лапами по воде и поднимая фонтаны брызг, и принялся жадно лакать воду. Генри попытался проскочить мимо матери, но та подхватила его на руки и протянула Гейбу:
– Подержите его!
Увидев выражение лица мужчины, она с отчаянием всхлипнула и осторожно поставила малыша на пол в коридоре.
– Пожалуйста, побудь здесь, Генри.
Потом Кейси вытерла слезы тыльной стороной ладони, повернулась к ванной и, стараясь говорить твердо, сказала:
– Выходи, Пес! Убирайся отсюда!
– Его зовут Пес? – спросил Гейб.
– Нет. Его имя – Гораций Винчестер Хавьер Стенфорд Четвертый. Но теперь он откликается только на имя Пес, потому что так его зовет Генри, а малыш все время кормит его чем-нибудь вкусным.
Кейси попыталась сдуть прядь волос с лица и почувствовала бесконечную усталость и раздражение. Неужели он думает, что она не способна придумать собаке имя? И вообще, собирается он что-нибудь чинить сегодня или нет?
Напрягая все силы, Кейси все же удалось оторвать животное от унитаза. Пес перестал лакать воду и решил отряхнуться. Гейб быстро отскочил назад и был лишь немного задет потоками воды, летевшими с мокрой шерсти. Зато у девушки был такой вид, словно она постояла под душем. Волосы и халатик промокли насквозь, по щекам текли красно-оранжевые струйки воды. Пес, видимо, решил, что гость был обделен вниманием с его стороны, так как стремительно развернулся, прыгнул в его сторону, и в следующую секунду в грудь Гейба уперлись две мокрые лапы, а мохнатая морда оказалась у самого лица. Инстинктивно подавшись назад, Гейб наткнулся на ванну и плюхнулся в нее. Громко вопя от возмущения, он пытался встать, в то время как исполненный самых дружеских чувств и радужных надежд Пес пытался забраться к нему в ванну. Генри визжал от восторга и хлопал в ладоши. Потом он тоже устремился к ванной – грех было пропускать такое веселье, но мама, как всегда, все испортила – подхватила на руки и потащила в гостиную, приговаривая:
– Нельзя, Генри! Посиди здесь, побудь немного хорошим мальчиком.
Вернувшись в ванную, она решительно вцепилась в ошейник Пса и поволокла его к задней двери. Выставив животное из дома, девушка вернулась и, изобразив самую дружелюбную улыбку, на какую была в тот момент способна, обратилась к мужчине, который, слава Богу, выбрался из ванны и теперь стоял столбом и не думал заниматься делом:
– Займитесь, пожалуйста, унитазом.
– А что с ним? – поинтересовался Гейб, мрачно разглядывая свою майку, покрытую орнаментом в виде отпечатков огромных собачьих лап.
– Э… Генри спустил туда пачку презервативов. – Выпалив ответ, Кейси вспыхнула от смущения.
– Всю упаковку?
– Ну да, хотя, может, там и не хватало одного или двух. – Кейси чувствовала, как краска заливает не только щеки, но и шею, но упрямо продолжала: – Они такие ярко-зеленые, размер три-супер… Ну, супербольшие.
Господи, зачем она посвящает его в такие подробности? Как только он выудит чертову упаковку, он сам все увидит. Правда, может, бедный недоумок и не сообразил бы, что это такое. Лицо у него какое-то… странное.
– Значит, три-супер? – произнес Гейб скрипучим голосом.
– Ну да, их Брик оставил.
Теперь он покраснел. Неужели она смутила его? Вообще-то при такой заторможенности у него может и не быть большого сексуального опыта. А вдруг он девственник? Кейси хихикнула про себя. Было бы чертовски забавно: девственница встречает девственного сантехника. Ее взгляд скользнул по его широкой груди. Под мокрой майкой мышцы проступали особенно рельефно. «М-м, может, мы могли бы поучиться вместе?»
«Хватит, Кейси», – одернула она свое разыгравшееся воображение. Рона права, ей нужен не любовник ради удовольствия, а хороший, порядочный человек, который мог бы стать настоящей опорой и помочь бороться с Трэвисом, отцом Генри.
– Ох, пожалуйста, почините туалет как можно скорее. У меня свидание меньше чем через час – я должна успеть принять душ и привести себя в нормальный вид. – Слезы вдруг подступили к горлу, и Кейси добавила срывающимся голосом: – Понимаете, я никогда раньше не встречалась с этим человеком. Нельзя же, чтобы он увидел меня в таком виде, правда?
Гейб вытаращил глаза от удивления. Через час? Она что, с утра не смотрела на часы? Или просто перепутала время? Свидание было назначено на семь часов, а сейчас десять минут восьмого.
Кейси беспомощно смотрела на мужчину, который по-прежнему неподвижно возвышался перед ней. «Ах ты…» Множество слов дрожало на кончике ее языка, но ни одно не годилось – слишком близко были невинные ушки Генри. Потом она посмотрела на пришедшего сантехника, на его лицо с правильными чертами, и ее охватила жалость. Надо же, так красив и такой тупой, что не может ответить даже на простейший вопрос. Должно быть, одна из шуточек природы.
– Мы с Генри пойдем наверх, – сказала девушка устало, но стараясь четко выговаривать слова. – И не будем вам мешать. Если в дверь позвонят, откройте, пожалуйста, – я жду мою подругу Рону, она заберет Генри до завтрашнего утра.
Гейб молча смотрел вслед молодой женщине, которая быстро поднималась по лестнице на второй этаж. Генри хихикал, подпрыгивая, когда Кейси покачивала бедрами. После того как женщина и ребенок скрылись за дверью, Гейб огляделся. Дом был само воплощение беспорядка, бестолковости и… безобразия. А женщина? Подумать только, он предполагал, что она могла оказаться человеком, который спланировал «алфавитные ограбления»! Да она не то что чужой замок открыть не сможет – она и свой ключ не разыщет среди неряшливо разбросанного барахла.
Мысли Гейба вернулись к настоящему. Значит, она приняла его за сантехника. Интересно, почему? Может, стоит обидеться? Или наоборот – порадоваться?
Он вздохнул и ощутил тонкий запах, который приятно защекотал его обоняние. Корица, с кухни пахло корицей. Как обидно! Он всегда мечтал найти дом, где его ждали бы и где на кухне сладко пахло яблоками и корицей. Но это не тот дом и, несомненно, не та женщина.
Да, были некоторые моменты, когда его сердце билось быстрее… Например, когда она вытянула ножку, чтобы выключить магнитофон. Ножка была очень даже… И маленькие пальчики с безупречно гладкими, покрытыми красным лаком ноготками. Или то кружевное белье вряд ли принадлежало медвежонку, да в сочетании с тягучим южным говором… И даже зеленые презервативы – в конце концов, почему бы нет? Когда-то в колледже он тоже… м-да. Но все остальное – жуткие полосочки на волосах, голубые губы и зеленый оттенок лица – бр-р, такие вещи сразу и навсегда убивают желание.
И кто, интересно, такой Брик, чьи резинки он должен выловить из унитаза? Ишь ты, тройной супер – да такого и не бывает, кажется.
Гейб пребывал в замешательстве. Кейси решила, что он сантехник. А стоит ли ее разочаровывать? Может, починить ей чертов туалет и смотаться отсюда по-тихому? Точно, так он и сделает. Поедет домой и выспится. Материала для статьи больше чем достаточно и совершенно ни к чему терять вечер в обществе какой-то ненормальной. Робкие протесты совести, которая напоминала, что нельзя не прийти на назначенное свидание, Гейб заглушил мыслью о том, что оказывает женщине неоценимую услугу, спасая дом от потопа. Бесплатно, между прочим. Попозже он позвонит и оставит извинения на ее автоответчике. А статья, которую он напишет, несомненно, понравится Хэнку, и в ней найдется место и для празднично одетого медвежонка, и для экстравагантной внешности Кейси…
Телефон звонил. Кейси произнесла множество известных ей нехороших слов и даже сочинила пару новых. Телефон звонил. Она сняла холодный компресс с заплаканных глаз и горящего лба и послушно направилась к аппарату. В конце концов, никто, кроме нее, не виноват в ее мигрени. Не надо было после такого ужасного дня реветь полночи в подушку.
А приснившийся кошмар – даже рассказать никому нельзя. Подумать только, ей снилось, что она занималась любовью с этим тупым сантехником! Во сне дыры на его джинсах располагались несколько иначе, то есть на самых что ни на есть стратегически важных местах, и ни одно из них она не пропустила, лаская его тело губами и языком. Боже мой, да у нее до сих пор колени дрожат от возбуждения, пережитого от его воображаемых прикосновений. У него были сильные руки и восхитительно небритый и колючий подбородок… И он шептал ей на ушко такие слова – они как раз отвечали всем ее самым смелым эротическим фантазиям! Ну так ведь на то и сон…
Дзынь! «Ох моя голова! Чертов телефон!» Кейси схватила трубку. «Если это Трэвис, я позвоню в полицию, – мрачно решила она. – А если Габриэл Торнтон с запоздалыми извинениями – просто повешу трубку».
– Алло.
– Привет, Кейси, как прошло свидание?
Жизнерадостный голосок Роны причинил Кейси почти физическую боль. Она сунула в рот две таблетки аспирина и запила их глотком воды.
– Он не пришел.
– Свинья!
– Ты преуменьшаешь. Свиньей я его обозвала еще вчера в восемь вечера. К утру у меня остались только нецензурные названия, да и то немного.
Рона засмеялась:
– Прости, Кейси. Все мужики сволочи, и ты только что получила еще одно подтверждение.
– Ты права. Но и я тоже хороша! До сих пор не могу поверить, что согласилась на твои уговоры и поместила в газету это дурацкое объявление.
– Эй, ты не должна так легко сдаваться! Говорю тебе, я сама столкнулась однажды в магазине с тремя женщинами – они выбирали себе белье для медового месяца. И все трое нашли мужей через газетные объявления о знакомстве.
Кейси хмыкнула:
– Да я и не надеялась встретить принца или сразу же будущего мужа. Я… просто рассчитывала увидеть более-менее нормального парня, с которым можно поболтать и поужинать где-нибудь.
Даже Роне она не расскажет о своем сне. Может, сходить к психиатру? Или еще разок вызвать сантехника? Она в любой момент может устроить засор в кухонной раковине. Или в туалете на втором этаже. Конечно, разговаривать он не мастак, но ведь ничего не доказывает, что он и в других отношениях так же безнадежен. В конце концов, раз он умеет работать руками… М-м…
– А парень, который иллюстрирует твои книги? Он ведь приглашал тебя пообедать?
Кейси вздохнула:
– Да, но мы с Бриком просто друзья. И если я решу состроить ему глазки, его девушка Шейла убьет меня. Она вцепилась в него, словно пиявка.
– И все же нельзя так сразу сдаваться. Вдруг все же подвернется приличный парень. Помни, если Трэвис потащит тебя в суд, то, что ты не замужем, обернется против тебя.
– Знаю. – Кейси прижала трубку плечом и развернула утреннюю газету. – Как там мой сорванец?
– Просто ангелочек, – хихикнула Рона.
– Само собой, он всегда такой в гостях, – фыркнула Кейси, рассеянно скользя взглядом по газетному листу.
– Слушай, неужели твой сантехник даже не позвонил?
– Представь себе, нет… И знаешь, что еще странно. Мне позвонил какой-то другой сантехник и стал извиняться, что не смог прийти, так как у него был срочный вызов…
Один из заголовков привлек ее внимание.
– Слушай, Рона, тут как раз статья в газете «Знакомство по объявлению: исполнение мечты или разочарование…» Слушай же. – И Кейси начала читать вслух: – «Многие дают объявления о знакомстве в газету, действительно надеясь таким образом отыскать свою половинку и найти истинную любовь. Они стараются приукрасить себя и подобрать нужные слова, чтобы привлечь идеального партнера. Но зачастую вместо большого и светлого чувства их ждет неприятный сюрприз или просто очередное разочарование».
Просмотрев материал, Кейси выбрала и прочла подружке описания пяти женщин, с которыми встречался автор статьи. Одна из них встретила предполагаемого кавалера одетая в старый купальный халат и отправила его чинить унитаз.
– Какого черта? – Кейси торопливо заглянула в конец статьи и нашла имя и фамилию автора. – Боже мой!
– Что случилось? – Рона на другом конце провода была немало озадачена всплеском эмоций подруги.
Забыв про телефон, Кейси торопливо читала дальше. Габриэл Торнтон, написавший статью, использовал ее и четырех других женщин, чтобы состряпать убедительные доводы против знакомств по объявлениям. Он в деталях описал свой визит в качестве сантехника. Похоже, он решил, что она не в себе… А какого черта, интересно знать, он прикидывался сантехником? Наверняка специально пришел на час раньше, чтобы раздобыть материал для своей гнусной статьи. Значит, он и не помышлял о настоящем свидании…
– Кейси?
Кейси очнулась, услышав голос подруги. Ярость переполняла девушку, даже в ушах звенело. Глубоко вздохнув, она постаралась взять себя в руки и спросила:
– Слушай, Рона, ты сможешь присмотреть за Генри до обеда?
– Конечно. У тебя все в порядке? Ты сегодня что-то не в себе.
Кейси зловеще улыбнулась, аккуратно складывая газету. Вот и она туда же. Именно так ее охарактеризовал Габриэл Торнтон в своей статье, которую вся Атланта читает за утренним кофе.
– Все нормально, не волнуйся, – ответила девушка, и голос ее звучал спокойно. – Просто я тут решила нанести мистеру Торнтону визит.
– Никак ты собираешься вставить ему, а?
Кейси только усмехнулась в ответ. «Подождите, мистер журналист. После нашей встречи тот кошмарный сон про татуировщицу с дрелью покажется вам мечтой».
Глава 2
Она приняла твердое решение отомстить.
Поправив бретельки черного кружевного лифчика, Кейси взяла флакон любимых духов. Так, за ушки, на запястья и в ложбинку между грудей. Затем она нанесла щедрую порцию персикового лосьона на ноги и натянула черные шелковые чулки. Чулочки пристегнуть к кружевному же поясу. Туфли на шпильке и, наконец, обтягивающее черное платье. Она одета в черное, как охотник или убийца. И сегодня у нее есть цель – Гейб Торнтон.
Девушка расчесывала свои светлые волосы до тех пор, пока они не засияли золотистым блеском, и, подумав, не стала делать прическу. Так, с распущенными по плечам волосами, обрамляющими нежное, в форме сердечка, личико, она выглядела более невинно. Крохотный рубинчик на тонкой золотой цепочке закачался в вырезе платья, там, где начиналось самое интересное. Она выглядела очень сексуально.
«Он никогда меня не узнает», – подумала Кейси и несколько раз прошлась перед зеркалом, практикуясь в сексуальной походке, зазывно покачивая бедрами. Точно, у него нет шансов, она и сама с трудом себя узнает. Ее повседневная одежда состояла в основном из брюк и свитера – так намного удобнее играть с Генри и собирать материал для ее книжек.
А платье… Она купила его специально для первого свидания с Гейбом, но он так и не увидел его, потому что по-настоящему так и не пришел на свидание. У нее было отвратительное настроение.
Плечи девушки ссутулились, а в душе с новой силой вспыхнула боль от пережитого унижения. Она была лишь образцом для исследования, объектом для шутки и насмешки. Такое уже было в ее жизни – в школе дети издевались над ней, потому что у Кейси не было ни настоящего дома, ни собственной семьи. Девушка закусила губу: нет, так нельзя, те обиды давно похоронены, и нечего копаться в прошлом. Теперь она отыграется на своем обидчике и посмеется последней.
В редакции Гейб был принят как герой дня – его хлопали по плечу и поздравляли с удачной работой. Надо сказать, он был порядком удивлен – ни одна прежняя статья на криминальную или социальную тему не приносила столь шумного успеха. Может, он и напишет еще парочку материалов в том же духе, раз уж все так довольны.
Тут он вспомнил, что до сих пор не позвонил с извинениями той женщине – Кейси. Черт, получилось, конечно, нехорошо, не по-джентльменски. Но вчера он так устал, что чуть не заснул за рулем по дороге домой. Правда, у него хватило сил написать статью и по факсу отослать в редакцию, чтобы она попала в утренний выпуск. А потом он заснул, едва коснувшись головой подушки.
Теперь он может вплотную заняться «алфавитными ограблениями». Честно сказать, объявление Кейси вызвало у него столь серьезные подозрения, что он позвонил своему приятелю из полиции – лейтенанту Харперу – и намекнул, что у него есть след. Но после вчерашней встречи дал отбой: Кейси, может быть, слегка чокнутая, но точно не преступница.
От раздумий Гейба оторвала суета, поднявшаяся в офисе. Сквозь стеклянные стены своего кабинета он разглядел объект всеобщего внимания – потрясающую блондинку. Вокруг нее увивались все журналисты-мужчины, а когда она улыбнулась, у Гейба перехватило дыхание.
Невысокая, не больше пяти футов и двух дюймов. Чудесно сложена. Стройные ноги обтянуты черными шелковыми чулками, шелковое же платье подчеркивает все женственные изгибы идеальной фигуры. Интересно, носит ли она пояс для чулок?
Его изумление возросло, когда один из репортеров указал на его офис. Женщина благодарно кивнула. От ее волос исходило сияние, словно здесь, в царстве искусственного света, ее головку освещало южное ласковое солнце. Должно быть, она самая что ни на есть натуральная блондинка. Господи помилуй! Похоже, ему придется пересмотреть свои ближайшие планы на личную жизнь.
Гейб поспешно ретировался на свое место за столом. Его гормоны, видно, решили вспомнить юность – возбуждение было столь очевидно, что он счел за благо скрыть кое-какие части своего тела.
Раздался негромкий стук в дверь, и незнакомка возникла на пороге:
– Можно войти?
Гейб встал, боясь показаться невежливым, но благоразумно не вышел из-за стола. Боже, у нее южный выговор! Еще немного, и его кровь закипит. На секунду голос показался знакомым, но, еще раз взглянув на женщину, Гейб с уверенностью решил, что никогда не забыл бы такую красавицу. У нее чудесные глаза, синие… нет, не синие – фиалковые. Утонув в их глубине, Гейб молча протянул ей руку и, когда их ладони соприкоснулись, ощутил, что ее пальчики дрожат.
Коснувшись ладони своей предполагаемой жертвы, Кейси обнаружила, что дрожит. «А ну-ка, перестань! Нельзя позволить чувствам взять верх. Это он должен потерять голову, а не я». Но образы из вчерашнего сна вновь закружились в голове, и девушка с испугом подумала, что, может, и не надо было играть с огнем.
Пытаясь справиться с охватившим ее смятением, Кейси опустила глаза, и взгляд ее упал на газету, лежавшую на столе. Она была открыта на той самой статье. Обида вспыхнула с новой силой и придала ей решимости.
– Я прочла ваш материал в сегодняшнем утреннем выпуске… – медленно произнесла девушка. Она с трудом узнала собственный голос. В жизни бы не подумала, что он может звучать так проникновенно и волнующе. – И решила, что непременно должна увидеться с вами. – Кейси устремила на него взгляд своих фиалковых глаз.
– Прошу вас, садитесь, мисс… – Сделав вопросительную паузу, Гейб улыбнулся и указал на стул.
– К именам мы вернемся попозже. Хочу, чтобы вы знали – я получила истинное удовольствие. Вы, безусловно, умело пользуетесь словами.
«По крайней мере на газетной полосе. Вчера вечером ты был не больно-то разговорчив», – подумала она.
Гейб, польщенный комплиментом, откинулся на спинку стула. Откровенно разглядывая его, Кейси подумала, что сегодня в белой рубашке и синих брюках он выглядит ничуть не менее привлекательным, только несколько более цивилизованным и утонченным. Вдруг она заметила на столе рядом с газетой карикатуру: скудно одетая в костюм зайчика женщина с весьма развитыми формами приветствует мужа на пороге дома. Подпись гласила: «Идеальная жена».
– Ах, должно быть, идя на свидания, вы надеялись встретить именно такой тип женщины? – спросила она.
– Хм, нет. – Гейб поспешно засунул картинку в ящик стола. – Один из наших ребят женится, ну и остальные острят… – Кейси одарила его очередной сахарной улыбкой, и он продолжал: – Кстати, о статье, Знаете, ведь тема знакомств была для меня совершенно новой. Я ею раньше не занимался. И должен признать, все получилось очень забавно.
Словно невзначай Кейси чуть повернулась на стуле. Провела руками по платью, делая вид, что разгладила складку, положила ногу на ногу и чуть подтянула чулок.
Глаза Гейба жадно следили за ее движениями. Теперь он откровенно пялился на ее ноги, забыв, о чем хотел сказать, и даже не замечая воцарившегося молчания.
– Ах, вы, должно быть, очень талантливы. – «Особенно в том, что касается вранья ничего не подозревающим женщинам», – мелькнуло у нее в голове. – Статья действительно получилась забавная, но что касается самих свиданий, вам, похоже, не очень-то повезло.
– Да, мне попались только неудачницы, – легко ответил Гейб.
Чувство обиды с новой силой охватило Кейси. Собственно, ее и раньше называли неудачницей, но услышать это от него – такого красивого, такого… желанного – было в сто раз больнее.
– Что ж, именно поэтому я здесь. – Она по-прежнему улыбалась. – Я приглашаю вас на ужин, Гейб. – Кейси посмотрела ему в глаза.
Гейб подался вперед и с готовностью ответил:
– Я соглашусь, даже если вы позовете меня на плаху.
Кейси вздрогнула, увидев огонь желания, таящийся в глубине его темно-серых глаз.
– Я скажу боссу, что вы принесли мне информацию о деле, над которым я сейчас работаю, и освобожусь на весь день. – Он быстро вышел.
Через стекло девушка наблюдала, как Гейб разговаривает со своим начальником, невысоким толстеньким человечком с подозрительно густыми и аккуратно причесанными волосами – парик, наверное. Да, подумала Кейси, не важно, кто он сегодня – тупой сантехник или пронырливый репортер, – Гейб Торнтон явно один из тех утесов, о который разбиваются женские сердца. Он в высшей степени сексуален и опасен. Ей надо избегать такого человека. Именно так она и будет поступать впредь… Только сначала преподаст ему небольшой урок.
Вот он уже рядом и предлагает ей руку:
– Готовы?
– Я вся в нетерпении – Кейси захлопала ресницами и добавила: – Вы просто представить себе не можете, как я рада.
Сексуальное напряжение просто-таки висело в воздухе, пока они ехали в ресторан. Стремясь произвести нужный эффект, Кейси одолжила у Брика его машину – спортивную модель «БМВ». Гейб нашел в радиоприемнике волну с песнями о любви и улыбнулся ей такой улыбкой, словно они ехали прямиком в номер со спальней, а не в ресторан.
Девушка припарковала машину, и они направились к входу в «Рей». Кейси, вместо того чтобы опереться на его руку, скользнула под нее, и он обнял ее за талию. Так, прижавшись, они шли по дорожке. С одной стороны, Кейси получала удовольствие от его запаха и прикосновений, с другой – обида жгла ее душу, и девушка с трудом удерживалась от искушения ущипнуть его так, чтобы он хорошенько подпрыгнул.
– Надеюсь, вам понравится ресторан, – проворковала она.
– Шутите? «Рей» – одно из лучших заведений в Атланте. Честно говоря, поверить не могу, что такая красавица пригласила меня на ужин.
– О, я вроде как чувствую, что обязана вам.
«В конце концов, я же не заплатила тебе за починку моего унитаза», – подумала она.
Их проводили к столику у огромного окна, за которым открывался потрясающий вид на реку. Сумрачное небо и полумрак помещения создавали интимное настроение. На столе мерцали свечи. Кейси вспомнила, что всегда мечтала прийти сюда с мужчиной… С тем мужчиной, который станет для нее особенным. Но теперь она поняла, что для Гейба никакого антуража было не нужно. Он притягателен где угодно, хоть в чистом поле.
Кейси чувствовала, что совершила ошибку, затеяв свой маскарад. Она намеревалась показать этому человеку, что он потерял, когда пренебрег настоящим свиданием с ней. Но теперь сама страстно жалела, что у нее не настоящее свидание, а всего лишь недолгий розыгрыш. Каждый раз, когда Кейси осмеливалась взглянуть на сидевшего напротив мужчину, она представляла его обнаженным, как в своем сне.
– Я предлагаю заказать вино, – сказал Гейб. – Думаю, шардоне – именно то, что нужно.
– О да! – ответила девушка, подумав, что вино может успокоить ее и помочь выдержать шутку до конца… А еще вино может усилить желание… – И диетическую соду, пожалуйста! – поспешно добавила она. Пожалуй, ей все же лучше сохранять трезвую голову, раз уж она затеяла игру, правила которой представляет себе очень смутно.
Большую часть своей взрослой жизни она занималась составлением азбук для детишек, а не соблазнением мужчин. О, план мести она придумала замечательный, только он не предусматривал, что присутствие жертвы вызовет такой огонь в ее крови. И что от напряжения соски на ее небольших грудях затвердеют и, словно жемчужинки, натянут шелк платья. Кейси украдкой бросила взгляд на свою грудь и понадеялась, что Гейб ничего не заметит.
Но он, конечно, заметил. Его серые глаза словно подернулись дымкой, желваки заходили на скулах. Казалось бы, его вид должен был бы обрадовать мстительную амазонку. Но Кейси растерялась, голова у нее шла кругом, гормоны внутри свихнулись окончательно, и больше всего ей хотелось, чтобы Гейб набросился на нее прямо сейчас. Пытаясь призвать к порядку собственное тело и эмоции, Кейси напомнила себе, что перед ней человек, который назвал ее неудачницей. Люди ошибаются, когда говорят, что слова ничего не значат. Они могут ранить больнее камня или палки. Она провела много времени, залечивая раны, оставленные услышанными в детстве словами. И поклялась, что никогда впредь не будет неудачницей.
Гейб с трудом оторвал взгляд от выреза платья загадочной незнакомки и отпил прохладного вина. В помещении казалось слишком жарко, его сердце готово было выпрыгнуть, а брюки – лопнуть. А он до сих пор не знал ее имени!
Ему пришла мысль, что приглашение на ленч – просто предлог. Иногда она смотрела на него с откровенным желанием, но порой глаза девушки затуманивались и что-то похожее на страх или сожаление мелькало в их фиалковой глубине… Хотя, может, Хэнк прав – привычка репортера не верить никому на слово просто стала его второй натурой.
Рядом возник официант, и Кейси быстро сказала:
– Я хочу суфле из креветок.
– Дюжину устриц. – Встретившись взглядом с Кейси, Гейб удивился, на кой черт ему устрицы, если он и так еле сдерживается. Но она улыбнулась ласково, и он продолжал: – Потом стейк с кровью. Запеченный картофель – никакого сливочного масла. И приготовленные на пару овощи, сбрызнутые лимонным соком.
Поклонившись, официант собрался уходить.
– Нет, подождите. Я лучше возьму рыбу, только жареную, а не запеченную. Из приправ – только лимон… И проследите, чтобы овощи не стали мягкими… И отдельно принесите итальянский соус, но пониженной жирности.
Кейси нетерпеливо забарабанила пальцами по столу. Официант, кинув на Гейба встревоженный взгляд, спросил:
– Все, сэр?
– Да… Минутку. Я люблю салат с латуком.
Заметив, что Кейси нетерпеливо заерзала на стуле, Гейб отпустил официанта. Его подружки не раз посмеивались над ним из-за его разборчивости в еде. Может, прекрасную незнакомку это тоже раздражает? Или она с нетерпением ждет окончания ленча, чтобы перейти к дальнейшей программе?
– Должно быть, вы очень голодны, – заметила девушка.
«Ты себе даже не представляешь, как я голоден», – подумал Гейб, а вслух небрежно сказал:
– Да нет.
Но он видел, что незнакомка опять угадала его мысли. Гейб отпил еще глоток вина, и, наслаждаясь его прохладной терпкостью, представил, как он льет вино на распростертое тело своей прелестной визави, а затем, жадно осушая его губами, чувствует, как она извивается и изнемогает под его прикосновениями… С трудом оторвавшись от столь привлекательной картины, Гейб положил на колени полотняную салфетку, стремясь воздвигнуть хоть какой-то дополнительный барьер между сексуальной привлекательностью своей спутницы и той частью своего тела, которая столь активно на нее реагировала. Раньше с ним никогда такого не случалось, по крайней мере на публике. Гейб потянулся через стол и осторожно накрыл своей рукой ладошку девушки.
Она не отняла руки. Мило улыбаясь, спросила:
– Расскажите мне о себе, Гейб Торнтон. Знаете, на меня произвел впечатление ваш талант журналиста.
Утром Кейси вытащила из гаража старые газеты и прочла все, что написал Гейб за последние полгода. Надо сказать, его статьи были действительно очень остроумны и несли отпечаток несомненного журналистского таланта.
Гейб сжал ее пальцы чуть сильнее. Его раздирала не только страсть, но и любопытство. Кто же, черт возьми, эта женщина? Сегодня он увидел ее первый раз в жизни. Она вошла в его офис и буквально похитила его. Пришло время разузнать о ней хоть что-то. Он расскажет о себе, но потом ей придется ответить тем же.
– Что ж, – начал он. – Я вырос в Атланте.
– Ах так, значит, вы родом из Атланты? И я тоже!
«Хо, – подумал Гейб, – ну вот мы и начали обмен информацией».
– Мой отец – писатель.
– Боже мой! – Глаза Кейси распахнулись. – Неужели тот самый Джером Торнтон, получивший Пулитцеровскую премию, ваш отец?
– Он самый. Должно быть, я пошел по его стопам.
«А она образованна и начитанна», – отметил он про себя.
Официант принес напитки и удалился. Но Гейб неожиданно почувствовал в девушке некоторое отчуждение. Она ковыряла вилкой в тарелке и явно старалась не смотреть на него. Одно резкое движение – и круглый кусочек зеленого перца выпрыгнул на скатерть. Смутившись, Кейси торопливо вернула его назад…
Тут Гейбу пришла в голову мысль, что девушка может оказаться журналисткой, которая охотится за информацией. Возможно, о его отце. Тот всегда жил очень замкнуто и всячески избегал интервью… Что ж, от него, Гейба, она ничего не узнает о личной жизни его отца.
– Мой отец не дает интервью, – прямо сказал он, глядя в ее глаза. Но та, безмятежно улыбнувшись, ответила:
– Я его понимаю. Должно быть, он тоже не доверяет репортерам.
И что, черт возьми, она хотела этим сказать, удивился Гейб. А может, Хэнк прав: он устал, слишком подозрителен ко всему и вообще пора ему в отпуск?
– А ваша мама? – продолжала расспрашивать Кейси.
– Мама умерла несколько лет назад.
Девушка коснулась его руки:
– Я сожалею…
– Они с отцом прожили вместе тридцать пять лет и очень любили друг друга.
– Похоже, у вас было счастливое детство.
– Вы правы. К сожалению, времена меняются и сейчас все больше и больше детишек не могут похвастаться таким безмятежным детством. Многие предпочитают жить на улице, чем терпеть происходящее дома.
Кейси закашлялась и торопливо схватила бокал с водой.
– С вами все в порядке? – Гейб встал и подошел к ней, намереваясь дружески постучать по спине. В то же время с другой стороны подошел официант со льдом для напитков. Мимо спешило дружное семейство с двумя детьми, пихающими друг друга. Один из них врезался в официанта, тот покачнулся, кубик льда выскользнул из щипцов и попал точно в вырез платья Кейси.
Девушка застыла, чувствуя, как ледышка скользит по коже и останавливается точнехонько в лифчике, между грудей.
Гейб замер, пораженный мыслью, что кому-то надо освободить девушку от кубика льда. Огорченный официант схватил салфетку и потянулся к девушке.
– О, мадам, я прошу прощения!
Кейси оттолкнула его руку, щеки ее вспыхнули от смущения.
– Ничего страшного, – проговорила она.
Расстроенный официант поспешил прочь и налетел на своего коллегу, который уронил блюдо с салатом на колени какой-то даме. Дама завизжала и вскочила, схватившись за скатерть. Приборы полетели на пол.
Окончательно выбитый из колеи, официант выбежал из зала.
Кейси и Гейб рассмеялись.
– Я готов помочь вам, пока вы не простудились, – с галантной шутливостью предложил он, с удовольствием наблюдая, как кожа девушки покрывается мурашками, а соски еще больше напрягаются и проступают под шелковым платьем.
– Да я бы и не прочь, но тут слишком много народу. Так что я, пожалуй, выйду на минутку. – И Кейси поспешила в дамскую комнату.
Гейб, оставленный в одиночестве, порадовался передышке. «Надеюсь, обед не затянется, – подумал он. – И мы обойдемся без десерта, если только она не пожелает на десерт меня и не согласится быть вишенкой сверху».
В дамской комнате Кейси торопливо вытерла бумажным полотенцем то, что осталось от кубика льда: кожа ее была так горяча, что он растаял в считанные секунды. Поправляя одежду, она одновременно пыталась навести хоть какой-то порядок в мыслях. Ну почему с ней вечно что-то случается? Стоило ей появиться в приличном ресторане – и пожалуйста, приключился кавардак… А Гейб? Почему она сидит и, слушая его, проникается к нему симпатией… Их детство и юность прошли совершенно по-разному, и что бы он сказал, если бы узнал правду о ее прошлом? Как она могла быть так безрассудна, ведь он репортер, специализирующийся на всякого рода расследованиях. А если он решит покопаться в ее жизни? Если он выяснит, что она пишет детские книжки? Он, чей отец получил Пулитцеровскую премию! А она не только не знает, кем был ее отец, но даже имени его…
«Надо быстренько убираться отсюда», – сказала она себе. Даже если бы они встретились на самом обыкновенном и нормальном свидании, все равно ясно, что они не могут иметь друг с другом ничего общего – они из разных слоев общества.
Высушив платье, Кейси вернулась в зал. Гейб встал, и, взглянув на его лицо, она увидела столь откровенное желание, что ей стало страшно. «Не поддавайся, – приказала себе Кейси. – Он нахальный репортер, и он использовал тебя, и ты должна ему отомстить».
– Вижу, все опять прекрасно и мы можем продолжить нашу беседу. Теперь ваша очередь – расскажите мне о себе, – попросил Гейб. – Как ваше имя?
Кейси помолчала несколько секунд. Сейчас она не могла назваться – надо было подождать конца обеда.
– Боюсь, моя жизнь покажется вам скучной, – сказала она. – Давайте лучше поговорим о вашей статье.
Гейб был разочарован и удивлен. Прежде чем он успел что-то сказать, официант принес заказ. Кейси вздохнула с облегчением и занялась своим суфле, поглядывая на Гейба. Тот аккуратно отодвинул картошку от рыбы, а потом разделил все овощи на кучки – салат отдельно от морковки, рядом помидоры. У Кейси неожиданно начисто пропал аппетит. Ей стало нехорошо. Точно так же ел ее отчим Лу. И он был тоже очень привередлив в еде…
– Вам не нравится суфле? – спросил Гейб.
– Я… берегу место для десерта, – ответила девушка. Гейб картинно застонал, и она, смеясь, продолжала: – Только я еще не решила, что мне хочется – сливочный торт или клубнику со сливками… Но сначала расскажите мне о тех глупых свиданиях, Гейб. Одна из женщин действительно съела четыре куска сливочного торта?
– Четыре, и куски были немаленькие. Я просто понять не мог, куда они помещаются… Если честно, мне вовсе не хотелось браться за такое задание. Я две недели мотался по городу, пытаясь выследить одного наркомана, и почти совсем не спал… Да и вообще такие материалы – про женщин, свидания – не мой профиль. Я занимаюсь… другими проблемами. Кроме того, последнее время я пытался действительно найти подходящую женщину… ну, вы знаете, решил, что пора осесть, завести семью и все такое прочее.
Гейб осекся и явно пожалел о сказанном, словно его признание могло унизить его в глазах Кейси, словно желание завести семью лишало его частички мужественности. Но он ошибался. Его слова вызвали в ней уважение и одновременно сожаление. Она поняла, что он не искал не только легких интрижек, он хотел найти жену, родственную душу, которая всегда будет рядом и, возможно, в один прекрасный день разделит с ним радость от получения Пулитцеровской премии. Но она, Кейси, никогда не сможет претендовать на место его жены, хотя Гейб нравился ей все больше и больше.
Она вдруг почувствовала, что между ними протягивается ниточка связи – не того животного желания, которое сжигало обоих с первой минуты встречи, нет, чего-то большего – понимания и симпатии. Испугавшись, Кейси поспешно сказала:
– А теперь расскажите мне о женщине, которая дала такое забавное объявление – где все слова стояли по алфавиту.
– С удовольствием. – Гейб усмехнулся. – Надо сказать, что когда я добрался туда, я был слегка не в форме… Видите ли, я нашел того наркомана. С ним было двое ребят лет четырнадцати, которых он заставлял торговать зельем… Ну, пришлось подраться и вообще… Но зато мальчишки теперь дома.
Кейси смотрела на журналиста и думала: как же так? Он вовсе не плохой человек. Он спасал детей. Вот и объяснение его поведения и внешнего вида в тот вечер. А разве сама она не совершала ошибок? Да и выглядела она вчера как черт знает что, так что его можно понять…
Между тем Гейб продолжал:
– Вся встреча была абсурдной, как и ее объявление.
– Значит, оно не показалось вам… загадочным или значимым?
– Нет, оно было полной бессмыслицей. Просто набор слов. Из него нельзя было узнать ровным счетом ничего.
Гнев захлестнул Кейси, но она сумела сохранить улыбку, а голос по-прежнему звучал нежно:
– Правда? А мне оно показалось интригующим и полным смысла. Ведь все слова указывали на ее пристрастия. Например, «антиквариат» – совершенно очевидно, что она любит старинные вещи.
Гейб крутил в пальцах бокал и обдумывал ее слова. Потом сказал:
– Вы, должно быть, правы. Но я был так замотан, что не подумал над смыслом слов.
Кейси почувствовала себя намного лучше. Конечно же, он просто не разобрался, что к чему. И она продолжала:
– Знаете, есть такая теория. Существует два типа людей. У одних больше развито правое полушарие мозга, а у других – левое. Так вот, люди с развитым правым полушарием относятся к творческому типу…
– О да, насчет творчества там все было нормально, особенно в ее макияже: волосы в полоску и синие губы. – Гейб усмехнулся. – Какое-то время я вообще сомневался, что там есть мозги, не то что полушария… – Он опять усмехнулся.
Кейси не успела придумать достойный ответ. Рядом возник официант.
– Десерт?
– Клубнику со сливками, – сказала Кейси.
Гейб заказал сливочный торт и с надеждой сказал, что его можно взять с собой.
– О нет, – быстро ответила девушка – Я не тороплюсь. К тому же мне очень нравится смотреть, как вы едите. Очень возбуждающее зрелище.
– Не произносите при мне этого слова, леди. А то я за себя не отвечаю… И скажите наконец, как вас зовут?
И опять ее выручил расторопный официант, принесший десерт. Кейси была так рассержена невнимательностью и равнодушием Гейба, его непониманием, что мысль о возможностях сливок – куда их можно положить, а затем слизать – промелькнула лишь в самом уголке ее сознания. Она выбрала клубничку и, демонстративно сложив губы бантиком, принялась посасывать ягоду. Затем, видя, что мужчина напротив потерял дар речи, сказала:
– Я хочу рассказать вам свой сон.
Голос ее стал ниже, в нем зазвучали вкрадчивые нотки. Решив добить противника – или получить удовольствие, – она скинула под столом туфельку и коснулась его ноги. Глядя в серые глаза, затуманенные желанием, она с отчаянием подумала, что хотела бы, чтобы все было по-настоящему. Если бы можно было забыть те ужасные вещи, что он написал про нее, если бы он не назвал ее неудачницей, если бы его отец не был известным писателем, если бы…
– Прошлой ночью мне приснился чудесный сон. Мужчина, очень похожий на тебя, Гейб… да что там, это и был ты, может, только чуть небритый, обнимал меня. Мы стояли под огромным старым дубом, а над нами сияли звезды… Ты раздел меня, а я тебя. Я не спешила, ветерок играл моими волосами, и они щекотали твою кожу. Было прохладно, и я замерзла. Тогда ты обнял меня и согрел в своих объятиях… Сначала мне было немного не по себе от того, что мы на улице, я боялась, что кто-нибудь увидит нас. Но ты шептал мне такие слова, что скоро мне стало все равно, я никого и ничего не видела, кроме тебя… Ты свел меня с ума.
Кейси рассказывала свой вчерашний сон, она произносила вслух то, что глубоко взволновало ее и вызывало все растущее напряжение, какой-то новый оттенок желания, туманящий голову. Она покраснела и сказала:
– Я обычно застенчива, не как сегодня… И не привыкла говорить такое вслух… Но сон был таким реальным и таким прекрасным, что я просто не могла не увидеться с тобой.
– Пойдем. – Голос Гейба звучал глухо. Он махнул официанту, потом взял в ладони руку Кейси и нежно поцеловал запястье.
Они молчали, пока официант не принес чек. Кейси выхватила его и быстро сказала:
– Я пригласила тебя поужинать, и я заплачу. Кроме того, я должна за вчерашнее.
– Ты имеешь в виду сон? Неужели он был так хорош?
– Да, – глядя в серые глаза, выдохнула Кейси.
– Ты мне расскажешь все еще раз и поподробнее, когда мы наконец будем одни.
Кейси улыбнулась. Она вдруг позабыла о сантехнике, мести и прочих глупостях. Сейчас они уйдут отсюда вместе, и ее сон станет явью…
Официант протянул ей ручку, и она торопливо написала свое имя на чеке.
– Благодарю вас, мисс Макинтайр, – сказал официант.
Кейси улыбнулась, кивнула и подняла глаза на Гейба. И поняла, что никогда не расскажет ему свой сон до конца и они никогда не будут вместе, как под тем дубом. Лицо Гейба изменилось. Он вспомнил имя. И теперь, как и вчера, не мог выговорить ни слова. Она кивнула и печально сказала:
– Ты прав, Гейб. Я та самая Кейси Макинтайр.
Глава 3
Невозможно! Нелепо! Это какая-то дурная шутка!
Необыкновенно прекрасная, чарующая, невероятно сексуальная женщина, которая довела его почти до безумия, и есть та самая эксцентричная мамаша с ребенком, собакой и зеленым лицом?! Гейб вспомнил, как отозвался о ней в статье, застонал и закрыл лицо руками. О, теперь он все понял, все встало на место – и южный тягучий говор, который показался ему знакомым, и та совершенная по форме ножка с наманикюренными ноготками, которой она нажала на клавишу магнитофона. И кружевное белье, которое носил медвежонок… Да, она была женщиной, которую он искал, о которой мечтал, и вот…
Гейб поднял глаза. Она была уже у двери. Прежде чем исчезнуть, девушка обернулась. У нее было несчастное личико.
А у него в голове непрерывно крутились строки из его чертовой статьи. Он назвал ее неудачницей, намекнул, что она безмозглая чудачка, что еще? Вывод статьи заключался в том, что при помощи газетного объявления нечего и надеяться найти настоящую любовь. Еще Гейб вспомнил список, который висел у него в кухне на холодильнике. Список качеств той идеальной женщины, которую он когда-нибудь назовет женой. Кейси ему не соответствовала, просто совершенно не подходила. Но сейчас он даже не хотел думать о том, кто и когда станет его женой и женится ли он вообще. Сейчас он хотел думать о ней, о ее сне. Вчера благодаря дурацкому объявлению он встретил женщину своей мечты. И не узнал ее. И обидел ее.
Взгляд его упал на ключи от машины, которые она забыла на столике. Он схватил их и бросился к двери. Габриэл Торнтон не привык бегать за девушками, но сейчас решил, что если понадобится, он поползет за ней на коленях.
Кейси кусала губы, стараясь не разреветься, и шарила в сумочке в поисках ключей. Она быстро и эффектно покинула ресторан, но обнаружила, что не может попасть в машину. Черт! Неужели она оставила ключи на столике? Возвращаться немыслимо! Придется лезть под машину – там Брик предусмотрительно держал запасной комплект ключей, надежно приклеенный к днищу. Сдерживая рыдания, она подобрала узкую юбку повыше и забралась под машину.
Гейб наконец разыскал девушку на парковке и вздохнул – это надо же, как в воду глядел! Если он хочет с ней поговорить, теперь действительно придется встать на колени. Ибо девушка лежала под машиной, и он видел ее чудесные ножки и… точно, она носит пояс для чулок.
Какого черта она полезла под машину в вечернем платье?
– Кейси? – Он присел и заглянул под машину. Девушка, увидев его, забилась еще дальше.
– Уходи!
– Кейси, пожалуйста, вылезай оттуда и поговори со мной!
– Уходи и отстань от меня! – Ее полузадушенный голос показался ему смешным, но потом он сообразил, что она плачет.
Он опустился на землю, перекатился на спину и скользнул под машину, оказавшись рядом с девушкой. От нее пахло персиками, и по щекам ее текли слезы. У Гейба перехватило дыхание. Он протянул руку, чтобы стереть влагу с ее лица, но Кейси резким движением отстранилась и принялась вытирать щеки, размазав по лицу изрядное количество грязи.
– Я велела тебе убираться, – зло сказала она.
– Я не вылезу отсюда без тебя. – Ему приходилось уговаривать преступников сдаться. Неужели он не сможет успокоить оскорбленную женщину? – Кстати, а что ты тут делаешь?
Кейси окатила его ледяным взглядом. И Гейб вдруг усомнился в своих способностях парламентера.
– Я предпочла бы узнать, что ты тут делаешь?
– Если ты пыталась спрятаться, то неудачно – я тебя нашел.
– Прятаться? Глупость какая! Ах да, я же безмозглая… Ну тогда почему бы и нет?
– Слушай, я хотел извиниться…
– И слушать не хочу. Сейчас найду ключи и уеду. И не нужны мне твои извинения.
– Ты держишь ключи под машиной?
Кейси двинула его локтем в живот, и Гейб согнулся от боли.
– Я оставила свои в машине. А тут должен быть запасной комплект. И попрошу без комментариев.
Гейб молча показал ей ключи и, пытаясь избежать очередного тычка, стукнулся головой о днище.
– Кейси, выслушай меня. Мне правда жаль, но ты сегодня выглядела совсем по-другому…
– Да и ты тоже. Хотя, если подумать, в роли тупого сантехника ты мне больше понравился.
– Тупого? Ты подумала, что я тупой?
– Ну да. Ты мямлил и заикался. Думаю, чтобы я не усомнилась, что ты всего лишь рабочий. Чего я не могу понять, так это как ты узнал, что мне нужен сантехник?
– Да я и не знал! Я приехал, чтобы отвезти тебя поужинать, раз у нас свидание, и… – Гейб замолчал, но было поздно.
– Ах вот оно что! – Кейси пришла в ярость. – Значит, ты приехал к девушке, одетый как бродяга, заросший щетиной, а потом посмотрел и решил, что я недостаточно хороша для тебя! Все вы мужики одинаковые! Мадонну вам подавай!
Кейси принялась быстро выбираться из-под машины. Гейб схватил ее за ногу, получил удар туфелькой на шпильке и, охнув, отпустил девушку.
– Кейси, подожди! Черт возьми, прекрати меня бить, и давай поговорим.
Теперь, когда он все еще был под машиной, а она стояла снаружи, Гейб мог любоваться ее ногами и испытывать угрызения совести. Вообще-то он никогда не считал, что для женщины главное – внешность. В его списке приоритетов, который висел на холодильнике, внешность вообще шла третьим пунктом. Первым были аккуратность и хозяйственность, а вторым – понимание особенностей журналистской работы. Но все равно насчет вчерашнего она была права.
Он наконец выбрался из-под машины и встал рядом с Кейси.
– Значит, обед был местью? Ты пригласила меня, чтобы отомстить?
Кейси взглянула на него снизу вверх и инстинктивно сжалась. Заметив ее движение, Гейб чуть отступил назад. Она была очень маленькой и хрупкой по сравнению с ним, и он не хотел ее пугать.
– Я решила показать тебе, что ты потерял, когда сбежал вчера вечером. Если бы ты приехал вовремя, я была бы одета точно так же. Я… я купила это платье специально для свидания с тобой.
Она уперла руки в бока и гордо вздернула подбородок, но Гейб прекрасно понимал, что она по-прежнему обижена. Несмотря на женскую фигуру, подчеркнутую платьем, девушка выглядела очень юной и ранимой, и он чувствовал себя скотиной. Может, лечь обратно под машину и позволить ей переехать его грешное тело?
– А как же волосы в полоску и голубые губы? – спросил он.
– Генри заставил меня купить какую-то дурацкую жвачку и раскрасил мне волосы, пока я спала, – объяснила она.
– А зеленое лицо?
– Это была маска, ты… А, оставь меня, не хочу я ничего объяснять. – Кейси отвернулась и торопливо зашарила по дверце в поисках ручки.
Гейб понял, что она опять плачет. Больше всего на свете ему хотелось заключить ее в объятия, успокоить и утешить. Но она была неприступной. Он сам все испортил. Как он мог не заметить ее фиалковые глаза вчера вечером, как?
– Но послушай, я ведь приехал вовремя. Свидание было назначено на семь. – В его голосе слышались нотки доброты, согласия и надежды на понимание.
Кейси не могла не ответить:
– Я немного опаздывала, потому что задержалась в отделе по работе с несовершеннолетними преступниками, но ты пришел в шесть.
Гейб нахмурился. Что-то не так.
– Послушай, в статье было сказано, что ты вернулся из командировки. Может, ты был в другом часовом поясе и перепутал время? – Кейси начала понемногу успокаиваться.
Он с ужасом понял, что девушка права. Надо же быть таким идиотом!
– Ты перепутал время, а я оказалась той безмозглой дурочкой, которая во всем виновата…
Несколько долгих секунд Гейб тщетно искал слова для оправданий. Кейси вздохнула. На улице стремительно темнело.
– Я должна уехать, пока не началась гроза, – проговорила она устало.
– Это пройдет, Кейси, – сказал Гейб, и голос его был полон теплоты и сочувствия.
– Не думаю, Гейб.
– Я не имел в виду грозу. – Ее несчастный, потерянный вид разрывал ему сердце.
– Я тоже. – Она наконец открыла дверцу машины.
Гейб не мог позволить ей уехать вот так. Просто взять и уйти из его жизни.
– Давай попробуем еще раз, – сказал он. – Давай забудем про вчера и сегодня и начнем с первого свидания. – Он достал платок из кармана и осторожно, как к испуганному зверьку, протянул к ней руку.
Она попыталась отстраниться.
– Подожди, ты измазалась. Дай я вытру.
Он потер ее щеку. От нее нежно пахло персиками. Дыхание девушки касалось его лица, и он потянулся к ее губам. Они пахли как клубника со сливками и пьянили как вино.
Гейб почувствовал, что ладонь Кейси легла ему на грудь, и с сожалением подумал, что сейчас она оттолкнет его. Но ее пальчики сжались, сминая рубашку и притягивая его ближе, а мягкие губы чуть приоткрылись, позволяя превратить простое прикосновение в любовный поцелуй.
Когда они коснулись друг друга, из груди Гейба вырвался глухой стон. Теперь он целовал девушку по-настоящему, глубоко и страстно и оторвался, только когда обоим стало явно не хватать воздуха.
– О, Кейси, – выдохнул он.
И вдруг она отстранилась. Он не рискнул удерживать ее, только несколько секунд стоял, касаясь щекой ее душистых волос, ожидая, пока хоть немного успокоится учащенно бьющееся сердце. Он чувствовал ее дрожь и слышал прерывистый вздох и теперь был уверен, что не он один страдает от нахлынувших чувств.
– У нас ничего не выйдет, Гейб, – прошептала Кейси.
– Почему? Я не так уж плох, если присмотреться.
– Может, да, а может, и нет. Но все равно ничего не получится.
– Но почему? – «Может, если поцеловать ее еще раз, она поймет, что нам нельзя расставаться». Но Кейси оттолкнула его. – Пожалуйста. Что-то произошло между нами, и ты это тоже чувствуешь. – Гейб с надеждой смотрел на нее.
– Нет, – резко ответила Кейси.
Как она может так говорить, ведь она только что дрожала от страсти в его руках? Неужели она все еще думает о мести?
– Значит, я тебе безразличен?
Кейси покраснела.
– Это не важно.
– Я только прошу о свидании. Нам нужны шанс, возможность узнать друг друга лучше.
– Мы узнали достаточно.
– Нет, не говори так. Я взрослый и умею признавать свои ошибки.
– Ну так признай их в своей новой статье.
– Почему ты не хочешь встретиться со мной еще раз?
– Потому что… – Кейси закусила губу, – потому что ты… ешь все овощи отдельно.
– Я что? При чем тут овощи?
– Ты их все раскладываешь на отдельные кучки, так, чтобы они даже не касались друг друга.
Гейб был поражен:
– Ты не хочешь со мной встречаться из-за того, как я ем овощи? Самое нелепое объяснение из всех слышанных мной.
– А что ты ожидал от безмозглой неудачницы? – сердито спросила Кейси.
Она села в машину, но Гейб не дал ей закрыть дверь.
– Послушай, я прошу у тебя прощения.
Голос Кейси был чуть громче шепота:
– Все кончено, Гейб. Давай просто забудем все.
Кончено? Его словно опять ударили в живот. Ну уж нет! Он признает ее право на гнев и обиду, но она тоже сходит по нему с ума – он же не слепой. И еще он понял, что она чего-то очень боится.
– Ничего не кончено, Кейси. Ты ошибаешься, если думаешь, что я так просто забуду сегодняшний день.
Кейси попыталась закрыть дверцу:
– Пусти, Гейб, позволь мне уехать.
Ее голос звучал так жалобно, что он почти сдался.
– Скажи мне только одну вещь, – мягко проговорил он.
– Что? – Ее голос был полон страха.
– Твой сон… Ты все выдумала, чтобы помучить меня, или он был правдой?
Кейси некоторое время собиралась с силами, прежде чем рискнула взглянуть ему в глаза:
– Ты хочешь, чтобы я призналась, что мечтала о тебе, в то время как ты дома преспокойно писал свою гнусную статью?
Конечно, он хотел услышать именно это! И Гейб сам понимал, что глупо надеяться на ответ.
– Я не скажу тебе, Гейб. – Кейси завела машину. – Ты никогда ничего не узнаешь.
Она захлопнула дверь и выехала со стоянки в тот момент, когда первая молния разорвала небо и началась гроза.
* * *
– Мамочка плачет? – спросил Генри, оторвавшись от своего занятия: он старательно наклеивал зернышки на бумагу.
– Нет, милый, с мамочкой все в порядке. – Кейси торопливо вытерла глаза. – Ты у меня молодец, Генри. Потом мы еще сделаем отпечатки – намажем формочки для печенья краской и сделаем оттиски на бумаге.
Рона с пакетиком чипсов в руках подтянула табуретку поближе к столу.
– Я просто не могу поверить, что ты устроила бедняге такое свидание, Кейси. Ну, он, конечно, его заслужил, но ты обычно такая застенчивая…
– Не напоминай мне, Рона! Клей не должен убегать с бумаги, малыш!.. Самой с трудом верится, что я там была. Словно какой-то сон или что…
– Так-так. – Рона широко распахнула зеленые глаза, и ее хвостик на макушке задорно запрыгал. – Ну-ка расскажи мне поподробнее, как он выглядит?
– Ну, если оценивать по десятибалльной шкале… – Кейси направляла ручку малыша, который, высунув от усердия язык, макал в клей раскрашенную им картинку, а потом прикладывал ее к листу бумаги, – то я бы дала… Тысячи три за сексапильность и тысяч пять за то, из чего он сделан и обо что наверняка разбилось немало женских сердец.
Рона засмеялась:
– Но если он так хорош, неужели нельзя было дать ему еще один шанс?
– Я тебе уже все объяснила: он из приличной семьи, его отец писатель… Что, если он узнает о моем прошлом? Малолетняя преступница, воровка… К тому же он считает меня безмозглой. Да еще у меня на руках ребенок, за которого мне скоро придется судиться с его папочкой.
– Ты получила что-то новенькое от Трэвиса?
Кейси помахала бумажкой в воздухе:
– Пришло сегодня. Очередное разъяснение, как я пожалею, если не отдам ему Генри добровольно.
– Этот парень еще доставит тебе хлопот… Кстати, Гейб наверняка смог бы тебе помочь.
– Мне не нужна его помощь… Кроме того, я совершенно не в его вкусе. Ему нужна стильная, уверенная в себе женщина. А я? Посмотри вокруг. Я живу так, словно мой дом не в Атланте, а на ферме. И я коллекционирую зайчиков и плюшевых мишек. А те занавески я сама сшила. Зачем я ему? – Помолчав, она расстроенно продолжала: – Знаешь, что было в ресторане? Перец упрыгнул из моей тарелки на скатерть… А официант уронил ледышку мне в вырез платья… А потом я забыла ключи на столике, и мне пришлось лезть под машину за запасными!
– Ну и что? Неприятности и неудачи бывают у всех… И ты совсем не безмозглая, Кейси. Ты творческая натура. Мне так нравятся книжки, которые ты делаешь для детей! И одну из них даже выдвинули на получение награды, разве нет?
– Все так. И ты права – я горжусь своей работой. Но он – он из другой жизни. И его отец – известный писатель.
Генри наскучило заниматься с бумагой, и он рванулся к холодильнику, вытянув перепачканные краской ладошки. Кейси изловила его и потащила к раковине мыть руки.
– Ерунда, Кейси. А что ты сказала ему? Как ты объяснила, почему не хочешь его видеть?
– Я сказала, что не буду с ним встречаться, потому что он ест все овощи по отдельности. – Кейси вытерла ручки малышу и, подняв глаза на Рону, увидела ужас на лице подруги.
– Ты рассказала ему о Лу?
– Конечно, нет! Я вообще не хочу о нем вспоминать и тем более говорить.
– Тем не менее я повторю еще разок. – Рона ласково улыбнулась подруге. – Вдруг сейчас до тебя дойдет. Твой отчим был придурком, который ненавидел беспорядок и детей. Но в том не твоя вина, и пора все позабыть… Значит, ты сказала, что не согласна увидеться с ним еще раз, потому что тебе не нравится, как он ест овощи?
– Да.
– Ну, подруга, и ты удивляешься, что он считает тебя ненормальной?
* * *
«Ты никогда не узнаешь» – эта фраза Кейси и образы, навеянные ее эротическим сном, преследовали Гейба. Видела она свой чертов сон или все придумала? Он никогда этого не узнает. Тогда он, наверное, просто сойдет с ума.
Посмотрев вслед Кейси, которая умчалась прочь в спортивном «БМВ», Гейб поймал такси и поехал на работу. Пожалуй, только работа и могла отвлечь его от мыслей о ней.
Очень кстати мэр сегодня дает пресс-конференцию и обед. Там будет дочь мэра, которая, возможно, поможет ему забыть Кейси. В конце концов, именно она отвечала его представлениям об идеальной женщине: была высокой, темноволосой и стильной.
Часом позже Гейб понял, что если он едва пережил пресс-конференцию, то обед может его угробить. При слове «десерт» он вспомнил, как Кейси облизывала сливки с клубнички, и все сласти показались ему пресными и невкусными. Дочь мэра… О да, она точно соответствовала всем пунктам его списка, но она была такой скучной и самодовольной… А ее голос! Он звучал так, словно на носу у нее бельевая прищепка.
Избавившись от идеальной девицы, Гейб поехал на работу. Не успел он появиться в дверях, как Хэнк бросился к нему, размахивая листком бумаги:
– Где ты ходишь? Произошло еще одно ограбление!
– Да ты что? Я немедленно выезжаю.
– Телефон звонит не переставая! – радостно сообщил Хэнк. – И все по поводу твоей последней статьи. Думаю, нам стоит сделать целую серию такого рода репортажей. Может, ты согласишься ответить еще на несколько объявлений?
– Забудь, – зарычал Гейб. – Слышать не хочу ни про ту статью, ни про чертовы объявления.
– Поздно, дружок, раньше надо было думать, – ухмыльнулся Хэнк.
Гейб поднял голову. Перед ним стояла Фрита, любительница сладкого, и в руке у нее был большой и жирный сливочный торт.
– Я решила преподнести тебе торт взамен того, которым ты меня угощал. – Голос женщины не предвещал ничего хорошего.
Прежде чем Гейб успел хоть как-то отреагировать, она запустила в него тортом, угодив ему точно в лицо.
Гейб задохнулся, руками соскреб часть крема с лица и глаз, одновременно слизывая, что мог достать языком. Коллеги вокруг злорадно хихикали.
– Спасибо, Фрита, очень вкусно, – пробормотал он, вызвав новый взрыв смеха у окружающих. Сливки потихоньку капали за ворот рубашки, пока он складывал на поднос липкие кусочки.
– Тут тебе еще послание. – Хэнк поднес бумагу к его лицу, злорадно хихикая.
– Боже мой! – Гейб, моргая, с трудом разбирал содержимое факса. – Сертификат на бесплатную татуировку от Сандры! Только этого мне сейчас и не хватало.
– Она приложила эскизы и предложения по поводу того, где что следует наколоть. – Хэнк буквально давился от хохота.
Сквозь всеобщее веселье прорвался чей-то всхлип, и Гейб резко обернулся, мгновенно узнав хныканье Морин.
– Я думала, что мой бывший последняя свинья, но он хоть не писал обо мне в газете…
Бросившись вперед, Морин принялась колотить его свернутой в трубку газетой, размазывая крем и куски торта по рубашке.
– Слушайте, леди, мне правда жаль. – Гейб прикрыл лицо руками, пытаясь хоть как-то защититься от ударов. Пол, усыпанный крошками от торта, стал скользким, и, оступившись, Гейб отлетел к стене.
Морин разрыдалась, и Фрита дружески обняла ее:
– Не плачьте, дорогая, он того не стоит.
– Ну, а где же Бренда? – пробормотал он.
– Я здесь, дорогой!
Гейб застыл на месте, ожидая худшего. Но к его удивлению, Бренда расцеловала его.
– Спасибо, спасибо огромное!
– За что? – К такому Гейб точно был совсем не готов.
– Знаешь, хоть ты и нелестно отозвался обо мне, но статья встряхнула Гарри, и он наконец-то решился.
– Гарри?
– Ну да! Он мой приятель, а теперь, благодаря тебе, – и жених. Он так разозлился, когда прочел статью! Его заела ревность, он купил мне кольцо и сделал предложение. Вот! – И она ткнула колечко с бриллиантом Гейбу в нос.
– Э… поздравляю… – пробормотал Гейб.
Фрита и Морин бросились обнимать и поздравлять Бренду.
Гейб потихоньку стал продвигаться к двери. Зачем он вообще сюда вернулся? Здесь не редакция, а форменный сумасшедший дом. Он никогда, никогда не научится понимать женщин. Ведь они не были друг с другом даже знакомы до сегодняшнего дня – и вот все вместе всхлипывают от счастья по поводу помолвки Бренды.
Выбравшись за дверь, Гейб попытался навести хоть какой-то порядок в мыслях. Он понял, что его не волнуют женщины. Никто, кроме Кейси Макинтайр, которую он должен получить любой ценой. «Надо сделать так, чтобы она в меня влюбилась», – подумал он.

Херрон Рита - Азбука любви => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга Азбука любви автора Херрон Рита дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу Азбука любви своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Херрон Рита - Азбука любви.
Ключевые слова страницы: Азбука любви; Херрон Рита, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 Танковый десант