Хлумов Владимир - читать и скачать бесплатные электронные книги 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Бейкер Кейдж

Мальстрем


 

Тут выложена бесплатная электронная книга Мальстрем автора, которого зовут Бейкер Кейдж. В электроннной библиотеке forumsiti.ru можно скачать бесплатно книгу Мальстрем в форматах RTF, TXT или читать онлайн книгу Бейкер Кейдж - Мальстрем без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Мальстрем = 33.04 KB

Бейкер Кейдж - Мальстрем => скачать бесплатно электронную книгу




Кейдж Бейкер
Мальстрем

Мистер Мортон был богатым человеком. И ненавидел свое богатство.
Прежде всего, он не привык иметь деньги. Почти всю свою жизнь он провел в специализированном заведении, поскольку в десять лет получил диагноз «эксцентричный тип». Но когда Британской марсианской компании понадобились поселенцы на Красную планету, больница Уинксли для пациентов с неустойчивой психикой охотно предоставила для благородных целей колонизации чужих планет большинство своих подопечных, отличавшихся наиболее компенсированным поведением.
Мистеру Мортону путешествие на Марс понравилось. Впервые в жизни он даже получал скромное жалованье от БМК. И хотя считался оригиналом и чудаком, тем не менее обладал блестящими способностями в области дизайна и изготовления убежищ из бетона: факт, поражавший всякого, кто не видел бесконечных макетов деревень, выстроенных на всех столешницах десятой палаты, там, на Земле. Сознание того, что он сам зарабатывает на жизнь да еще вносит свою скромную лепту в преобразование пейзажа, значительно повышало его самооценку.
Когда экономический пузырь, способствующий процветанию БМК, лопнул, к предыдущему диагнозу мистера Мортона добавился еще один «сокращенный», поскольку работу он потерял. Быть сокращенным оказалось почти так же плохо, как и слыть оригиналом. У него не имелось денег, чтобы купить билет до Земли, и он вполне мог стать нищим-попрошайкой, издыхающим от кислородного голодания и ночующим в Трубах, если бы не посчастливилось наняться официантом в таверну «Королева Марса». Здесь он был обеспечен если не жалованьем, то едой, крышей над головой и кислородом и оказался в обстановке, настолько напоминающей милую старую больницу Уинксли для психологически неустойчивых, что чувствовал себя почти как дома.
Но тут его хозяйке, именуемой посетителями Матушкой Гриффит, крупно повезло, в результате чего она стала самой богатой на планете женщиной. Прощайте, беззаботные дни бедности мистера Мортона! Матушка Гриффит поручила ему работу подрядчика и архитектора.
Теперь она владела всей горой Олимп и сдавала множество участков арендаторам, мечтающим построить на Марсе величественный новый город. «Ареко», огромная корпорация, владеющая остальной частью планеты, в спешном порядке изобретала, законы, вводила налоги и пошлины, чтобы наиболее эффективно воспрепятствовать деятельности Матушки Гриффит. Но, финансируя фирму мистера Мортона, Матушка сумела ловко избежать нескольких миль красной тесьмы и потери небольшого состояния в виде штрафов.
Обязанности мистера Мортона заключались в том, чтобы сидеть в чертежном терминале и проектировать здания, а иногда вставать и выходить Наружу, дабы взглянуть на строительную площадку, где рабочие, нанятые и управляемые Матушкой Гриффит, хлопотливо разливали в формы бетон цвета лососины.
Некоторое время мистер Мортон наслаждался состоянием своего банковского счета, а заодно и сознанием того, что теперь он может купить собственный скафандр для выходов Наружу. Чего стоила одна мысль о том, что больше ему никогда не придется мастерить воздушный фильтр из старого носка! Одежда для прогулок по внутренним помещениям шилась лучшими портными и отливала всеми оттенками черного, как он и предпочитал. И какие запасы запрещенных книг предлагал литературный рынок'человеку его экономического статуса!
И все же, чем больше времени он проводил в обществе господ По, Дюма, Верна, Кинга и Лавкрафта, тем быстрее росло в нем ощущение гнетущей меланхолии.
* * *
- Перестань ныть, - велела Матушка Гриффит. - Дьявол все побери, парень! Богиня наградила тебя просто непристойным количеством наличных, а ты не можешь найти им иного применения, чем покупать заплесневелые древние слова. Учти, ты создаешь город собственными руками, пусть и в пикселях. Это власть! Это сила! Тебе хочется творчества, верно? Воздвигай здания, не щадя собственного воображения: карнизы, лепнина, пышные украшения, да хоть позолота! Плевать мне, как они выглядят!
Исполненный возмущения и обиженный до глубины души мистер Мортон ретировался в свой чертежный терминал, где спроектировал целый городской квартал в стиле неоготического рококо. Благодаря марсианскому тяготению он мог делать свои изысканные шпили и башни еще более парящими, изящными и сказочными. Несколько уравнений дали поразительные результаты. Поэтому сейчас он был почти счастлив, конструируя муниципальный мусорообрабатывающий завод небесной красоты.
И чуть повыше, там, где его горгульи будут встречать закаты и рассветы, поднимется… Центр искусств Эдгара Аллана По! Ошеломленный мистер Мортон оторвался от пульта оператора. Вот оно, достойное применение низменным богатствам!
Когда последние бетонные отливки заняли свое место, когда все сказочно дорогие интерьеры из черного ореха были переправлены с Земли и установлены, театр мистера Мортона явил собой поразительное зрелище. Даже бритоголовые члены Марсианского сельскохозяйственного братства оделись для выхода и поднялись по склону, чтобы взглянуть на него.
Прежде всего, к бетону была добавлена краска, так что все здание выглядело пурпурно-фиолетовым. Большую часть мрачной наружной стороны здания, да и интерьера тоже, покрывали не только горгульи, но статуи великих поэтов и драматургов, цветочные медальоны, розетки, щиты, гербы и все виды идиотских украшений, на которые только оказалось способным воображение мистера Мортона. На Земле все это рухнуло бы под влиянием силы тяготения и общественного мнения. Но здесь, на Марсе, этот символ чистого безумия сумел устоять.
Кроме того, внутри возвышалась настоящая старомодная сцена с кулисами. Полотнища черного бархата скрывали голопроекторы последних моделей, однако мистер Мортон надеялся редко использовать это массовое современное развлечение.
- Но именно этого и хотят люди, - досадливо бросила Матушка Гриффит.
- Только потому, что никогда не знали ничего лучшего! - воскликнул мистер Мортон. - Здесь, в отрыве от мировой культуры, я возрожу Театр как искусство.
Он посчитал наиболее уместным начать с древних греков, о чем и сообщил по секрету торговцу с «черного» рынка, снабжавшему его книгами. Неделю спустя этот незаменимый джентльмен доставил посылку, содержавшую уцелевшие комедии Аристофана. Мистер Мортон проглотил их в один присест и пришел в ужас. Неужели до сих пор он неверно понимал истинное значение слова «вульгарность»?!
Но его растерянность быстро улетучилась. Мистер Мортон решил самолично создавать репертуар театра, а лучшего способа открыть первый сезон, чем сделать инсценировки всех работ По, просто не придумаешь!
* * *
- Ты ставишь «Низвержение в Мальстрем»?! - завопила Матушка Гриффит. - Но там всего лишь два персонажа, да и те несутся в гигантскую черную дыру!
- Это медитация на тему величия и ужаса Природы! - суховато пояснил мистер Мортон.
- Но как, во имя неба, ты поставишь такую вещь?
- Я представлял себе декламацию.
- Ну да, публика будет стоять в проходах и вопить от восторга, - саркастически заметила Матушка Гриффит. - Послушайте, мистер Мортон, я не собираюсь задевать вашу тонкую творческую натуру и тому подобное, но не устроить ли для начала светозвуковое шоу, грандиозное зрелище? Ведь если все эти шахтеры и откатчики посчитают, что не получили настоящего развлечения за свои денежки, они вполне способны оторвать сиденья от кресел. Понимаешь, дружище, здесь фронтир…
Расстроенный мистер Мортон устремился прочь, но по зрелом размышлении решил, что полностью игнорировать визуальный аспект постановки, пожалуй, несколько рискованно. Он написал другой сценарий, где сам Мальстрем будет символически представлен в образе танцовщиков.
- Они хотят волнующего зрелища? - громко спросил он, перечитав сценарий. - Вот оно!
И как бы мистер Мортон ни боялся запятнать чистоту сценария участием людей-актеров, все же идея героев, созданных приборами, привлекала его еще меньше. Он решил провести кастинг.
* * *
Внутреннее пространство театра мистера Мортона, хотя и богато декорированное, немного уступало поражавшей воображение внешней части. Воздух на Марсе оставался в дефиците, и объем жилых помещений был невелик. Однако художник мечтал о камерности и не огорчился, что в зале можно было разместить всего тридцать человек. Теперь мистер Мортон сидел в последнем ряду, наблюдая, как из-за кулис выходит Мона Гриффит.
- Привет, мистер Мортон! - воскликнула Мона.
- Привет, Мона!
Мистер Мортон смущенно заерзал. Мона была младшей дочерью Матушки Гриффит. С собой она прихватила «Музыкальный ящик-3000» и, усевшись на пол, включила его. По залу понеслась пошленькая зазывная мелодия. Костяшки пальцев мистера Мортона побелели.
- Мона, надеюсь, ты не собираешься исполнять стриптиз? - осведомился он.
- Ну… собираюсь, - ответствовала Мона, принимаясь расстёгивать воротник.
- Мона, ты знаешь, как к этому относится твоя мать, - принялся увещевать Мортон. Он и сам прекрасно знал, как относится к поведению дочери Матушка Гриффит. - В любом случае, я провожу отбор актеров для серьезной пьесы, а не… не для бурлеска!
- Но я уже совершеннолетняя, не так ли? - вызывающе бросила Мона. - И, кроме того, это не просто стриптиз. Очень интеллектуальное представление. Я читаю стихи, пока раздеваюсь, ясно?!
- Ради всего святого, пообещай, что не станешь раздеваться под монолог Гамлета! - взмолился мистер Мортон.
- Очень надо! Я декламирую жалобу генерала Клаара из «Войн дома Клаара», - объявила Мона. - И у меня полно искусственных ран самого ужасного вида и в самых неожиданных местах, чтобы создать ошеломляющий эффект. Так что всех будет… э… как это лучше выразиться… разбирать любопытство.
- Нет, не думаю, - покачал головой мистер Мортон.
Они услышали предупредительный сигнал, объявляющий, что воздушный шлюз открыт. Затем раздался тяжелый топот кованых сапог, приближавшийся к внутренней двери.
Бум!!!
Дверь распахнули пинком, и по проходу к тому месту, где стояла Мона, устремился человек в скафандре шахтера. На ходу он выхватил дезинтегратор и выстрелил в «Музыкальный ящик-3000», который немедленно смолк.
- Дерк! Ублюдок ты этакий! - взвизгнула Мона. Вошедший поднялся на сцену, даже не сняв маски. Мона яростно лягнула его в коленку, забывая, что на нем наголенники из ларлита, и тут же отпрянула, схватившись за ногу.
- Мой палец!
Ее жених поднял маску и злобно уставился на невесту.
- Ты обещала, что не сделаешь этого!
- Ты уничтожил мой музыкальный ящик!
- Надень маску. Мы едем домой! - объявил Дерк, рассеянно помахивая дезинтегратором.
- Но ты уничтожил мой музыкальный ящик!
- Следующий! - объявил мистер Мортон из-под сиденья. Следующий претендент подождал, пока Дерк и Мона, шумно переругиваясь, удалятся, затем вышел из-за кулис.
- Э… привет, Альф, - промямлил мистер Мортон.
Альф был откатчиком. Откатчики вывозили товарные вагоны на Большую дорогу - размеченный булыжниками маршрут, проложенный по Внешним Пустошам к обоим полюсам. Смертность среди откатчиков была велика. Следовательно, большинство людей для этого занятия набиралось из больниц, потому что они менее живо представляли себе саму возможность гибели.
Альф был готов смело встретить приближение циклонов, подвижных дюн, зыбучих песков, летящих булыжников, терпеть голод и жажду, но сейчас, оглядывая пустые сиденья, стоял мокрый как мышь.
- Гм, - замялся он.
- Ты на прослушивание, Альф?
- Угу, - буркнул Альф, моргнув.
- И… мы принимали наши лекарства сегодня утром, верно, Альф? -Угу.
- Итак, что ты хочешь мне показать, Альф?
- Гм, - выдавил Альф и, глубоко вздохнув, начал: - Сцена. Ут-решная гостиная в квартире Алреджона на Арф-Мун-стрит. Комната рашкошно уставлена. Из шошедней комнаты шлышны звуки пини-но. Лейн накраваит стол к чаю, и как только музыка смалкаит, Алре-джон выгребаит из музкальной комнаты.
Алреджон: «Никак ты слыхал, чо я тут играл, Лейн?» Лейн: «Подумал, шо подслушвать невежл'во, сэр…»
- Альф, ради бога, что это? Альф замолчал и снова моргнул.
- Пьеса.
- Какая пьеса.
- «Как важно быть серьезным», - на удивление правильно произнес Альф. - Оскара Уайльда.
Мистер Мортон вскочил.
- Где ты ее нашел?
Произведения Оскара Уайльда были заклеймены ярлыком «Политически неблагонадежны», причем так давно, что вряд ли хоть какие-то экземпляры сохранились.
- Больница «Кэнери Уорф», - пояснил Альф.
Мистер Мортон недоуменно нахмурился. «Кэнери Уорф» была куда менее либеральным заведением, чем Уинксли. Но сейчас он предпочел забыть о классовых различиях и с деланым равнодушием поинтересовался:
- И что, в тамошней библиотеке есть «Как важно быть серьезным»?
- Не-а. Нашел под полом в чулане. Приставляете, здоровская старая книга из бамаги, и все такое. Часто читал ее, когда мине туды запирали. Зато помню все, чо прочел.
Мистер Мортон почувствовал, как сердце глухо колотится о ребра.
- Ты помнишь всю пьесу?
- Ага! - ухмыльнулся Альф. - До слов: «Кады я выходила за лорда Брэкнелла, у меня не было никакова приданова. Анйако я и мысли не дапускала, что это могет послужить при… припятсвом. Потому, я думаю, что могу блааславить ваш брак». Панимаити, мине часто запирали.
- Ты обязательно должен когда-нибудь прочитать мне всю пьесу, Альф, - выдохнул мистер Мортон, ослепленный мысленными образами Эксклюзивной Мировой Премьеры.
- Канешна, - согласился Альф. - А я прошел праслушиване?
- Разумеется, - кивнул мистер Мортон, подумав, что Альфу всегда найдется работа: ну хоть полы подметать.
- Эй, вот за это спасиба! - воскликнул Альф и, широко улыбаясь, потопал к воздушному шлюзу.
- Следующий! - произнес мистер Мортон.
На сцене, заламывая руки, материализовалась женщина. При виде серебряной броши на ее груди, мистер Мортон вздохнул. Значит, это одна из сестер миссии Эфесской церкви, находившейся у подножья горы, на Базе Поселения.
- Здравствуйте, - промолвила она. - Я… только хотела спросить, познали ли вы бесконечное утешение Богини?
- Следующий! - крикнул мистер Мортон.
* * *
В конце концов мистер Мортон решил прибегнуть к помощи современной прессы и поместил объявление в «Вэрайети» (Издание Трех Миров): его изображение, записанное на голопроектор, серьезно смотрит в ближайшую камеру и размеренно произносит:
- Вы никогда не подумывали эмигрировать на Марс? Приключение ждет вас в новой компании, создающейся на Красной планете! Центр искусств Эдгара Аллана По ищет людей с опытом работы в театре, заинтересованных в участии в нашем великом поиске и стремящихся принести тайны нашего ремесла на красный, продуваемый ветрами фронтир Ареса.
Да, вы, кто так долго жаждал избежать унылой рутины жизни на Земле, можете найти свое истинное самовыражение здесь, среди диких и исполненных драматизма пейзажей нового мира. Посылайте запросы на мой электронный адрес прямо сегодня!
Адрес давался внизу экрана бегущей строкой. Мистер Мортон показал на него и впечатляюще понизил голос:
- Решитесь ли вы?
* * *
- Решимся ли мы не делать этого? - грустно вздохнула Мира, глядя на Криспина, спавшего так крепко, словно у них через месяц не кончался срок квартирной аренды, возобновить которую они не могли по причине отсутствия денег. Словно не они вот уже неделю питались одной цветной капустой. Словно не они получили извещение, что постановка «Питера Пэна» откладывается на неопределенное время, поскольку продюсер вышел из дела. Обещанная ей роль Питера сулила оплату аренды и последние три взноса за машину.
Криспин тоже был актером с озорным мальчишеским лицом и прекрасным голосом. Однако роли получал по большей части неподходящие. В результате неподражаемый Губка Боб, сорвав бурные аплодисменты в рождественской пантомиме, за роль доктора Но был припечатан театральным критиком «Тайме» как бездарность. Вот уже год он не работал.
Сегодня с утра надвигалась очередная катастрофа, по сравнению с которой все остальные проблемы казались ничтожными и вполне решаемыми.
Мира подошла ближе, схватила Криспина за ногу и легонько дернула.
- Бэби! Взгляни на это!
- А? Что?
Криспин в последний раз всхрапнул и сел. Она включила для него отрывок из «Вэрайети». Он уставился на дрожащего двойника мистера Мортона, и постепенно в его глазах появился азартный блеск.
- Интересно, - протянул он.
- Это решило бы кучу проблем, - заметила Мира.
- Да! Да! Прежде всего, мы могли бы послать риэлтора ко всем чертям.
Криспин скользнул на край кровати и потянулся к брюкам.
- Я проходил генетическое сканирование в школе. А ты?
- Тоже.
- Значит, мы вполне можем лететь туда. Правда, нам трудновато придется.
- Уж не намного хуже, чем здесь.
Мира широким жестом обвела убогую комнатенку. Криспин огляделся и расплылся в улыбке.
- Я не против распрощаться с Землей. Это было бы совсем неплохо для нас обоих. - Его улыбка слегка померкла. - Впрочем, ты, наверное, не захочешь покидать родных?
- Ты спятил?! - вскричала Мира. - Я бы все отдала, чтобы жить на другом краю Солнечной системы! Только бы от них подальше!
- Тогда все в порядке! Криспин натянул рубашку.
- Давай напишем тому парню.
- Но есть кое-что еще, - выдавила Мира. - Крис, ты помнишь ту ночь, когда мы пошли на вечеринку к Гупте?
- Хе-хе-хе, - прокудахтал Криспин, плотоядно щерясь. Мира молчала.
Пауза длилась не меньше тридцати секунд, за которые он успел сообразить, в чем дело. Криспин побледнел. Глаза его наполнились слезами.
- О, нет, - пробормотал он. - То есть… о, бэби, как чудесно! Это только…
- Это чертово несчастье! - заплакала Мира. Криспин сел рядом и взял ее руки.
- Мы… мы что-нибудь придумаем. Я найду работу. И если смогу за пять лет выплатить штраф…
- Мы не сможем отдать штраф и за двадцать лет, - перебила Мира, сглотнув всхлип. - Я уже прикидывала. Когда мы выплатим последнюю часть, малыш уже начнет бриться.
- Дьявол! - пробормотал Криспин. Мира попыталась взять себя в руки.
- Понимаешь, если мы эмигрируем на Марс, разрешение на воспроизводство не понадобится! - объяснила она.
- Правда? - обрадовался Криспин. - Правда, не понадобится? Там, наверху… тебе позволят их иметь?
Мира кивнула.
- Тогда решено!
Криспин выхватил дейтстик из кармана пиджака.
- Где твой снимок? Мы оба пошлем запрос. Что нам терять?
* * *
Шесть недель спустя они выходили из шаттла в ангаре на Базе Поселения, немного пошатываясь на подгибающихся ногах.
- Может, стоит надеть воздушные маски? - плаксиво спросила Мира.
- Сама видишь, никто их не носит, - возразил Криспин. - Смотри, мы под куполом.
Он глубоко вздохнул, поморщился и поспешно натянул маску.
- Фу! Должно быть, утечка в канализации.
- Вовсе нет, - ухмыльнулся пилот шаттла. - Здесь всегда так пахнет. Просто в Трубах выращивают скот. Ничего, привыкнете.
Мира поспешно опустила маску и потянулась к руке Криспина:
- Пойдем отыщем багаж.
Они сделали несколько шагов и замерли, озадаченные, как и все вновь прибывшие, тяготением на Марсе.
- Здорово! - воскликнула Мира, балансируя на носочках. Криспин, смеясь, отпустил ее руку и побежал вперед, хищно пригнувшись, словно игрок к воображаемой баскетбольной корзине.
- Полагаю, это они, - сказал один из двух мужчин и направился к ним.
- О, господи, мы так выделяемся? - хихикнула Мира, но тут же удивленно раскрыла глаза.
Один из встречающих, очень высокий и очень худой, одетый во все черное, на голову водрузил старомодный объемный шлем, что делало его ужасно похожим на Джека Скеллингтона.
Другой был квадратным и широкоплечим, с густой лохматой бородой. Маски на нем не было. Очевидно, ради такого случая он умылся, но не слишком тщательно: сажа лежала вокруг глаз, в каждой морщине, в каждой глубокой бороздке его больших рук, и это придавало ему вид театрального злодея.
- Все в порядке, - улыбаясь, заверил он с сильным пан-кельтским акцентом. - Мы все когда-то были иммигрантами.
- Мисс Сурейя, мистер Деламар, какая честь! - вскричал другой джентльмен слегка приглушенным голосом и, схватив ладонь Миры обеими руками, нагнулся, чтобы поцеловать пальцы, но умудрился ударить ее лобовой частью шлема по костяшкам.
- О… пожалуйста, простите…
- Черт, Мортон, да снимите вы эту дурацкую штуку, - посоветовал бородач, глубоко вдыхая отравленный воздух, и продолжил: - Здесь совсем не так уж плохо. Во всяком случае, напоминает мне о прежних временах.
- Лично я этого вынести не могу, а значит, и они тоже, - возразил мистер Мортон, сочувственно подавшись вперед. - Там, куда мы едем, воздух гораздо свежее, хотя, должен признать, немного разрежен. Не могу выразить, какая это радость - приветствовать вас на Марсе, мисс Сурейя, мистер Деламар! Амадеус Рутвен Мортон, к вашим услугам, и могу я представить мистера Мориса Кочевелу? Позвольте нам взять ваши вещи!
- Да, пожалуйста, - попросила Мира.
- Думаю, они вон там, - вмешался Криспин и направился к багажному отделению в сопровождении мистера Кочевелу.
- На нас произвели огромное впечатление голографические снимки вашего театра, мистер Мортон, - похвалила Мира. - Когда прослушивание?
- О, вам оно ни к чему, - отмахнулся мистер Мортон. - Мы здесь получаем самые последние голофильмы! Все видели «Мистер Коркунов говорит «хелло».
- Как мило!
«Мистер Коркунов» - детский голоспектакль, в котором Криспин играл эпизодическую роль медведя Брофи, пока шоу не закрыли.
- А вы, конечно, были одной из дочерей Спиты в «Веллингтон-сквер», - продолжал мистер Мортон.
- Той, которая вышла замуж за миллионера и переехала в Монтану, - с сожалением вздохнула Мира. Ее роль вычеркнули из шоу после того, как она отказалась спать с режиссером.
- Да. Не могу и передать, как счастлив работать с истинными профессионалами! - захлебывался мистер Мортон. - Боюсь, наш маленький театр может считаться всего лишь любительским…
- Мира! Смотри! - завопил Криспин, балансируя с большим сундуком на одной руке. Мира подняла голову. Криспин перебросил сундук на другую руку с такой легкостью, словно тот был сделан из пемзы.
- Осторожнее! - запоздало вскрикнула Мира, вскинув руки, когда Криспин боднул сундук головой, будто футбольный мяч, и, ойкнув, схватился за лоб.
- Да, сундук стал легче, но не мягче, - наставительно произнес Кочевелу. Поднял упавший сундук, вскинул на плечо еще один и повел вновь прибывших из ангара. И вот они впервые увидели Марс: купол поселка, обработанный песчаными бурями так, что стал почти непрозрачным, и порталы в Трубы, расходящиеся по разным направлениям. По одну сторону находилась Эфесская миссия, откуда доносился аромат курящихся благовоний, самым причудливым образом смешивавшийся с вонью метана.
- Так это и есть Марс, - пробормотала Мира, стараясь не выказать разочарования.
- - О нет, дорогая, - возразил Кочевелу. - Это - не Марс. Широко улыбаясь, он повел ее к переходному шлюзу.
- Маски на месте? Можете надеть шлемы. Мы выходим Наружу. Он нацепил свою маску, из-под которой во все стороны забавно
торчала борода, и, протянув им тяжелые скафандры, терпеливо подождал, пока они оденутся и застегнутся, после чего снова зашагал к переходному шлюзу. Молодые люди последовали за ним, крепко держась за руки.
- Вот он, Марс! - воскликнул Кочевелу.
Он свалил их сундуки в кузов хлипкого на вид транспортного устройства с надувными шинами и, повернувшись, обвел рукой безбрежную красную пустыню. Скалы, похожие на струпья засохшей крови, валуны мандаринового и кирпичного цветов, исхлестанные ветрами каменные шпили и вершины, словно горы из кар-ри. Вдалеке по равнине лениво клубились розовые вихри. Перед ними возвышался некрутой склон, который все поднимался, поднимался к небу, но выглядел вовсе не таким уж невозможно высоким, пока люди не увидели на горизонте скопление крошечных зданий.
Мира в жизни так не мерзла. Все казалось столь бескрайним, безмолвным и грубовато-прекрасным. И совсем не выглядело поверхностью иной планеты.
«Но ведь это не так, - подумала она. - Теперь мы марсиане. Это наш дом».
К тому времени как развалюха прогрохотала по склону горы и остановилась у скопления маленьких зданий, пейзаж показался Мире еще более ошеломляющим. Холод стоял такой, что терпеть дальше было невозможно, и поэтому гости с облегчением ввалились через переходной шлюз в помещение, по контрасту казавшееся теплым и насыщенным паром, как сауна.
- Вот и они! - прогремел Кочевелу, поднимая маску. Криспин и Мира последовали его примеру. Они оказались под куполом, в темноте, пронизанной светом редких ламп, разбросанных по столам. Одна, горевшая чуть ярче, находилась над… над стойкой бара?
Да, именно! Здесь стоял густой запах прокисшего эля и жареного мяса, который везде считался бы невыносимым, но по сравнению с вонью Поселения казался приятным и даже каким-то домашним. Здесь собралась целая толпа, и взгляды всех присутствующих были устремлены на Криспина и Миру.
Вперед протолкалась немолодая леди крепкого телосложения.
- Добро пожаловать в «Королеву Марса», дорогие. Вы уже поселили гостей, мистер Мортон? Нет, еще бы! А, неважно! Мэри Гриффит, рада познакомиться. Манко, будь лапочкой, отнеси сундуки в лучший закуток. Роуан, устрой их в кабинку. Садитесь, дорогие.
Вперед пробралась девушка с пишущим элементом и пластинкой.
- Пожалуйста… нельзя мне получить ваш автограф, мисс Сурейя?
- И мне тоже, - встрял мужчина, судя по виду Шахтер или старатель, до такой степени покрытый красной пылью, что выглядел живой статуей. - И ваш, мистер Деламар.
- Мистер Деламар, мисс Сурейя, я из «Арес тайме», - объявил джентльмен с легким поклоном. - Можно попросить вас встать перед голокамерами? Чиринг Скузен, счастлив познакомиться… и я тут подумал… не дадите ли интервью, немного позже, конечно?
Мира искоса глянула на Криспина, который ответил торжествующей улыбкой. Значит, все будет хорошо!
* * *
И все было хорошо даже после первого визита Миры в клинику Базы Поселения, когда она узнала, что рождение ребенка на Марсе означает полную невозможность эмиграции в любую часть Вселенной, особенно на Землю, где ребенок, рожденный при марсианской силе тяготения, просто не выдержит земной, по крайней мере, покуда не станет взрослым, когда его можно будет приучить к тяжкому бремени собственного веса и земной тяжести.
Все было хорошо даже после того, как Кочевелу устроил им экскурсию по равнинам, и они увидели маленькие курганы из красных камней, насыпанные то там, то сям над телами умерших от удушья и переохлаждения старателей, выходивших Наружу, не имея ясного представления об ожидавших их опасностях. Кочевелу провез их мимо разрушенного фундамента большого Эфесского храма, уничтоженного очередным ураганом, после чего добрые матушки были вынуждены выстроить здание поскромнее, в Поселении, хотя и невыносимо вонючем, но надежно защищенном куполом.
Все было хорошо даже после того, как они обнаружили, что многие соседи оказались бывшими пациентами больниц: шахтеры и старатели вовсе не выглядели людьми, способными нарушить общественное спокойствие. Чаще всего они вели себя вежливо и предупредительно и только иногда смеялись слишком громко или затевали драки в баре. Но вокруг не обнаружилось ни одного монитора общественного здоровья, показания которых позволяли надеть на буянов наручники и потащить в специальное заведение. Если хорошенько присмотреться, психи казались такими же нормальными людьми, как и все остальные.
Все было хорошо, потому что у Криспина и Миры были бесплатная еда и крыша над головой в одной из смешных маленьких мансард, прикрепленных, как ласточкино гнездо, к внутренней стенке купола «Королевы Марса». Более того, им обещали жилье получше, как только работники мистера Мортона закончат новый многоквартирный дом, первый на Марсе!
Все было хорошо, потому что их интервью с мистером Скузеном появилось на первой странице «Арес тайме», и куда бы они ни пошли, с ними обращались как с членами королевской семьи.
Все было хорошо, потому что они скоро привыкли к смраду, и Мире становилось худо, только когда они отправлялись в Поселение. Кроме того, в хозяйственном магазине Матушки Гриффит продавались душистые фильтры для устранения запаха, которые можно было прилепить поверх воздушных масок, так что в носу стоял только аромат «Айленд спайс», «Берри попурри» или «Спринг боукей».
И все было хорошо, потому что, впервые шагая к Центру искусств Эдгара Аллана По, Мира взглянула на черные шпили, резко выделявшиеся на фоне фиолетового марсианского заката, и увидела над ними взмывающие в небо очертания купола, который строился для защиты нового города. Блестящая сталь отражала последние лучи солнца, крохотные голубые точки вспыхивали в тех местах, где на невозможной высоте работали сварщики в скафандрах. Мира глядела на эту красоту, и ей впервые показалось, что в животе шевельнулся ребенок.
* * *
Мира уставилась на экран пластинки.
- «Как сказал старик, - громко прочитала она вслух, - я услышал громовой и постепенно усиливающийся звук».
- И тут следует твой выход, - заметил Криспин, приблизив лицо к гримерному зеркалу.
- Собственно говоря', он, кажется, собирался записать этот отрывок, чтобы потом вставить звуковые эффекты, - вспомнила Мира. - Когда Приезжий продолжает: «Здесь водная ширь, изрезанная, изрубцованная тысячью встречных потоков, вдруг вздыбилась в неистовых судорогах, шипела, бурлила, свистела, закручивалась спиралью в бесчисленные гигантские воронки», и так далее, и тому подобное, я и еще две девушки ходим по кругу на заднем фоне с самым зловещим видом. И, полагаю, ты должен в ужасе таращиться на нас.
- Ну, как я выгляжу?
Криспин повернулся к ней. Кроме белого парика и бороды он вставил фальшивую челюсть. Одарив Миру кривой, безумной улыбкой, он потер руки и захихикал, как сумасшедший.
- Может… немного переборщил, - заметила Мира как можно мягче.
- Нет-нет, видишь ли, старик спятил после того, что ему пришлось пережить, - возразил Криспин. - Нужно же внести какие-то комические штрихи, особенно, если история ничего, кроме тоски, не навевает. Нечто вроде психологической разрядки для публики.
Мира прикусила губу.
- Продолжаем, продолжаем, - потребовал Криспин. - Кто получил роль Приезжего?
- Мистер Скузен. Журналист.
- Прекрасно. Он, по крайней мере, умеет читать. Дальше.
- «Поверхность моря стала более гладкой, воронки одна за другой исчезли, но откуда-то появились громадные полосы пены, которых раньше совсем не было…» Знаешь, что бы я сделала на твоем месте? Поговорила бы с откатчиками. Они часто выходят Наружу. Матушка Гриффит рассказывала мне о совершенно кошмарных бурях.
- О да, как там их называют… «Малина» или что-то в этом роде,
- кивнул Криспин. - Вроде той, что разрушила храм. Да, блестящая идея. Кто тот здоровяк, который играет моего брата на паруснике? Альф! Он здесь старожил. Куплю ему пива или что-нибудь еще. Продолжай, продолжай.
Мира подняла пластинку.
- «Внутренность… чудовищной воронки представляла собой блестящую, черную, как агат, водяную стену… которая бешено вращалась стремительными судорожными рывками и оглашала воздух таким душераздирающим воем - не то воплем, не то ревом, - какого даже могучий водопад Ниагары никогда не воссылал к небесам… Гора содрогалась до самого основания». Дальше Приезжий обращается к старику: «Это, конечно, и есть великий водоворот Мальстрем?» Теперь твоя реплика.
Криспин сцепил руки и визгливо расхохотался:
- «А! Я расскажу вам одну историю». Почему ты морщишься?
- Дорогой, так смеялся твой Губка Боб.
Криспин растянул губы в уродливой улыбке, эффект которой еще усиливали фальшивые челюсти.
- Вовсе нет. Этот еще безумнее. Он снова рассмеялся.
- Нет, ты права. Прости.
. И еще раз издал замогильный смешок.
- Нашел! Итак: «Я расскажу вам одну историю, которая убедит вас, что я кое-что знаю о Мальстреме!»
* * *
- Хочу поблагодарить вас за то, что пришли сегодня, - начал мистер Мортон, переплетая длинные белые пальцы. - Особенно наши звезды, которым пришлось - ха-ха - воистину пересечь небеса, чтобы засиять среди нас. Но я уверен, что каждый будет сверкать в своей, особой сфере, когда мы начнем наше путешествие к Настоящему искусству!
- Bay! - воскликнула Мона. Последовали вежливые аплодисменты.
- Наши звезды, конечно, в представлении не нуждаются, - продолжал мистер Мортон. - Но я хотел бы, чтобы остальные актеры по очереди вставали и называли свое имя. Почему бы не начать с левой стороны сцены? Первый ты, Альф.
- Роль - Эрин, - начал Альф. - Зовут Альф Чеппинг. Родилса двацать третего апреля две тыщи восемьсят третьего года. Пациент номер семьсот семьсят пять. Член Союза откатчиков номер шашнад-цать.
- А… почему ты решил стать актером, Альф?
- Люблю пьесы, - коротко бросил Альф.
- Здорово! - воскликнул Криспин. Вперед выступила Мона.
- Я Мона Гриффит. Помолвлена. Свадьба - в следующем году. Но я всегда хотела стать актрисой. Даже когда была маленькой, забиралась на стол и изображала голограмму. И я еще могу спеть песенку Перки Фьюжн. Хотите послушать?
Перки Фьюжн - вот мужчина, Перки Фьюжн - молодчина, Перки Фьюжн - свет в окошке, Для своей, для милой крошки!
- Чудненько, - пробормотал мистер Мортон. - Как насчет следующего? Мисс Холи.
Он обращался к женщине, удивительно походившей на Жанну д'Арк, особенно бритой головой и горящим взглядом. Девушка встала.
- Эксин Холи. Прилетела на Марс со своим другом. Хотели построить тут лучший мир. Дружок оказался вонючим ублюдком. Я сказала, что сама построю свой вонючий лучший мир. Бросила его, и вот я здесь. Вполне разумно, по-моему.
- И вы пришли в театр, потому…
- Неплохой выход для накопившихся негативных эмоций, не считаете?
- Пре-красно, - выговорил мистер Мортон. - Теперь очередь Чирйнга.
Подтянутый джентльмен поднялся и сверкнул белозубой улыбкой.
- Чиринг Скузен, ваш марсианский корреспондент. Снимаю документальный фильм о рождении театра на Марсе,
Он обвел рукой расставленные по залу голокамеры.
- Что, вне всякого сомнения, позволит ему завоевать очередную премию от Ассоциации журналистов Непала, - лукаво заметил мистер Мортон. - Конечно, мистер Скузен - еще одна наша знаменитость, мы давно его знаем.
- И я всегда втайне мечтал сыграть Эдгара Аллана По, - добавил Скузен.
- Теперь очередь дошла до Мориса, - объявил мистер Мортон, кивком показав на еще одного джентльмена. Тот встал й кивнул.
- Морис Кочевелу. Управляю «Гриффит Стилуоркс». Раньше немного играл в Национальном театре Кельтской Федерации. Подумал, что неплохо бы вернуться к старому увлечению. Кстати, я помолвлен с Матушкой Гриффит.
Кто-то хихикнул.
- Но так оно и есть, - жалобно подтвердил мистер Кочевелу.
- Ну, вот и все, - заключил мистер Мортон, и тут вскочил Криспин.
- Но мы тоже не исключение! Все должны представиться! - Он скованно вытянул руки: - Эй, мистер Коркунов! Привет! У меня было такое суматошное утро! - прорычал он, как настоящий медведь Брофи.
Мона хихикнула и зааплодировала.
- И еще я хотел сказать, что Криспину Деламару не терпится начать работать с вами.
Он сел. Поднялась краснеющая Мира.
- Я Мира Сурейя и тоже рада работать с вами!
- И через шесть месяцев мы ожидаем ребенка! - добавил Криспин.
Мира смущенно закрыла лицо руками. Но, к ее удивлению, люди зааплодировали. Она обвела взглядом смеющиеся лица. Все они были счастливы за нее!
* * *
- Да нет, тут никто ничего такого не думает, - заверила Матушка Гриффит, уводя их по коридору. - По крайней мере, никто не видит в этом ничего особенного. Говорят, на Земле больше не рожают детей. Да и неудивительно: с такими-то штрафами! Я родила своих в Кельтской Федерации, когда разрешения не требовалось. Теперь все иначе. Позор, скажу я вам! Не вернулась бы на Землю, даже если бы мне приплатили.
- А где люди достают… ну, там, одежду, мебель? - осведомился Криспин.
- И пеленки, - поддакнула Мира.
- Заказывают по каталогам. Или покупают в магазине на Базе Поселения. Не беспокойтесь. Через двадцать четыре недели мои мальчики достроят Торговый центр. Он будет огромным! Наконец-то товары первой необходимости будут продаваться по приемлемым ценам. Неплохая мысль, верно? А когда появится ваш следующий, все будет еще лучше.
- Следующий? - пролепетала Мира. Криспин пожал плечами.
- Вот мы и на месте, - гордо объявила Матушка Гриффит и потянула за рычаг. Огромная дверь с шипением отъехала в сторону и сложилась.
Их встретил поток прохладного свежего воздуха, совсем как на Земле. Они переступили порог и оказались на площадке, разделенной воздушным мостом с такой же площадкой на противоположной стороне. Позади с шипением закрылся портал.
- Гриффит Тауэре!
- Блестяще! - воскликнул Криспин, подходя к перилам и глядя вниз.
Мира последовала его примеру, но тут же отпрянула. Десятью этажами ниже был открытый атриум с фонтаном и маленькими зелеными штучками, разбросанными вокруг. Над атриумом возвышался скромный купол, пропускавший дневной свет.
- Там, внизу, розовый сад, - довольно объявила Матушка Гриффит. - И деревья тоже, можете представить? Не пожалела никаких денег. Не терпится увидеть, что будет делать американская секвойя при нашем тяготении. Конечно, сейчас вид у нее не очень, но, дорогие, подождите несколько сезонов!
- О, нет, все очень мило, - поклялся Криспин, и Мира поборола свой страх высоты, чтобы сделать вторую попытку.
Нужно признать, место выглядело совсем неплохо. Для строительства использовались бетонные отливки розовых и терракотовых оттенков, полы были из тесаного и полированного камня цвета бычьей крови. На всех балконах красовались затейливые перила кованого железа, с которых свисали корзинки, наверняка предназначенные для будущих растений. Возможно, ползучих, покрывающих лерила этаж за этажом…
Но перед глазами Миры вдруг встал образ Мальстрема, беспощадного водоворота. Женщина отскочила и выдохнула:
- Гриффит Тауэре, вы сказали? Значит, будут добавляться новые этажи?
- Богиня тебя благослови, нет, дорогая. Это слишком опасно, даже если мы достроим Большой купол. Но нельзя же было назвать стройку Гриффитовой ямой? Все будет выглядеть лучше, когда уберут строительный хлам, - пообещала Матушка. - Придется несколько месяцев потерпеть шум, но все закончат к тому времени, когда появится малыш. Зато ваша квартира готова. Идите смотрите.
Она повела их по площадке к двери, рядом с которой оказалось первое увиденное ими на Марсе окно: нечто вроде большого иллюминатора. Матушка Гриффит постучала по нему костяшками пальцев:
- Думали, что никогда не встретите ничего подобного? Тройной ферроперспекс. Даже если что-то случится с куполом, вам ничего не грозит. Разумеется, если не открывать чертову дверь, - жизнерадостно добавила она и нажала ладонью панель. Дверь открылась.
- Перед уходом необходимо запрограммировать ее на отпечатки ваших пальцев.
Они вошли в небольшую комнату с низким потолком и множеством встроенных полок, хотя точнее было бы сказать «вплавленных»: все было сделано из вездесущего розового, отполированного до блеска бетона - от развлекательной панели до опоясывающей помещение скамьи. Нигде ни кусочка дерева. Несколько предметов меблировки изготовлено из кованого железа. Дизайнеры честно пытались создать некое подобие уюта: на полу лежал большой восточный ковер, скамью устилали яркие подушки.
- Это гостиная, - объявила Матушка Гриффит. - Кухня и ванная вон там - да-да, настоящая отдельная ванная, с горячей водой и всеми прибамбасами! Все по последнему слову! А это - спальни. Они смежные. Подумала, что из одной вы захотите сделать детскую. Смотрите скорее!
В каждой комнате вместо двери оказались переходные шлюзы. Они вошли в спальню и ахнули: кровать была заглублена в пол и стояла под отдельным прозрачным куполом.
- Опять же последнее слово, - гордо объявила Матушка Гриффит. - Если что-то случится, под маленьким куполом вы окажетесь в безопасности. Там имеется запас воздуха.
- Что-то случится? Но что может случиться? - встрепенулся Криспин.
- В наще время, пожалуй, ничего особенного, - отмахнулась Матушка Гриффит. - А как только закончат Большой купол, я вообще не жду особых катастроф. Если разразится очередная «Клубничка», буря все равно не сможет сравнять это место с землей: вот главное преимущество подземного строительства. Хотя на атриум может обрушиться пара валунов, так что лучше принять меры предосторожности. И вот уже пять лет, как нас миловал астероидный дождь, так что…
- Астероидный дождь?
- О, это бывает крайне редко, - поспешно заверила Матушка Гриффит. - Так что нечего тревожиться о подобных пустяках. К тому же сейчас строят десятки орбитальных платформ с лазерными пушками и базы на Фобосе и Деймосе. Умные парни начеку и готовы перевести все эти мерзкие штуки на другую траекторию, если только не удастся распылить их на мелкие частицы! Так всегда и бывает.
Нет, единственное настоящее неудобство - это пыль. Пыли здесь полно.
- Но, - пробормотала Мира, - предположим все-таки, что начался астероидный дождь и пробил купол атриума!
- Мы потеряем розовый сад, - вздохнула Матушка Гриффит. - И, полагаю, всякого, кто оказался достаточно глуп, чтобы выйти туда без маски, но это Эволюция-в-Действии, как мы обычно говорим. Поверьте, при закрытой двери вам ничто не грозит.
- Но мы же окажемся в ловушке! - воскликнул Криспин.
- Ничуть! В кухне есть задвижка, дверь открывается в технический лаз. Ведет прямо в «Королеву Марса», так что вы просто сядете за столик и выпьете по пинте пива, пока Команда по чрезвычайным ситуациям разбирается с обстановкой… А вы ожидали встретить в канализации инопланетян со стальными зубами? Ни одного не найдете, кроме разве парня в костюме Тарса Таркаса, который в День Барсума приносит подарки детям, - твердо объявила Матушка Гриффит. - А теперь пойдем поглядим на детскую.
* * *
Мира вместе с Эксин и Моной ожидала за сценой. На девушках были одинаковые черные трико. Им уже наскучило торчать без дела целые четверть часа. Напротив, на складных стульях, спокойно сидели Альф и Кочевелу, ожидая своего выхода.
- Не пойму, почему нам нельзя говорить вживую? - пожаловалась Мона. - Я постоянно упражняю голос и способна петь несколько вечеров подряд, да к тому же громко.
Тогда он не смог бы вставить звуковые эффекты, - пояснила Эксин. - Так будет еще громче. Представляешь: пугающие, нечеловеческие звуки.
Мира неловко переступила с ноги на ногу. Трико было ей немного тесно. И, наверное, живот выпирает. Трудно думать о себе как о пугающей, нечеловеческой силе природы с ребенком внутри.
- Я слышала первый вариант, - вмешалась она. - Просто потрясающе. Там столько звуковых эффектов вперемешку с музыкой, и все искажено до неузнаваемости, а потом становятся слышны наши голоса на фоне отрывка из Филипа Гласса, и они кажутся совершенно неземными.
- Тогда, полагаю, все в порядке, - кивнула Мона. Эксин нетерпеливо топнула ногой и сделала мостик.
- Когда этот По собирается затянуть свой зад в костюм? - буркнула она.
С правой стороны сцены вошел мистер Мортон и взмахнул руками.
- Простите! Простите все! Мистер Скузен готов. Прошу занимать места.
Мира сосредоточилась и вообразила себя несущей смерть богиней, созданием бури, стеной черной, как агат, воды, пожирающей все на своем пути… или астероидом, летящим через темную, холодную бесконечность космоса…
Но тут вошел мистер Скузен, загримированный под Эдгара Аллана По, и Мира ужаснулась при мысли о том, какое количество белого тона ему пришлось использовать. Однако манера держаться и большие, печальные, темные глаза создавали определенный образ. Он медленно подошел к своему месту, повернул маленькие гитлеровские усики в сторону публики и начал:
- «Будет вам чудить, - сказал мой проводник».
- Ваша реплика, мистер Деламар, - окликнул мистер Мортон. Криспин в полном гриме выскочил на сцену, потирая руки:
- «Ведь я только затем и привел вас сюда, чтобы показать место того происшествия, о котором я говорил, потому что если хотите послушать эту историю, надо, чтобы вся картина была у вас перед глазами!» - прокудахтал он, подпрыгивая так высоко, что почти столкнулся с голокамерой.
Мира поежилась. Мистер Мортон поднес ко рту белые руки, словно желая заглушить досадливый вопль, но не издал ни звука. Мистер Скузен, явно растерянный, круто обернулся.
- «Гора, на вершине которой мы с вами сидим, называется Хмурый Хельсегген. Теперь поднимитесь немного повыше… и посмотрите вниз, вон туда, за полосу туманов под нами, в МО-О-ОРЕ», - взвыл Криспин.
Мона подавила смешок. Мистер Скузен откашлялся, не смея, по всей видимости, выразить неодобрение вслух, и заговорил:
- «Я посмотрел, и у меня потемнело в глазах… Нельзя даже, и во-
образить себе более безотрадное, более мрачное зрелище. Направо и налево, насколько мог охватить глаз, тянулись гряды отвесных чудовищно черных нависших скал, словно заслоны мира. Их зловещая чернота казалась еще чернее из-за бурунов, которые, высоко вздыб-ливая свои белые страшные гребни, обрушивались на них с неумолчным ревом и воем».
Он говорил отчетливо спокойно и совершенно соответствующим тексту тоном.
Мистер Мортон забыл дать музыку, но помощник режиссера, жених Моны, который догадался поменяться с другим шахтером, чтобы приглядывать за возлюбленной, вовремя опомнился и включил звук.
Зловещие аккорды наполнили воздух: тревожные потоки фуги соль-минор Баха, служившие фоном для измененных электроникой голосов.
- Bay, это мы? - прошептала Мона.
- Звучит здорово! - удивилась Эксин.
- Леди, наш выход, - напомнила Мира, и они выпорхнули из-за кулис, мрачные и злобные, как три ведьмы в шотландской пьесе, и одновременно соблазнительные, как русалки в «Питере Пэне», и смертоносные, как Стражницы в «Шимту». Обнявшись, они встали в круг, и глаза Эксин беспокойно блеснули.
- Я кого-то убью, - произнесла она вполголоса.
- Это дух местности, - сказала Мира, стараясь держаться подальше от нее.
Они кружили и кружили во все сгущавшемся молчании.
- Реплику! - попросил наконец Криспин.
- «Вы слышите чо-нить? Не замечаете никкой перемены в воде?» - подсказал Альф.
- «Вы слышите что-нибудь? - повторил Криспин, подскакивая к мистеру Скузену и дергая его за рукав. - Не замечаете никакой перемены в воде»?
- Тьфу! - сплюнула искренне возмущенная Мона. - Да он ужасен!
- О, дорогой мистер Деламар! - взмолился мистер Мортон. - Мистер Деламар, боюсь… это не совсем то, что я имел в виду.
- Простите? - переспросил Криспин, выпрямляясь. - О! Слишком развязно, не так ли? Придется немного сдержаться.
- Да, пожалуйста, - кивнул мистер Мортон. - Продолжайте. Ваша реплика, Чиринг.
Мистер Скузен набрал в грудь воздуха и начал:
- «Старик еще не успел договорить, как я услышал громкий, все нарастающий гул».
Мистер Мортон рассеянно махнул рукой, и Дерк прибавил звук. Мистер Скузен повысил голос.
- «Водная ширь, изрезанная, изрубцованная тысячью встречных потоков, вдруг вздыбилась в неистовых судорогах, шипела, бурлила, свистела, закручивалась спиралью в бесчисленные гигантские воронки и вихрем неслась на восток… Откуда-то появились громадные полосы пены, которых раньше совсем не было. Эти полосы разрастались, э… вбирая в себя… э-э-э…»
- «Вращенное движене усевших водворотов», - подсказал Альф.
- Спасибо. «Вращательное движение осевших водоворотов, словно готовясь стать очагом нового, более обширного… Я смотрел на гладкую, блестящую, черную, Как агат, водяную стену, которая бешено вращалась стремительными судорожными рывками й оглашала воздух таким душераздирающим воем, какого даже могучий водопад Ниагары никогда не посылает к небесам… Гора содрогалась до самого основания, и утес колебался».
Мистер Скузен глянул на Криспина.
- «Это, конечно, и есть, - воскликнул он, - великий водоворот Мальстрем?»
Криспин подался вперед и,пропищал самым отвратительным фальцетом Губки Боба:
- «Я расскажу вам одну историю, которая убедит вас, что я-то кое-что знаю о Мальстреме. Ха-ха-ха!»
- О, боже милостивый, - ахнул мистер Мортон.
* * *
- Я не думал, что был настолько плох, - униженно пробормотал Криспин.
Они сидели вдвоем в своей современной кухне над кружками заваренного по-марсиански чая. На поверхности плавали желтые островки расплавленного масла. Но чай удивительно успокаивал нервы.
- Не совсем так, - утешила Мира. - Только, видишь ли… это не комедия, дорогой.
- Но вполне могла быть комедией, - возразил Криспин. - И я сумел бы сыграть так, чтобы все смеялись. Почему остальные не видят юмора в этой ситуации? Почему люди так невозмутимы? Ведь жизнь на самом деле вовсе не так уж серьезна.
- В отличие от искусства, - напомнила Мира. - И это очевидно.
- Тот здоровый парень, Альф, просто поразителен. Знаешь, мы потолковали с ним о его приключениях. Настоящий кошмар. Сколько же ему пришлось пережить! Но он выстоял, чтобы теперь рассказать мне обо всем. Слышала бы ты его: «Вот лежу я здеся, под кучей песка, и думаю: как, черт возьми, мине теперича узнать, выиграл «Арсенал» или нет, и с каким щётом? Вот я и рассудил, что неплохо бы раздобыть лопату или чего-то такое, только лопаты тама не было, поэтому я отдербанил тувалетное сиденье и стал им рыть».
Представляешь, у него ушел целый день на то, чтобы освободиться! - восторженно воскликнул Криспин. И он еще смеется над собственными бедами!
- Здорово ты его изобразил! В точности его выговор! - похвалила Мира.
- Эти люди живут на грани гибели, живут постоянно и умудряются относиться ко всему, как к шутке, - продолжал Криспин, складывая руки в подражание Матушке Гриффит, и хитро посмотрел на Миру.
- О, моя богиня, неужели такая мелочь, как астероидный дождь, барабанящий по чертовой планете, способна потревожить тебя? Не обращайте ни на что внимания, дорогие, и заходите в «Королеву» на кружечку пивка! - подхватила Мира.
- Так почему Мортон не видит, насколько новаторским является мое истолкование пьесы? Публика захлебнется от смеха!
- Не знаю, - с сомнением протянула Мира. - Понимаешь, таково его видение. И это его театр. Кроме того, все эти люди были ужасно добры к нам.
- Полагаю, это означает, что я не могу отказаться от спектакля, - вздохнул Криспин, украдкой поглядывая на Миру, очевидно, в надежде, что ему позволят отказаться от спектакля.
- Не можешь, - твердо ответила Мира. - Не то что в прошлый раз, когда ты не пожелал играть в «Анне Карениной». Тогда мамочка одолжила нам денег на ремонт машины. И это не тот случай, как с шоу «Из хроник рейнджеров во времени», когда тетка упомянула тебя в завещании. И это не способ протянуть до того момента, пока один из нас подрядится на съемки рекламного ролика. Ты прав: уходить нельзя. Ни тебе, ни мне. Вспомни, почему мы оказались здесь.
- Знаю, - вздохнул Криспин, печально уставившись на Миру. - Жизнь наконец нас настигла и вот-вот засосет в водоворот. Теперь мне придется стать взрослым, верно?
- Взрослым? - рассмеялась Мира, хотя глаза щипало от слез. - Криспин, да ты в самом водовороте приключений, на чертовом Марсе! Живешь в квартире из «Звездных войн» под поверхностью чужой планеты! Наш малыш будет уверен, что у Санта-Клауса четыре руки и волчьи клыки. Думаешь, взросление - это так скучно?
Криспин стыдливо хихикнул.
- Нет-нет, все совсем не так! Если я - покоритель Марса, то непременно должен быть в скафандре, с космическим кораблем на заднем плане, а мой чисто выбритый подбородок упрямо выдвинут вперед…
Он вызывающе вскинул подбородок. И это было так смешно, что Мира невольно расхохоталась. Криспин вскочил на стол и принял гордую позу.
- И в каждом кулаке у меня по лучевому пистолету. Я стреляю, и инопланетные твари валятся штабелями - др-р-р! Ой! Умри, космическая шваль! Вперед, мои соратники! Это Звездный Командор Деламар! Проклятье тебе, землянин!
А к моей ноге льнет шикарная крошка, совсем голая, если не считать космических драгоценностей, стратегически расположенных в нужных местах. Крошку играет прекрасная и экзотичная Мира Сурейя!
Он гордо улыбнулся Мире.
- А она будет беременной?
- Ну, конечно! - заверил Криспин, спрыгивая вниз и целуя ее. - Нужно же как-то населять планету!
* * *
- Остались только стоячие места! - выдохнул мистер Мортон, нервно грызя ногти. - Взгляните! Только взгляните на них!
Кочевелу осторожно посмотрел в щель между полотнищами занавеса. В переднем ряду восседала Матушка Гриффит со› сложенными на груди руками. По обе стороны от нее располагалась прислуга кабачка.
Позади, до самого последнего ряда, сгрудились шахтеры и откатчики. Некоторые успели умыться, причесаться и переодеться в лучшие костюмы для внутренних помещений, остальные только явились со смены и все еще оставались в скафандрах или шахтерских робах, с которых на фиолетовый ковер летела красная пыль.
- Хе! - воскликнул Кочевелу, отступая. Вынув из внутреннего кармана фляжку, он передал ее Мортону. Тот сделал глоток и закашлялся.
- Вот видишь, если бы ты продавал билеты, как я тебе советовал, мог бы сколотить небольшое состояние.
- Нет! На Земле эти бедняги никогда не получат доступа к вещам, считающимся там роскошью. Я не лишу их такого шанса здесь, на Марсе, - запротестовал мистер Мортон. - Все виды искусства должны быть бесплатными. Если бы только…
- Если бы только?
Кочевелу сунул фляжку в карман и уставился на друга. За сценой было темно, и напоминающий очертаниями палочку лакрицы силуэт мистера Мортона различался весьма смутно. Неестественно бледное лицо, казалось, плавало над ним, как маска Трагедии.
- Если бы только все обходилось без участия человеческого фактора, - скорбно заявил он.
- А! Ты об этом земном таланте? Кочевелу пожал плечами.
- Ну и что, даже если мальчишка - сущий кошмар. Этот сброд все равно лучшего не видел.
- Тут ты прав, - признал мистер Мортон. - Но я… я построил этот театр. И моя многолетняя мечта вот-вот должна исполниться. Я шел к этому всю жизнь. Пойми, Морис, я драматург. Мои актеры собрались, мой Храм искусств заполнен до отказа, и…
- И?
- Что если я разочаруюсь?
В глазах мистера Мортона стояли слезы.
Кочевелу, поглаживая бороду, изумленно воззрился на мистера Мортона.
- Так что же? - высказался он. - Ты не первый, с кем это случится, верно? И в конце концов, речь идет не о твоем счастье, а о том, чтобы дать им всем, здесь, на фронтире, нечто такое, что хотя бы на время отвлекло бы их мысли от смерти.
- Конечно, ты прав, - согласился мистер Мортон, вздыхая, - но это кошмар осуществленной мечты! Он должен продолжаться, не так ли? И никакого шанса взмахнуть волшебной палочкой и превратить мой театр обратно в фиолетовую пыль с неограниченными возможностями?
- Никакого, - подтвердил Кочевелу. - Шоу должно продолжаться, и ты сидишь в маленькой лодке, готовой вот-вот низвергнуться в водоворот. Будем надеяться, на дне найдется что-нибудь стоящее.
- Десять минут до начала, мистер Кочевелу, - предупредил Дерк.
- О, господи, - прошептал мистер Мортон и побежал было за кулисы, но тут же вспомнил, что должен произнести приветственную речь, и метнулся обратно. Кочевелу направился в маленькую гримерную, которую делил с Альфом. Альф старательно намазывал подбородок клеем, готовясь прилепить фальшивую бороду.
- Тебе стоило бы отрастить настоящую, - заметил Кочевелу, гордо взбивая свою бороду.
- Не могу, - уныло пожаловался Альф, глядя на него в зеркало. - Это из-за лекарствов, которые мине скормили в больнице.
- Ты никогда не сможешь иметь бороду? - поежился Кочевелу.
- Да я особо не страдаю, - отмахнулся Альф, приклеивая фальшивую бороду. - Зато не щекотится.
- Ладно, - кивнул Кочевелу, хлопнув его по плечу. - Мы сейчас начинаем.
Мира неподвижно стояла за кулисами, копя в себе все отчаяние и гнев, на которые была способна. Эксин ходила крошечными кругами, бормоча: «Убей, убей, убей». Мона возилась с тростью, поправляла привязанные ленты, и, размахивая ею, любовалась цветными извивами.
- Эта мне не нравится, - прошептала она. - Можно обменять на твою?
Мира молча кивнула и отдала ей свою трость. Она устала. У Криспина был тяжелый случай сценической лихорадки перед спектаклем, и эту ночь он почти не спал. И хотя старался не будить ее, каждый раз, когда вставал или ложился, шипение воздушного замка немедленно возвращало ее к действительности и вселяло уверенность, что астероид летит прямо на Гриффит Тауэре.
Жидкие аплодисменты в переднем ряду, мистер Мортон откашливается.
- Добро пожаловать, друзья. Мы открываем первый сезон в Центре искусств Эдгара Аллана По. Будущие поколения марсиан будут вспоминать вечер, когда муза Трагедии спустилась на нашу каменистую почву, и они, без сомнения…
* * *
Из гримерной вышел Криспин. Даже под гримом его лицо выглядело бледным и осунувшимся. В цветных огнях его фотореактивная борода и парик отливали черным, белым и снова черным. Он встал рядом с Чирингом и кивнул.
- Как там, в зале?
Чиринг поднял большие пальцы.
- Вот здорово, - с вымученной жизнерадостностью пробормотал Криспин и принялся подпрыгивать на носочках.
- Энергия, энергия, энергия, собирайся, а-а-а, и-и-и, у-у-у, о-о-о! Беги, беги, беги! Он сжал кулаки и принялся бегать на месте.
- Что вы делаете? - прошептал Чиринг.
- Заряжаюсь энергией, - пропыхтел Криспин, ускоряя шаг. - Верный способ унять нервы. Йо-хо-хо!
И он, как всегда, завершил упражнения балетным прыжком.
К несчастью, Криспин забыл о марсианской силе тяготения. Поэтому он взмыл в воздух и врезался лбом в прожектор с голубой подсветкой, который при столкновении с его черепом зазвенел, как гонг. Криспин без единого звука мешком рухнул на пол.
- Мистер Деламар! - в ужасе ахнул Чиринг, подбегая к упавшему.
- Что тут творится? - спросил Кочевелу, высунувшись из резной рамы, призванной символизировать рыбачью лодку. - Да он что, напился?
- Нет!
Чиринг упал на колени и безуспешно похлопал Криспина по щекам.
- О, нет, мистер Деламар. Только взгляните, он рассек голову… сколько крови…
- Что тут…
Из левых кулис появилась Мона, увидела Чиринга и сдавленно взвизгнула.
- В чем дело? - испуганно спросила Мира.
- Чиринг и твой муж подрались! Он сбил его с ног! - завопила Мона.
- Кто кого сбил с ног?
Мира пролетела по сцене в сопровождении Эксин, которая, подскочив к Чирингу, размахнулась и врезала бедняге наотмашь. Чиринг взвыл, пошатнулся и панически взмахнул руками.
- За что вы меня? Он сам ударился о прожектор!
- Крис! - вскрикнула Мира, вставая на колени рядом с неподвижным Криспином. - О, бэби… господи, кто-нибудь, вызовите «скорую»!
- Какую «скорую»? - удивился Кочевелу, вылезая из импровизированной лодки.
- Так из-за чего вы подрались? - допытывалась Мона у Чиринга.
- То есть как это - какую «скорую»? - в ужасе ахнула Мира.
- Вовсе мы не дрались! - безуспешно оправдывался Чиринг.
- Я хотел сказать, что у нас нет никакой «скорой», - пояснил Кочевелу и, тоже встав на колени, поднял веко Криспина. - Не волнуйтесь, мэм. Он сейчас придет в себя. В офисе Мортона есть топчан. Мы положим его там, пока не протрезвеет.
- Но он не пьян!
- А спектакль? - напомнила Мона.
Все это время на заднем фоне звучала речь мистера Мортона, которая постепенно стала затихать. Послышались нестройные аплодисменты, и на месте действия появился мистер Мортон.
- Какого дьявола тут творится?! - рявкнул он, но, увидев неподвижного окровавленного Криспина, вытаращил глаза.
- Он подпрыгнул, ударился головой и упал без сознания, а я не имею ко всему этому никакого отношения! - взорвался Чиринг, тыча пальцем в прожектор с голубой подсветкой. - Вот он, этот прожектор!
Из мистера Мортона словно вышел весь воздух. Он бессильно повалился на колени.
- Ничего, дорогой, все обойдется, - утешил Кочевелу и, вытащив фляжку, сунул в онемевшую руку друга. - На-ка, выпей. А ты, Альф, помоги унести старого медведя Брофи в офис мистера Мортона.
- Но спектакль! - возопила Мона.
- Да, - поддержала Эксин. - Что нам делать?
Лицо мистера Мортона заливали слезы. Молча покачав головой, он поднес к губам фляжку.
- Альф знает роль! - вдруг воскликнула Мона. - Он знает все роли.
Все, включая самого Альфа, наградили ее уничтожающими взглядами. Из зала донесся отчетливый возглас:
- Ну? Так мы сегодня увидим что-нибудь?
- Похоже, сынок, придется играть тебе, - объявил Кочевелу и, нагнувшись над Криспином, оторвал фальшивую бороду. Но когда стянул парик, оказалось, что он полон крови. - О, черт! Вот, не ожидал…
Мира вскочила и угрожающе надвинулась на него.
- Мне все равно, как вы это сделаете, - прошипела она, - но вы немедленно доставите моего мужа в любую здешнюю больницу, прямо сейчас.
- Да, мэм, - пробормотал Кочевелу, отступая. Не успел никто опомниться, как он сунул парик и бороду в руки Альфа, повернулся и умчался прочь так быстро, словно за ним гнались. Мира снова встала на колени рядом с Криспином, взяла из рук Эксин пачку бумажных салфеток и прижала к ране.
- Голова всегда сильно кровоточит, - ободряюще заметила Эксин. - Ничего страшного, уж поверь, я знаю.
- Эй, вы там! - прокричал кто-то из публики. - Нам что, сидеть здесь всю ночь?
- Я должен был предвидеть, что такое случится, - провозгласил трагически спокойный мистер Мортон. - Сейчас начнется скандал с дракой, я это предвижу!
- Нет! Шоу должно продолжаться, верно? - заявила Мона. - Давай, Альф! Смотрите, мистер Мортон, как славно он выглядит в бороде мистера Деламара! А вы можете нацепить его бороду и сыграть младшего брата, потому что у того нет реплик…
- Поднимайте чертов занавес! - крикнул кто-то из зрителей.
- Я немедленно выйду и станцую для них! - самоотверженно заявила Мона.
- Черта с два, девочка моя! - отрезала Матушка Гриффит, протискиваясь за сцену в сопровождении Кочевелу, но при виде Криспина ахнула и всплеснула руками: - Богиня! Почему вы не отправили его в клинику, идиоты этакие?
Зрители дружно запели: «Почему мы ждем?» Матушка Гриффит повернулась и, раздвинув полотнища занавеса, высунула голову в зал.
- Заткнитесь вы все, тут у нас раненый! - завопила она. - Манко! Тек! Давайте сюда, помогите нам!
Усмиренные зрители мгновенно смолкли. Двое служащих Матушки Гриффит перелезли через рампу и появились за кулисами. Вскоре Криспин уже был перебинтован и привязан к стулу. На него надели, маску и понесли по Трубе. Впереди вышагивала Матушка Гриффит.
- Интересно, из-за чего они подрались? - прошептал шахтер откатчику.
- Я слышал, эти голливудские типы - горячие штучки, - прошептал в ответ тот.
Суматоха и крики за занавесом постепенно смолкли. На несколько секунд занавес повис так безжизненно, словно его складки были вырезаны из камня. Потом он медленно поднялся, открыв Эдгара Аллана По, стоявшего на скале, на фоне задника, изображавшего хмурое небо и почерневшее море. Герой был покрыт потом и выглядел жалким и испуганным. Умоляюще глядя в зал, бедняга начал:
- «Будет вам чудить, - сказал мой проводник».
Из-за кулис выступил старик, тяжеловесный гигант, весьма напоминавший оживший холм. В его глазах вспыхивал тревожный свет. В прядях белой бороды краснели капли крови.
Он глянул на По и спокойно произнес:
- «Ведь я для того и привел вас сюды, штобы показать место того прашествия, штобы вся картина была у вас перед глазами. Теперь подымитесь-ка повыше и гляньте вниз, вон туда, за полосу туманов под нами, в море».
Старик словно усох и съежился прямо на глазах изумленной публики. Облизнув потрескавшиеся губы, он продолжал:
- «Я посмотрел, и у меня потемнело в глазах; я увидел широкую гладь океана густого черного цвета… Нельзя даже и вообразить себе более безотрадное, более мрачное зрелище».
Мира, скорчившаяся на стуле, почувствовала, как Эксин вцепилась ей в плечо.
- Пойдем. Наша очередь, - позвала она. Какая разница? Можно и пойти…
Мира машинально поднялась. Шоу должно продолжаться.
Вслед за остальными она вышла в потусторонний свет, под звуки потусторонней музыки, вкладывая в каждый шаг всю безнадежность, которая в этот момент ею владела. Мать-кошка, пытающаяся отыскать безопасное место, чтобы спокойно родить котят. Но безопасного места не находилось…
Ее и Криспина поглотил нарастающий прилив истории. Два эмигранта, такие же, как множество остальных, вынесены бесконечным течением жизни в полнейшую неизвестность. Некоторым, выброшенным на дальний берег, повезло стать основателями новых поколений… другие не пережили первой зимы, их имена забыты.
Шествуя по кругу, она глянула в зал и внезапно вернулась к реальности, увидев зачарованные, восхищенные лица. Похоже, все зрители увлеченно наблюдали за тем, как разворачивается действие. Многие подались вперед, сжимая подлокотники кресел.
Подумать только, они захвачены пьесой!
В этот момент Альф спустился со скалы в голубой круг света, и его борода и волосы потемнели. Возможно, такой сценический эффект ему нравился. А вот и хлипкое суденышко, которое толкают Кочевелу и мистер Мортон. О нет, только взгляните: фальшивая борода сбилась набок под самым подбородком мистера Мортона! Сейчас зрители начнут смеяться!
Но зрители почему-то молчали. Альф продолжал свою речь, не меняя интонаций, так что собравшимся приходилось напрягать слух, однако его произношение совсем не казалось им странным или комичным.
- «В тот же миг оглушительный грохот волн совершенно потонул в каком-то пронзительном вое, - представьте себе несколько тысяч пароходов, которые все сразу вместе гудят, выпуская пары. Мы очутились теперь в полосе пены, всегда окружавшей водоворот, и я подумал, что нас, конечно, сейчас швырнет в бездну, которую мы только смутно различали, потому что кружили над ней с невероятной быстротой. Шхуна наша как будто совсем не погружалась в воду, а скользила, как пузырь, по поверхности зыби.
…Лунные лучи, казалось, ощупывали самое дно пучины; но я по-прежнему не мог ничего различить, так как все было окутано густым туманом, а над ним висела сверкающая радуга…
Когда мы оторвались от верхнего пояса пены и очутились в бездне, нас сразу увлекло на очень большую глубину, но после этого мы спускались отнюдь не равномерно. Мы носились кругами, но не ровным, плавным движением, а стремительными рывками и толчками, которые то швыряли нас всего на какую-нибудь сотню футов, то заставляли лететь так, что мы сразу описывали чуть не полный круг».
И почему бы зрителям не увлечься? Это их история. Они слышат такие каждый день. Все пережили нечто подобное, здесь, на чужой земле. Безжалостные дюны, готовые похоронить вас, удушающие отходы, замораживающие человека до состояния ледяной статуи, бомбы, с ревом слетающие со звезд, чтобы вбить вас в сухую землю и превратить в изломанную куклу. Это Марс во всей своей привычной злобе и недоброжелательности, где всего одна небрежность, одна ошибка означает немедленную смерть, а в результате - высушенный холодом труп, который показывают ахающим туристам.
Мира вскинула руки и стала танцевать. Остальные девушки кружились вместе с ней. Они были черными богинями, вестницами кошмара, они были Парками, невестами Смерти в этом безрадостном месте.
Не забывай, мы всегда стоим у тебя за плечом…
Зрители таращились на сцену с открытыми ртами. Они дружно подались вперед, когда первого, а затем и второго матроса потянуло вниз, увлекая в гибельные пучины.
Наконец на сцене остался только Альф. Его круглое лицо блестело от пота, в глазах стыл подлинный ужас пережитого, а голос понизился до хриплого полуночного шепота, который тем не менее был слышен во всех уголках зала.
- «Меня подобрали старые приятели и товарищи, но они не узнали меня, как нельзя узнать выходца с того света. Мои волосы, еще накануне черные, как смоль, стали, как сами видите, совершенно седыми… Я потом рассказал им всю эту историю. Но они не поверили мне. Теперь я рассказал ее вам».
За последними словами Альфа последовала полная тишина. Свет медленно погас.
Наконец раздались нерешительные хлопки, которые быстро переросли в громовую овацию. Зрители вскочили на ноги и восхищенно вопили. Дамы удивленно переглядывались. Мистер Мортон, почти не отрывавшийся от фляжки с самого момента ухода со сцены, поднял затянутые хмельной дымкой глаза.
- Господи боже! - промямлил он. - Им понравилось! Он выпрямился во весь рост и едва не упал.
- Выходим на вызовы! Давайте быстрее! Все сюда! - крикнул он, размахивая руками. Мира поймала его пальцы и потянула за собой. В результате мистер Мортон оказался между Альфом и Кочевелу, близоруко моргая в свете рампы.
Мира сжимала ладони Моны и Эксин, чтобы удержаться на нетвердых ногах. Теперь зрители топали так энергично, что в воздухе стояла ржавая пыльная дымка. Лица людей заливали слезы, прокладывая черные или белые борозды сквозь красную пыль.
Кто-то проталкивался сквозь толпу. Матушка Гриффит добралась до первого ряда, что-то крича, стараясь перекрыть шум, но ее совсем не было слышно за лихорадочными воплями.
- Он в порядке, - прошептала она Мире одними губами и, чтобы та лучше поняла, сложила колечком большой и указательный пальцы, после чего, широко улыбнувшись, подмигнула. Мона обняла Миру. Эксин дружески хлопнула подругу по плечу. Немного больно, конечно, но Мира почти не заметила.
Потому что ее малыш танцевал.
* * *
Криспин сидел на больничной койке в дурацкой рубашке с медвежатами и пил сок из пакета. Голова была забинтована, но румянец уже вернулся на щеки.
- Знаешь, получился настоящий хит, потому что меня там не было, - с сожалением вздохнул он. - Вот уж повезло, так повезло! Это действительно подарок судьбы!
- О, дорогой, я знаю, что ты был бы великолепен, - заверила Мира, поправляя ему повязку.
- Нам сказали, что посещения разрешены! - объявила Мона, появляясь в палате вместе с Эксин. - Ты убежала, не успев получить подарки! Надеюсь, вам лучше, мистер Деламар? Смотрите, что Дерк для нас сделал. Ну не лапочка ли он? Целых три штуки!
Она приложила к себе широченный свитер, на груди которого красовалась машинная вышивка: МАЛЬСТРОМЕТТКИ.
- Правда, смешно? Только вот неизвестно, по какой причине все они вот такого размера: XXXL. Мой достигает колен, - пожаловалась Мона.
- Вот твои розы, - объявила Эксин, протягивая букет подруге. - Знаешь, сегодня вечером мне пять раз предлагали выйти замуж. Странно, не находишь?
- И знаете, что еще, мистер Деламар? - продолжала Мона. - Теперь мистер Мортон хочет поставить комедию и ждет только вашего выздоровления. Правда, здорово? Это какая-то потерянная или забытая пьеса о ком-то по имени Эрнест. Какого-то Оскара… Вальда. Кажется, мистер Мортон именно так его называл. Он как раз допивал третий бокал шампанского, так что я могла неверно понять.
- Комедия? - просветлел Криспин. В коридоре прозвенел звонок.
- Черт, это означает, что часы посещения закончены, - расстроилась Мона. - Идем, Мира, мы проводим тебя домой. Спокойной ночи, мистер Деламар.
- Я приду с утра пораньше, - пообещала Мира, наклоняясь, чтобы поцеловать Криспина, и на прощанье вынула розу из своего букета и осторожно просунула в горлышко графина с водой.
Шагая по Трубе с Моной и Эксин, она вдруг поняла, что совершенно не замечает запаха метана. Зато как ярко сияют звезды там, в вышине, над недостроенным городом!
Перевела с английского Татьяна ПЕРЦЕВД
© Kage Baker. Maelstrom. 2007. Публикуется с разрешения автора и ее литературных агентов: Linn Prentis Literary (США) и Агентства Александра Корженевского (Россия).

This file was created
with BookDesigner program
bookdesigner@the-ebook.org
28.07.2008


Бейкер Кейдж - Мальстрем => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга Мальстрем автора Бейкер Кейдж дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу Мальстрем своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Бейкер Кейдж - Мальстрем.
Ключевые слова страницы: Мальстрем; Бейкер Кейдж, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 Дестроер - 8. Империя террора